Терроризм как форма протеста (142707)

Посмотреть архив целиком

17



Актуальность проблем терроризма


Понятие «терроризм», «антитеррористические мероприятия» и производные от них, стали сегодня самыми эксплуатируемыми во многих науках, например таких как, политология, конфликтология, социология, психология и другие. Научное направление террология (которое исследует явление терроризма, его специфику, детерминанты и систему борьбы с ним) находится еще в стадии формирования и не является на сегодняшний день самостоятельной научной дисциплиной. Они рассматривают их с разных позиций. Возможно применение комплексного подхода.

При психологическом исследовании такого сложного социального явления, каким является сейчас терроризм необходимо с позиций системного подхода исследовать все факторы прямо и косвенно влияющие на возникновение и развитие этого явления. Таким образом, в настоящее время терроризм представляет собой сложное социальное явление, представляющее угрозу стабильности многих стран из всего мира. Терроризм возникает и развивается в результате взаимодействия многих факторов, имеющих исторические, этнопсихологические, политические и другие корни.

Терроризму посвящено множество научных работ как российских, так и зарубежных авторов, рассматривающих данное явление с различных позиций. С точки зрения выявления закономерностей становления и развития явления терроризма данную проблему исследовали Ю.М. Антонян, А.И. Гушер, А.И. Долгова, С.А. Денисов. При этом особо рассматривались вопросы политического терроризма, которым посвящены работы Е.Г. Ляхова, П.А. Кабанова, А.С. Грачева. С уголовно-правовой позиции терроризм и преступления террористического характера исследовались В.П. Емельяновым, B.C. Комиссаровым. В работах указанных авторов рассматривались вопросы квалификации, раскрытия и расследования как террористических преступлений в целом, так и таких, как: захват заложника, заведомо ложные сообщения об акте терроризма. Проблемы противодействия терроризму поднимались в работах: В.Н. Лопатина, В.П. Сальникова, В.М. Егоршина и др.

Несмотря на многочисленные исследования рассматриваемого феномена, его исторических и детерминационных характеристик на сегодняшний день остается неисследованной проблема особенности личности террориста, ее формирования и профилактики.

На протяжении всей истории своего существования человечество сталкивалось с разными формами и проявлениями терроризма. Особого размаха это явление достигло в конце XX - начале XXI века. Беспрецедентные по своему проявлению, масштабам и жестокости террористические акты, диверсии получают широкий резонанс во всем мире, вызывая не только справедливое возмущение общественности, но и серьезное опасение за мир, и безопасность на планете.

Терроризм нарушает систему правовой защиты человека, наносит огромный ущерб стабильности мирового сообщества, государственным интересам, и в частности престижу правоохранительной системы. Терроризм во всех его формах и проявлениях и по своим масштабам и интенсивности, по своей бесчеловечности и жестокости превратился к настоящему времени в одну из самых острых и злободневных проблем глобального значения.

Проявления терроризма влекут за собой массовые человеческие жертвы, разрушение духовных, материальных, культурных ценностей, которые
невозможно воссоздать веками. Кроме того, терроризм порождает ненависть и недоверие между социальными и национальными группами. Указанные факторы делают проблему особенно острой и обусловливают необходимость создания международной системы борьбы с терроризмом. Изучая и анализируя террористические акты в разных странах и регионах мира, субъекты борьбы с терроризмом сталкиваются с особым видом криминогенного поведения, личностью человека, который ради достижения поставленной цели ставит под угрозу жизни десятков, сотен случайных людей. Проблемы формирования такого типа личности, раннего выявления, предупреждения подобных проявлений практически не изучены, что также определяет актуальность темы.0

Методологической основой стал системный подход, потому что считаю, что с помощью этого подхода можно наиболее результативно оценить состояние и определить реальные перспективы в решении проблем терроризма.

Эмпирическая база: различные таблицы о типах, мотивах терроризма, результаты социологических исследований общественного мнения о проблеме терроризма, которые так же сведены в таблицы, которые будут в приложении, схемы типичной реакции на теракт.

Рассмотрим общество как систему, терроризм как явление. Элементы системы: террористы, заказчики, жертвы, идеологи, семья, СМИ, государство. В системе существуют связи, а именно связи между террористами и жертвами, террористами и заказчиками, заказчиками и идеологами и т.д. Структура может быть двухсторонней: с одной террористическая (идеологи, заказчики, террористы), с другой антитеррористическая (государство, общество, население). Среда – регион проживания, этническая, культурная. Терросреда преимущественно снабжается средствами криминального бизнеса.

В качестве объекта будем рассматривать теорию девиантного поведения Эмиля Дюркгейма. А именно, само понятие девиации, особенности формирования личности девианта – террориста с точки зрения процесса социализации, так и с позиций криминализации личности, факторный комплекс, обусловливающий процессы развития данного вида девиантного поведения, а также комплекс мер социального контроля, направленных на противодействие развитию терроризма.

В качестве предмета будем рассматривать терроризм как одну из форм проявления девиации.

Целью является системный подход криминологических и уголовно-правовых аспектов терроризма как социально-правового явления, его особенностей и свойств с исторической, криминологической и девиантологической позиций. В соответствии с поставленной целью выделяются следующие взаимосвязанные исследовательские задачи:

1)Провести социально-исторический анализ явления терроризма;

2)Рассмотреть теории девиантного поведения и провести взаимосвязь с процессом социализации и криминализации личности террориста;

3)Соотнести понятие «личность», «личность преступника», «личность террориста»;

4)Дать определение понятиям «террор» и «терроризм» и с учетом проведенного разграничения выявить место и роль данных явлений в сфере социальных процессов,

а так же выделить типы, виды, мотивы террористических актов;

5)Рассмотреть последствия совершения террористических актов для личности, общества и государства;

6)Показать роль СМИ в освещении темы преступности в целом;

7)Диагностика и социальный контроль терроризма;

Терроризм из всех преступлений, получивших распространение в нашей стране, является одной из наиболее опасных социальных дисфункций. Этот факт отмечается и в отечественной криминологии и социологии права. Так, В.Н. Кудрявцев отмечает четыре особенности терроризма. Во-первых, терроризм направлен не столько на повреждение, уничтожение объекта посягательства, убийство людей (все это не цели, а применяемые средства), сколько на создание обстановки страха, тревоги, паники, ощущения опасности, угрозы. Во–вторых, место совершения террористического акта предусмотреть трудно, порой невозможно, но преступниками оно выбирается с учетом достижения максимального эффекта. В-третьих, личность террориста также заранее большей частью неизвестна (и может остаться неизвестной не только в случае его бегства, но и гибели). Наконец, в-четвертых, терроризм развивается в международном масштабе, и поэтому объектами нападения террористов могут быть люди, здания и сооружения, находящиеся не только на отечественной территории, но и в других государствах. Так как цели террористов – запугать население и правительство, вызвать по возможности широкий общественный резонанс, то ими обычно избираются объекты двух родов: а) с большим скоплением людей или б) имеющие важное историческое, политическое, военное или иное значение, которое могло бы привлечь внимание местного населения или даже мировой общественности. Обеим перечисленным целям отвечает нападение на здания Международного торгового центра в Нью-Йорке осенью 2001 г. В нашей стране террористические акты совершались на рынках, вокзалах, городских площадях, в культурных центрах, при скоплении большого числа граждан.0

Сегодня после событий 11 сентября 2001 года в США, 23-26 октября 2002 года в России, невозможно обойти случившуюся трагедию 31 октября 2007 года в нашем городе Тольятти – взрыв пассажирского автобуса, где больше 50 человек пострадали, из 8 погибли. Среди пострадавших и жертв в основном были студенты, ехавшие учиться и уже нельзя не принять факт существования особого социального явления — «терроризм». Но что это за процесс, сводится ли терроризм только к нарушению уголовного закона, либо это неадекватные действия кучки людей, страдающих определенными формами психических заболеваний и тогда борьба с терроризмом сведется к чисто медицинским мерам. Нельзя излечить пациента, не изучив историю болезни, сопутствующие процессы, протекающие в организме.

Работа состоит из введения, заключения, двух глав, первая из которых «Социально-исторический анализ явления терроризма» состоит из четырех параграфов, полностью раскрывающих историю возникновения, основные теории девиации, понятия личности террориста, виды, типы и мотивацию террористических актов. Вторая глава «Терроризм: диагностика и социальный контроль» состоит из трех параграфов, посвященных антитеррористической деятельности органов государственной власти, роли СМИ в освещении этого явления, последствиям совершения террористических актов для личности, общества и государства. Так же имеется список литературы, состоящий из 15 наименований, преобладает информация из журналов «Социологические исследования» и приложение, состоящее из семи таблиц.


ГЛАВА 1. Социально-исторический анализ явления терроризма в России и за рубежом


1.1 История возникновения терроризма


Прежде чем лечить болезнь необходимо поставить диагноз, чтобы это сделать, нужно изучить, исследовать сам процесс, его течение, признаки. Говоря о социальных явлениях и процессах точно также нельзя обойтись без их всестороннего изучения, если хотим успешно оказывать противодействие социальным болезням или поддерживать социальное здоровье общества.

Итак, идея террора сформулирована еще в Ветхом Завете, и одним из первых в истории ярким проявлением терроризма было восстание зилотов против римской экспансии в Иудею. И хотя это восстание проходило под религиозным знаменем - противостояния иудейского монотеизма римскому государственному язычеству, действительным основанием для возмущения и восстания явилась политическая подкладка, римская экспансия, захват власти, изменения образа жизни, верований завоеванных народов. Религиозные лозунги стали объединяющим центром, именно «вера делала иудейских повстанцев не только не боящимися смерти, но и ищущими ее на поле боя».

В истории человеческого общества довольно мало найдется спокойных периодов, войны, восстания, социальные и природные катаклизмы нарушают спокойное привычное течение жизни. Именно в эти периоды население в целом, либо отдельные социальные группы выражают свое недовольство правителями, властью, проводимой политикой.

Политическое устройство и уклад жизни населения всегда взаимосвязаны. Нарушение любой структуры, в том числе и социальной, влечет за собой процесс возмущения, возвращение системы в равновесное состояние, для чего необходимо устранить причины возмущения. Крайним способом устранения причин нарушения системы как раз и является терроризм. И пока этот факт не будет признан, борьба с терроризмом будет сводиться к бесполезным метаниям по поводу уже свершившихся фактов. Так как решение политических и социальных проблем может быть только политическим, но никак не силовым. Еще Чезаре Беккариа в своей работе «О преступлениях и наказаниях» подчеркивал, что говорить о законности власти можно только тогда, когда «она воздействует на людей скорее убеждением, чем насилием, мягкостью и человеколюбием, оправдывая свое назначение в глазах всех».0

Исламский терроризм имеет давнюю традицию. Во многих языках мира слово ассасины является синонимом слова "убийцы" в память о борьбе средневековой исламской секты. В исламе же впервые на доктринальном уровне сформулировано понятие « ш а х и д ».0

Великая французская революция является примером того, что террор, политическое насилие есть проявление крайних мер протеста, связанных с кризисом социальных институтов, общества в целом. Сам термин «террор» появился в 1798 году. Голод, нищета французского крестьянства, нежелание правителей предпринимать усилия к стабилизации обстановки, репрессивные меры вместо конструктивных решений приводят к массовым восстаниям крестьянства к которому присоединяется городская беднота. Революция 1789-1794 года явилась закономерным результатом длительного и прогрессирующего кризиса изжившей себя феодально-абсолютистской системы. Проявление агрессии в данном контексте обусловлено социальным кризисом.

