Сравнительный анализ форм социальной поддержки юных матерей за рубежом и в Российской Федерации (142570)

Посмотреть архив целиком

Оглавление



Введение

Глава 1. Подростковое материнство как социокультурный феномен

1.1. Исторический и социально-культурный контекст юного материнства

1.2 Женский опыт сексуальных отношений, материнства и супружества несовершеннолетних

1.3. Социальный портрет юной матери

1.4. Правовые основы несовершеннолетнего родительства в Российской Федерации

Глава 2. Медико-социальные и психологические аспекты юного материнства

2.1. Состояние репродуктивного здоровья подростков

2.2. Психологические особенности ранней беременности и их влияние на развитие репродуктивного поведения

Глава 3. Исследование «Сравнительный анализ форм социальной поддержки юных матерей за рубежом и в Российской Федерации»

3.1. Проблемы подростковой беременности в практике социальной работы за рубежом

3.2. Социальная работа с несовершеннолетними родителями в России и в Санкт-Петербурге

Выводы

Рекомендации

Заключение

Список литературы



Введение



Во всем мире, несмотря на свободный доступ к современным средствам контрацепции идет омоложение ранней беременности, когда возраст роженицы едва достигает 15-16 лет, и статистику случаев беременности среди несовершеннолетних девушек уменьшить не удается. Сегодня в мире становятся роженицами более 15 миллионов подростков, а еще 5 миллионов вынуждены прибегать к прерыванию беременности [1]. В настоящее время юные матери составляют одну из молодежных групп риска, и в отличие от прошлого, они все больше отчуждаются от родительской семьи, школы, макро- и микросреды в целом.

В сегодняшней России также наблюдается снижение возраста "взросления". Исследования последнего десятилетия свидетельствуют о том, что возраст начала сексуальной жизни подростков снижается, причем интенсивнее среди девушек [10]. В рамках либерального дискурса это явление оценивается как положительное - стирается двойной стандарт поведения и в этой сфере отношений. Но раннее начало сексуальной жизни российских подростков происходит в достаточно специфических условиях, в числе которых - низкая контрацептивная культура, незначительное число специальных медицинских, консультативных, психологических служб и программ сексуального просвещения для подростков, отсутствие специальной подготовки педагогов. Результатом этого являются, в частности, незапланированные беременности у несовершеннолетних, исходы которых всегда проблематичны: аборты у нерожавших; раннее материнство; стимулированные ранние браки; оставление ребенка на время в Доме малютки; отказ от ребенка. Эксперты ООН выделяют как наиболее актуальные в этом отношении аборты и сложности выживания для несовершеннолетних матерей [10].

В России каждый десятый ребенок рождается у матери моложе 20 лет; ежегодно около 1,5 тыс. детей рождается у 15-летних матерей, 9 тыс. – у 16-летних и 30 тыс. – у 17-летних, что в общем числе родившихся составляет в среднем 2,3%. Коэффициент рождаемости у 15-19-летних наших современниц в 2,5 раза выше, чем тридцать лет назад. Вклад матерей 15-19 лет в коэффициент рождаемости составляет 14-15%, что некоторыми оппонентами расценивается положительным явлением. Ежегодно каждый десятый новорожденный ребенок в России появляется на свет у матери моложе 15 лет, чаще всего вне юридического брака.

Таким образом, юное материнство становится одной из актуальных социальных проблем [2], устойчивый интерес к которой наблюдается у специалистов во всем мире, т.к. эта категория матерей в силу неблагоприятных медицинских, психологических, социальных последствий беременности и деторождения без соответствующей поддержки практически фатально становится группой особого риска по отклоняющемуся материнскому поведению.

В теории репродуктивных прав выделяются три дискурса:

- дискурс человеческих ресурсов;

- мальтузианский дискурс, направленный на оправдание сокращения численности населения на планете, регулирование рождаемости и, соответственно, всех демографических процессов;

- евгенический дискурс, предусматривающий изучение процессов, направленных на улучшение качества населения на планете.

Каждому дискурсу соответствует совершенно определенная государственная политика, которая выражается в принятии государством законов, либо поощряющих, либо наказывающих за рождение детей. Все эти законы имеют вы гендерный характер, т.к. все адресованы к женщинам, чаще матерям, как уже состоявшимся, так и потенциальным. Общий анализ программных документов («Безопасное материнство», «Планирование семьи», «Концепция охраны репродуктивного здоровья населения России за период 2000-2004 г.г. и план мероприятий по ее реализации»), принятых с 1991 года отражает факт «позитивной дискриминации», характеризующейся сдвигом в сторону внимания к женскому здоровью. Возникает парадокс – с одной стороны государство проявляет заинтересованность в рождении детей. С другой стороны, возникает перекос в правовом регулировании отношений репродуктивного поведения в сторону закрепления только одного из репродуктивных прав индивидов – права на материнство, а не репродуктивного здоровья как социальной ценности.

