Особенности межэтнического брака (141641)

Посмотреть архив целиком

содержание


ВВЕДЕНИЕ

1. Определение понятия брак. Концептуальный анализ межэтнических браков

2. Молодежь как особая социальная группа

3. Особенности отношения современной молодежи к браку

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ



Введение


Актуальность темы исследования. Основной формой социальной организации отношений между мужчиной и женщиной является брак. Брак- это санкционированная и регулируемая обществом форма отношений между мужчиной и женщиной, определяющая их права и обязанности по отношению друг к другу и к детям [10, С.23]. Ценность брака как жестко контролируемого социального образования в России снижается в силу различных причин. Среди них низкая стабильность заключаемых браков и рост привлекательности индивидуальной частной жизни, которая все больше распространяется в связи с трансформированием норм семейно-брачных отношений, изменением экономической ситуации, прогрессом в сфере домашнего хозяйства и бытовых условий. В современном мире люди, не вступающие в брак и лишенные бремени ответственности за другого человека, не подвергаются социальному давлению и обладают всеми возможностями и услугами, организованными обществом. Модификация общественной значимости института брака стала, прежде всего, результатом изменения системы социальных ценностей, среди которых на первый план чаще стали выходить несемейные ценности, связанные с личными достижениями и личным благополучием. Изменение места брака в системе социально-ценностых взаимодействий общества, особенно среди молодежи, связано также с либерализацией взглядов на характер половых отношений до брака, в браке и вне брака и структурными изменениями аксиологической системы в сфере семейно-брачных отношений. Позиции брака в современном обществе становятся менее прочным и в результате существования культа потребления в плане секса, эротизации брака, поскольку половое общение в современном обществе осуществляется в основном с гедонистической целью. Переходная экономическая ситуация в стране также оказывает дестабилизирующее влияние на институт брака. Вступление в юридический брак, который по-прежнему имеет и экономическую сторону, для определенной части населения является недоступным в связи со стесненными материальными возможностями. Происходит перекос в сторону образования большего количества фактических сожительств, которые менее формализованы, или одинокой жизни. В силу перечисленных факторов совершается активное видоизменение института брака и приспособление его к новым социальным условиям. Еще более сложными для научного описания и анализа фактами в сфере брачности являются процессы, происходящие в поликультурных регионах, поскольку к общим проблемам формирования новой ценностной системы семейно-брачных отношений здесь присоединяются серьезные проблемы межнациональной совместимости. Проблема межэтнических отношений имеет глубокие социальные корни и обусловлена рядом социальных, психологических, исторических, религиозных и конфессиональных причин. Тем не менее, эти вопросы требуют своего разрешения, поскольку явление межэтнической брачности как массового процесса заключения национально-смешанных браков достаточно распространено. Каждый седьмой заключенный в России брак является межнациональным, а в советские времена этот показатель был еще выше [11, С.64]. Смешанные в национальном отношении семьи - средство интеграции общества. Образование этнически смешанных семей играет важную роль в процессе изменения этнического состава населения. Основная доля браков, в том числе и межэтнических, заключается людьми в молодом возрасте, что обусловлено свойствами репродуктивного периода, поэтому особенно важно проследить, какой отпечаток накладывают изменения общепринятых ориентации в сфере межэтнической брачности на ценностные установки молодежи. Девальвация прежних ценностей затронула молодежь в большей степени, чем какую-либо иную возрастную группу, так как именно молодые люди в первую очередь реагирует на происходящие в обществе перемены. Специфика данной социальной группы состоит в том, что она находится в состоянии поиска. Система взглядов молодых людей не сформирована окончательно, и потому молодежь более восприимчива к новым ценностям. Можно предположить, что мир ценностей формирующейся личности, на которую оказывали влияние преобразования последних лет, стал более изменчив и противоречив. Увеличение количества разводов и нерегистрируемых браков, снижение рождаемости, падение авторитета институтов семьи и брака в целом и межэтнического брака в особенности - явления, которые требуют пристального внимания и тщательного изучения, как в плане разработки молодежной и семейной политики, так и с целью выработки рекомендаций оптимального поведения молодых людей при заключении брака и создании семьи. С учетом теоретической и практической значимости данной проблемы была определена тема исследования: «Отношение современной молодежи к межэтническим бракам». Объект исследования: современная молодежь. Предмет исследования: особенности отношения современной молодежи к межэтническим бракам. Цель исследования: провести теоретическое и практическое изучение особенностей отношения современной молодежи к межэтническим бракам. Теоретико-методологической основой исследования послужили труды отечественных и зарубежных ученых в области социологии, философии, этнокультуры, социологии семьи и брака. Теоретический анализ проблемы отношения современной молодежи к межэтническим бракам. Определение понятия брак. Концептуальный анализ межэтнических браков. Выявление отношения молодежи к семейной жизни и браку предполагает, прежде всего, обращение к анализу таких базовых рабочих понятий, как «семья», «брак». Анализ понятия «семья» свидетельствует о том, что имеется много подходов к его интерпретации. Так, в «Словаре русского языка» С.И. Ожегова слово «семья» означает «объединение лиц, связанных родственными или брачными узами» [29, С.276]. В «Философском словаре» дается определение «семье» как «виду социальной общности, важнейшей форме организации личного быта, основанной на супружеском союзе и родственных связях, то есть на многочисленных отношениях между мужем и женой, родителями и детьми, братьями и сестрами и другими родственниками, живущими вместе и ведущими общее хозяйство» [46, С.244]. А.Г. Харчев в своих исследованиях рассматривает семью как «малую социальную группу, основанную на браке или кровном родстве, члены которой связаны общностью быта, взаимной моральной ответственностью и взаимопомощью» [47, С.65]. В последние годы семью все чаще называют специфической малой социально-психологической группой, подчеркивая тем самым, что для нее характерна особая система межличностных отношений, которые в большей или меньшей степени управляются законами, нравственными нормами, традициями. Зарубежные исследователи признают семью социальным институтом только в том случае, если она характеризуется тремя основными видами семейных общений: супружеством, родительством и родством; при отсутствии одного из показателей используется понятие «семейная группа». Мы рассматриваем семью как духовно-нравственный союз, состоящий из родителей и детей и связанный не только жилищем и экономической зависимостью, но и чувствами, основанными на кровном родстве. Брак как устойчивый союз между мужчиной и женщиной возник в родовом обществе. Основа брачных отношений порождает права и обязанности. Относительно понятий «брак» и «семья» нужно отметить, что между ними существует тесная взаимосвязь. Недаром в литературе прошлого, а иногда и настоящего они нередко используются как синонимы. Однако в сути этих понятий есть не только общее, но и немало особенного, специфического. Так, ученые убедительно доказали, что брак и семья возникли в разные исторические периоды. Брак прошел определенные стадии развития - от полигамии к единобрачию. Само слово «брак» в русском языке происходит от глагола «брать». В «Философском словаре» брак определяется как «исторически обусловленная, санкционированная и регулируемая обществом форма отношений между мужчиной и женщиной, устанавливающая их права и обязанности по отношению друг к другу и детям» [46, С.87]. Моногамные браки как союз одного мужчины и одной женщины являются более поздней и наиболее распространенной в настоящее время формой брака. Современные ученые определяют брак как исторически изменяющуюся форму отношений между мужчиной и женщиной. А.Г. Харчев отмечает, что семья представляет собой более сложную систему взаимоотношений, чем брак, поскольку она объединяет не только супругов, но и детей, а также других родственников или просто близких супругам и необходимых им людей [47, С.121]. В.А. Рясенцев дает следующее определение брака: «Брак есть заключенный в установленном порядке с соблюдением требований закона добро- 16 вольный и равноправный, в принципе пожизненный союз свободных мужчин и женщин, направленный на создание семьи и порождающий у них взаимные права и обязанности». Таким образом, союз мужчины и женщины еще не семья, и только после появления детей брак перерастает в семью [35, С.39]. А.В. Мудрик считает, что «...семья являет собой персональную среду жизни и развития человека от рождения до смерти, качество которой определяется рядом параметров конкретной семьи» [26, С.44]. Социально-культурный параметр зависит от образовательного уровня членов семьи и их участия в жизни общества. Социально-экономический параметр определяется имущественными характеристиками и занятостью членов семьи на работе, учебе. Технико-гигиенический параметр зависит от условий проживания, оборудованности жилища, гигиенических особенностей образа жизни семьи. Наконец, демографический параметр обусловливается структурой семьи (расширенная или нуклеарная, полная или неполная, бездетная, мало- или многодетная). Социальная сущность брака определяется, в конечном счете, господствующими общественными отношениями, он также испытывает влияние политики, права, нравственности, религии. Санкционируя брак, общество берет на себя определенные обязательства по его охране и налагает на людей, вступивших в брачные отношения, ответственность за материальное обеспечение и воспитание детей, а, следовательно, за будущее семьи. Брак является общественным механизмом, предназначенным для регулирования и управления теми многочисленными человеческими отношениями, которые вытекают из физического факта разнополости. В качестве такого института брак функционирует в двух направлениях:

