Тенденции сферы услуг и урбанизации (142666)

Посмотреть архив целиком





















ТЕНДЕНЦИИ СФЕРЫ УСЛУГ И УРБАНИЗАЦИИ


Общая концепция растущей роли третичного сектора


При исследовании спектра функций, осуществляемых городом, выявляются радикальные сдвиги, вызванные изменением типа хозяйства. Промышленная революция привела к постепенному замещению традиционных отраслей производства, и в первую очередь сельского хозяйства, отраслями промышленности, которые развивались преимущественно в городах. Они росли за счет сокращения населения сельской местности. Ремесло и торговля, бывшие ранее основными видами деятельности в городах, стали составлять меньшую часть общего спектра функций во многих крупных городах, превратившихся в промышленные центры. Однако в XX веке промышленность стала уступать место сфере услуг. Во второй половине века начался переход активного населения из вторичного сектора в третичный, что называют «дезиндустриализацией». Это стало возможным во многом благодаря организации массового производства и механизации технологических процессов. Все это позволило фирмам значительно повысить эффективность использования ресурсов и насытить рынок. Далее в послевоенное время начался процесс индустриализации в жилищном и промышленном строительстве, аналогичные процессы произошли и в сфере сельского хозяйства, одновременно наблюдались радикальные сдвиги в либерализации внешней торговли. Все это способствовало общему насыщению потребительского рынка.

Таким образом, уже к концу 60-х годов в развитых странах сложилась ситуация, когда даже невысокий заработок мог обеспечить потребителю удовлетворение повседневных первичных нужд. У производителя конечной продукции резко обострились проблемы сбыта, возникло «общество потребления», в котором ход экономической жизни определяется жесткой конкурентной борьбой за рынки сбыта, и производство товаров ориентировано на максимальное их соответствие вкусам потребителя. Колебания моды структурируют потребительский рынок. Выделяется высший сегмент этого рынка, где представлены активно ориентированные на текущие изменения в культуре весьма зажиточные слои населения. В борьбе за этот сегмент ведущие фирмы, задающие тон в моде, расчленяют ее по сезонам и подсезонам, стремясь добиться хотя бы временного монопольного преимущества.

Произошла глубокая трансформация социальной и общественной жизни, в результате которой сформировались новые ценности и возникли новые потребности. Именно стремление людей к потреблению материальных и нематериальных благ стало решающим фактором развития экономики, что во многом определило доминирование услуг в структуре потребления. В условиях такого насыщенного рынка в системе предпочтений потребителя стала возрастать роль услуг и товаров, изготовляемых по индивидуальным заказам. Такая работа на заказ по типу деятельности приближается к обслуживанию. Соответственно в некоторых странах работу подобных мастерских и ателье в системе национальной статистики относят к сфере услуг.

Жесткая конкуренция, в том числе в международном масштабе, заставила крупнейших производителей усложнить организационные схемы производства, усилив специализацию производственных и сбытовых операций, что стимулировало развитие сферы услуг для бизнеса. Параллельно шло нарастание роли финансовых видов деятельности, которые составляют важнейшую компоненту третичного сектора. Именно эти услуги нередко выделяют в отдельный четвертичный сектор, проблемы которого рассмотрены ниже.


Тертиаризация - дезиндустриализация - урбанизация


В совокупности все эти изменения привели к столь бурному росту сферы услуг и ее роли в современной экономике в последние десятилетия, что этот период можно рассматривать как некоторую «революцию услуг» по аналогии с промышленной революцией XVIII-XIX веков. Этот рост является повсеместным, подтверждается многочисленными статистическими исследованиями, наиболее наглядно он виден при рассмотрении динамики структуры занятости.

В целом процесс нарастания роли третичного сектора на фоне дезиндустриализации заметно ускорился, начиная с 60-х годов. Это отмечается не только в фазах экономического подъема, но и в периоды стагнации. Осмысление этих тенденций привело к общей концепции постиндустриального общества. В последние десятилетия эти процессы вторглись и в сферу внешнеэкономических связей. Интенсивность проявления тертиаризации зависит от конкретной страны и города, весьма значимы различия в динамике отдельных видов услуг. Процессы дезиндустриализации также существенно различаются по этим аспектам.