Как подчеркивал профессор Иншаков С.М., феномен экстремизма связан с определенным снижением инстинкта самосохранения. Этот феномен отмечается биологами у отдельных представителей животного мира, ведущих коллективный образ жизни. Перенос родительского инстинкта с детеныша на всех представителей стада, стаи отмечается только у 1 % особей. Проявляется способность пожертвовать собой ради сородичей, в коллективных интересах только в экстремальных условиях. Этот феномен снижения инстинкта самосохранения, готовности самопожертвования имеет глубокий биологический смысл в ходе естественного отбора, так как в процессе борьбы за выживание такие виды имеют больше шансов на сохранение.

Вид «Homo sapiens» также имеет представителей со сниженным инстинктом самосохранения. Но в отличие от животных, человек может жертвовать своей жизнью, не только за детей, близких, свой парод, но и за идею. Чем серьезнее социальный кризис, чем меньше усилий к его разрешению предпринимается, тем больше вероятность экстремистских, в том числе и террористических проявлений.

Вторая половина XIX века - это время социальных катаклизмов и войн. В ходе, которых происходит разрушение буржуазно-феодальной системы, новый передел сфер влияния. Все это неизбежно ломает привычный уклад жизни общества. Соответственно наблюдается всплеск экстремистских проявлений.0

Так, в 1848 г. немецкий радикал Карл Гейнцген доказывал, что запрет убийства неприменим в политической борьбе и что физическая ликвидация сотен и тысяч людей может быть оправдана, исходя из "высших интересов человечества". Гейнцген явился в какой-то мере основоположником теории современного терроризма. Он считал, что силе и дисциплине реакционных войск нужно противопоставить такое оружие, с помощью которого небольшая группа людей может создать максимальный хаос. И здесь Гейнцген надеялся на отравляющий газ, ракеты, а также требовал поиска новых средств уничтожения. Это и есть так называемая "философия бомбы", которая появилась в XIX веке, хотя ее корни уходят к оправданию тираноубийства в греческой истории.

В это время по всему миру прокатилась волна убийств и покушений на представителей правящих династий, чиновников. Причем чем больше репрессий применялось для борьбы с террористами, тем активнее осуществлялась борьба против правительства.

В России в этот период получили широкое распространение экстремистские настроения, так концепция "философии бомбы" Гейнцгена получила дальнейшее развитие и углубление в "теории разрушения" Бакунина. Последний, в своих работах отстаивал мысль о признании лишь одного действия - разрушения. В качестве средств борьбы он предлагал яд, нож и веревку. Революционеры, считал Бакунин, должны быть глухи к стенаниям обреченных и не должны идти ни на какие компромиссы, что русская почва должна быть очищена мечом и огнем.

Доктрина "пропаганды действием" была выдвинута анархистами в 70-е годы XIX века. Суть ее в том, что не слова, а только террористические действия могут побудить массы к давлению на правительство. Эта же мысль проходит позднее и у Кропоткина, когда он определяет анархизм как "постоянное возбуждение с помощью слова устного и письменного, ножа, винтовки и динамита".

К концу XIX века особая роль в пропаганде терроризма в Европе и США принадлежит Иоганну Мосту, который проповедовал "варварские средства борьбы с варварской системой".

Внимание к проблеме терроризма возросло в последней четверти ХХв. во многих странах мира. В США работа в этом направлении весьма активизировалась во времена правления президента Рейгана. В Советском Союзе эта проблема рассматривалась в контексте борьбы двух мировых систем – социалистической и капиталистической – и была сопряжена с активной критикой империалистических государств в пособничестве терроризму.


1.2 Девиантное поведение. Теории девиации как источник проявления терроризма


Девиантное поведение (от лат. deviare - сбиваться с пути) - совершение поступков, которые противоречат нормам социального поведения в том или ином сообществе. К основным видам девиантного поведения относятся, прежде всего, преступность, алкоголизм и наркомания, а также самоубийства, проституция. По мнению Э.Дюркгейма, вероятность девиаций поведения существенно возрастает при происходящем на уровне социума ослаблении нормативного контроля.

Дюркгейм считал, что девиации играют положительную роль на социетальном уровне - способствуют сохранению социального порядка. Преступление - необходимая часть всех обществ. Преступление оказывает важную услугу тем, что генерирует социальное согласие в оппозицию к нему. Все члены общества объединяются, чтобы выразить свое возмущение преступлением, тем самым, развивая между собой более тесные связи. Благодаря групповому консенсусу усиливается социальный порядок. Так, американцы объединились в своем возмущении с иранцами, захватившими заложников в 1979-81 гг. А действиями иракцев, использовавших химическое оружие против курдов и угрожавших миру ядерным оружием, дважды - первый раз нацию сплотило возмущение действиями режима Саддама Хусейна в 1994 г. (операция <Буря в пустыне>), второй - в 2003 г. (война с Ираком союзнической коалиции). Когда девианты наказаны, у граждан формируется солидарная общность, которая усиливает их верования. Девиация выполняет две функции: объединение группы и установление границы между приемлемым и неприемлемым. Неисправимые девианты подвергаются тюремной изоляции или госпитализации. Они служат уроком для других. Наказание за правонарушение укрепляет нормы и правопорядок.

В современных условиях вряд ли может существовать общество, в котором все его члены вели бы себя в соответствии с общими нормативными требованиями. Когда человек нарушает нормы, правила поведения, законы, то его поведение в зависимости от характера нарушения называется девиантным, отклоняющимся, криминальным, уголовным и т. п. Такие отклонения отличаются большим разнообразием: от пропусков школьных занятий до кражи, разбоя, убийства. Реакция окружающих людей на отклоняющееся поведение показывает, насколько оно серьезно. К примеру, не существует общества, прощающего убийство своих членов или экспроприацию собственности других людей против их воли. Употребление алкоголя - серьезное нарушение во многих исламских странах. А отказ выпить спиртное в определенных обстоятельствах в России или Франции считается нарушением принятой нормы поведения.

Все общества, государства имеют законы, и везде наказываются их нарушители. Тем не менее, немалая часть людей нарушает установленные правила и законы. Социологи пытаются найти общие теории, объясняющие поведение правонарушителей. Серьезность правонарушения зависит не только от значимости нарушенной нормы, но также от частоты такого нарушения. Человеку, не имевшему ранее дел с милицией, могут простить даже серьезное нарушение закона, в то время как тому, у кого судимость есть, грозит строгое наказание за небольшой проступок.

В современном обществе наиболее существенные нормы поведения, затрагивающие интересы других людей, вписаны в законы, и их нарушение рассматривается как преступление. Социологи обычно занимаются той категорией правонарушителей, которые преступают закон, так как они представляют собой угрозу для общества. Чем больше квартирных краж, тем больше люди боятся за свое имущество; чем больше убийств, тем больше мы опасаемся за нашу жизнь. Но самое главное - понять причины роста преступлений, найти теории, объясняющие эти процессы.

Основные теории девиантного поведения. Биологические теории.

Самые первые теории носили биологический характер: некоторые люди плохи от рождения, имеют врожденные личностные изъяны, которые стимулируют их антиобщественное поведение, не дают возможности сдерживать низменные потребности. В конце прошлого века итальянский психолог Чезаре Ломброзо предложил теорию врожденного преступника. Годы тщательных наблюдений и измерений в тюрьмах убедили ученого, что наиболее серьезные, злобные и упорствующие преступники (по его оценке, до одной трети) были врожденными преступниками, то есть недоразвитыми людьми, напрямую связанными с нашими примитивными предками. Врожденный преступник - атавистическое существо, которое репродуцирует в своей личности свирепые инстинкты примитивного человека. Ч. Ломброзо и его ученики утверждали, что уголовники имеют тенденцию больше походить на обезьяну, у них ненормальная челюсть, плоский нос, реденькая бородка, пониженная чувствительность к боли, длинные руки. Но ошибка Ч. Ломброзо заключалась в том, что он не произвел обмеры обычных людей. Это сделал британский врач Чарльз Горинг и нашел такие же физические отклонения у людей, которые не были никогда преступников.

Однако попытки подвести биологическую основу под o6щую теорию преступности продолжались в течение практически всё двадцатого столетия. Определенное строение тела означает определенные личностные качества.

  • Эндоморф - умеренная полнота с округлым телом, такому человеку свойственны общительность, умение ладить с людьми.

  • Мезоморф - тело отличается силой и стройностью, человек проявляет склонность к беспокойству, активен и не очень чувствителен к боли.

  • Эктоморф отличается тонкостью и хрупкостью тела, склонен к самоанализу, наделен повышенной чувствительностью и нервозностью.

У. Шелдон сделал вывод, что наиболее склонны к девиантному поведению, нарушению законов люди со строением мезоморфов. Предпринимались
попытки оценить влияние наследственности на различные формы поведения людей. В Дании изучалось поведение 3500 близнецов мужского пола. Были исследованы уголовные дела каждой пары. Результаты оказались более чем впечатляющими. Если один из моноклеточных близнецов, развившихся из одной яйцеклетки и имеющих абсолютно одинаковый набор хромосом, совершил серьезное уголовное преступление, то в 50 процентах случаев и другой совершал подобное. У двухклеточных двойняшек шансы для другого совершить аналогичное преступление снижались до 21 процента. А если учесть, что близнецы воспитываются всегда в одной семье и окружающей обстановке, то можно сделать вывод: чем больше генетическое сходство, тем больше сходен тип правонарушения. Есть такие наблюдения в отношении усыновления. Поведение усыновленных детей, совершивших впоследствии уголовные преступления, больше походит на то, как ведут себя их биологические родители, чем те, кто их усыновил.

Однако большинство социологов и психологов не поддерживают идею о том, что тенденция к отклоняющемуся поведению, совершению преступлений коренится в генетике. Паук может быть запрограммирован на плетение паутины, но ни один человек не рождается с инстинктами взломщика или убийцы. Скорее генетика нервной системы может играть некоторую роль: вспыльчивость, импульсивность и т. п. Другое дело, что есть половые и возрастные различия в структуре преступного поведения.

