Библиосоциальная работа в информационном обществе (143527)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru/

Федеральное государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Алтайская государственная академия культуры и искусств»

Факультет информационных ресурсов и дизайна

Кафедра менеджмента информационных ресурсов и

библиосоциальной работы






Курсовая работа


«Библиосоциальная работа в информационном обществе»















БАРНАУЛ 2010г.


Содержание


Введение

Глава 1. Библиосоциология: история и методики исследований

§1. Библиосоциология как научная дисциплина

§2. Направления библиосоциальной работы в историческом контексте

Глава 2. Исследование конкретных методик библиосоциальной работы

§ 3. Простые методики

§ 4. Сложные методики

Заключение

Список использованной литературы

библиосоциология работа


Введение


Библиотека – социальный институт, осуществляющий сбор и распространение в пространстве и во времени социально значимых документов с целью удовлетворения информационных потребностей пользователей.

Длительное время в качестве главной функции библиотеки рассматривалось хранение книг и иных документов. Впоследствии данная точка зрения претерпела глубокие изменения, и сейчас функции библиотеки не сводятся только к книгохранению. Как отмечает Ю.Н. Столяров, «на смену столь убедительной, на первый взгляд, мемориальной функции эпохи Просвещения в XIX веке выдвинулась функция учебная, образовательная, просветительская».

Новый этап в понимании сущности библиотеки и её социальных функций связан с принятием в мае 1974 года постановления ЦК КПСС «О повышении роли библиотек в коммунистическом воспитании трудящихся и научно–техническом прогрессе», в котором было закреплено устоявшееся к тому времени представление о библиотеке как идеологическом учреждении. Наряду с этим ей придавался статус научно–информационного учреждения.

Это решение было воспринято специалистами как требование коренной перестройки деятельности всех библиотек, расширения и углубления их функций и повышения роли как идеологических и информационных центров.

В законе Российской Федерации «О библиотечном деле», принятом в 1994 году, библиотека определена как информационное, культурное и образовательное учреждение [4]. При рассмотрении изменений и дополнений, вносимых в федеральный закон «О библиотечном деле», было предложено определить библиотеку как «...учреждение, выполняющее информационные, культурные, образовательные, досуговые функции ..».

Актуальность настоящего исследования. Сегодня в России сложилась сложная социальная ситуация, когда население дифференцировалось на малое количество богачей и материально обездоленное большинство. Оно чётко разделилось на приверженцев различных идеологий, сторонников взаимоисключающих вариантов дальнейшего развития России. Недовольство условиями жизни подавляющего большинства населения растёт, что дестабилизирует общественную жизнь. Читатели библиотек крайне растревожены итогами проведённых реформ, неустойчивостью политического строя, коррумпированностью власти, своим будущим и перспективами жизнедеятельности своих детей. Многие их них нуждаются в психокоррекции мышления и поведения.

Сегодня читатели идут в библиотеку не только и не столько за информацией, сколько за успокоением и утешением, за психокоррекционной помощью. Поэтому значимость методик библиосоциологических исследований в современных условиях резко возросла. И чрезвычайно актуально стало такое направление деятельности библиотек, как библиосоциальная работа.

Изученность темы.

Даже тот факт, что популярность данной темы довольно высока, вопрос поставленный в данном исследовании требует постоянной доработки и поиска новых методов работы в связи с появлением новых средств реализации библиосоциальной деятельности.

Объект исследования: библиосоциальная работа: история, методика, перспективы.

Предмет исследования: библиосоциальная работа в информационном обществе.

Методы:

1. Анализ опубликованных документов по данной тематике.

2. Анализ работоспособности и рентабельности библиосоциологических методик.

Цель исследования заключается в исследовании современных методик библиосоциальной работы в информационном обществе. Анализ эффективности применения каждой конкретной методики. Выявление наиболее эффективных методов работы по данному направлению.

Из цели исследования вытекают следующие задачи.

  1. Определение библиосоциологии как самостоятельной научной дисциплины. История развития социальных функций библиотек во временном контексте.

  2. Рассмотрение конкретных методик библиосоциологического исследования и их особенностей.

Структура

Структура работы включает в себя введение, две главы, которые делятся на четыре параграфа, заключение, список использованной литературы и приложение. Во введении определены актуальность и изученность темы, сформулированы задачи и цели, объект и предмет, уточнены методы исследования. В двух главах – основная часть исследования. В заключении сделаны выводы по произведённому исследованию.

Методы исследования.

В качестве методов исследования использовались аналитическая переработка публикаций по настоящей тематике, а также исследовательский метод интервьюирования сотрудников библиотеки.



Глава 1. Библиосоциология: история и методики исследований


§ 1. Библиосоциология как научная дисциплина


Библиосоциология – отрасль социологии, подобная другим её отраслям, изучающим социальные институты – социологии образования, социологии здравоохранения, социологии управления, социологии политики и т.д.

Объект библиосоциологии – социальный институт библиотечного дела, частные проблемы которого изучаются библиотековедением, библиографией, книговедением, литературоведением, социологией культуры, социологией книги, социологией литературы, социологией чтения, библиопсихологией, библиотерапией и другими дисциплинами, в силу чего библиосоциология тесно взаимодействует с многими областями научного знания.

Предмет библиосоциологии – закономерности формирования, функционирования и развития библиотечного дела в качестве социального института. Поэтому библиосоциология имеет методологическую значимость для дисциплин, познающих частные вопросы библиотечного дела.

Библиосоциология исходит из социологической парадигмы институционализма, руководствуется, прежде всего, социологическими теориями социальных институтов. Библиосоциологическая значимость всех прочих теорий, в том числе социологических, культурологических, библиотековедческих, книговедческих и других, измеряется их способностью углубить осмысление библиотечного дела в качестве социального института. Библиосоциологическая ценность эмпирических социологических исследований определяется их вкладом в выявление устойчивых тенденций функционирования и развития института библиотечного дела, причин, факторов и векторов институциональных трансформаций.

Не секрет, что институт библиотечного дела в современной России переживает глубочайший кризис и дифференцируется на элитное и народное библиотечное дело, что имеет далеко идущие последствия для нашего общества.