Упадок обрабатывающей промышленности в мегаполисах развитых стран не свидетельствует об упадке самих городов, которые стали сейчас, по преимуществу, центрами управления. Управление в большей степени, чем непосредственное материальное производство, является основной градообразующей функцией таких городов. Усиление роли профессий третичного типа, обслуживающих не только конечный спрос, но и производственные процессы сельского хозяйства и промышленности, лежит в русле общей закономерности нарастания экономической важности отношений обслуживания. Это обусловлено отмеченной нами выше тенденцией к специализации производственных операций. В результате удается резко повысить производительность труда за счет механизации и автоматизации рутинных операций, что, снижая долю таких операций в общих издержках, выявляет особое значение операций менее стандартизованных. Но это не всегда находит отражение в статистической отчетности.

Дезиндустриализация не означает, что промышленное производство обречено на полное исчезновение, однако в современной экономике развитых стран такое производство не ограничивается заводами, где рабочие профессии представляют основную часть фактора труда. Современная промышленность интегрирована в сложные организационные схемы, в которых «увязаны» между собой аспекты производства и сбыта, задействованы экономические агенты во многих городах.

Именно поэтому представляются нереальными мечты и планы многих социальных слоев России о полномасштабном восстановлении промышленного производства в стране. Гипертрофированное развитие промышленности и архаичная недооценка сферы услуг были характерны для всей послевоенной политики экономического развития стран плановой экономики. Структура видов экономической деятельности приобретала все более деформированный характер.

Само существование подобной структуры было возможно лишь благодаря системе государственного заказа, что позволяло финансировать искусственно созданные нежизнеспособные предприятия военно-промышленного комплекса. Отсутствие необходимых инвестиций в легкую промышленность не позволяло сократить все увеличивающийся разрыв между советскими предприятиями и аналогичными фирмами в динамично развивающихся странах третьего мира и в Китае. Однако легкая промышленность выживала в рамках весьма протекционистской политики Советского Союза. В современных условиях острой международной конкуренции большинство российских предприятии не может самостоятельно выйти из кризиса, который обнаружил всю искусственность производственной структуры. Она была подчинена общему политическому курсу руководства. Бремя ответственности за выход из производственного кризиса, за спасение стагнирующих монофункциональных городов лежит, прежде всего, на органах власти общенационального уровня. Без их поддержки для отдельных предприятий и местных органов власти эта задача представляется нам неразрешимой. Неизбежен масштабный сдвиг в системе рабочих мест России с замещением промышленности предприятиями сферы услуг.

При этом можно отметить следующий парадокс: из основных деловых центров мира «уходят» весьма современные промышленные отрасли, однако там остаются традиционные виды промышленности. Многие из них именно в силу своей традиционности в значительной мере базируются на ручном труде полуремесленного характера, требующем достаточно высокой квалификации. Эти особенности весьма характерны для немассовых, почти индивидуальных видов производства, что существенно сближает их с услугами, поэтому многие специалисты в своих исследованиях относят их к третичному сектору.

Так, например, в Нью-Йорке металлургия и химическая промышленность в последние десятилетия были почти полностью вытеснены даже из пригородной зоны, в то же время предприятия швейной промышленности сохранились даже в его центральной зоне. Аналогичный упадок этих отраслей наблюдался и в агломерации Большого Парижа, для которой в целом было характерно вытеснение промышленности, выпускающей промежуточную продукцию. В то же время шел бурный процесс создания управленческих офисов в западном пригороде Парижа, в том числе представляющих эти отрасли промышленности. В рамках Большого Парижа также успешно функционируют отрасли промышленности товаров конечного потребления.

В этом отношении весьма характерен рынок произведений искусства. В современных мегаполисах сформировалась целая отрасль по созданию таких произведений, для которой характерна определенная деперсонализированность творчества. В отличие от крупных мастеров с их высокоиндивидуальными работами сложился достаточно многочисленный слой городских художников и художественных ремесленников, ориентированных на массового покупателя.

В центральных зонах мегаполисов выделились кварталы, специализирующиеся на подобном полуремесленном творчестве, ориентированном на особые колебания эстетической конъюнктуры. Здесь появляется своя «отраслевая» инфраструктура и свои характерные виды производственных услуг и профессий. Так, например, территория между площадью Вашингтона и Сохо в Нью-Йорке представляет эту функцию города, связанную с особой атмосферой психологизма, где максимально обострены вкусовые ориентации потребителя, где его тяга к прекрасному соседствует с китчем, с рекламой, со спекуляцией и коммерческим риском торговца-посредника.


Случайные файлы

Файл
104207.rtf
96333.rtf
70528.rtf
187083.rtf
118743.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.