В последнее время биологические объяснения девиантного поведения фокусируются на аномалиях половых хромосом. Известно, что нормальная женщина обладает двумя хромосомами типа X, а мужчины ХУ. Но у отдельных людей имеются дополнительные хромосомы типов X или У. У мужчин, имеющих дополнительную хромосому типа У, наблюдается тяжелая психопатичность и для них характерна повышенная девиантность. Все они отличаются относительно низким интеллектуальным уровнем.

Уолтером Гоувом разработана теория половых и возрастных факторов. По наблюдению Гоува, фактически большинство нарушений, включающих серьезный риск или требующих физических сил, совершается молодыми людьми. Число таких преступлений резко снижается после 30 лет. Возраст арестованных за убийства, изнасилования, разбойные нападения чаще всего составляет 18-24 года, на втором месте стоит возрастная группа 13-17 лет, а лишь на третьем месте - 25-30 лет. После 30 лет количество арестованных за такие преступления резко снижается. Как для мужчин, так и для женщин характерно снижение числа правонарушений при переходе от юности к взрослости. Правонарушения, где требуется физическая сила, большой риск, совершают в основном мужчины.

В 60-е гг. проводились исследования людей с чрезвычайно агрессивным поведением. Было обнаружено, что человек, систематически разбойничающий, имеет очень слабое чувство самооценки. Малейшая критика и замечание, особенно в присутствии посторонних, вызывают у него возмущение. Это проистекает из-за боязни потерять престиж. Для них характерен поразительно низкий уровень здравого смысла. Другой причиной повышенной агрессивности личности может быть слишком большой контроль. Очень пассивные люди с мягким характером, которые долго сдерживают свой гнев, особенно когда их провоцируют, могут, в конце концов, взорваться. Однако чаще всего правонарушения являются импульсивными актами. Биологические теории мало помогают, когда речь идет о преступлениях, предполагающих сознательный выбор.

Теория аномии. Важное место в объяснении причин девиантного поведения занимает теория аномии (разрегулированности). Эмиль Дюркгейм использовал такой подход в своем классическом исследовании сущности, причин самоубийств. Э.Дюркгейм подчеркивал, что социальные правила играют основную роль в регулирования жизни людей. Нормы управляют их поведением, люди знают, что можно ожидать от других и чего ждут от них. Во время кризисов, войн, радикальных социальных изменений жизненный опыт мало помогает. Люди испытывают состояние запутанности и дезорганизованности. Социальные нормы разрушаются, люди теряют ориентиры - все это способствует девиантному поведению. Хотя теория Э Дюркгейма и подвергалась критике, его основная мысль о том, что социальная дезорганизация является причиной девиантного поведения, считается общепризнанной. Нарастание социальной дезорганизации не обязательно связано с экономическим кризисом, инфляцией. Это может наблюдаться при высоком уровне миграции, что приводит к разрушению социальных связей. Уровень преступности всегда выше там, где существует высокая миграция населения, например, в новых городах Тюменского Севера. Теория аномии была развита в работах некоторых других социологов. Были, в частности, сформулированы идеи о социальных обручах, то есть уровне социальной (оседлость) и моральной (степень религиозности) интеграции, теория структурной напряженности, социального инвестирования и некоторые другие.

Теория структурной напряженности. Теория структурной напряженности объясняет многие правонарушения разочарованием личности. Снижение жизненного уровня, расовая дискриминация и многие другие явления могут привести к девиантному поведению. Если человек не занимает прочного положения в обществе или не может достичь поставленных целей законными способами, то рано или поздно возникают разочарование, напряженность, человек начинает ощущать свою неполноценность и может использовать девиантные, незаконные, методы для достижения своих целей. Теория напряженности показывает человека, разрывающегося между возможностью и желанием, когда желание берет верх. У этой теории есть и слабые места. С ее позиций трудно объяснить, почему совершают преступления люди из обеспеченных средних и даже высших слоев общества. Теория инвестирования. Идея инвестирования проста и в известной мере связана с теорией напряженности. Чем больше человек затратил усилий, чтобы добиться определенного положения в обществе (образование, квалификация, место работы и многое другое), тем больше он рискует утратить в случае нарушения законов. Безработный бомж мало потеряет, если попадется на ограблении магазина. Если преуспевающий менеджер, банкир решаются на преступление, то крадут они, как правило, огромные суммы, которые, как им кажется, оправдывают риск.

Теория привязанностей (дифференцированного общения). Все мы имеем тенденцию проявлять симпатию или даже любить тех, к кому испытываем привязанность. Когда мы сильно привязаны к кому-либо, то стремимся сохранить хорошее мнение о нас. Такая конформность помогает сохранить признательность и уважение к нам, защищает нашу репутацию.

Теория стигмации. Теория стигмации, или наклеивания ярлыков, - это способность влиятельных групп общества ставить клеймо девиантов некоторым социальным или национальным группам. Цыгане, лица кавказской национальности, бичи. Если на человеке ставят клеймо девианта, то он начинает себя вести соответствующим образом. Сторонники этой теории различают первичное и вторичное девиантное поведение. Первичное - поведение личности, которое позволяет навесить на человека ярлык преступника. Вторичное - это такое поведение, которое является реакцией на ярлык. Будучи заклейменными как преступники, люди часто сознательно подтверждают это. Ярлык девианта: преступник, алкоголик, проститутка - всегда ограничивает официальные возможности человека. Ему труднее устроиться на работу, установить межличностные отношения. Ярлык преступника оказывает влияние на представление человека о самом себе. Теоретики ярлыка подчеркивают, что, чем выше статус личности, тем меньше у нее шансов получить ярлык девианта, преступника (например, вспомним руководителей финансовых пирамид типа С. Мавроди).

Теория социальной и моральной интеграции. Ее предложил Эмиль Дюркгейм, сравнивший условия традиционной сельской общины и крупных городов. Если люди много передвигаются, то ослабляются социальные связи, развивается множество состязающихся религий, которые взаимно ослабляют друг друга и т. п.

Проблема использования этой теории заключается в поиске надежных индикаторов такой интеграции: оседлость населения, религиозность, благотворительная деятельность. Для каждого общества существуют свои индикаторы. Сейчас крупные изменения в общественной организации заставляют социологов снова искать индикаторы, с помощью которых следует прогнозировать преступность. Пока к их числу можно отнести степень подвижности, оседлости. Полезно для социологов в связи с теорией интеграции иметь понятие об импульсивных и намеренных преступлениях. Воровство, разбойные нападения, угон автомобилей, - конечно, намеренные, заранее планируемые преступления. Убийства - чаще всего, импульсивные преступления. Трое из четверых убитых, как правило, родственники преступника. Большинство импульсивных преступлений выпадает из теории интеграции, не коррелируется с показателями интеграции.

Трудности еще и в том, что нет надежной статистики преступности. Официальная статистика многое не показывает по самым различным причинам. Опросы пострадавших от различных правонарушений дают картину куда более мрачную, чем официальные данные. Сложнее в тех случаях, когда людей спрашивают о совершении ими правонарушений. Опрос в Нью-Йорке показал, что 99 процентов опрошенных хоть раз в жизни, да совершали правонарушения. В нашей стране преступность очень сильно выросла за последние годы. Идеологический вакуум, возникший в результате разрушения традиционной системы ценностей, заполняется у части населения идеями экстремизма, вседозволенности. В криминальной среде сформировалось чувство безнаказанности, что связано с низкой эффективностью деятельности правоохранительных организаций.

Если в 1990 году по России было зарегистрировано 1240 преступлений на 100 000 населения, то в 1998 году - уже 1758. Опросы показывают: половина населения не надеется на то, что правоохранительные органы смогут обеспечить им защиту от преступных посягательств. Почти все, кто обращался в правоохранительные органы за помощью, были разочарованы их действиями - до 90 процентов опрошенных. Основное влияние на рост преступности оказывают общая нестабильность и разбалансированность экономики, прогрессирующий рост цен, падение жизненного уровня, снижение степени социальной защиты населения. Крайне отрицательно влияет на состояние преступности рост безработицы. Зарубежные социологи отмечают, что рост безработицы на 10 процентов влечет за собой рост преступности на 3-6 процентов. При этом следует иметь в виду, что преступление в определенной мере служит показателем несовершенства норм и нередко подготавливает почву для становления новых норм морали и права.

Явление терроризма можно объяснить с помощью различных теорий девиантности, например теорией аномии или теорией структурной напряженности, для этого необходимо рассмотреть личность девианта.


1.3 Понятие «личности», «личности преступника» и «личности террориста»


Личность чаще всего определяют как человека в совокупности его социальных, приобретенных качеств. Это значит, что к числу личностных не относятся такие особенности человека, которые генотипически или физиологически обусловлены, никак не зависят от жизни в обществе. Во многих определениях личности подчеркивается, что к числу личностных не относятся психологические качества человека, характеризующие его познавательные процессы или индивидуальный стиль деятельности, за исключением тех, которые проявляются в отношениях к людям, в обществе. В понятие “личность” обычно включают такие свойства, которые являются более менее устойчивыми и свидетельствуют об индивидуальности человека, определяя его значимые для людей поступки. Личность — это человек, взятый в системе таких его психологических характеристик, которые социально обусловлены, проявляются в общественных по природе связях и отношениях являются устойчивыми, определяют нравственные поступки человека, имеющие существенное значение для него самого и окружающих.

Личность преступника. Понятие это многогранное, с ярко выраженным междисциплинарным характером, поскольку изучается не только психологами, но и юристами, занятыми разработкой вопросов, относящихся к уголовному праву и процессу, криминологии и криминалистике. В юридической психологии данная проблема одна из центральных. Понятие личности преступника, т.е. личности человека, виновно совершившего общественно опасное деяние, запрещенное законом под угрозой привлечения к уголовной ответственности, выражает его социальную сущность, сложный комплекс характеризующих его свойств, связей, отношений, его нравственный и духовный мир, взятые в развитии, во взаимодействии с социальными условиями, с психологическими особенностями, в той или иной мере повлиявшими на совершение им преступления. В науке уголовного права под личностью преступника понимается вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления определенного, указанного в уголовном законе возраста. Поэтому о личности преступника говорят, когда имеют в виду субъекта преступления, т.е. лицо, совершившее преступление, что нашло свое подтверждение в приговоре суда, вступившего в законную силу. Понятие личности преступника включает в себя целый комплекс социально-демографических, социально-ролевых (функциональных), социально-психологических признаков, которые в той или иной мере связаны с преступным деянием, характеризуют его общественную опасность, объясняют причины его совершения.