1. Регулирование личных половых отношений.

2. Регулирование передачи и получения наследства, правопреемства и общественного порядка, что является его более древней и изначальной функцией.

Создаваемая в браке семья сама укрепляет институт брака, наряду с нравами, регулирующими отношения собственности. К другим потенциальным факторам устойчивости брака относятся достоинство, тщеславие, рыцарский дух, долг и религиозные убеждения. Однако, хотя браки могут одобряться или не одобряться свыше, они едва ли заключаются на небесах. Человеческая семья является явно выраженным человеческим институтом, эволюционным обретением. Брак есть общественный, а не церковный институт. Конечно, религия должна оказывать ощутимое воздействие на брак, однако ей не следует пытаться подчинить его своему исключительному управлению и контролю. Говоря об отношениях на уровне социальных общностей, то можно отметить, что семья и семейные отношения рассматриваются как организм, способный существовать и функционировать даже, если его составляющие (члены) находятся на большом расстоянии друг от друга, способный подчиняться закону развития, то есть облик семьи претерпевает со временем изменения: семья может перестроиться, разделиться, дать начало другой. Таким образом, делая выводы из вышесказанного, брачные отношения можно выделить в особую группу отношений, которые могут характеризоваться и первым и вторым типами отношений. Несмотря на высокую распространенность межнациональной брачности при определенных исторических и социальных условиях, наиболее подробная информация о динамике этого явления стала появляться с развитием системы статистической информации, в частности, при переписях населения. После революции 1917 года число этнически-смешанных браков в России начинает расти. Этому способствовали не только отделение церкви от государства, но и отмена юридических брачных запретов, изменение общественных взглядов на национально-смешанный брак, массовые миграции. В период Великой Отечественной войны межнациональная брачность приобрела массовый характер, и на фоне резкого снижения общего количества заключаемых браков доля межэтнических браков по отношению ко всем бракам в этот период возросла. Мощные изменения в структуре межэтнической брачности населения бывшего Советского Союза определены целым рядом факторов, в числе которых наиболее значимы следующие: 1) снижение с конца 1988-1989-х гг. естественного прироста русских в ряде союзных республик; 2) рост миграционной активности населения страны с конца 80-х гг.; 3) проводимая в республиках бывшего СССР этноизбирательная политика [10, С.59]. Это позволяет сделать вывод о том, что установки на смешанный брак детерминируются множеством факторов, среди которых немаловажное значение имеет состояние межэтнических отношений в том или ином регионе, что, в свою очередь, выступает показателем толерантных отношений. В 1998 г. в результате некоторой стабилизации положения в стране наблюдается фиксирование числа межэтнических браков на определенном уровне. Доля смешанно-национальных супружеских союзов в Российской Федерации колеблется от 10% до 15% в различных регионах, что является наивысшим показателем в ближнем зарубежье. В 2000 году в России примерно 23% населения составляли межнациональные семьи. В 2004 году их стало уже 37%. В Москве насчитывается 22% смешанных пар. И каждая пятая такая пара – православно-мусульманская. По прогнозам ученых, к 2025 году доля русских в Москве может уменьшиться до 73% (сейчас – 89%). Зато заметно возрастет доля народов Закавказья, Средней Азии и Северного Кавказа. В свете психологических исследований и по результатам житейских наблюдений межэтнические браки могут выглядеть порой как браки более успешные по сравнению с моноэтническими. Однако это не снижает интереса к проблематике, так или иначе связанной с межэтническими браками, со стороны в первую очередь тех людей, жизнь которых в той или иной степени была связана с межэтническими браками, даже если с точки зрения ряда формальных критериев жизнь в этих браках выглядит внешне вполне успешной. Межличностные отношения представителей разных этносов регулируются двумя противоположно направленными тенденциями [15, С.221]. С одной стороны, можно наблюдать любопытство, желание познакомиться с иной, чем своя собственная этнической идентичностью, стремление к разнообразию, проявляющееся в том, что внешность непохожего на субъекта человека кажется ему более привлекательной. С другой стороны, ощутимо действие защитных, охранительных сил этноса, побуждающих конкретного представителя этноса воздерживаться под разного рода предлогами от межэтнических браков или, если такой брак все-таки имел место, заботиться о том, чтобы дети, выросшие в межэтническом браке, сохранили в той или иной форме свою принадлежность к этносу субъекта. Есть основания полагать, что с возрастом последняя тенденция может усиливаться. Влияние защитных, охранительных сил этноса ослабляется в двух случаях:

1) кризисные явления в рамках того этноса, к которому субъект принадлежит;

2) кризисное состояние самого субъекта, вызывающее у него проблемы в отношениях с представителями своего этноса (в этом случае другой этнос, хотя бы на время, может показаться более привлекательным). Рассмотрим эти причины подробнее.