Претендующие на преодоление кризиса библиотечного дела теории информатизации и маркетингизации библиотек, создания народных самофинансируемых библиотек не соответствуют общественной потребности сохранения и развития муниципальных библиотек, составляющих 94% всех общедоступных библиотек современной России. Особенно явно их противоречие интересам сельских муниципалитетов, библиотеки которых выполняют наряду с традиционными некоторые функции учреждений социальной работы, решают часть социальных проблем своих пользователей методами библиотечной деятельности.

Библиосоциальная работа – не дисфункция института библиотечного дела, а его свойство, свидетельство превращения латентной функции в явную, итог взаимодействия внутренних и внешних факторов развития этого института, закономерное следствие трансформирования библиотечного дела в новых социальных условиях при сохранении им своих институциональных качеств.

Библиосоциальная работа в муниципалитетах современной России реализуется в разнообразных формах, среди которых наиболее перспективными и социально эффективными следует признать те, которые имеют библиотерапевтический смысл.

Дальнейшее развитие библиосоциологии предполагает:

углубление имеющихся и формирование альтернативных им теорий, объясняющих процессы, тенденции и трансформации института библиотечного дела как в целом, так и его основных структур;

учет специфики методологии эмпирических библиосоциологических исследований, проявляющейся в повышенной значимости для них методов системного, структурного, функционального, диалектического, историко–генетического и сравнительно–регионального анализа, а также принципа последовательного соблюдения требований институционалистской парадигмы;

адаптацию к потребности изучения институциональных характеристик библиотечного дела общесоциологических методов сбора информации;

повышение внимания к качественным и количественно–качественным методам социологии;

внедрение в исследовательскую практику новых для библиосоциологии методов – паспортизирования, картографирования и картограммирования (по технике «проблемное колесо») микросоциумов, обслуживаемых муниципальными библиотеками.

Библиотековеды не пришли к единому мнению о составе сущностных социальных функций библиотек. В советский период в качестве таковых в официальных документах, как правило, назывались идеологическая, культурно–просветительная и научно–информационная функции [5, 296]. И.М. Фрумин в 1977 году выделил воспитательную, образовательную и организационную функции [19]. Три года спустя Л.А.Шилов тоже выделил три сущностные функции в деятельности библиотек, вместо организационной назвал функцию информационного обеспечения науки и производства [22], а А.Н. Хропач, оставаясь на тех же позициях, назвал ее уже в 1989 году производственно–вспомогательной [21]. Ю.Н. Столяров в 1982 году в качестве сущностных назвал кумулятивную и утилитарную [13]. А.В. Соколов вслед за В.Р. Фирсовым, выделившим познавательную, ценностно–ориентационную и коммуникативную [18], называет в 1984 году ценностно–ориентационную, коммуникативно–познавательную и кумулятивно–поисковую функции [11]. Е.Т. Селиверстова, продолжая работу в данном направлении, в 1991 году выделяет кумулятивную, мемориальную и информационно–коммуникативную [8], И.К. Джерелиевская в составе сущностных социальных функций видит только две – мемориальную и коммуникативную [2], а Н.В. Жадько в 1996 году коммуникативную среди них заменяет информационной функцией [3].

В последнее время библиотековеды занялись активным поиском единственной функции, определяющей сущность библиотеки как социального института. Главный методологический принцип данного подхода заключается в утверждении, что всем общественным институтам, сферам человеческой деятельности, продуктам культуры, в том числе и библиотекам, свойственна строгая и однозначная специфическая функция. Начало этому подходу положил Ю.Н.Столяров, выделив наряду с сущностными (кумулятивной и утилитарной) в качестве имманентной коммуникативную функцию. Свою позицию он обосновывает тем, что «...основное социальное предназначение библиотеки ... состоит в обеспечении пространственно–временного акта коммуникации...» [13, с 22].

В то же время В.Р. Фирсов, рассматривая социальные функции библиотек и выделяя их из функций культуры, приходит к выводу, что основная функция библиотек «социализирующая, обусловленная преобразующим свойством фонда... Все остальные функции остаются ей подчинёнными и её конкретизирующими» [18, с. 28].

Несколько позже, во время дискуссии о социальных функциях библиотек, Ж.С. Яцкунас тоже предпринял попытку выделить одну, сущностную функцию библиотеки. Он не разделяет позицию тех авторов, которые считают, что библиотека выполняет целый ряд социальных функций, и ставит задачу определения единственной специфической функции библиотеки, «такой функции, которую реализует только библиотека и ничто кроме библиотеки» [23, с. 19]. Этой функцией, по мнению Ж.С. Яцкунаса, является организация общественного пользования определенным образом сформированных фондов документов. В осуществлении именно этой функции, считает автор, заключается «важнейшая, ничем не заменимая роль библиотеки, обеспечивающая её статус самостоятельного учреждения культуры».


§ 2. Направления библиосоциальной работы в историческом контексте


Исходя из основных направлений деятельности современных библиотек в процессе реализации сущностных функций, по нашему мнению, можно выделить такие основные производные социальные функции: содействия образованию и воспитанию, информационного обеспечения научно–производственной деятельности, культурную. Каждая из названных функций может выступать в качестве доминирующей по сравнению с остальными в конкретной библиотеке.

Наиболее изученной среди производных функций библиотек является группа функций, которые условно можно назвать педагогическими. Среди них наиболее часто называют образовательную, воспитательную, учебную, педагогическую, просветительную, в помощь образованию и самообразованию и др. Данные функции формировались на протяжении многих веков. В начале своего существования библиотеки часто создавались и развивались в органическом единстве с учебными заведениями. Как отмечает Ю.Н. Столяров, «в древнем Ираке, Иране (XI в.) существовали так называемые "присоединённые библиотеки" (присоединённые – к школам (медресе), мечетям, мавзолеям, больницам), где хранение книг сочеталось с преподаванием, обучением».