Для личности террориста характерно негативное мироощущение, которое возникает под воздействием ряда факторов. В первую очередь к ним относится несоответствие образа идеальной модели мира и самого себя в реальной действительности и возможностями самореализации. Это противоречие с идеалом трансформируется в субъективное ощущение личной и социальной неадекватности в результате для личности террориста характерна позиция «Я хороший, мир плохой», которая становится средством моральной самозащиты, позволяющей оправдать любые деструктивные действия. Эмоции, возникающие в этом процессе у террориста, как правило, агрессивны, без угрозы депрессии. Личность террориста является самостоятельным явлением в системе социальных процессов. «Личность преступника» и «личность террориста» — два понятия, находящиеся в подчиненном положении к базовому понятию — «личность», они имеют определенные точки соприкосновения и пересечения. В рамках уголовного законодательства любое лицо, нарушающее нормы уголовного права, должно привлекаться к уголовной ответственности, нести соответствующее наказание в том случае, если имеются все элементы состава преступления, включая наличие субъекта. Весьма актуальным представляется психологический анализ личности и поведения террористов-одиночек, которые последнее время поставили много вопросов перед правоохранительными системами разных стран, получили широкое отражение в средствах массовой информации и вызвали большой общественный резонанс.

Генезис формирования личности террориста диаметрально противоположен нормальному сценарию социализации человека, где вершиной жизни является самореализация в творческом созидательном процессе (искусство, медицина, архитектура, педагогика и т.п.). Для террориста главной целью является разрушение созданного другими людьми, массовая гибель людей, которая сопровождается массовой эмоцией ужаса. Таким образом, деятельность террористов принимает характер деструктивной самореализации. При этом через отрицание зарождается новая умозрительная концепция уверенности в своей правоте, которая сводит к минимуму возможности позитивного воздействия на террористическую группу и отдельного террориста.0

Так же можно рассмотреть детерминанты девиантного поведения преступной личности. Социальные факторы — это процессы функционирования об­щества, потенциально обусловливающие девиантное поведение его членов. В социологии они изучаются в рамках различных вариантов теорий аномии, социальной дезинтеграции (дезорга­низации), социального неравенства, концепции стигматизации, в радикальной криминологии. Социально-психологические детерми­нанты девиантного поведения связываются с процессами социа­лизации индивидов в группах ближайшего окружения и группо­вого давления. Под биологическими предпосылками отклонений по­нимается генетическая предрасположенность к ним, пол, воз­раст, состояние здоровья индивидов. Ситуационные факторы мо­гут влиять на социальное поведение двояко: вынуждать или располагать к отклонениям. Поэтому среди ситуационных следу­ет выделить факторы экстремальности и благоприятствующие факторы (последние интерпретируются, например, в теории ра­ционального выбора). Выделенные факторы воздействуют на формирование и функ­ционирование психики индивидов и психологии групп. Влияя на психику индивидов, они могут приводить к психическому небла­гополучию. Поэтому девиантное поведение возможно как в пси­хической норме, так и в психической патологии. В динамическом аспекте возникновение девиантного поведе­ния можно представить следующим образом. Исходным пунктом для большинства девиаций (хотя, возможно, и не самым значи­мым) являются биологические факторы. Затем в процессе социа­лизации индивиды (через социальные институты, средства массо­вой информации, конкретных агентов социализации) интериоризируют ценности и нормы своей культуры и субкультур референтных групп. В случае отсутствия, противоречивости или девиантности норм социализация оказывается слабой, формиру­ются особенности личности или психологии группы отклоняю­щейся направленности, могут проявиться и патологические осо­бенности. В результате социальных потрясений могут наблюдать­ся также явления десоциализации и ресоциализации (в различной степени успешные). Затем в определенных ситуациях происходят первичные, а затем и вторичные отклонения, приводящие к стой­кой девиантности.

Детерминанты девиантного поведения, как правило, действу­ют комплексно. Однако применительно к конкретным отклонени­ям можно выделить и наиболее значимые из них. Наконец, различ­ные виды девиаций сами могут обусловливать друг друга, хотя эти связи достаточно сложны. В ряде случаев одно негативное социаль­ное явление усиливает другое, в ряде других — ослабляет его.


1.4 Виды, типы и мотивация террористических актов


Терроризм, как известно, форма проявления агрессии. В рамках этологического подхода агрессия может быть определена как "поведение, направленное на распреде­ление и перераспределение ресурсов" (см. приложение №3). Основой всякой агрессии является страх - эмоциональные и поведенческие реакции, вызванные угрозой (реальной или мнимой) потерять или не приумножить ресурсы. Одним из достаточно новых направлений исследовательского поиска социологических исследований является проблематика изучения катастрофического сознания, страхов. Страхи, как пра­вило, рассматриваются в четырех предметных областях: социоло­гии риска и рискологии, социологии безопасности, исследовании катастрофического сознания, изучается также социальное «безумие». В каждой области страх высту­пает социальным индикатором различных явлений и процессов и исследуется разными методами. В большинстве известных нам эмпирических исследований страх представлен как пассивная ре­акция респондентов на те или иные события, процессы, рассмат­риваемые в качестве реальных либо потенциальных причин возникновения страхов. Структура предметного поля страхов опреде­ляется лишь как отношение населения страны к сложившимся и обществе рискам, угрозам и катастрофам различного масштаба. При всем многообразии подходов российских социологов к изуче­нию страхов сам феномен страха остается малоизученным (см. приложение №1 «Схема типичной реакции на теракт).

Таким обра­зом, терроризм можно понимать как действия, направленные на получение (увеличе­ние) ресурсов быстро, незаконно и насильно. Из опросов допустимо сделать вывод, что террорист - это индивид, который длительное время накапливал "страх дефицита ресурсов". Теракт - это "прорыв" в поведение аккумулированной эмоции страха, то есть, теракт - это отсроченная агрессия, как известно, она называется словом "месть". В восприятии инди­вида агрессия, направленная на него, это процесс покушения на его ресурсы - матери­альные, идеологические, социальные, психологические, эмоциональные, физиологи­ческие и проч. (Страх в данном контексте - это переживания, связанные с нежеланием потерять эти ресурсы или не приумножить их). Месть, в психологическом смысле, - это процесс освобождения от накопленного страха, в моральном - "торжество спра­ведливости". Освобождение от накопленного страха - наиболее важная, востребованная и желанная эмоция. Именно поэтому месть сопровождается такими острыми, высокоценными, позитивно окрашенными эмоциональными переживаниями.

Можно выделить три главных основания агрессии человека, склонного к терроризму в отношении себя, во-первых, ответная реакция на прямую агрессию, то есть на попытку (реальную или мнимую) уменьшить какие-либо ресурсы; во-вторых, чрезмерная актуализация страха дефици­та ресурсов; в-третьих, реакция на нарушение принципа социальной справедливости или несогласие с условиями существующего "социального договора", когда индиви­ду кажется, что он недополучает ресурсы вследствие нарушения этого принципа.

Понятно, что каждый индивид (или группа) руководствуется сложившимися у него представлениями о социальной справедливости. Диапазон агрессивного поведения, ко­торое может иметь "морально-идеологическое" обоснование подобного рода, широк — от банального воровства до социальных революций. Психологическим основанием террористического поведения может являться индивидуальная неконкурентоспособ­ность и низкая адаптированность к существующей социальной системе, неспособ­ность решить проблему легальными средствами. Также здесь важен страх оказаться неконкурентоспособным в условиях высококонкурентного сообщества.

Сущность терроризма и отличие от террора.

Террор – это акт насилия, целью которого является навести страх и ужас на определенную группу людей или на отдельного человека. Подчеркнем, что террор является полностью криминально-уголовным деянием. Он может быть характерен как для действий организованной или стихийно сложившийся группы, организации, так и для террориста-одиночки. Акции террора в отличие от общеуголовных преступлений не могут быть совершены спонтанно, по неосторожности или в состоянии аффекта. Они тщательно и скрытно готовятся.

Террор может быть системным или организованным и бессистемным, то есть неорганизованным, стихийным («слепым»). Бессистемным террором обычно называют действия какой-либо стихийно сложившейся группы, которая использует тактику беспорядочного насилия или угрозы его применения в отношении отдельных людей, оказавшихся жертвами в большинстве случаев по случайным обстоятельствам. Потому, что уже в действиях такой группы есть элементы терроризирования. Термин «терроризирование», согласно толковым словарям (фр. terroriser) означает: преследовать, угрожая расправой, держать в состоянии страха. Исследователь В.П. Емельянов выделяет следующие признаки терроризирования как самостоятельного элемента преступного деяния:

1) насильственные и иные действия виновного не является самоцелью, а служат средством достижения других целей;

2) обстановка страха возникает не сама по себе как следствие совершенного деяния или общественного резонанса, а целенаправленно создается виновным в расчете на ее содействие в достижение конечной цели в качестве средства принуждения к принятию какого-либо решения или отказу от него в интересах виновного или других лиц;

3) достижение конечного результата осуществляется не за счет действий самого виновного лица, а за счет действий тех лиц (физических или юридических), в отношении которых направлено устрашающее воздействие.

Таким образом, к бессистемному террору можно отнести преступные действия хулиганских групп (грабеж, избиения, убийства и т.д.), которые направлены как против всех случайных прохожих, так и избирательно (против лиц и групп людей с другим цветом кожи, другой национальности, гражданства и т.д.).

Террористические действия можно назвать терроризмом только тогда, когда они применяются в политических целях. При этом терроризм уже предполагает применение именно системного террора, который осуществляется для достижения определенных политических целей.

Переход от террора к терроризму выразим в виде следующей схемы:

1. В результате определенных условий и причин в обществе появляется преступная группа, которая осуществляет террор, не имеющий четко определенной направленности, т.е. бессистемный или стихийный, неорганизованный («слепой») террор.

2. Террор, осуществляемый этой преступной группой, приобретает четко выраженную систему и организацию применения. Правовая оценка того или иного преступного акта, который совершают члены такого криминального сообщества, уже производится на основании типа действия, а не в зависимости от личности преступника или мотива преступления.

З. Системный террор преступная группа начинает применять в политических целях – террор становится терроризмом, а группа из уголовной банды превращается в террористическую организацию.

Рассмотрим в правовом аспекте отличия террора и терроризма. Действия лиц и групп, осуществляющих террор – это одновременно действия незаконные, преступные (для всех участников и субъектов террора) и не поддерживаемые основной массой населения. В данном случае противодействие террору со стороны органов правопорядка в соответствии с требованиями действующего законодательства поддерживается большинством населения. В то же время терроризм, в отличие от террора, не всегда выглядит как деятельность, осуществляемая вне действующего законодательства. Ведь зачастую руководители террористических организаций выступают с четко артикулированной идеологией (такой, например, как борьба за независимость, борьба за высокие религиозные идеалы и т.д.) и претендуют на то, что их преступная (с точки зрения государства), деятельность носит якобы легальный и легитимный характер.

