Регулирование деятельности иностранного банковского капитала за рубежом (1226)

Посмотреть архив целиком

Подход зарубежных правительств к регулированию деятельности иностранного банковского капитала определяется национальными интересами и зависит от ряда факторов. Если государство стремится привлечь в страну капитал вообще и банковский капитал в частности, расширить спектр банковских услуг, усилить конкуренцию в банковском секторе и т. п., оно проводит политику либерализации. Напротив, опасения утратить контроль за банковской сферой, чрезмерно усилить конкуренцию и тем самым нанести ущерб национальным банкам, способствовать захвату зарубежным капиталом ключевых позиций в ведущих отраслях промышленности или оттоку ресурсов за границу побуждают вводить ограничения на деятельность банков с иностранным участием.

Под воздействием этих факторов, а также особенностей экономической и политической обстановки в отдельных странах и складывается курс в отношении регулирования деятельности зарубежного банковского капитала. В большинстве развитых стран политика ограничения этой деятельности, характерная для первых послевоенных лет, под влиянием развития интеграционных процессов, укрепления национальных банковских систем, а также необходимости привлечения зарубежного капитала постепенно сменилась политикой предоставления филиалам и дочерним компаниям иностранных банков национального статуса.

Тем не менее в ряде стран - например, в Австралии, Аргентине, Дании, Исландии, Новой Зеландии, Норвегии, Финляндии, Швеции - до недавнего времени продолжали сохраняться существенные ограничения, а порой и полный запрет на деятельность банков с участием иностранного капитала.

Так, в Аргентине эти банки допускались только как торговые и инвестиционные. В Австралии до 1985 года участие иностранного капитала в местных банках ограничивалось 50 процентами, а участие в ведущих банках страны ("трейдинг бэнкс") запрещалось вообще. Хотя данные ограничения были сняты, для создания в Австралии банка с более чем 50-процентным зарубежным участием и до сих пор требуется одобрение Комитета по оценке зарубежных инвестиций, который стремится выявить потенциальные выгоды (или возможный ущерб) от деятельности такого банка для австралийских экономических интересов. В Дании длительное время сохранялись ограничения на долю зарубежного капитала в совокупном банковском капитале страны, которые были отменены лишь в 1974 году.









Участие зарубежных кредитных институтов в финских коммерческих банках было разрешено законом 1978 года, однако предельный размер такого участия устанавливался на уровне 20 процентов. При этом по-прежнему запрещалось открытие филиалов и отделений иностранных банков на территории Финляндии. В 80-е годы в этой стране происходила постепенная либерализация банковской деятельности, в том числе и деятельности иностранных банков, что объяснялось потребностью создания эффективно функционирующего кредитно-денежного рынка. В 90-е годы тенденция к либерализации усилилась в связи с необходимостью унификации национального законодательства и законодательства ЕС. В 1993 году фактически были сняты ограничения конкуренции в сфере банковских услуг, в том числе и конкуренции со стороны зарубежных банков. Эти меры были приняты после тщательного изучения состояния дел в банковской системе Финляндии, в ходе которого специалисты пришли к выводу, что серьезного обострения конкуренции следует ожидать лишь в некоторых сегментах рынка, тогда как "обычная" банковская деятельность вряд ли привлечет значительное число зарубежных инвесторов.

Длительные дискуссии по поводу либерализации деятельности банков с участием иностранного капитала велись в Норвегии. Уже в 1974 году эмиссионный банк страны - Норгес Банк - рекомендовал министерству финансов разрешить доступ на норвежский рынок небольшому числу зарубежных банков. Правительство отклонило это предложение, заявив, однако, что не возражает против открытия представительств иностранных банков в том случае, если они не будут осуществлять деятельность в сферах, охватываемых норвежским банковским законодательством. Лишь в феврале 1982 года министерство финансов создало комиссию для изучения состояния дел в банковской системе и исследования вопроса о целесообразности допуска зарубежных банков на норвежский рынок.