С первых лет советской власти библиотеки стали рассматриваться как внешкольные учреждения и были переданы в ведение Народного комиссариата просвещения. Основными задачами библиотек того периода являлись ликвидация неграмотности и внешкольное воспитание трудящихся. Участвуя в кампании по ликвидации неграмотности, библиотеки выступали не только в качестве пассивных участников данного процесса, комплектуя фонды соответствующими изданиями и распространяя их среди обучающихся, но и организовывали кружки по ликвидации неграмотности, за счёт своих ресурсов обеспечивали весь процесс обучения. С ликвидацией неграмотности в стране образовательная функция библиотек постепенно начала сводиться к обеспечению учебного процесса в школах и других учебных заведениях необходимыми учебными материалами. В данном качестве она и закрепилась за библиотеками всех учебных заведений. Для реализации этой функции они формируют многоэкземплярные фонды учебных изданий, а также других материалов, необходимых для осуществления учебного процесса.

Воспитательная функция библиотек с первых лет советской власти, в первую очередь, реализовывалась через воспитание трудящихся в духе приверженности марксистско–ленинским идеям, и в этом она была близка идеологической функции. Данное требование оставалось практически без изменений до конца 1980–х годов. Наряду с идеологическим воспитанием взрослых реализация воспитательной функции была связана с воспитанием разных категорий учащихся в процессе учёбы. Именно в этом смысле данная функция присуща библиотекам современных учебных заведений и публичным библиотекам, участвующим посредством координации своей деятельности с учебными заведениями в учебно–воспитательном процессе. Воспитательная функция реализуется за счёт формирования фонда необходимых документов и предоставления их в распоряжение учащихся и преподавателей, путём проведения различных массовых мероприятий, направленных на учебно–воспитательные цели.

Суть деятельности современной библиотеки, за редким исключением, заключается не в непосредственном осуществлении процесса образования и воспитания, а в содействии ему в качестве вспомогательной структуры. Поэтому данную функцию, по нашему мнению, более целесообразно назвать функцией содействия образованию и воспитанию. Она присуща библиотекам разных типов и видов, однако реализуется ими с учётом собственных целей и задач.

Следующей, наиболее часто называемой специалистами, является функция содействия развитию науки и производства. В специальной литературе её ещё называют и так: научно–информационная, научно–производственная, производственная, информационного обеспечения науки и производства, обеспечения научно–технического прогресса, в помощь научно–техническому прогрессу, в помощь профессионально–производственной и научной работе, производственно–вспомогательная.

Вместе с тем публичные библиотеки как учреждения сферы культуры осуществляют разные виды деятельности по организации свободного времени и досуга жителей своих населённых пунктов. Одним из наиболее распространённых видов такой деятельности является предоставление пользователям разных видов литературы, в первую очередь художественной, для чтения в свободное время. Библиотеки также организуют кружки художественной самодеятельности, проводят разные по форме и содержанию массовые мероприятия. Данное направление деятельности библиотек часто связывают с рекреационной функцией, реализация которой способствует восстановлению сил человека, израсходованных в процессе трудовой деятельности.

После ликвидации КПСС как единственной правящей партии и с началом формирования в республиках бывшего Советского Союза многопартийной системы и строительства демократического правового государства, в котором все партии, не запрещённые законом, имеют равные права на пропаганду своих взглядов, произошёл отказ библиотек от выполнения идеологической функции. Это сыграло положительную роль и содействовало демократизации библиотечного дела страны.

Библиотекой в зависимости от её типа и вида, как правило, реализуется одновременно несколько производных функций, однако одна из них выступает в качестве доминирующей. Так, библиотекам учебных заведений в значительно большей степени, чем библиотекам других типов, присуща функция содействия образованию и воспитанию.

Научно–технические библиотеки промышленных предприятий и научных учреждений реализуют в своей деятельности функцию информационного обеспечения науки и производства. Для публичных библиотек более характерна культурная функция.

Производные функции трансформируются в соответствии с текущими задачами. Их реализация базируется на основе, созданной в процессе выполнения библиотекой сущностных функций. На базе ранее сформированных фондов они при необходимости могут включиться в решение определённых общественных проблем.

Библиотековедами и библиотекарями–практиками социальные функции библиотек нередко обозначались и продолжают в отдельных случаях обозначаться при помощи таких понятий, как «общественная роль библиотеки», «социальная роль библиотеки», «социальная миссия библиотеки», «цель библиотеки», «задачи библиотеки».



Глава 2. Исследование конкретных методик библиосоциальной работы


В качестве методик библиосоциальной работы можно выделить такие методики, как: анкетирование, интервьюирование, тестирование, «проблемное колесо», картограммирование, БОУ.


§ 3. Простые методики


Анкетирование – одно из основных технических средств конкретного социального исследования; применяется в социологических, социально–психологических, экономических, демографических и других исследованиях. В процессе анкетирования каждому лицу из группы, выбранной для анкетирования, предлагается ответить письменно на вопросы, поставленные в форме опросного листа – анкеты.

По форме вопросы разделяются на открытые и закрытые. Открытые вопросы дают более глубокие сведения, но при большом числе анкет приводят к значительным трудностям в обработке в связи с нестандартностью ответов. По содержанию вопросы делятся на объективные (об образовании, возрасте, заработной плате и др. опрашиваемого; при этом следует учитывать субъективные искажения при ответе) и субъективные, которые выявляют социально–психологическую установку опрашиваемого, его отношение к условиям своей жизни и определённым событиям. Ответы на вопросы носят, как правило, анонимный характер.

Основные правила построения анкеты: логическая последовательность тем, затрагиваемых вопросами; интерес опрашиваемого должен расти от вопроса к вопросу; отсутствие слишком сложных или интимных вопросов; соответствие формулировки вопросов образовательному уровню опрашиваемой группы; в закрытых вопросах должны быть предусмотрены все возможные варианты ответов; общее количество вопросов не должно быть слишком большим – анкетирование не должно утомлять или раздражать опрашиваемого.

Анкетирование может проводиться тремя способами: анкета заполняется в присутствии сборщика индивидуально; групповое заполнение в присутствии сборщика; опрашиваемые самостоятельно заполняют и для сохранения анонимности одновременно сдают анкеты; «почтовое» анкетирование, когда анкета раздаётся или рассылается на дом, а затем опрошенным возвращается по почте. С целью повышения эффективности опроса перед массовым анкетированием, как правило, проводятся пробные опросы (50–100 анкет) для выбраковки неудачных вопросов.