Кризисные явления в рамках того этноса, к которому субъект принадлежит, могут приводить к массовым межэтническим бракам и формированию новых этносов. Но происходит это лишь в том случае, когда присущая этносу внутренняя способность к саморегуляции полностью исчерпана. В молодом возрасте, когда в основном заключаются браки, у части молодых людей может возникать ложное, преждевременное ощущение, что положительное значение их этноса полностью исчерпано. Это побуждает их стремиться к интеграции в иной более успешный этнос или же делает для них привлекательной культуру космополитизма. Первым робко заявляющим о себе признаком привлекательности культуры космополитизма является просто допущение на уровне сознания её для себя возможности. Ощущение того, что положительное значение собственного этноса исчерпано, может субъективно ощущаться даже как просто полное отрицание ценности своего этноса в прошлом, настоящем и будущем, как враждебное отношение к нему. Все это ослабляет влияние защитных охранительных сил этноса и усиливает побудительную силу любопытства, желания познакомиться с иной, чем своя собственная этнической идентичностью, стремления к разнообразию. Ощущение того, что положительное значение собственного этноса полностью исчерпано, может приобретать форму характерного сочетания с состоянием влюбленности. В основе состояния влюбленности лежит неразрешенный внутренний конфликт между стремлением человека к совершенному и несовершенством образа окружающего мира, формирующегося при взаимоотношениях с ним. Конструктивное разрешение этого конфликта предполагает:

1) признание несовершенства окружающего мира как факта;

2) осознанное и произвольное творческое отношение к окружающему миру, при котором человек последовательно и целенаправленно, преодолевая трудности и обретая союзников, пытается этот мир преобразовать. Неразрешенность этого внутреннего конфликта (который можно рассматривать как стадию в развитии молодого человека или девушки) периодически обусловливает вовлечение субъекта в состояние влюбленности, при котором другому человеку приписываются положительные качества, которых у него на самом деле нет. Положительные качества не просто приписываются, возникает страстное отношение к другому человеку, как носителю некоей принципиально иной по отношению к известному окружающему миру совершенной реальности, в результате этот человек получает значительную власть над субъектом влюбленности, которой он не всегда способен распорядиться с пользой для себя и для другого. Отрицание положительной значимости собственного этноса, негативная оценка принадлежности к своему этносу могут побуждать к состояниям влюбленности в представителей других этносов и неразделенной любви. Персона из другого этноса ещё до встречи с ней становится потенциально желанной, невозможность вступить с ней в брак уже до встречи восприниматься как трагедия, благодаря которой утрачивается смысл жизни. Так, например, в консультативной практике автору приходилось сталкиваться с переживанием подростка, чьи предки с Кавказа, по поводу того, что он "черный", поэтому никакая русская девушка его никогда не полюбит. По мере того, как люди становятся более мудрыми, ложное, преждевременное ощущение того, что положительное значение собственного этноса полностью исчерпано, может сменяться более трезвыми и взвешенными оценками своего этноса и своего значения в нём. Защитные, охранительные силы этноса в этих условиях могут провоцировать чувство беспокойства по поводу сложившегося брака, субъективно ощущаемого неблагополучия, природу, причины которого человек зачастую понять не может. Психологическая защита от травмирующих переживаний в этом случае может выражаться в следующих явлениях:

1) человек старается исказить реальность в том направлении, чтобы уменьшить в своих глазах и в глазах окружающих положительные черты и значимость того этноса, из которого он вышел;

2) человек становится горячим патриотом этноса своего брачного партнера, отрицая при этом проблемы данного этноса и связанные с ними недостатки;

3) человек становится все более горячим и некритичным патриотом этноса, откуда он вышел, пытается другого супруга и своих детей максимально интегрировать в свой этнос [15, С.222]. Эти три формы психологической защиты связаны с чрезмерными обобщениями и искажениями значимой информации, они затрудняют формирование объективной картины мира. С психологической защитой, видимо, связан также и тот феномен, что в межэтнических браках порой уделяется больше внимания бытовой культуре, чем в семьях моноэтничных. Для представителей межэтнических семей гораздо более важно выглядеть для себя и окружающих благополучной семьей, чем для членов моноэтнических семей. Однако связано это может быть с подспудным ощущением страдания, и осуществляется за счет глубины общения, в ущерб этой глубине. Инициаторами проверки этносов на прочность путем межэтнических браков становятся люди, которые вследствие своей высокой чувствительности (и по этой причине невысокой выносливости) острее, чем остальные, ощущают кризисные явления внутри своего этноса. Это чаще бывают женщины, чем мужчины. Готовность к межэтническим бракам является частным случаем эпатирующего поведения, когда индивид совершает с точки зрения сообщества абсурдные, нелогичные, отвергающие каноны поступки, являясь в этом случае своего рода юродивым - человеком, который через шутки и несуразности, "пощечины общественному вкусу" пытается обличить несовершенство сообщества, в котором он живет. Если этнос способен реагировать (в том смысле, чтобы меняться) на подобного рода поведение отдельных своих членов, это говорит о том, что у него есть ресурсы для преодоления кризисных явлений. Если нет - этнос продолжает разрушаться, а эпатирующее поведение и межэтнические браки в нём становится всё более частыми. Если говорить про кризисное состояние субъекта, вызывающее у него проблемы в отношениях с представителями своего этноса, побуждающее его воспринимать брак с представителями другого этноса более привлекательным, то в массовом масштабе оно может быть спровоцировано кризисным состоянием самого общества. По мере развития кризиса всё больше ситуаций становятся источниками долговременных психологических травм чаще всего невысокой интенсивности, что приводит к большому количеству неврозов и невротических состояний, деструктивных установок, проявляющихся в общении. Если проблемы, связанные с этим не будут решены, представителям такого этноса будет всё труднее общаться между собой, осуществлять совместную деятельность, что будет побуждать их к выходу за пределы собственного этноса, в частности в межэтнические браки. В этом случае стабилизирующее значение иного этноса будет заключаться в его ярко выраженной психотерапевтической функции. Но по мере того, как данная психотерапевтическая функция будет производить свой эффект, некогда травмированная личность будет все более приобретать сущностные характеристики подлинного бытия. На каком-то этапе в форме внутренних переживаний вновь заявят о себе охранительные силы этноса, что может дестабилизировать брак, приводить к связанным с этим феноменам, описанным выше. Что же может быть основой позитивной этнической идентичности детей из межэтнических браков? - Лучшие черты этнической идентичности одного этноса усиленные недостающими чертами идентичности другого этноса. Этот ответ особенно применим к ситуации, когда из двух и более этносов складывается новый этнос. Это означает, что по отдельности оба этноса в процессе истории оказывались все более недееспособными, но, объединившись, они создают новый дееспособный этнос, у которого есть своя историческая задача и свои перспективы в изменившихся экономических, социальных и природных условиях. Выходец из межэтнического брака усиливает тот этнос, который он выбирает в качестве системообразующего, культурой другого этноса. Выбор этноса в качестве системообразующего зависит от того, какой этнос субъекту покажется более дееспособным. Естественно, что по мере развития субъекта взгляды на этот вопрос могут меняться. Увеличение степени осознанности и произвольности поведения людей применительно к реальности, связанной с межэтническими браками, способствует ощущению благополучия на субъективном уровне и позитивному эмоциональному климату в семье. Межэтнический брак следует рассматривать как элемент в процессе сближения двух этносов [11, С.64]. Этот процесс может длиться и довольно долгое время (столетиями) и зависит от степени интенсивности контактов между этносами. Если контакты редки, образуется инцидент, который со временем приобретает историческое значение, способствующее международным отношениям. Таким образом, становление межнациональной брачности как формы межэтнического взаимодействия имеет исторический характер. Развитие межэтнической брачности показывает: в стабильном обществе количество смешанных браков увеличивается, что позволяет говорить о межэтнической брачности как показателе благополучия общества и наличия терпимых, толерантных отношений между народами. Динамику межэтнических браков в Европе и мире связывают с развитием глобализационных процессов, то есть, можно предположить, что развитие межэтнических браков также является показателем информационного развития общества.