В отличие от террора понятие терроризм можно рассматривать в широком смысле слова и в узком смысле. В широком смысле терроризм – это теория и практика террора, или, другими словами – это политика террора. Само понятие «терроризм» уже содержит в себе политическую составляющую и состоит из двух частей. Первая, духовно-идеологическая часть определяет терроризм как систему человеконенавистнических идеологических установок, норм и ценностей, направленных на устрашение отдельных групп, всего общества, с целью решения политических задач. Вторая, практическая часть определяет терроризм как систему деятельности террористов, террористических групп и организаций, выполняющих вышеназванные идеологические установки (подготовку к террористическим актам и их осуществление) для достижения определенных политических целей. В узком смысле терроризм – это насилие, осуществляемое со стороны оппозиционных политических группировок, орудием которых является террористический акт против власти. Терроризм в таком смысле является объектом противодействия в первую очередь со стороны политических и государственно-властных структур, во вторую очередь – со стороны силовых структур и других спецслужб.

Отличия действий рядовых членов террористических организаций от их руководителей. Действия рядовых членов террористических организаций в первую очередь имеют ярко выраженный уголовно-преступный, криминальный характер (захват заложников, убийства высокопоставленных чиновников или большой группы с помощью взрывного механизма и т.д.). Поэтому эти действия можно назвать террором, а лиц его, осуществляющих – участниками террора. И противодействие им в первую очередь должно быть сосредоточено в правовой сфере. Действия руководителей террористических организаций и заказчиков террористических актов (по сути – управление террористической деятельностью) носят политический характер. Именно эти руководители осуществляют политику применения террора, то есть терроризм. Противодействие ему в первую очередь следует осуществлять в политической сфере.

Терроризм, как средство политической борьбы при этом тесно связан с понятием легитимности власти. Легитимность власти и активность террористической деятельности любой оппозиции взаимозависимы – чем ниже легитимность официального руководства, тем сильнее позиции террористических организаций и их сопротивление власти. Повышение уровня легитимности власти дает возможность с помощью вовлечения оппозиции в политическую деятельность на правовой основе уменьшить ее террористическую направленность. Террор же, как преступный акт, не зависит от состояния легитимности, так как не связан с политической борьбой.

Таким образом, терроризм – это продолжение политической борьбы насильственными, жестокими по форме, средствами, которые наводят страх и ужас на население и общество и направлены в конечном итоге против политических организаций, политических лидеров или государственно-властных структур. Сущность терроризма определяется идеологией и деятельностью политических сил и группировок, применением ими крайних форм насилия и устрашающих средств максимального запугивания населения и толпы для вызова паники, страха и ужаса для реализации политических целей.

Нельзя сказать, что в определении терроризма у мирового сообщества сложилась точка зрения на это явление. Терроризм, в самом общем смысле, можно определить как различные формы "неожиданного" проявления агрессии, жертвами которой ста­новятся конкретные публичные лица или случайные скопления людей, а "инструмен­том" достижения цели является формирование чувства страха и подавленности у опре­деленных групп людей или у всего населения страны в целом. Если говорить более конкретно, то терроризм - это убийство, запугивание мирного населения, оказание психологического давления, используемые ради достижения экономических и соци­альных целей.

"Одиночный" терроризм возникает в ситуации, когда у потенциального террори­ста "не хватает сил", чтобы получить желаемые ресурсы "мирным путем". "Групповой терроризм" - форма межгруппового конфликта, решаемого вооруженным путем, и возникает он в ситуации, когда одна из конфликтующих групп слишком слаба для то­го, чтобы вступить в прямое вооруженное противостояние и при этом не видит эф­фективных средств мирного решения конфликта или не желает этого. Групповой тер­роризм - это "партизанская форма ведения войны", отличающаяся от традиционной тем, что в качестве "врага" рассматриваются не столько "солдаты противника", сколь­ко мирное население, "поддерживающее противника". Именно сознательное и целе­направленное убийство мирного населения и отличает терроризм от партизанской войны или диверсионной деятельности, то есть теракт - это всегда убийство или угро­за убийства мирного населения. В этом смысле терроризм - предельно жестокая фор­ма реализации группового конфликта.

Известны различные подходы к классификации террористов по идеологическому основанию: "левые", "нацисты", "этносепаратисты", "исламисты" и другие. Исходя из мотивов террористической деятельности, можно выделить и типы терроризма: эконо­мический, этнический, политический и социальный. "Экономический" тер­роризм ориентирован на вполне "прагматические" цели - получение денег или иных материальных благ. "Этнический" - в "мягких" формах он ориентирован на отъем ча­сти ресурсов у другой этнической группы, в жестких - на отъем всех ресурсов "другой группы" и ее уничтожение. К "политическому" можно отнести те случаи, когда некая группа организует теракты для дестабилизации политической обстановки с целью за­хвата власти. "Социальный" терроризм - теракты осуществляются не просто для за­хвата власти, а для захвата власти с целью изменения социального строя. К социаль­ному терроризму можно отнести "леворадикальный" и "религиозный" - именно в этом случае во главу угла ставится изменение социальной системы. Наиболее акту­альной и угрожающей частью современного "социального" терроризма, скорее всего, следует признать "исламский". (Соотношение типов и мотивации терроризма см. в приложении таблица №2).

В реальности часто приходится сталкиваться с ситуацией, когда одновременно дей­ствует несколько методов и форм терроризма. Каждый из них имеет свою специфику, и она еще далеко не изучена. Во всех случаях могут эксплуатироваться религиозные идеи и чувства.


Глава 2. Терроризм: диагностика и социальный контроль


2.1 Последствия совершения террористических актов для личности, общества и государства


Преступления террористического характе­ра: взрывы, поджоги, отравление питьевой воды, воздуха в помещении и т.д., направ­ленные на устрашение населения, побужде­ние власти принять определенное решение в пользу конкретной группы людей, влекут за собой чрезвычайно серьезные последствия для каждого конкретного человека, общества и государства. На сегодняшний момент терроризм и преступления террори­стического характера являются, наш взгляд, самыми масштабными по своим по­следствиям и результатам. Они затрагивают не только людей, которые непосредственно пострадали от террористического акта, но и психику тех, кто многократно слышит и видит с помощью средств массовой инфор­мации о жертвах, боли и разрушениях, при­чиной которых является деятельность тер­рористов.

Последовательные реакции людей на теракт можно условно разбить на три ста­дии: рефлекторную, психологическую и социальную.

Террористические акты всегда вызывают после их совершения появление так называ­емых первичных и вторичных жертв. К пер­вичным жертвам необходимо относить лю­дей, которые стали инвалидами, потеряли трудоспособность, приобрели психическое заболевание как последствия нахождения в месте совершения террористического акта. К первичным жертвам следует относить и родственников погибших лиц, а также полу­чивших увечья и травмы во время террори­стического акта. К вторичным жертвам относятся люди, пережившие трагедию террори­стического акта «издалека», т. е. узнавшие о ней из средств массовой информации. Сооб­щения о числе убитых, пострадавших, ране­ных и причиненных в результате террористи­ческого акта разрушениях, передачи по телевидению с места события способны не­гативным образом воздействовать на психи­ку людей, которые не были в месте соверше­ния теракта, но стали так называемыми косвенными пострадавшими. У них может развиться невроз, патологическая боязнь поездок общественным транспортом, силь­ные переживания за своих близких, каждый день ездящих на работу, и т.д.

Таким образом, последствиями террористи­ческого акта для личности являются:

1) лица, находившиеся в момент террористи­ческого акта в его эпицентре, но выжившие, могут стать инвалидами, нетрудоспособными, получить серьезную психическую травму (пси­хическое заболевание) на всю жизнь;

2) родственники погибших могут лишиться единственного кормильца в семье, понести серьезнейшие моральные и нравственные страдания, в том числе и при получении изувеченного тела близкого человека или при наличии известия о том, что человек пропал и о нем отсутствует какая-либо ин­формация.

Трагические последствия имеют любые террористиче­ские акты и для всего общества в целом. К ним необ­ходимо относить:

1) огромное число человеческих жертв (погибших при захвате заложников, во время взрыва бомбы, осуще­ствляемого штурма помещения и т.д.);

2) создание атмосферы всеобщего страха, подозре­ния, тревожности и психологического давления;

3) огромные материальные и финансовые затраты, связанные с восстановлением разрушенного терактом имущества, а также инженерной и транспортной инф­раструктур; возобновлением надлежащей работы ор­ганизаций, предприятий и учреждений;

4) необходимость привлечения значительных дополни­тельных кадровых, финансовых, материально-техни­ческих ресурсов для предотвращения совершения но­вых террористических актов, обезвреживания террористических, экстремистских и иных преступных организаций;

5) появление в случае удачно проведенных терактов у людей ощущения неизбежности новых подобных пре­ступных акций, а также чувства неизвестности, подав­ленности, полной беззащитности, ожидания очередно­го ужаса и трагедии;

6) дальнейшее увеличение численности и мощи террори­стических организаций вследствие ранее удачно прове­денных преступных акций, что вызывает существенное усиление деятельности таких организаций, их финанси­рование в еще более значительном объеме, что много­кратно способствует усложнению борьбы с ними;

7) утрату веры людьми в возможности государства, ис­пользуемые для борьбы с терроризмом, снижение ав­торитета государственной власти внутри страны.

Самым серьезным последствием террористического акта, безусловно, следует считать человеческие жерт­вы, учитывая тот факт, что террористы в настоящее

время используют и самые последние достижения тех­ники и технологии при изготовлении бомб и снарядов. Так, Магомед Мухтаров, заложив не менее 200 кило­граммов взрывчатки в тротиловом эквиваленте, в 2004 г. взорвал здание администрации главы Махачка­лы Сайда Амирова. При этом погибли 18 человек, ока­зались ранеными около ста человек.

Огромное поражающее действие имеют и бомбы, начинен­ные проволокой, другими острыми предметами. Число че­ловеческих жертв многократно увеличивается и при совер­шении террористических актов в форме захвата заложников в закрытом помещении при значительном ско­плении людей. Примерами являются теракты, совершен­ные в России: в Москве («Норд-Ост») и Беслане (Северная Осетия). Так, в ходе бесланской трагедии 1 сентября 2004 г. погибли 330 человек, из них 186 детей. Кроме то­го, после террористического акта в Беслане милиция взя­ла под охрану около трех тысяч школ по России. При со­вершении таких террористических актов жизни множества людей с первых минут угрожает опасность, так как всего лишь одно неосторожное движение заложника может спровоцировать вооруженного боевика открыть огонь на поражение.

Множество нападений террористов, в результате которых было огромное число человеческих жертв, совершались ими на правоохранительные органы в тех или иных реги­онах России. Это были нападения, как с применением фи­зической силы, так и с использованием бомбы, взрывно­го устройства, а также действий террориста-смертника. Например, в результате нападения террористов в ночь на 22 июня 2004 г. на жителей Ингушетии были убиты 78 че­ловек, 114 человек получили ранения различной степени тяжести. Кроме того, Генпрокуратурой было сделано зая­вление о том, что из милицейских складов в 2004 году чле­нами террористических организаций было похищено 1056 единиц огнестрельного оружия.