Интервьюирование – способ проведения социологических опросов как целенаправленной беседы интервьюера и опрашиваемого. Интервью делятся на два класса – свободные (глубокие, клинические, фокусированные) и стандартизированные (формализованные). Свободное интервью носит характер длительной непринуждённой беседы, в которой вопросы интервьюера обусловлены конечной целью исследования. Свободное интервью часто является начальным этапом разработки стандартизированного интервью или анкеты, проверкой приемлемости вопросов, информационной ёмкости ответов, а интервьюер выступает как исследователь.

Стандартизированное интервью по форме тождественно анкете, однако на содержание и форму вопросов существенно влияет специфика получения ответов – «лицом к лицу» с интервьюером. Анкетирование является менее дорогостоящим видом опроса, чем стандартизированное интервьюирование, но социолог вынужден прибегать к последнему в тех случаях, когда опросу придаётся большое значение и существует сомнение в том, что все вопросы будут правильно поняты (например, переписи населения в некоторых районах проводятся методом стандартизированного интервьюирования).

Отличие интервьюирования от других методов сбора эмпирической социальной информации – активное взаимное влияние интервьюера и опрашиваемого – существенно уменьшает достоверность результатов интервьюирования по сравнению с анонимной анкетой. Нередко опрашиваемый руководствуется при ответе своими предубеждениями (например, против возраста или внешности интервьюера и т. д.). Поэтому интервьюирование является наиболее сложным методом социального исследования и считается скорее «искусством», чем стандартным техническим приёмом.

Тест – стандартизированные задания, результат выполнения которых позволяет измерить психофизиологические и личностные характеристики, а также знания, умения и навыки испытуемого.

Тесты начали применяться в 1864 Дж. Фишером в Великобритании для проверки знаний учащихся. Теоретические основы тестирования были разработаны английским психологом Ф. Гальтоном (1883): применение серии одинаковых испытаний к большому числу индивидов, статистической обработке результатов, выделение эталонов оценки.

Термин впервые ввёл американский психолог Дж. Кеттелл (1890). Предложенная им серия из 50 тестов фактически представляла программу определения примитивных психофизиологических характеристик: базирующихся на наиболее разработанных в то время психологических экспериментах (например, измерение силы правой и левой рук посредством динамометра, скорости реакции на звук, и т. д.). Французский психолог А. Бине применил принципы тестологических исследований к высшим психическим функциям человека: в его серию тестов (1891) вошли задания на испытание памяти, типа представления, внимания, эстетические и этические чувства и т. д. Немецкий психолог В. Штерн ввёл коэффициент интеллектуальности (1911).

В начале 20 века начинают разграничиваться психологические и педагогические направления в разработке тестов. Первый стандартизированный педагогический тест был составлен американским психологом Э. Торндайком. Развитие тестирования было одной из причин, обусловивших проникновение в психологию и педагогику математических методов; американский психолог К. Спирмен разработал основные методы корреляционного анализа для стандартизации тестов и объективного измерения тестологических исследований. Статистические методы Спирмена (в частности, применение факторного анализа) сыграли большую роль в дальнейшем развитии тестов. Значительное распространение тесты получили в психотехнике для профессионального отбора.

Наибольшее развитие тестологического исследования получили в США (например, за время 2–й мировой войны 1939–1945 при мобилизации в армию было тестировано около 20 миллионов человек). В СССР начало составления и применения тестов относится к 1920–м годам. В 1926 была опубликована первая серия тестов для школ. Однако отождествление принципов тестирования с педологической теорией и практикой привело к серьёзным ошибкам в тестологических исследованиях.

Системы тестирования базируются на самых различных теоретических представлениях, например, в США – на базе бихевиоризма, гештальтпсихологии, неофрейдизма. Однако составление тестов строится по единой схеме: определение целей тестирования, составление теста в черновом виде, апробация теста на репрезентативной выборке испытуемых и исправление недостатков, разработка шкалы измерений и правил интерпретации результатов. Качество теста определяется по таким характеристикам, как надёжность, валидность, т.е. соответствие полученных результатов цели тестирования, дифференцирующая сила заданий и другими. Практическое использование тестов связано главным образом с диагностированием личностных характеристик человека, выражаемых через количественные показатели. Прогнозирование развития личности породило особый вид тестов, основывающихся главным образом на методах глубинной психологии – проективные тесты.

В нашей стране получили распространение тесты для целей профотбора, психопатологической диагностики, для установления потенциальных психофизиологических возможностей человека в отдельных видах спорта, а также, проводиться тестологические обследования для проверки знаний, умений и навыков учащихся.


§ 4. Сложные методики


«Проблемное колесо».

Исследования с использованием данного метода чаще всего проводятся в пограничных областях обществознания и человекознания. «Проблемное колесо» активно применяется в комплексных социальных исследованиях, в которых участвуют социологи, психологи, журналисты, экономисты, педагоги, специалисты в области социальной психологии, социальной работы, социальной педагогики, других наук об обществе и человеке.

В условиях реформ и кризисного развития современной России оснащённость исследований данным методом приобретает особое значение. Это обусловлено, прежде всего, возрастанием остроты проблем, с которыми сталкиваются люди, и которые становятся предметом научного анализа. «Проблемное колесо» позволяет выяснить реальные причины возникновения трудностей общественного и личностно–индивидуального развития, осмыслить возможности их решения, наметить меры профилактики социальных аномалий. С его помощью можно выявить средства общественного и личностного участия в решении социальных проблем, ранжировать проблемы по многим основаниям, в т.ч. по мере важности их решения для разных социальных субъектов.

Технология характеризуемого метода существенным образом зависит от того, проблемы какого социального субъекта и в контексте какой научной дисциплины изучаются. Но в любом случае она характеризуется: во–первых, пятиэтапностью; во–вторых, многошаговостью, как минимум, трёхшаговостью, т.е. выявлением трёх кругов проблем изучаемого субъекта; в – третьих, комбинацией различных количественных и качественных методик сбора и анализа социальной информации; в–четвертых, вычёркиванием особых схем–картограмм проблем исследуемого социума.