  1. Молодежь как особая социальная группа


В современной научной литературе существует множество подходов к исследованию проблем развития молодежи и, следовательно, масса различных определений сущности понятия «молодежь». Каждый из существующих подходов фиксирует особенности изучения молодежи и феномена молодости в конкретных научных дисциплинах, при решении конкретных исследовательских задач. Традиционным является стратификационный подход, при котором молодежь определяется как особая социально - демографическая группа, ограниченная возрастными рамками, со своими специфическими социальными ролями, статусом и социальными позициями [16, С.24]. В отечественном обществоведении долгое время молодежь не рассматривалась как самостоятельная социально-демографическая группа. Только в середине XIX века в России появляется первое определение молодежи как «молодых людей обоего полу», достигших физиологической зрелости. Согласно переписи населения 1914 и 1920 гг., к категории молодежи были отнесены лица в возрасте от 15 до 30 лет. Одно из первых современных определений понятия «молодежь» было дано в 1968 году В.Т. Лисовским. Он, рассматривая молодежь как поколение, считал, что существенным признаком поколения является не только возраст, но единство убеждений, целей, общность переживания и отношения к жизни [23, С.15]. Интерес ученых к изучению проблем молодежи и молодежного возраста усиливается со второй половины ХХ века, и все авторы отмечают, что молодежь – это особая социально-демографическая группа, имеющая свои биологические, психологические и социальные специфические особенности. Отличительным социальным качеством молодежи является способность молодого поколения унаследовать и воспроизводить сложившуюся структуру общественных отношений. В тоже время среди ученых, экономистов, демографов и политиков не существует единой точки зрения и относительно возрастных границ и особенностей молодежной аудитории. Так, одни ученые характеризуют молодежь как молодую трудоспособную часть общества. Другие указывают, что молодежь – это не столько демографическая группа населения, сколько молодое поколение, имеющее свои специфические черты и характерные только для него особенности. Однако большая часть ученых при определении понятия молодежь берут за основу только ее возраст, что, не совсем верно. В целом отечественная наука молодежный возраст определяет в рамках от 15(16) до 29(30) лет, что, прежде всего, типично для экономистов, социологов и статистиков [31, С.43]. Во всех странах мира (в том числе и в России) в целях более эффективного статистического учета общую численность молодых лиц подразделяют на пятилетние возрастные интервалы. До последнего времени общепринятые для российской действительности возрастные границы понятия «молодежь» были определены в интервале от 15 до 29 лет, т.е. в 15 лет. Впоследствии академик С.Г. Струмилин предложил структурировать эту возрастную группу на трудоспособное население в возрасте 16-19, 20-24 и 25-29 лет. В своих исследованиях В.Н. Боряз анализирует проблему возрастной периодизации молодежи, используя диалектику единства биологического, психического и социального в развитии личности. Рассмотрев исследования ряда авторов в области антропологии, психологии, а также социально-экономических наук, он приходит к следующему выводу: «На основании приведенных данных в качестве рабочей гипотезы можно принять, что границы возрастного признака для молодежи, не дифференцированные по полу, заключаются в возрастных пределах 14-35 лет» (34.148). Конечно, социальные изменения, общественно-политические перемены, происшедшие в последние годы, не могли не оказать определенного влияния на развитие молодежи, однако, по нашему убеждению, они не столь глубоки, чтобы смогли кардинально изменить (сузить или, напротив, расширить) ее возрастные границы. Это дает нам основание оперировать вышеприведенным возрастным диапазоном понятия «молодежь» [1, С.32]. В проекте Федерального закона «Об основах государственной молодежной политики в Российской Федерации» категория молодежь выделяется на основе несколько иных возрастных признаков: молодежь (молодые граждане, лица молодежного возраста) — лица в возрасте от 14 до 30 лет. Анализ имеющихся законодательных актов субъектов РФ показал, что определенные в них границы молодежного возраста имеют более широкую амплитуду: от момента рождения и до 35 лет. Психологические особенности молодых людей, особенно юношеского возраста как важной стадии жизненного пути личности, широко изучались в советской психологической науке. Теоретико-методологические принципы комплексного изучения юности, как и других этапов жизненного пути, в советской психологии были сформулированы еще Л.С. Выготским. Дальнейшие исследования в этом направлении составляют работы Б.Г.Ананьева, Л.И. Божович, И.С.Кона и других. Широкое освещение проблем юношеского возраста можно найти также в работах многих западных психологов: Э. Шпрангера, К. Шайи, Д. Пархэма, Р. Дворкина, Н. Готтесман, А. Гезелл, Д. Бамбер, Э. Эриксона, Ш. Бюлер, Л. Колберга и других. Во всех этих исследованиях, несмотря на разность методологических подходов, и методических приемов исследования, выделяются такие ценные свойства, особенности этого возрастного этапа, как открытие «я», развитие рефлексии, осознание собственной индивидуальности. Именно в этом возрасте происходит определение своего места в жизни и активное становление перспективного плана, формирование установки на сознательное построение собственной жизни, постепенное врастание в ее различные сферы и включение в разнообразные практические виды жизнедеятельности. С психологической точки зрения этот возраст важен и тем, что он характеризуется активным нравственным развитием, общественно-политической активностью, становлением мировоззрения и его влиянием на широкую сферу деятельности личности. С точки зрения психологии юношеский возраст, включенный в понятие «молодежь», ценен и тем, что важнейшим психологическим процессом этого возраста является активное формирование самосознания и устойчивого образа «я», влияющих на самореализацию и самоопределение личности. Переход к рыночной экономике вызвал значительные изменения социального положения различных групп населения, в том числе и молодежи. Выбранные ею социальные ориентиры во многом определят будущее общества. В социологическом плане выделяют две стороны влияния общественного прогресса как объективного фактора на тенденции социального развития молодежи. С одной стороны, изменяющиеся объективные и субъективные условия макросреды опосредуют особенности включения молодежи в социальную структуру общества, что сказывается как на формировании социального облика молодого поколения, так и на степени развитости самой социальной структуры. С другой стороны, факторы общественного прогресса, отображаясь в сознании молодых людей, влияют на их потребности, интересы, ценностные ориентации в их поведенческих программах, что, в конечном счете, также отражается на социальном облике молодежи [45, С.112]. Молодежь характеризуется теми общественными отношениями и общественными формами, которые определяют ее как самостоятельную (относительно других) социально-демографическую группу. Молодежь как особая социально-демографическая группа имеет ряд особенностей, вытекающих, прежде всего из самой ее объективной сущности. Социальные особенности молодежи определяются специфической позицией, которую она занимает в процессе воспроизводства социальной структуры, а также способностью не только наследовать, но и преобразовывать сложившиеся общественные отношения, т.