Серьезную проблему сегодня составляют психологиче­ские реакции жертв террора, которыми являются люди, пострадавшие не только во время террористического ак­та: родные, близкие, но и практически все население страны, подвергшееся террористической атаке и сопере­живающее ужас каждой локальной трагедии. Нередко трагические эмоции и сопереживания людей бывают сильнее, чем психоэмоциональные реакции самих жертв, и вызывают у сопереживающих различные психосомати­ческие заболевания. Более того, у населения страны соз­дается ощущение полной беспомощности, что проявляет­ся во время терактов состояниями растерянности (см. приложение №5).

Насер Али Салех Ахмад справедливо отмечает, что современному терроризму как преступному деянию особенно свойственны следующие признаки:

а) он порождает общую опасность в результате совер­шения общеопасных действий либо угрозы таковыми;

б) носит публичный характер;

в) целью прежде всего является преднамеренное соз­дание обстановки страха;

г) общеопасное насилие применяется против одних лиц или имущества, а психологическое воздействие в целях склонения к определенному поведению других.

Указанный исследователь пишет, что, например, в Егип­те, Йемене и других странах Ближнего Востока высока вероятность вступления в террористические организации все новых и новых членов и участников, которые верят в идеалы и считают реальным достижение целей, постав­ленных террористами. Государство, стремящееся сохра­нить стабильность в стране, вынуждено идти на компро­мисс с лидерами преступных группировок, предоставляя им важные государственные посты и дополнительные привилегии. Указанные организации вступают в союз с вооруженными племенами, и вся их деятельность пред­ставляет собой бомбу замедленного действия, последст­вий взрыва которой никто не знает.

Таким образом, к последствиям террористического ак­та для государства необходимо относить:

1) огромные финансовые затраты на восстановление экономики и борьбу с террористическими организаци­ями, прежде всего выделение бюджетных средств на поддержание эффективной работы в данном направ­лении сотрудников всех силовых ведомств;

2) удачно проведенный теракт свидетельствует о неспо­собности государства организовать борьбу и противодей­ствие функционированию террористической организа­ции, а также о слабости его правоохранительных органов и вооруженных сил, об отсутствии у них возможностей для организации эффективной борьбы с терроризмом;

3) неэффективность борьбы с терроризмом свиде­тельствует о крайне неблагоприятной социально-эко­номической и политической обстановке в стране, а продолжающаяся деятельность террористических ор­ганизаций — о застое и безграмотности существую­щего управления;

4) многократное падение авторитета государства на международной арене;

5) появление международного терроризма и трансна­циональной преступности, борьба с которыми также должна вестись на международном уровне;

1. К самым серьезным последствиям для личности, об­щества и государства от террористической деятельности следует, прежде всего, относить пострадавших, т. е. погибших людей и получивших физические и мораль­ные страдания, особенно тех, кто оказался в эпицент­ре преступной акции: при взрыве в общественном транспорте, в помещении, захваченном заложниками. В памяти человека указанные события останутся неиз­гладимыми навсегда, так как они существенным обра­зом травмируют его психику.

2. Для государства и общества террористический акт также имеет ряд неблагоприятных последствий, и пре­жде всего разрушение имущества, выход из строя ком­муникаций, инженерных и транспортных систем, а так­же серьезные затраты на их восстановление в дальнейшем.

3. Во избежание указанных последствий, как предста­вляется, не столь эффективной со стороны государст­венных структур является борьба с терроризмом, так как нередко террористические организации имеют со­временное вооружение и технические средства, а так­же владеют способами и методами противодействия работе по их нейтрализации, проводимой правоохра­нительными органами.

4. Террористические организации не только обеспечи­вают своих членов материально, но и предоставляют возможность определенного общения, в том числе и на религиозную тематику. В этой связи государство обязано принимать комплекс серьезных мер по проти­водействию терроризму, и прежде всего в рамках про­думанной экономической, социальной и национальной политики.


2.2 Роль СМИ в освещении темы преступности в целом


В современном обществе СМИ играют чрезвычайно важную роль, являясь основ­ным источником информации для большинства населения. Между тем, следует учитывать, что СМИ достаточно избирательно относятся к отбору событий для презентации, формируя тем самым своеобразную «повестку дня» - совокупность актуальных «проблем», выносимых на страницы газет и экраны телевизоров. Непосредственный отбор материалов для презентации осуществляется так называемыми «гейткиперами» (продю­серами, редакторами СМИ), которые являются, по сути, посредниками между журнали­стом и некоторыми внешними агентами контроля (государством, коммерческими организациями и т.д.)

По мнению некоторых отечественных исследователей, главным отличием про­цесса производства новостей в России от ситуации на Западе является трансформирую­щийся характер института СМИ. Несмотря на явные тенденции к коммерциализации отечественных масс-медиа, уровень доверия населения к ним остается стабильно высо­ким. При этом самыми малоизученными закономерностями функционирования СМИ, как полагает Е. Кольцова, являются практики намеренного контроля над производством новостей.

Современное развитие средств массовой информации и ком­муникаций, введение конституционного запрета на цензуру резко расширили и преобразили информационное поле, оказывающее первостепенное воздействие на общественное сознание и, в пер­вую очередь, на еще не сформированное сознание подрастающего поколения. В условиях широкой доступности информации, рас­пространяемой через телевидение, радио, прессу, интернет, на детей и подростков обрушился поток низкопробной продукции, пропагандирующей разного рода девиации (праздный образ жиз­ни, насилие, преступность, проституцию, наркоманию, сексуаль­ную распущенность), порой неприемлемые не только с точки зре­ния морали, но и права.

Теракты в США, Испании, Японии, России, Англии, Ливане, Ираке, Палестине и других странах пронизали страхом жизнь мирных и, как оказалось, беззащитных людей (см приложение №4). Устрашение в методах террористов стало способом управления обществом, и в этих целях международный терроризм стремится к циничной и широкой демонстрации своих кровавых атак через средства массовой информации.

В последнее время популярными стали сериалы и художествен­ные фильмы, главными героями которых являются представители криминального мира. Этих героев отличает исключительное благородство и порядочность, тогда как следователи, прокуроры и другие работники правоохранительных органов зачастую и вы­глядят, и ведут себя так, что внушают зрителям неприязненные чувства.

В непростом процессе строительства демократического общества на пространстве СНГ обнаруживается то обстоятельство, что уже большинство живет по весьма либеральным законам о СМИ. Здесь очевиден факт, что СМИ являются не только каналами информирования общества о тех или иных событиях, но также и механизмом его использования для достижения каких-то корыстных, групповых, эгоистических и иных интересов. С ростом экономики и общей коммерциализации СМИ информация тоже становится продуктом, т.е. объектом продажи, и владельцам СМИ свойственно придавать ему товарный вид, игнорируя тот факт, что СМИ это, прежде всего, социальный институт и уже потом частное бизнес-предприятие.

Сейчас в связи с процессами глобализации и вызовами времени появляются ограничения касающиеся освещения терроризма и экстремизма. Эти ограничения болезненны, поскольку воспринимаются посягательством на свободу слова и свободу самовыражения.

Обозреватели NBCA (Новостная лента Центральной Азии) считают, что СМИ могут противодействовать терроризму только через сбалансированное освещение событий, не позволяющее погоню за сенсацией и бесплатную рекламу радикальным группировкам. Заместитель редактора газеты «Народная газета» Александр Никсдорф говорит, что журналисты зачастую не учитывают того, что целью террористических актов является устрашение общественности, и поэтому работники СМИ не должны преувеличивать угрозу. «Чем красочнее и шире освещаются действия террористических организаций, тем лучше для самих организаций. Они зачастую и совершают теракты с целью получить широкий резонанс через СМИ и заявить о себе», - отмечает А. Никсдорф.

«Бывают случаи, когда оперативное освещение террористических актов играло на руку террористам. Поэтому журналисты должны отличать, когда, в каких объемах и как освещать темы по терроризму. Журналист не должен преследовать цель нагнетания страстей», - сказал корреспондент газеты «Аргументы и факты в Кыргызстане» Дмитрий Орлов. Он также отметил необходимость большей информационной открытости и доступности таких организаций, как Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), Антитеррористический комитет СНГ. По мнению профессора Академии по проблемам безопасности Российской Федерации Рустама Рахманалиева, СМИ не нуждаются в ограничениях и инструкциях по освещению проблем терроризма, так как само широкое обсуждение этих тем вносит свой позитивный вклад. Тем не менее, по словам политолога Турата Акимова, СМИ по определению не призваны играть какую-либо роль в противодействии терроризму, экстремизму или другим угрозам, и главная роль СМИ заключается в том, чтобы освещать те или иные события объективно.0

Каждое СМИ пытается получить максимум эксклюзивной информации. Журналисты стараются накопать побольше неизвестных фактов - ведь сенсации оплачиваются приличными суммами.

Роль СМИ в освещении терроризма велика. Но одно дело, когда о нем твердят ежечасно и повсеместно и люди начинают жить в страхе. И государство Израиль тому пример. И совсем другое, когда спецслужбы сначала делают, а потом уже заявляют об этом. Возможно пора выработать морально-этические принципы освещения террористических актов. Видимо, до такого единства здесь пока так же далеко, как вообще в мире с его нерешаемыми проблемами, которые и становятся причиной терроризма. Так что гораздо вероятнее, что журналисты, как и раньше, несмотря ни на какие форумы, будут говорить со своими зрителями и читателями о терроризме кто как может. В меру своей испорченности…


2.3 Диагностика и социальный контроль терроризма


Принципиальная особенность современной региональной власти в России - размы­тость субъекта и объекта социального действия, проявляющаяся в социально - и поли­тико-географической неопределенности. Иначе говоря, институционализация регио­нальной власти выступает изначально проблематичной. Бесланская трагедия, собы­тия в Нальчике, как и ряд предшествовавших террористических актов в России, переключили общественное внимание с этой проблемы на злободневные вопросы превентивных актов, противодействующих терроризму, а также возможного ограни­чения демократических свобод и прав человека в ходе антитеррористической борьбы.

Можно сказать, что восприятие региональной власти в России как внешнего и ча­ще всего пассивного агента в кризисных ситуациях переросло в понимание псевдоинституционализации большей части российской государственной территории. Причем это понимание характерно как для российских политических элит, так и для большин­ства социальных групп и слоев российского общества. По

сути дела, современная ре­гиональная власть в условиях постоянной террористической опасности становится очевидным институциональным декором, а сами субъекты Российской Федерации мо­гут рассматриваться как экстерриториальные образования единого тела-пространст­ва российской государственной власти.