Первый этап имеет предварительный (подготовительный) характер. Он предполагает изучение содержания, характера и остроты проблем, испытываемых изучаемой группой людей. Эти проблемы могут быть выявлены путём анкетирования, телефонного, прессового, экспертного или иного опроса, биографического, фокус–группового или другого качественного метода. Итогом первого этапа является определение наиболее важной и актуальной потребности изучаемого субъекта, удовлетворение которой явно затруднено.

Второй этап состоит из нескольких последовательно осуществляемых исследовательских шагов.

Суть первого шага – выяснение и ранжирование ответов людей, представляющих изучаемый субъект, на вопрос: «Почему возникла та проблема, которая предстаёт важной, актуальной и трудно решаемой?» Данная задача решается в одних случаях методом интервьюирования, как правило, полустандартизированного или фокус–группового обсуждения. Результатом первого шага выступает определение первого круга проблем, от решения которых зависит удовлетворение ранее выявленной острой потребности.

Второй шаг делается для выявления второго круга проблем. Для этого вновь задаётся вопрос «почему», но уже в отношении каждой из выявленных в первом круге причин, осмысливаемых как отдельные проблемы. Таким образом выстраиваются ареалы причин – проблемы второго уровня.

Третий шаг устанавливает третий круг проблем исследуемого микросоциума, производных от каждой проблемы второго круга. Аналогично делаются четвёртый, пятый и последующие шаги. При этом проблемы предыдущего уровня осмысливаются основой конструирования детализирующих их проблем последующего круга.

Важно заметить, что второй и все последующие шаги, составляющие второй этап методики «проблемное колесо», реализуются в виде групповой дискуссии, строящейся по принципу «фокус–группы» или других способов «мозгового штурма».

Третий этап исследования, осуществляемого по характеризуемой методике, – оценка выявленных проблем всех кругов в контексте реальности их решения. На нем необходимо определить те причины проблем каждого круга, которые:

  • не подвластны субъекту, на которые он повлиять не может;

  • поддаются контролю со стороны социального субъекта;

  • в полной мере зависят от субъекта, на которые он может повлиять решающим образом, меняя сложившуюся проблемную ситуацию.

Второй и третий этапы сопровождаются вычерчиванием каждым исследователем особой картограммы – схематичного изображения кругов проблем.

Поскольку это картографирование делается в ходе групповой дискуссии, в нем могут оказаться разного рода ошибки и неточности. Они устраняются на следующей фазе исследования.

Четвёртый этап призван решить две следующих задачи: во–первых, разработку согласованной всеми исследователями картограммы кругов проблем; во–вторых, определение в этой картограмме проблем, которые: а) следует принять как данность, не зависящую от изучаемого субъекта; б) можно и должно контролировать; в) на которые субъект может влиять.

Пятый этап – итоговая аналитическая работа исследовательской группы, разработка ею системы практических рекомендаций по решению проблем обследованного микросоциума.

В качестве примера, приводим исследование метода «проблемное колесо» на примере, взятом из исследовательской практики социологического факультета АГУ. В одной из экспедиций в районы Алтайского края, пострадавшие от многолетних испытаний ядерного оружия на Семипалатинском полигоне, нами было установлено, что большинство их жителей нуждается в психологической помощи, но не получает её. Эта актуальная социальная проблема нашего региона в дальнейшем изучалась на основе «проблемного колеса».

Проводя последующее массовое анкетирование населения указанных районов, мы выяснили ответы респондентов, испытывающих потребность в психологической поддержке и психокоррекции, но не получавших ни первого, ни второго, на вопросы типа «Чем объясняется такая ситуация?», «Почему она сложилась?» Выяснилось, что преобладающими оказались три варианта ответов:

Первый свидетельствовал о непонимании значительной частью респондентов своего реального психологического состояния, об отсутствии осознания потребности в психологических услугах. Второй – о незнании многими о существующих в нашем крае службах, способных оказывать психологическую помощь. Третий сводился к ссылкам на трудности воспользоваться услугами этих служб в связи с отдалённостью их расположения от места жительства респондентов. В этих трёх вариантах ответов обозначены три реальных проблемы социальной жизни населения обследуемого региона. Обозначим их символами 1, 2, 3 (соответственно) и отметим на схеме (приложение 2) в качестве проблем первого круга.

Определение первого круга проблем, как видно из схемы, недостаточно для того, чтобы наметить конкретную программу действий по их решению. Для этого необходимо уточнить их, расшифровать, детализировать, т.е. выяснить второй круг проблем. Мы решали эту задачу путём проведения двух фокус–групп. Участниками первой стали ранее проанкетированные респонденты, а второй – ранее не опрашиваемые жители региона воздействия семипалатинских взрывов, тоже нуждающиеся в психологических услугах и не получающие их.

На этом этапе исследования установлено, что:

  • проблема 1 реально состоит из двух проблем, так как отсутствие осознания потребности психологической помощи явилась следствием: а) далеко зашедшей психоболезни; б) психологической безграмотности людей (отметим эти проблемы на схеме символами 1а и 1б);

  • проблема 2 обернулась отсутствием: а) широкой известности положительных результатов деятельности психологических служб края; б) пропаганды и рекламы психологических услуг; в) должной психологической культуры;

  • проблема 3 детализировалась как недоступность психологических служб населению в силу: а) их малочисленности; б) территориальной удалённости; в) роста финансовых затрат на транспортные расходы; г) отсутствия времени на поездки; д) необходимости оплачивать некоторые виды психологических услуг.

Таким образом, определились проблемы второго круга ( на схеме, где они означены символами 1а и 1б; 2а, 2б и 2в; 3а, 3б, 3в, 3г и 3д).Теперь появилась большая, нежели прежде, конкретность в осмыслении сути основной проблемы (дефицит психологических услуг нуждающемуся в них населению), но мы ещё далеки от проникновения во все составляющие её компоненты. Необходим следующий шаг в направлении её детализации.