е. потенциальными сущностными силами молодого человека. Противоречия, возникающие внутри этого процесса, лежат в основе целого комплекса специфических молодежных проблем. Молодежь как становящийся субъект общественного производства характеризуется также особенным содержанием личностной, предметной и процессуальной сторон конкретно-исторического бытия. Подобное проявление социального качества молодежи связано со спецификой ее социального положения и определяется закономерностями процесса социализации в конкретных общественных условиях [48, С. 88]. Конкретные условия бытия молодых людей определяют особенности молодежного сознания, диалектическое единство структурных элементов которого и образует побудительно-мотивационные сущностные силы молодежи. Внутри этого единства возникает многообразие противоречивых детерминации, опосредующих специфику их отношений к окружающей действительности и мотивацию социальной деятельности [49, С.84]. Перечисленные проявления социального качества молодежи в процессе развития переходит одно в другое, взаимно дополняют друг друга, обусловливая ее социальную сущность, которая реализуется посредством деятельности. Современная молодежь как социальная группа характеризуется некоторыми особенностями. По данным последней переписи населения молодежи от 14 до 30 лет в Российской Федерации насчитывалось 34,4 млн. человек, или 23,4%. Падение рождаемости в РФ привело к «старению» молодежи: увеличилась доля 25—29-летних. Молодежь составляет 41% населения России в трудоспособном возрасте. В народном хозяйстве заняты 22.3 млн. молодых людей. Однако доля молодежи среди занятых в народном хозяйстве постоянно снижается, особенно среди рабочих промышленности, строительства и транспорта. В связи со структурными изменениями, происходящими в экономике, растет доля молодежи в непроизводственной сфере, а это требует внесения изменений в структуру ее трудовой подготовки и переподготовки. Численность молодежи на селе за 10 лет сократилась на 19% и составляет лишь 18,5% сельского населения России.[42, с. 14]. Одна из важнейших сторон проблемы выбора социальных ориентиров - выбор сферы деятельности. Под этим подразумевается соотношение стартовых условий и динамики занятости в различных секторах экономики. Такой аспект дает основу для решения проблем распределения трудовых ресурсов молодежи них динамического роста в профессиональном отношении. Это означает выход, в конечном счете, на проблему соотношения распределительной и стимулирующей функции заработной платы в масштабе народного хозяйства. Внедрение рыночных отношений обострило проблему социальной защищенности в сфере труда. Молодые рабочие первыми попадают под сокращение и пополняют ряды безработных. К началу 1996 г. безработица в России достигла (по официальным данным) 2,3 млн. человек, или 3,2% экономически активного населения; 38% всех безработных — молодые люди до 30 лет [40, С.94]. К числу особо тревожных тенденций в молодежной среде относится отставание уровня образования от уровня, достигнутого наиболее развитыми странами; ускорение падения престижа общего и профессионально-технического образования; увеличение числа молодежи, начинающей трудовую деятельность с низким уровнем образования и не имеющей желания продолжать обучение; ориентация многих звеньев образования на «поточное» воспроизводство рабочих, служащих и специалистов без учета требований потребителей; неподготовленность кадров высшей, профессиональной и средней школы к работе в новых условиях; усиливающееся отставание материально-технической базы всех уровней от нормативных требований; снижение интеллектуального уровня аспирантского корпуса — будущего российской науки, отток одаренных юношей и девушек из многих вузов и из страны. Негативные проявления заключаются, прежде всего, в том, что молодежная среда становится опасной криминогенной зоной. Нарастают такие неблагоприятные тенденции, как омоложение преступности, усиление ее группового характера. Так, в 1998 г. число совершенных малолетними преступниками грабежей с проникновением в квартиры увеличилось в 2,2 раза, хулиганств — в 1,6 раза, мошенничеств — на 75,8%, вымогательств — в 2,2 раза, преступлений с применением огнестрельного оружия — в 17,2 раза. Одним из самых распространенных видов преступлений у несовершеннолетних являются кражи, число которых в 1998 г. составило 2203 (47,4%), включая также квартирные кражи — 1874 (85,1%) [37, С.78]. Из года в год растет число «женских» преступлений. Большую тревогу у правоохранительных органов вызывает тенденция к «омолаживанию» женской преступности. В трех, имеющихся в России воспитательно-трудовых колониях для несовершеннолетних содержатся сегодня 1136 девочек-подростков. Большая их часть осуждена за тяжкие преступления. В 1998 г. было зафиксировано около 150 случаев детоубийства. Как правило, на убийство детей идут молодые женщины, не нашедшие себя в жизни: без семьи, без средств к существованию, без жилья [37, С.82]. Молодое поколение в большинстве своем оказалось без надежных социальных ориентиров. Разрушение традиционных форм социализации, основанной на социальной предопределенности жизненного пути, с одной стороны, повысило личную ответственность молодых людей за свою судьбу, поставив их перед необходимостью выбора, с другой — обнаружило неготовность большинства из них включиться в новые общественные отношения. Выбор жизненного пути стал определяться не способностями и интересами молодого человека, а конкретными обстоятельствами. Таким образом, молодежь - это не столько специфическая социальная или демографическая группа общества, сколько находящаяся в становлении особая его часть, положение которой детерминировано социально-экономическим состоянием общества. Специфика заключается, прежде всего, в том, что молодежь в социальном и возрастном отношении находится в переходном состоянии. Эта переходность определяет: во-первых, необходимость изучения проблем молодежи как части всего общества; во-вторых, требование дифференцировать молодежь как слой по целому ряду признаков, основные из которых -возраст, пол, вид занятий и деятельности, социально-экономическое положение и т.д. К сожалению, существующие экономические и социальных программы практически не учитывают специфическую социальную позицию молодого поколения в процессе общественного развития. У нас не существует концепции дифференцированной социальной политики, имеющиеся до сих пор были нацелены, как правило, на среднего человека, на население в целом. В связи с этим необходимо усилить внимание к социальным проблемам молодежи, определению средств, форм, методов и критериев социальной работы с молодым поколением.