Подобная ситуация способствует моделированию "географических" образов влас­ти. Присущий современной российской власти и все усиливающийся "региональный синкретизм", имеющий рациональные обоснования в виде предотвращения террористических угроз, позволяет нам рассматривать регионы в целом и региональную власть, в частности, как целостные и миниатюрные географические образы России, обладающие всеми основными свойствами условного и обобщенного образа страны. Модель географического образа региональной власти включает в себя ряд непроти­воречивых допущений (метонимий, метафор, стереотипов, архетипов, символов, зна­ков), чьи определенные конфигурации задают алгоритмы достраивания конкретного образа. На примере Северной Осетии-Алании в контексте Бесланской трагедии. Действия как местной, так и центральной власти в попытках пред­отвращения террористического акта, а затем по преодолению его социальных, поли­тических и психологических последствий в значительной степени уже подверглись анализу в средствах массовой информации. Традиционные при этом выводы - отсут­ствие координации между властями различных уровней, слабый государственный кон­троль над территорией, социальная разобщенность и слабая социальная связанность сообществ, несовершенное взаимодействие власти и общества, возможность разгорания тлеющего межэтнического конфликта - показали, что сама Северная Осетия вос­принимается в рамках нескольких стереотипных клише, характерных для образа Рос­сии в целом. Как правило, региональные лидеры, несмотря на все их различия в пове­дении в ходе конфликта - будь то Дзасохов, Зязиков или бывший ингушский президент Аушев - выступают в роли политических медиумов, пытающихся нащупать незримые инспирации и пассы центральной власти - даже при прямом наличии её представителей на месте конфликта.

Развитие Бесланской трагедии, как оно было представлено в СМИ, позволяет чет­ко зафиксировать образ властей Северной Осетии, а вместе с тем перейти и к более общей модели образа региональной власти. Он включает в себя в качестве ядра пред­ставления об этом регионе как поистине нашей, коренной, исконной, вдвойне предан­ной Центру территории. В качестве образных оболочек можно рассматривать знаки и символы традиционных кавказских сообществ и кланов, сужающих поле действия лю­бой выборной или назначенной региональной власти. Наряду с этим, власть здесь мо­жет восприниматься как интразональная, исключенная из общего кавказского кон­текста и более близкая, например, поволжскому или уральскому политическому про­странству.

При переходе к более общей модели географического образа региональной власти можно представить ядро образа как условную идентификационную отметку, характе­ризующую регион как "свой" или "чужой" в рамках доминирующей в настоящий мо­мент политической культуры. Такая отметка может иллюстрироваться либо конкрет­ными топонимами (названиями столицы или крупных центров региона), либо опреде­ленными именами региональных политических лидеров, либо, наконец, названиями экстремальных политических событий, связанных с регионом. Образные оболочки региональной власти могут маркироваться как своего рода "насадки", позволяющие точно дистанцировать сам образ. В состав подобных оболочек входят представления о характере и способах легитимации власти в регионе и специфике властных артикуля­ций, а также стереотипы восприятия региона и региональных властей в различных по­литико-географических конфигурациях.

В этой связи рассмотрим проблему антитеррористических стратегий. Борьба с терроризмом – деятельность по предупреждению, выявлению, пресечению, последствий террористической деятельности. Контртеррористическая операция – специальные мероприятия, направленные на пресечение террористических акций, обеспечение безопасности физических лиц, обезвреживание террористов, а также на минимизацию последствий террористических акций.

Основными стратегическими задачами, возложенными на Министерство обороны Российской Федерации по противодействию международному терроризму являются:

- анализ поступающей информации о состоянии, динамики и тенденциях распространения международного терроризма;

- выработка предложений о направлениях развития сотрудничества в данном направлении;

- участие в формировании и развитии эффективной системы выявления, предупреждения и пресечения террористических акций, соответствующей оперативной обстановке и тенденциям развития терроризма;

- координация совместной деятельности по недопущению совершения террористических актов на ядерных объектах, а также терактов с использованием средств массового поражения;

- участие в организации мероприятий;

- проведение согласованных мероприятий по информационному и организационному противодействию формирования у граждан террористических намерений и настроений.

В зависимости от определения понятий сущности террора и терроризма органы государственной власти и спецслужбы должны выстроить свою антитеррористическую деятельность, которую можно условно разделить на две части:

Первая часть входит в общественные сферы, не связанные с политикой. Она находится, прежде всего, там, где ведется борьба с преступностью, т.е. одновременно является и частью антикриминальной деятельности государства. Это, прежде всего, проведение оперативных мероприятий по розыску террористов, их поимка или уничтожение и уголовное преследование. Согласно приведенной концепции разделения понятий террора и терроризма эта часть антитеррористической деятельности направлена как раз против террора, как явления, по сути, криминально-уголовного.

Вторая часть одновременно входит в состав политики противодействия терроризму, то есть – в политическую сферу и направлена против терроризма как негативного и угрожающего политической власти и обществу социально-политического явления. Отличие обеих частей состоит в том, что в первой части борьба ведется против террористов, непосредственных исполнителей террористических актов, а во второй части борьба направлена против руководителей и идеологов террористической деятельности.

В последние два десятилетия широко используется термин "международный тер­роризм". В понимании и преодолении государством террористической угрозы важно устранить политику двойных стандартов. Как отмечал Б. Нетаньяху: «Зачастую те или иные государства считали и продолжают считать "своих" террористов единствен­ными, с кем стоит бороться, а на деятельность, враждебную другим правительствам, склонны смотреть сквозь пальцы. Этот подход плох, не только потому, что сомни­тельна его нравственность. Самое главное то, что он неэффективен».

Терроризм и террористов можно искоренить тогда, когда государство проводит такую социально-экономи­ческую политику, при которой бы каждому человеку было выгодно честно трудиться, получать знания и квалификацию, а также создавать семью и воспиты­вать детей. Ведь в настоящее время в России настоль­ко низок жизненный уровень, люди важнейших про­фессий (учителя, врачи, работники культуры и искусства) получают абсолютно низкую заработную плату, закрываются многочисленные предприятия, а оборудование на остальных катастрофически изнаши­вается, постоянно растут цены, что не может не сказы­ваться на занятости людей, в том числе и в криминальной сфере.


Заключение


Одним из самых страшных, террогенных для России стал 1999-й год. В том году, по сводкам МВД РФ было совершено 41 преступление с применением взрывных уст­ройств, квалифицированных по статье 205 УК РФ. Из них - 8 случаев обнаружения взрывных устройств (ВУ) и 33 террористических акта путем взрыва. Пострадало 1184 человека, из них погибло 373. Наиболее тяжкие последствия имели террорис­тические акты, совершенные 19 марта в г. Владикавказе, 4 сентября в г. Буйнакске, 8 и 13 сентября, в г. Москве и 16 сентября в г. Волгодонске. В них пострадало 1070 человек, из них 360 погибли. Невозможно обойти случившуюся трагедию 31 октября 2007 года в нашем городе Тольятти – взрыв пассажирского автобуса, где больше 50 человек пострадали, из 8 погибли. Среди пострадавших и жертв в основном были студенты, ехавшие учиться.

Обращает на себя внимание оценка современного терроризма, данная учеными Института философии РАН (сентябрь 2006 г.).

1. Международный терроризм во многом есть обратная сторона политики глоба­лизации США и других стран. Современная глобализация - это ограбление более слабых стран. Глобализация по-американски - это еще и навязывание всему миру своей массовой культуры, способов жизни и мировоззрения. Тогда терроризм может рассматриваться как уродливый ответ на этот процесс.

2. Совершенно ясно, что тер­роризм - это одна из глобальных проблем человечества, это нарушение нравствен­ности и глобальная угроза жизни.

3. Острие международного терроризма поверну­лось в сторону Российской Федерации. Идеологически политический терроризм может быть подразделен на ультралевый (анархические и коммунистические груп­пировки типа итальянских "красных бригад", перуанских "Сендеро Луминосо", не­мецкой фракции "красной армии" и т.д.) и ультраправый (французская ОАС, турец­кие "Серые волки", американская организация ку-клукс-клан и т.д.). Значительное распространение в XX - начале XXI вв. получил терроризм на почве этнического се­паратизма, достижения независимости регионов (баскская ЭТА, Ирландская респуб­ликанская армия, фронт национального освобождения Корсики и т.д.).

Представляют несомненный интерес оценки экспертов и реакции массового со­знания на современный терроризм. Всероссийское социологическое исследование в июле 2004 г. (рук. В.К. Левашов, респонденты N = 1627; эксперты N = 438). Показа­на близость позиции экспертов и населения в определении основных причин, детер­минирующих феноменов терроризма. Так, например, соответственно, 48 и 59% в каче­стве таковых назвали новый передел мира из-за энергоресурсов и полезных ископа­емых, рынков сбыта; бандитизм, разбой, грабеж — 44 и 34; неспособность политиков справиться с задачами развития человечества - 35 и 39%.

Несколько больше различались ответы респондентов и экспертов на вопрос о том, как можно искоренить терроризм. 55% респондентов и 44% экспертов считают, что необходимо беспощадно уничтожать террористов; соответственно 49 и 71 уве­рены, что терроризм - это только инструмент, нужно устранить его причины: нера­венство, несправедливость, угнетение; 46 и 41 - за усиление пограничного контроля; 16 и 15 ответили, что победить международный терроризм можно, ограничив демо­кратические свободы.

Эксперты рассматривают терроризм как явление, вызван­ное комплексом причин социального и политического характера.

В реальности можно наблюдать усиливающееся отчуждение россиян от власти и возложение на нее вины за неспособность предотвратить террористические акты. На протяжении последних трех лет около 65-67% опрошенных отмечают, что россий­ские власти не в состоянии защитить население от новых вылазок террористов. При­чем, респонденты склонны, прежде всего, возлагать ответственность за происходящее на правоохранительные органы и спецслужбы (около 24% и 40% респондентов соот­ветственно), в меньшей степени принимая обвинения в свой собственный адрес в недо­статочной бдительности (8%).

Какие же меры, по мнению россиян, требуются, чтобы изменить ситуацию? Боль­шинство респондентов в январе 2005 г. полагало, что необходимо усиление координа­ции спецслужб (63% опрошенных) вплоть до их объединения в одном ведомстве (на­пример, наподобие министерства общественной безопасности в США); ужесточение законодательства вплоть до введения смертной казни для террористов (84%), уничто­жение террористов и их баз за пределами РФ (82%). 58% считали, что необходимо вве­сти ограничения в миграционное законодательство. Примечательно, что увеличение расходов на оборону и безопасность и расширение полномочий правоохранительных органов готовы поддержать 59%. Но при этом россияне хотели бы осуществлять бо­лее жесткий контроль над органами правопорядка (78%).

Россияне очень четко различают действия, которые, вероятно, могут стать эффектив­ным средством борьбы с терроризмом, и шаги, ведущие лишь к ограничению личных прав. В первую очередь, речь идет о введении чрезвычайного положения и усилении цензуры в СМИ, прослушивании телефонных переговоров или запрещении забасто­вок и иных массовых выступлений. Так, только 33% респондентов в 2005 г. скорее поддержало бы приостановление" деятельности оппозиционных политических объеди­нений (против - 43); 44 - введение цензуры в СМИ (против - 47). 66% опрошенных не поддержали предложение запрещения забастовок и других массовых акций; 69 - отме­ну на ближайшие годы выборов; 54 - ограничение личных прав граждан (ужесточение контроля документов, прослушивание телефонных переговоров, личный досмотр и др.); 61 - введение чрезвычайного положения.