Проведены три фокус–групповых обсуждения с участием: 1) глав администраций сельских районов и сел, пострадавших от Семипалатинского полигона; 2) медицинских работников этих населенных пунктов; 3) специалистов, работающих в психологических службах края. При этом, естественно, учитывалось, что каждая группа экспертов в разной мере компетентна по поставленным вопросам.

Наличие проблемы 1а подтвердилось экспертами, указавшими на: а) повышенную конфликтность обследуемой категории населения (все группы экспертов); б) генетические изменения в психике жертв испытаний ядерного оружия (вторая группа экспертов); в) неустойчивость психики этих жертв к стрессам и иную специфику их психического реагирования (третья группа). О реальности проблем 1б свидетельствует её признание второй и третьей группами экспертов и её распространение на первую группу.

Проблему 2а эксперты объяснили: 1) малочисленностью квалифицированных кадров психологов; 2) неразвитостью материально–технической базы имеющихся психологических служб; 3) несовершенством используемых ими методик диагностики и психокоррекции; 4) недоразработанностью нормативно–правовой основы их деятельности. Проблема 2б, по их мнению, обусловлена: 1) отсутствием у психологических служб средств на рекламу своей деятельности; 2) низким уровнем социальной культуры руководителей, не понимающих важности деятельности психологических служб и не желающих организовать такую пропаганду доступными ими средствами (в местных СМИ, силами учителей, библиотекарей и т.п.). Проблема 2в усугубляется такими оценками ситуации, высказанными подавляющим большинством экспертов первой группы и некоторой части второй, которые свидетельствуют об их психологическом бескультурье.

Факт малого числа реально функционирующих психологических служб (проблема 3а) эксперты объяснили отсутствием: 1) финансовых возможностей местных органов власти; 2) соответствующих распоряжений со стороны вышестоящих органов власти; 3) опасности непосредственной физической гибели людей от нерешённости их психических проблем; 4) недостатком квалифицированных кадров психологов; 5) функционированием квазипсихологов (колдунов, гадалок, экстрасенсов и т.п.), в определённой мере компенсирующих дефицит настоящих психологов.

Участники фокус–групп конкретизировали и все прочие проблемы третьего блока (3б, 3в, 3г и 3д), но отражать это в рассматриваемой схеме, в данном случае, не стоит, чтобы не усложнять её. И без того, видимо, ясно, что каждый новый «круг проблем» расширяет предыдущий, детализируя его. Чем больше таких кругов («проблемных колёс») будет разработано исследователями, тем глубже они вникнут в причины изучаемых проблем, тем осмысление и обоснование станут их рекомендации.

Как уже говорилось, разработке предложений по поводу решения изученных проблем на основе характеризуемого метода обязательно предшествует установление степени зависимости причин разных проблем, точнее, выявленных цепей проблем, от социального субъекта, имеющего эти проблемы.

Отсюда становится ясным как адресность, так и содержание социологических рекомендаций по преодолению проанализированных проблем региона. Иначе говоря, «проблемное колесо» позволяет выяснить оптимальный набор мер реального решения социальных проблем, те социальные силы, которые способны это сделать, их стратегические и тактические задачи. Чем больше кругов проблем выявлено, чем точнее определены цепи проблем и зависимость их решения от действий разных социальных субъектов, тем продуктивнее итоги использования данного метода.

Заметим ещё раз, что характеризуемый метод имеет комплексный характер, включает в себя определённые количественные и качественные способы получения социальной информации. Основная его сложность заключена в трудности согласования и интегрирования экспертных оценок.

Методика картограммирования.

Описываемая методика – ноу–хау алтайской социологической школы, адаптировавшей активно применяемый американской социологией метод «проблемное колесо» к потребностям изучения локальных социумов России. Она предполагает:

  • проведение дискуссии в целевой (подобранной с соблюдением определённых задачами и гипотезами исследования критериев) группе, численностью от 11 до 17 человек;

  • фиксацию хода дискуссии в картограмме № I –– особой схеме, отражающей различающиеся мнения и количество их сторонников;

  • анализ полученной картограммы, проводящийся после дискуссии с целью выявления основных цепей проблем;

  • преобразование картограммы №1 в картограмму №2, в которой обозначаются (условными символами) субъекты решения отдельных проблем и их цепей.

Каждый из четырёх названных этапов технологии картограммирования предусматривает многошаговость, то есть последовательную смену конкретных исследовательских операций. Главными шагами первого (дискуссионного) этапа выступают:

постановка исходного вопроса дискуссии; выслушивание мнений по нему участников дискуссии; подсчёт количества сторонником каждого мнения; вычерчивание центрального звена картограммы №1 (первого круга проблем);

формирование модератором вопросов о том, почему (по какой причине) образовалась каждая проблема первого круга;

коллективное обсуждение данных вопросов, выявление основных суждений по каждому из них;

фиксация в картограмме №1 их суждений и количества их приверженцев, образующая второй круг проблем;

постановка модератором вопросов, нацеленных на выявление соображений по поводу причин возникновения каждой проблемы второго круга;

групповое обсуждение каждого из вопросов второго круга;

отражение в картограмме различающихся мнений по вопросам второго круга и численности их сторонников, что равносильно вычерчиванию третьего круга проблем;

формулирование модератором вопросов для установления мнений о том, почему образовалась каждая из проблем третьего круга;

дискуссию по каждому из этих вопросов;

отражение её результатов в картограмме в виде четвёртого круга проблем.

Зачастую групповая дискуссия не ограничивается обнаружением проблем четвёртого круга. Во многих случаях модератор задаёт дополнительные вопросы, ответы на которые обнаруживают проблемы пятого, шестого, а иногда и седьмого–восьмого кругов, фиксируемые в картограмме №1. Вопросы, уточняющие и детализирующие проблемы предыдущего круга, следует задавать до тех пор, пока участники дискуссии не станут повторять ранее высказанные ими суждения.

Картограммы №2, составленные по результатам дискуссии разных целевых групп, и их сопоставительный анализ – шаг в направлении разработки реальной проблемы улучшения экологической ситуации в локальном социуме.