  1. Особенности отношения современной молодежи к браку


Отношение к любви и браку каждого поколения отражает в себе черты времени и психологии людей, несет отпечаток условий жизни и нравственно-эстетических принципов, сложившихся в данном обществе. По мнению специалистов, непрочность современных браков в значительной степени определяется тем, что у молодежи не воспитывается истинное уважение к институту семьи. Кроме того, общая беда молодых - неосведомленность в вопросах брака, а общая ошибка в том, что они, создавая семью, полагаются лишь на силу чувств. Эта проблема уже была достаточно отражена в социологических исследованиях прошлых десятилетий. Такие исследования проводились в Москве, Санкт-Петербурге, Риге, Рязани и других крупных городах. Однако современный этап развития нашего общества, который характеризуется крупными преобразованиями в основных сферах его жизнедеятельности, трансформацией социокультурных норм и традиций, вносит существенные изменения в полученные ранее результаты. Навязчивая "сексуализация" отечественной литературы и кино, наблюдающаяся в последние годы и не свойственная русской культуре, изменения в стиле и образе жизни не могли не отразиться на отношении молодых людей к институту семьи и брака. Данные обстоятельства определили предметную область исследования, проведенного в г.Барнауле [22, С.23]. В ходе работы было опрошено 300 респондентов, из них 48 процентов юношей и 52 - девушек. Возрастные категории были представлены в следующем соотношении: 13-14 лет - 18 процентов, 15-16 лет - 22, 17-18 лет - 18, 19-20 лет - 16, 21-22 года - 16, 23 года - 10 процентов. Была разработана анкета идентичная для всех возрастных категорий, позволяющая выяснить представления о любви и браке, их место в системе жизненных ценностей молодежи, мотивы вступления в брак, а также общие сведения о респондентах. Были получены следующие результаты. Место любви и брака в системе жизненных ценностей молодежи различается в зависимости от возраста. Так, если в качестве наиболее значимых ценностей подростками 13-16 лет были обозначены "родные и близкие", "здоровье", "друзья", то среди респондентов возрастной группы от 17 до 23 лет первые позиции были отданы "любви" и "браку". Возрастные и тендерные различия были выявлены в ответах на предложение дополнить фразу: "Любовь - это:". Было замечено, что респонденты 13-14 лет, как правило, затруднялись дать какой-либо ответ. Наиболее часто встречающиеся ответы в группе 15-16 лет были следующие: "Любовь - это сложное чувство, не поддающееся описанию", ":радость для двоих и необходимость быть вместе". Причем, интересным оказался тот факт, что 40 процентов девушек данной возрастной категории ответили, что любовь - это боль, самопожертвование. По-видимому, такая оценка любви связана с безответным чувством, которое характерно вообще для данного возраста, а для девушек особенно. Большинство же юношей отвечало, что любовь это взаимопонимание, нежность, "встреча двух сердец и слияние двух тел". В возрастной группе 18-20 лет любовь понимается как доверие, взаимопонимание, уважение. Причем, в ответах юношей данного возраста довольно часто отмечается, что любовь это еще и влечение, стихия и близость. Среди девушек распространена такая характеристика как самоотдача. Подобная картина наблюдается и в возрастной группе от 21 до 23 лет. Восприятие ревности как одного из проявлений любви наблюдается у значительного числа респондентов. Причем данный показатель выше в младшей возрастной группе. По-видимому, в более юном возрасте проявление ревности имеет приблизительно ту же ценность, что и любовь, в то время как с возрастом ревность воспринимается больше как проявление самолюбия, нежели любви. При изучении такого аспекта как отношение молодежи к сексу, были получены следующие данные. Присутствие в любви интимной близости считают обязательным 48 процентов респондентов, причем в группе юношей данный показатель почти в 2 раза выше, чем в группе девушек (61 и 35 процентов соответственно); 35 процентов опрошенных указали, что наличие интимной близости зависит от силы чувств (девушки давали такой ответ в 1,5 раза чаще). Обнаружена закономерность, заключающаяся в том, что среди тех, кто не живет половой жизнью, большинство руководствуется принципом, что "интимная близость определяется силой чувств", а 2/3 респондентов живущих половой жизнью считают наличие половой близости необязательным. Ответ на вопрос: "Живете ли Вы половой жизнью?" наиболее показателен в разрезе возраста респондентов. Так, с возрастом все больший процент молодежи живет половой жизнью. У большинства опрошенных первый половой контакт был в возрасте 14-16 лет, причем юноши начинают жить половой жизнью в среднем на 1,5-2 года раньше, чем девушки. Анализ нижеприведенных данных позволяет сделать вывод о том, что представления молодежи о любви и браке отличаются от взглядов старшего поколения. Так, 71 процент респондентов считают возможным вступать в половые отношения до брака, причем данный показатель остается высоким во всех возрастных группах и не зависит от пола. Данный вывод иллюстрируется и тем обстоятельством, что 1/3 респондентов считает регистрацию своих отношения для создания семьи совсем не обязательной, 35 процентов допускают такую возможность при наличии определенных обстоятельств, остальные (40%) придерживаются традиционной точки зрения. Среди критериев выбора партнера главными были названы два: личностные характеристики (73%) и внешнее обаяние (67%). Показательно, что, несмотря на возрастающую роль денег в жизни россиян, большей частью молодежи ценятся личностные качества, а не материальное положение. Разница во взглядах на любовь и брак двух поколений нашла свое отражение в ответах на вопрос: "Какую роль играет мнение родителей при создании семьи?". Так, 62 процента опрошенных выбрали вариант ответа "не играет никакой роли" и только для десятой части мнение родителей является решающим. На наш взгляд, данное обстоятельство напрямую связано с тем, что отношения в родительской семье не совпадают с представлениями молодежи о счастливой семейной жизни. Только 16 процентов респондентов хотели бы, чтобы их будущая семейная жизнь была похожа на семейную жизнь родителей. Вопросы интервью были направлены на выяснение трудностей, с которыми наиболее часто сталкивается молодежь в области любви и брака. Экспертами были выделены следующие проблемы: несоответствие личностных качеств партнера ожиданиям другого; суицидальное поведение по причине несчастной любви; изнасилование; супружеские конфликты; трудности при общении с противоположным полом. По мнению специалистов, главными причинами указанных проблем являются: низкая самооценка, социальная и психологическая неподготовленность к семейной жизни, некомпетентность молодежи в вопросах любви и брака. Экспертами констатировался тот факт, что основной контингент обращающихся за помощью составляют супружеские пары и молодые люди, живущие половой жизнью, причем чаще в психологическом консультировании нуждаются девушки. Практически все эксперты указали на то обстоятельство, что молодежь, столкнувшись с проблемами, чаще пытается найти выход самостоятельно, а не воспользоваться услугами квалифицированных специалистов. Не последнюю роль в этом играют СМИ, а также популярная литература сомнительного жанра и содержания [22, С.26]. Таким образом, на основе полученных данных были сделаны следующие выводы: любовь и брак по-прежнему являются одной из главных жизненных ценностей современной молодежи, причем значимость любви и брака увеличивается прямо пропорционально возрасту респондентов. Указанное выше исследование определяет общее отношение современной молодежи к браку. А каково же отношение молодых людей к межэтническим бракам? Межнациональные и этноконфессиональные отношения в современной России – это область повышенных социальных и политических рисков, где объективные противоречия легко идеологизируются, а национализм становится способом политической мобилизации, источником конфликтов высокой интенсивности [20, С.50]. К настоящему времени ситуация в стране выглядит более стабилизированной. В какую сторону будет развиваться ситуация в дальнейшем, куда будет сдвигаться достигнутый на сегодня хрупкий баланс в значительной степени зависит от настроений только еще вступающего в жизнь нового поколения российских граждан, которое через 10 – 20 лет будет определять социально-психологические доминанты политической и общественной жизни страны. Как известно, существует несколько стандартных индикаторов, при помощи которых можно достаточно объективно определять меру интенсивности этнического национализма. Один из них – приемлемость межнациональных (межэтнических) браков в том случае, если в такой брак вступает кто-то из близких родственников. В СССР это было очень распространено и всегда воспринималось как совершенно нормальное явление. А что сегодня думает об этом российская молодежь? Как показал опрос, проведенный сотрудниками Института социологии РАН в сотрудничестве с Представительством Фонда им. Ф. Эберта в Российской Федерации в марте-апреле 2009 г. ситуация в данном вопросе по сравнению с 1999 г. изменилась очень резко. Если 10 лет назад количество считающих, что браки должны заключаться исключительно с представителями своей национальности не превышало десятой части выборки, то теперь оно увеличилось почти до четверти (22%) [24, С.135]. Причем впервые за все время наблюдений в данном вопросе прослеживается формирование национал-консервативной смычки «мегаполис – село». Здесь доля не желающих допускать в свою семью представителей другой национальности поднялась до очень высокой отметки – 34%-36%. Население малых городов настроено более толерантно, здесь подобный ответ встречался в ходе опроса в 2 раза реже, хотя, конечно, и это больше, чем было в 1999 г. (см. табл. 1).