Комиссия, состоявшая из представителей банков, министерства финансов и банковского надзора, высказалась за положительное решение вопроса. Данный вывод обосновывался тем, что, с одной стороны, норвежская банковская система достаточно развита, чтобы выдержать натиск иностранной конкуренции. С другой стороны, зарубежные банки проявляли повышенный интерес в первую очередь к участию в финансировании освоения нефтяных и газовых месторождений, а привлечение иностранных инвестиций в эту капиталоемкую отрасль отвечало и интересам Норвегии.

В 1983 году к выводам комиссии присоединилось и правительство. В июне 1984 года состоялась острая полемика в стортинге (парламенте), который, в частности, рекомендовал министерству финансов изучить вопрос, не следует ли ограничить деятельность инобанков ипотечными операциями с недвижимостью, а также операциями с ценными бумагами. Тем не менее в конечном счете в законодательство о банках были внесены соответствующие изменения и зарубежным банкам были предоставлены в принципе те же права, что и норвежским. В то же время открытие рынка осуществлялось весьма осторожно. В соответствии с выводами комиссии, работавшей в 1982 году, было принято решение вначале допустить на внутренний рынок ограниченное число первоклассных зарубежных банков, которые уже имели длительные и прочные связи с норвежскими предприятиями и органами власти. Кроме того, в странах происхождения зарубежных банков норвежские кредитные институты на основе принципа взаимности должны были пользоваться свободой открытия своих филиалов.

Иностранные банки могли открывать на территории Норвегии лишь предусмотренные законодательством страны капитальные общества (акционерные компании), которые принадлежали как одному, так и нескольким зарубежным и иностранным банкам. Во втором случае инобанки должны были владеть более чем половиной капитала общества. При этом, как правило, доля в правлении иностранцев или норвежцев, живущих за границей, не превышала третьей части, а председателем правления обязательно становился норвежец, постоянно проживающий в стране. То же относилось и к составу наблюдательных советов.

Хотя банкам с участием зарубежного капитала в принципе предоставлялись те же возможности по ведению операций, что и национальным, однако на практике для них было осложнено, например, открытие отделений. Повышенные требования предъявлялись к количеству и содержанию регистрационных документов. Например, требовалось письменное обязательство материнского общества (обществ) оказывать дочерней компании необходимую финансовую помощь и т. д.

Наконец, был установлен относительно короткий срок подачи регистрационных документов: до 1 сентября 1984 года, то есть всего около трех месяцев. Документы, представленные после указанного срока, не рассматривались. В этих условиях лицензию получить могли только те банки, которые активно к этому готовились и не испытывали никаких сомнений относительно целесообразности выхода на норвежский рынок. В тот период открыть свои филиалы в Норвегии смогли лишь десять банков - три американских, три французских, три шведских и один английский. Смысл подобных ограничений очевиден: норвежские власти в условиях неопределенности последствий допуска иностранного капитала стремились на первых порах ограничить его приток, чтобы накопить необходимый практический опыт и на этой основе принимать дальнейшие решения.

Практика подтвердила целесообразность постепенного открытия страны для зарубежного банковского капитала. По оценкам норвежских специалистов, либерализация 1984 года и последующие ее раунды усилили конкуренцию на рынке банковских услуг, способствовали повышению эффективности работы национальных банков, стимулировали процесс концентрации (в том числе и международной) банковского капитала, привели к значительному притоку зарубежных кредитных ресурсов в страну. В то же время национальная банковская система не испытала сильного шока и ее развитие в целом отвечало тенденциям и потребностям общехозяйственной динамики.









Постепенность в открытии национального рынка была характерна и для Швеции. В этой стране инобанкам было разрешено открывать свои представительства в 1974 году. Этот первый шаг через какое-то время потребовал совершения последующих. Дальнейшей либерализации способствовало, в частности, давление со стороны зарубежных государств, где шведские банки открывали свои филиалы. Так, Франция, Швейцария, Италия и другие страны недвусмысленно давали понять шведскому правительству, что они рассчитывают на "взаимность" в сфере либерализации банковской деятельности. За либерализацию сильно зарегулированного внутреннего кредитного рынка активно выступали и шведские банки.


Случайные файлы

Файл
16780.rtf
185632.rtf
126050.rtf
174010.rtf
146869.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.