БОУ – аббревиатура, составленная из начальных букв трёх первых слов полного названия данной исследовательской методики– быстрая оценка участниками дискуссии проблем микросоциума. Из полного наименования этого метода следует, что его возможно применить: во–первых, не во всех случаях исследовательской практики, а лишь при анализе актуальной проблематики социальных микро групп (семей, соседских общностей, трудового коллектива, пенсионеров определённого микрорайона, многодетных матерей села, лиц, стоящих на учёте в бирже труда, жителей небольшого населённого пункта и т.п.); во–вторых, в ситуациях, когда требуется оперативное вмешательство в жизнедеятельность микросоциума, а потому быстрая оценка его проблем; в – третьих, таким образом, чтобы обследуемые люди прямо и непосредственно участвовали в выработке решений проблем микросоциума, членами которого они являются.

Основная трудность применения метода БОУ заключена в обязательности соблюдения принципа триангуляции. Он требует выполнения трёх следующих условий:

1. Создание особой исследовательской группы;

2. Использование разнообразных источников информации.

3. Применение специфичного набора конкретных исследовательских методик, составляющих их «батарею», и инструментов, образующих особую «корзину».

Схематическое изображение принципа триангуляции в БОУ расположено в приложении 1 настоящей работы. Компоненты на схеме представлены тремя большими треугольниками, а те, в свою очередь, подразделяются на дочерние элементы.

Компонент 1. Рамки оптимальной численности исследовательских групп, работающих по методу БОУ, по мнению профессора Р.А. Трофимовой, колеблются в узком пределе от 5 до 7 человек. При меньшей и большей численности эвристические возможности БОУ могут существенно снизиться.

Кроме специалистов, в проведении БОУ обязательно должны участвовать представители изучаемого микросоциума, главное, не случайные, а специально отобранные исследователями. Они должны максимально адекватнее представлять наличествующие в этом микросоциуме социальные, возрастные, гендерные, профессиональные и иные группы, а также категории населения, отличающиеся друг от друга по уровню материальной обеспеченности.

Компонент 2. Метод БОУ предполагает использование разнообразных источников информации. На этапе подготовки к БОУ важное место занимают вторичные источники, роль которых играют ранее зафиксированные научные данные, относящиеся к предмету исследования. Речь идёт о статистических сведениях, научных публикациях, диссертациях, докладах, картах населённых пунктов, текстах законов, распоряжений органов власти и прочих документах. Анализ содержащейся в них информации создаёт базу метода БОУ, позволяет уточнить его проблему и тему, сформулировать те гипотезы, которые будут проверяться этим методом.

Информация, выработанная исследователями–предшественниками, конечно, первична для использующих метод БОУ т.к., последние начинают свою деятельность с её анализа. Но она называется вторичной потому, что исследователи, работающие по методу БОУ, используют её вторично, ибо первично она выработана не ими, а их предшественниками, и не на основе применения БОУ, а другими методами.

Источниками первично создаваемой методом БОУ информации выступают, с одной стороны, наблюдаемые исследователями события, происходящие в обследуемом микросоциуме, а с другой – оценки этих событий членами этого социума, их мнения, высказывания, невербальные реакции и т.д.

Компонент 3. БОУ состоит из трёх наборов специальных процедур, инструментов и техник, с помощью которых получается и анализируется как первичная, так и вторичная информация.

Инструментальная «корзина» БОУ наполнена весьма разнообразными исследовательскими документами. Большая часть их, естественно в незаполненном виде, заготавливается до начала полевого этапа БОУ. Необходимость их оперативного заполнения в ходе проведения БОУ осложняет технику данного метода.

В комплекс операций БОУ входят две разновидности наблюдения.

  • Наблюдение над объектом до групповой дискуссии.

1. Какие признаки объекта поддаются наблюдению?

2. Насколько позволительно по этим признакам судить о качественных характеристиках микросоциума?

3. Чего нельзя узнать о нем с помощью наблюдения?

4. Какие гипотезы можно сформулировать на основе предварительного наблюдения?

5. Каким должно быть конкретное содержание инструментария последующего наблюдения?

  • Прямое наблюдение на полевом этапе БОУ проводится для другой цели – фиксации невербальных и вербальных реакций представляющих микросоциум людей на вопросы, поставленные перед ними исследователями. Инструментарий прямого наблюдения должен быть таким, чтобы отражённая в нем информация позволяла сделать однозначные выводы о том, насколько:

1. обсуждаемый вопрос задел участников БОУ за живое, интересен и важен для них;

2. их ответы продуманы, прочувствованы и искренни;

3. поставленный вопрос отражает суть реальной актуальной проблемы микросоциума.

Полуструктурированное интервьюирование (далее–ПСИ) отличается от прочих видов собеседований исследователей с респондентами, прежде всего тем, что первые имеют жёсткую «домашнюю заготовку» лишь по части вопросов, предполагают, что в ходе интервью возникнут другие темы и необходимость их обсуждения. При этом может получиться так, что заранее продуманные вопросы отодвинутся на второй план. Если ПСИ используется в качестве чисто количественного метода, то нарушение запланированной логики беседы не допускается. Но когда ПСИ выступает в роли составляющей комплекса операций БОУ, то не стоит прерывать непредвиденный ход разговора, т.к. в нем может обнаружиться какое–то важное качество обследуемого объекта. В таком случае запрограммированные вопросы следует задать в конце интервью.



Заключение


Изменившиеся социальные условия значительно повысили уровень тревожности населения. Это отразилось как на поведении, так и на всей деятельности пользователей библиотек. В связи с этим чрезвычайно актуальным стало такое направление работы библиотек, как библиотерапия.

Библиотеки могут повысить стрессоустойчивость личности, находящейся в дискомфортном или кризисном состоянии, в том числе и вызванном дестабилизацией информации. Не случайно наиболее творческие личности среди библиотекарей рассматривают библиотерапию как одну из форм работы, ориентированную на читательское развитие и включают в это понятие весь комплекс библиотечных мероприятий.