Специфической особенностью подавляющего большинства исследований подросткового материнства является ретроспективный анализ факторов-предикторов этого феномена и разработка предложений по его профилактике, которые сводятся, в основном, к требованиям повышения контрацептивной грамотности подростков. Сам же феномен в его актуальном аспекте – условия и возможности реализации материнской роли несовершеннолетними женщинами, - остается вне поля зрения ученых.

Социальная роль матери для несовершеннолетних воспринимается общественностью скорее как девиация, экстремальная ситуация, вызванная акселерацией и сексуальной революцией. Подобная практика вступает в диссонанс с социальной реальностью, повседневными практиками, потому что когда дело доходит до свершившегося факта рождения ребенка несовершеннолетней, то обнаруживается, что она незащищена как социально, так и юридически.

Цель дипломной работы: анализ феномена юного материнства и практик социальной поддержки несовершеннолетних матерей в Санкт-Петербурге.

Задачи:

- изучение исторического и социально-культурного контекста юного материнства;

- изучение медико-социальных и психологических составляющих юного материнства;

- изучение правовых и социально-статусных позиций несовершеннолетних матерей в российском обществе;

- изучение существующих направлений в организации социальной работы с юными матерями в Санкт-Петербурге.

Объект исследования: несовершеннолетние матери.

Предмет исследования: условия и возможности реализации материнской роли несовершеннолетними женщинами.

Методы исследования:

- анализ литературы по проблемам репродуктивного поведения молодежи и подросткового материнства;

- анализ нормативных документов Семейного кодекса Российской Федерации;

- анализ и обобщение опыта организации социальной работы в сфере подросткового родительства в России и за рубежом;

- экспертный опрос специалистов по подростковой репродукции Центра «Ювента».



Глава 1. Подростковое материнство как социокультурный феномен



1.1 Исторический и социально-культурный контекст юного материнства



Довольно распространенное мнение о том, что подростковое материнство – явление последних нескольких десятилетий - не верно, чему имеется множество исторических свидетельств.

Явление раннего материнства существует уже много столетий. Так как рождение и воспитание детей составляли социальную и духовную сущность брака, его главное значение, раннее материнство связывали со временем вступления в брак. А для европейской части России ранние браки издавна считались типичным и всеобщим явлением. По свидетельству Николая Костомарова, в 16-17 веках «русские женились очень рано. Бывало, что жених имел от 12 до 13 лет. Редко случалось, чтобы русский оставался неженатым…». Однако против слишком ранних браков возражало и государство, и, главным образом, церковь. В 1410 году митрополит Фотий в послании новгородскому архиепископу строго запрещал венчать «девичок меньше двунадцати лет». Позже, по указу Екатерины II всем сословиям запрещалось венчать мужчин моложе 15, а женщин – моложе 13 лет. За нарушение этого указа брак расторгался, а священник лишался сана.

В Елатомском уезде Тамбовской губернии женили подростков, когда девочка еще играла в куклы. Постепенно ее и такого же малолетнего жениха приучали видеть друг друга и играть вместе, а в 15 лет сводили для брачной жизни. Подобные браки были и на Севере: бабушки в середине ХIХ века вспоминали, как на другой день после свадьбы, они бегали домой за куклами.

Особое отношение к ранним бракам было в старообрядческой среде. По данным выборочных медицинских обследований, в 80-х годах ХIХ века в одном из уездов Ярославской губернии 4% крестьянских женщин выходили замуж до начала созревания, в Тульской губернии таких было свыше 20%.

Ранние браки существовали на многих территориях России до конца ХIХ – начала ХХ века. Кое-где они существовали в скрытой форме. Отцы сосватывали своих детей-подростков в 12-15 лет, в 14-16 лет объявляли их женихом и невестой, а в 16-17 лет венчали. На юге и западе России иногда устраивали свадьбу 12-14-летних подростков со всеми необходимыми обрядами, кроме брачной ночи, и до наступления совершеннолетия «молодые» жили порознь в доме своих родителей.

В подавляющем большинстве случаев молодые женщины рожали первенца через девять месяцев после вступления в брак.


Случайные файлы

Файл
8818.rtf
14545.rtf
43581.rtf
15703-1.rtf
128707.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.