Таблица 1 - Восприятие смешанных браков среди молодых респондентов, проживающих в поселениях разного типа, %

 

Среди всех опрошенных

Тип населенного пункта

Мегаполис

Райгород

Село

Считают, что брак следует заключать только с представителем своей национальности

22

36

18

35

Не возражают против брака между представителями различных национальностей, главное — чтобы супруги были счастливы

58

48

61

51

Затруднились ответить

20

16

21

14

 

Однако установка на терпимое восприятие межнациональных браков среди молодых россиян, и, прежде всего, у русских, в целом сохраняется. Почти 58% юношей и девушек и сегодня не возражают против возможного брака своих близких родственников с людьми другой национальности. Еще чуть более одной пятой опрошенных затруднились с ответом – очевидно, это люди, мнение которых может склоняться в разные стороны в зависимости от ситуации и конкретной кандидатуры человека, которого им предстоит принять в свою семью. Как показало исследование, отношение молодых россиян к представителям других национальностей сегодня становится все более дифференцированным и избирательным. Похожее исследование брачно-семейных и репродуктивных установок молодежи, было проведено Научно-исследовательским центром семьи и демографии Академии наук Республики Татарстан в 2008 году. Объектом изучения явились молодые люди (до 30 лет), представляющие разные категории молодежи (учащиеся, в том числе студенчество, школьники старших классов, а также работающая молодежь; по 450 человек в каждой группе). В полиэтничной республике, какой является Татарстан, учитывался фактор этнической принадлежности индивида. Для Республики Татарстан актуален вопрос о межэтнических браках: две трети респондентов толерантны в отношении межэтнических браков, при этом русские либеральнее татар, христиане либеральнее мусульман. Среди татар больше сторонников гомогенных в этническом отношении браков. Это проявилось в оценках студентов: позитивное отношение к межэтническим бракам продемонстрировали 77,6% русских и 66,3% татар. Однако лиц, действительно готовых вступить в брак с представителями других этнических групп, оказалось меньше, чем положительно оценивающих смешанные браки. При этом наблюдаются различия между русскими и татарами (см. табл. 2) [36, С.34].