Представляется, что наиболее плодотворен такой подход к изучению массовой библиотеки, когда она рассматривается не просто как одни из каналов получения книг, а как специфический социальный институт. При этом важно помнить, что библиотека – это не случайный набор книг, а собрание, обладающее определённым смысловым единством (в этом смысле книжный склад и книжный магазин нельзя назвать библиотекой). Причём данным собранием кто–то постоянно пользуется, иначе – это хранилище, коллекция, музей и т.д. Понимаемая таким образом библиотека исторически возникает при определённых условиях – усложнение комплекса идей и знаний, которыми располагает общество; возникновение письменности и т.д., когда социальная общность для поддержания своей идентичности в пространстве и времени начинает создавать собрания письменных текстов – библиотеки.

Производные функции трансформируются в соответствии с текущими задачами. Их реализация базируется на основе, созданной в процессе выполнения библиотекой сущностных функций. На базе ранее сформированных фондов они при необходимости могут включиться в решение определённых общественных проблем.

Однако не следует забывать о такой функции библиотеки, как о социальном институте. Таким образом, исследования в области библиосоциальной работы позволяют не только шире взглянуть на библиотеку, но и вносят вклад в социологию в целом, дополняя её новыми методами исследования.

Наряду с простыми методами существуют довольно трудоёмкие исследования, которые могут быть реализованы лишь при участии сравнительно большого количества людей. Но такие способы как раз и обеспечивают наиболее эффективное решение социально значимых проблем.



Список использованной литературы


  1. Большая советская энциклопедия: [В 30 т., Текст] / 3–е изд. – М.: Сов. энцикл., 1970. – Т. 3. – 640 с.

  2. Джерелиевская, И.К. Библиотечная коммуникация как феномен рыночных отношений [Текст] // Науч. и техн. б–ки. – 1993. – № 5. – С. 20–32.

  3. Жадько, Н.В. Анализ сущностных характеристик библиотеки как социокультурного института [Текст] // Библиотековедение.– 1996.– № 3.– С. 54–64.

  4. Мотульский, Р.С. Национальный вопрос и издательская политика в последние годы существования СССР [Текст] // Печать. Молодежь. Рынок: Тез. докл. 3–й науч.–практ. конф. молодых ученых и специалистов печати, Москва, 22–25 сент. 1992 г. / М–во печати и информ. Рос. Федерации. – М., 1992. – С. 113–115.

  5. О повышении роли библиотек в коммунистическом воспитании трудящихся и научно–техническом прогрессе: Постановление ЦК КПСС, 8 мая 1974 г. [Текст] // Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК / Ин–т марксизма–ленинизма при ЦК КПСС.– 8–е изд., доп.–М., 1978.–Т. 11. –С. 338–393.

  6. Основы современной социологии [Текст] С.И. Григорьев, Ю.Е. Растов. – М.: Профессия, 2001.

  7. Работа с читателями: Учеб. [Текст] / Под ред. В.Ф.Сахарова, И.М. Цареградского. – М.: Сов. Россия, 1961. – 239 с.

  8. Селиверстова, Е.Т. О функциях библиотек [Текст] // Библиотека.–1992.–№1. –С. 27–29.

  9. Серов, В.В. Новый этап библиотечного строительства в СССР. [Текст] – М.: Книга, 1975. –48с.

  10. Советский читатель: Опыт конкретно–социологического исследования [Текст] / Гос. б–ка СССР им. В.И. Ленина. – М.: Книга, 1968. –343 с.

  11. Соколов, А.В. Социальные функции библиотечной и библиографической деятельности [Текст] // Науч. и техн. б–ки СССР.– 1984.–№6/ –С. 19–27.

  12. Столяров, Ю.Н. Библиотека: структурно–функциональный подход [Текст] / Ю.Н. Столяров. – М.: Книга, 1981. – 255 с.

  13. Столяров, Ю.Н. Структурно–функциональный анализ библиотеки как системы – теоретико–методологическая основа повышения эффективности и качества библиотечного обслуживания: Автореф. дис. [Текст] / Гос. б–ка СССР им. В.И.Ленина. – М., 1982. –29 с.

  14. Столяров, Ю.Н. Что такое библиотека?: (О её сущности и исходных функциях) [Текст] // Библиотековедение. – 1999. –№7/12. – С. 20–33.

  15. Сукиасян, Э.Р. Классификация или типология? [Текст] // Науч. и техн. б–ки, 1996. – № 10. – С.3–10.

  16. Трофимова, Р.А. Использование метода БОУ в библиосоциологии [Текст] // Теория и практика библиотечного дела на Алтае. /АлтГАКИ, каф. Библиотековедения и библиосоциальной работы.– Изд–во АГИИК, 2003. – Вып. 5. – С. 14–27.

  17. Трофимова, Р.А. Социально–экологические исследования: использование современных методик [Текст] // Теория и практика библиотечного дела на Алтае. /АлтГАКИ, каф. Менеджмента информационных ресурсов и библиосоциальной работы.– Изд–во АлтГАКИ, 2008. – Вып. 10. – С. 8–11.

  18. Фирсов, В.Р. Социальная роль – социальные функции – библиотечная деятельность. Проблема принципа ограничения [Текст] // Методологические аспекты изучения процессов функционирования библиотечных систем: Сб. науч. тр. / ГПБ им. М.Е. Салтыкова–Щедрина. – Л., 1982. – С. 21–36.

  19. Фрумин, И.М. Библиотековедение: объект, предмет, функции [Текст] // Библиотекарь. –1977 .– № 2. – С. 64–68.

  20. Фрумин, И.М. О социальных функциях библиотечно–библиографических систем Мысли в связи с дискуссией [Текст] // Науч. и техн. б–ки СССР. – 1985. – № 9. – С. 8–14.

  21. Хропач, А.Н. Главные идеи и принципиальные позиции [Текст] // Сов библиотековедение. – 1989. – № 5. – С. 5–7.

  22. Шилов, Л.А. Важные аспекты содержания работы библиотек [Текст] // Сов библиотековедение. – 1980. – №6. – С. 3–14.

  23. Яцкунас, Ж.С. Методологические принципы определения функций библиотеки [Текст] // Науч. и техн. б–ки СССР. – 1986. – № 4. – С. 18–21.

Размещено на Allbest.ru