Приходится констатировать, что в российских условиях не происходит и обратного процесса - формирования тех самых общественных структур противодействия терро­ристической угрозе, которые могли бы составить достойную альтернативу вертикаль­но интегрированным государственным органам. Большинство опрошенных готовы, главным образом, к мерам индивидуальной защиты, нежели к неким коллективным мероприятиям. Наибольшей поддержкой россиян пользуются проявление бдительности, овладение навыками самозащиты и оказания первой медицинской по­мощи, а также приобретение оружия. Гораздо меньше респондентов готовы стать членам добровольных дружин или отрядов самообороны.

Многие разочаровались и в возможности оказания финансовой помощи. После Беслана наблюдался небывалый по российским меркам всплеск благотворительности - силами населения были собраны огромные средства для жертв теракта. Однако это были деньги для тех, кто попал в беду. Учитывая же высокое недоверие россиян к раз­личным общественным организациям, лишь 2% населения намерены оказать матери­альную поддержку различным фондам по борьбе с терроризмом0 (см. приложение №6, 7).

В заключении можно констатировать, что проблема терроризма так или иначе по­стоянно присутствует в общественном дискурсе. При этом она не рассматривается в качестве актуальной угрозы, непосредственно направленной на большинство населе­ния, а скорее видится как некий абстрактный страх, постепенно переходящий в привыч­ное состояние. Все это лишь усугубляет нарастающий в обществе пессимизм в отноше­нии органов власти, поскольку именно на них проецируется недовольство и поверхност­ная обеспокоенность. Для большинства населения очевидна неэффективность предпринимаемых ныне усилий по противодействию терроризму и неспособность госу­дарства, отвечающего за безопасность граждан, обеспечить эту самую безопасность.

Таким образом, анализ проблемы терроризма в национальном самосознании россиян позволяет выявить многоплановость и противоречивость данного феномена, что, в свою очередь, гово­рит о необходимости его дальнейшего изучения.

Терроризм из всех преступлений, получивших распространение в нашей стране, является одной из наиболее опасных социальных дисфункций. Этот факт отмечает­ся в отечественной криминологии и социологии права.


Список литературы


1.Баранов, А. Проблематика социального прогнозирования террористических проявлений/ А.Баранов/ Тезисы докладов и выступлений на II Всероссийском конгрессе. Российское общество и социология в ХХI веке: социальные вызовы и альтернативы.2003.Т.2.С 341.

2.Белявский, Д. Последствия совершения террористических актов для личности, общества и государства/ Д.Белявский/ Закон.2006.№12.С 112-115.

3.Варданянц, Г. Терроризм: Диагностика и социальный контроль совершения террористических актов/ Г.Варданянц/ Социологические исследования.2005.№7.С 68-71.

4.Ефанова, Е. Проблема терроризма в национальном самосознании россиян/ Е.Ефанова/ Социологические исследования.2006.№7.С 56-62.

5.Ильясов, Ф. Терроризм – от социальных оснований до поведения жертв/ Ф.Ильясов/ Социологические исследования.2007.№6.С 78-71.

6.Замятин, Д. Управление образами: региональная власть и антитеррористические стратегии/ Д.Замятин/ Социологические исследования.2006.№2.С 64-66.

7.Злобин, Н. Питательный бульон терроризма/ Н.Злобин/ Независимая газета.2004.9 февраля.С 2.

8.Иванов, В. Феномен проявления терроризма/ В.Иванов/ Социологические исследования.2005.№8.С 63-71.

9.Клочкова, А. СМИ в этиологии девиантности/ А.Клочкова/ Тезисы докладов и выступлений на II Всероссийском социологическом конгрессе.2007.№5.С 765-768.

10.Левашов, В. Безопасность и терроризм/ В.Левашов/ Социологические исследования .2005.№8.С 72-78.

11.Никитаев, В. Тело террора. К проблеме теории терроризма/ В.Никитаев/ Полигнозис.2003.№3.С 63.

12.Ожиганов, Э. Профиль терроризма: природа, цели и мотивация/ Э.Ожиганов/ Социологические исследования.2006.№2.С 52-57.


13.Поликанов, Д. Российское общественное мнение о проблеме терроризма/ Д.Поликанов/ Социологические исследования.2006.№3.С 57-61.

14.Наумова, Г.«Роль СМИ в освещении проблем терроризма»/ www.np.kz/2004/47/rots.html

15. Васильев, В. «Психология личности террориста»/ psyfactor.org/lib/terror16.htm


Приложение


Таблица №1 СХЕМА ТИПИЧНОЙ РЕАКЦИИ НА ТЕРАКТ


Теракт


Реакция испуга


(Пред)паника-готовность к бегству


Чувство страха



Бегство, паника


Оценка реальной угрозы


Оценка достигнутой безопасности


Облегчение от миновавшей угрозы





«Ответная

агрессия»,-

ненависть к

террористам

Жалость к жертвам теракта

Бессилие,

безысходность


Стремление

Уступить

террористам


Подавленность,

апатия


Избегание новой угрозы


Постоянная

тревожность



Критическое отношение к властям


Стремление

Противостоять

террористам


Избегание

Информации

о терроризме


Таблица №2 Соотношение типов и мотивов терроризма

Тип терроризма

Субъекты

Мотивы

Объекты

Экономический

Частные лица, группы теневой экономики

Получение «выкупа»

Частные лица, корпорации, государство

Этнический

Радикальная часть

этнической группы

Захват ресурсов «другой» этнической

группы

Этническая группа, моноэтническое государство

Политический

Радикальное крыло политической группы

Захват власти

Лица и группы, обладающие властью, население

Социальный

Группы и носители «лучшей»идеологии

Достижение социальной справедливости

Государство с «иным» социальным строем, его население.


Таблица №3 Мнения об основаниях феномена терроризма (в % от числа опрошенных)

Основания терроризма

Респонденты

Эксперты

Новый передел мира из-за энергоресурсов и полезных ископаемых, рынков сбыта


48


59

Бандитизм, разбой, грабеж

44

34

Неспособность политиков справиться с задачами развития человечества


35


39

Передел мира в свою пользу со стороны США

35

39

Война между христианской и мусульманской цивилизациями

30

27

Неэффективность деятельности ООН

17

18

Обострение противоречий между богатым Севером и бедным Югом

11

120

Справедливая борьба угнетенных народов за свои права и свободы


8


6

Другое

2

1

Таблица №4 Мнения россиян о наиболее дружественных и недружественных странах (в % от числа опрошенных)


Страны и регионы

Дружественные государства

Недружественные гос-ва

Респонденты

Эксперты

Респонденты

Эксперты

Бывшие республики СССР

34

46

21

36

Европа

24

27

6

3

Германия

18

19

1

1

США

10

4

57

57

Китай

10

9

2

4

Азия

8

8

10

9

Ближний Восток

2

2

4

10


Таблица №5 Динамика поддержки различных форм защиты социальных интересов РФ (в % от числа опрошенных)


Время

опроса




Готов

подписать

обращение

к прави-

тельству

Ничего

не буду

делать


Выйду

на митинг

Буду

участвовать

в забастовках


Если надо

возьму

оружие


Мои

интересы

достаточно

защищены

Затрудни-

лись

ответить


Февраль

1994

13

19

9

11

13

3

37

Ноябрь

1995


13

28

7

6

9

1

35

Декабрь

1998


10

21

11

13

15

3

26

Ноябрь

1999


14

18

16

13

12

4

22

Декабрь

2000


13

24

12

8

11

8

23

Октябрь

2003

24

28

16

12

14

9

22

Респонденты

27

25

21

17

15

5

20

Эксперты

34

28

28

20

12

9

9


Таблица №6 Распределение ответов респондентов по вопросу «Согласны ли Вы с тем, что для эффективной борьбы с терроризмом следует перераспределить полномочия между различными органами власти? Если «да», то чьи права и полномочия должны быть расширены в первую очередь?» (в % от числа опрошенных)

Государственные органы

Сентябрь 2004

Январь 2005

Президента России

19

14

Правительства России

6

5

Государственной Думы и Совета Федерации

2

2

МВД

12

12

Уполномоченного по правам человека при Президенте РФ

3

3

Армии

7

8

ФСБ, пограничные войска

26

18

МЧС

9

7

Спецподразделений типа «АЛЬФА», «ВЫМПЕЛ»

18

12

Совета безопасности России

9

7

Нет, у всех этих структур и так достаточно полномочий, и увеличивать их нет необходимости

23

28


Таблица №7 Распределение ответов респондентов по вопросу «К каким действиям вы лично готовы в ситуации террористической угрозы?» (в % от числа опрошенных)

Действия, меры

Сентябрь

2004

Январь

2005

Проявлять бдительность в месте проживания, в транспорте, местах массового скопления людей

70

73

Помогать органам правопорядка (участвовать в патрулировании улиц, в работе добровольных дружин и т.д.)

27

13

Овладеть навыками самозащиты, поведения в экстремальных ситуациях, оказания первой медицинской помощи

26

18

Участвовать в отрядах самообороны

8

3

Приобрести оружие для самозащиты

18

8

Перечислять средства в общественные фонды борьба с терроризмом

7

2

Ограничить посещения массовых мероприятий, стараться меньше пользоваться общественным транспортом

15

8

Борьба каждого с терроризмом заключается в том, чтобы продолжать жить как прежде полной жизнью

19

17

Затрудняюсь ответить

7

8



0 Сальников, В. Правовые возможности антитеррористических мероприятия/В. Сальников/Защита и безопасность.2000.№4(15)

0 Варданянц, Г. Терроризм: диагностика и социальный контроль/Г.Варданянц/Социологические исследования.2005.№6.

0 Карабааги, О. Самоубийство во имя веры /О. Карабааги/ Независимая газета. 2000. №7

0 Беккариа, Ч. О преступлениях и наказаниях. М. 1995.

0 Иншаков, С.М. Криминология:Учебник /С.М.Иншаков. М.:Юриспруденция, 2000.

0 Васильев, В. Психолого-педагогические проблемы предупреждения терроризм/ В. Васильев/Материалы Международной конференции «Ананьевские чтения».2001.

0 Минабутдинов, С. Прививка от террора/ С. Минабутдинов/ Российская газета.2005.22 июня.С 9.


0 Левашов, В. Чувствуют ли себя россияне в безопасности?/ В.Левашов/ Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены.2004.№4.С 30-31.


Случайные файлы

Файл
168805.rtf
96417.rtf
1476-1.rtf
38926.rtf
55809.rtf