Таблица 2 - Готовность вступить в брак с представителями других этнических групп (% к общему числу респондентов в каждой этнической группе)


Русские

Татары

Готовы вступить в межэтнический брак

71,0

51,0

Не готовы к этому

24,3

44,2


Полученные данные свидетельствует о более лояльном отношении к межэтническим бракам со стороны русских, как на мировоззренческом, так и на поведенческом уровнях. Приведенные данные свидетельствуют о том, что современная молодежь достаточно позитивно относится к межэтническим бракам. Таким образом, изучив теоретические аспекты проблемы отношения современной молодежи к межэтническим бракам, можно сделать выводы:

1. На протяжении всей истории существования общества интерес к исследованиям семейно-брачных отношений постоянно возрастал, что обусловлено непреходящей важностью семьи в жизни каждого индивида и всего человеческого общества в целом. Как предмет научного анализа понятия «семья» и «брак» являются объектами изучения социологии семьи - направления, возникшего в середине 19 века в рамках общей социологии. По мнению социологов, семья и необходимость ее сохранения появились из потребности в физическом воспроизводстве населения, а брак, трактуемый как социально и личностно целесообразная устойчивая форма отношений мужчины и женщины, возник из необходимости упорядочить половые отношения. Межэтнические браки являются объектом повышенного интереса социальных наук, поскольку их изучение затрагивает два аспекта, имеющих огромную значимость в современном обществе. Во-первых, на том этапе социального развития, который переживает наша страна в настоящий момент, возрастает актуальность исследования семьи как таковой, которая призвана играть исключительную роль в жизни общества, его стабилизации, преодолении социальной напряженности. По своей сути она является индикатором благополучия общества в самых различных сферах: утверждении нравственных устоев, социализации детей, развитии культуры и экономики, и т.д. Семья как социальная общность во всех цивилизациях выступала важнейшим элементом глобального развития. Во-вторых, одним из первоочередных вопросов не только в стране, но и во всем мире, является этнопсихологический и кросс-культурный аспект общественных отношений. В условиях, когда, с одной стороны, во всем мире идут процессы глобализации и укрепления кросс-культурных связей, а с другой, остро стоит вопрос межэтнической напряженности и межнациональных конфликтов, к проблеме взаимоотношений между народами обращены многие науки, в том числе, конечно, психология. Изучая взаимоотношения супругов в этнопсихологическом аспекте, можно проанализировать ключевые проблемы общества в целом и проследить многие социальные тенденции, поскольку именно в семье проявляются социальные и этнические установки, ценности, привычки, а также первоначально складывается мировосприятие человека, формируются его социально-психологические качества и личностная (в том числе этническая) идентичность.

2. Молодежь — это особая социально-демографическая группа, переживающая период становления социальной зрелости, положение которой определено социально-экономическим состоянием общества. Молодежь постоянно находится в фокусе исследований социологов, поскольку, именно она является чутким индикатором происходящих перемен и определяет в целом потенциал развития общества. Исследование молодежи сегодня позволяет нам заглянуть в завтра и составить прогноз динамики развития общественных процессов в будущем.

3. Любовь и брак по-прежнему являются одной из главных жизненных ценностей современной молодежи, причем значимость любви и брака увеличивается прямо пропорционально возрасту респондентов. Изменения взглядов молодежи на любовь и брак, внесенные трансформацией социокультурных норм и традиций, существенно снизили степень влияния родителей на формирование их представлений о любви и браке. В ходе анализа литературы по проблеме отношения современной молодежи к межэтническим бракам, можно отметить, что данный вопрос практически не изучался. На основе изучения социологических исследований, проведенных в разное время в регионах России, можно отметить, что современная молодежь в большинстве своем не против межэтнических браков и принимает их положительно.


Список использованной литературы


  1. Агранович, М.Л. Положение молодёжи в России. Аналитический доклад / М.Л. Агранович, Н.Ю. Королёва, А.В. Полетаев, И.В. Селивёрстова, И.Ю. Сундиев, А.В. Фатеева. - М.: Издательский комплекс "Машмир", 2005. - 168 с.

  2. Алешина, Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование Ю.Е. Алешина. – М.: Независимая фирма «Класс», 2000. – 208 с.

  3. Антонов, А.И. Семья: функции, структуры, теории семейных изменений А.И. Антонов. - М.: Знание, 2003.- 198 с.

  4. Антонов, А.И. Социология семьи / А.И. Антонов, В.М. Медков. - М.: МГУ, 2006. – 304 с.

  5. Артюхова, Ю.В. Ценности и воспитание / Ю.В. Артюхова // Педагогика.- 1999. - №4.- С. 117-121.

  6. Арутюнян, Ю.В. Этносоциология / Ю.В. Арутюнян, Л. М. Дробижева, А. А. Сусоколов. - М.: Аспект-Пресс, 1999. - 271 с.

  7. Безрукова, О.Н. Социология молодёжи / О.Н. Безрукова. - СПб.: С.-Петерб. гос. ун-т, 2004. - 35 с.

  8. Бобахо, В.А. Современные тенденции молодежной культуры: конфликт или преемственность поколений / В.А. Бобахо, С.И. Левикова //Общественные науки и современность.- 2000.- №3.- С.56-66

  9. Васильев, Э.К. Социально-демографический портрет студента / Э.К. Васильев.- М.: Мысль, 1996. - 94 с.

  10. Голод, С.И. Семья и брак: историко-социологический анализ / С.И. Голод. - СПб.: ТОО ТК «Петрополис», 2004. – 272 с.

  11. Горизонтов, Л. Закон против счастья. Смешанные браки в истории двух народов / Л. Горизонтов // Родина. - 2004. - N 12. - С.64-67.

  12. Гриценко, В.В. Социально-психологический климат вокруг национально-смешанных семей / В.В. Гриценко // Этнические факторы в жизни общества. - М.: Владос, 2001. – 154 с.

  13. Дорно, И.В. Современный брак: проблемы и гармония / И.В. Дорно. - М.: Наука, 2000. - 122 с.

  14. Дрегало, А.А. Национальная семья: современные проблемы и потенциал возрождения / А.А. Дрегало, В.И. Ульяновский // Семья в России. - 2005. - N 3/4. - С.127-136.

  15. Елизаров А.Н. К концептуальной схеме анализа межэтнических браков // Теоретические проблемы этнической и кросс-культурной психологии: Материалы Международной научной конференции 29 - 30 мая 2008 г. в 2 т. / Отв. ред. В.В. Гриценко. - Смоленск: Универсум, 2008. - Т. 1. - С. 221 - 225.

  16. Запесоцкий, А.С. Молодежь в современном мире [Текст] / А.С. Запесоцкий. - СПб.: Питер, 2003. - 128 с.

  17. Зубок, Ю.А. Социальная интеграция молодежи в условиях нестабильного общества / Ю.А. Зубок. - М.: Знание, 2001. – 256 с.

  18. Карпухин, О.И. Молодежь России: особенности социализации и самоопределения О.И. Карпухин // СОЦИС. - 2004. - № 3. - С. 12.

  19. Козлова, О. Молодежь России в 90-е годы / О. Козлова // Соц.-пол. Журнал.- 1997.- №3.- С.246

  20. Корнев, В.А. Проявления этнопсихологической интерференции в области семейных отношений при смешанных браках/ В.А. Корнев, А. Эль-Журди // Актуальные проблемы социально-гуманитарных наук. - Воронеж, 2000. - Вып.22. - С.50-52.

  21. Кураев, Г.А. Возрастная психология / Г.А. Кураев, Е.Н. Пожарская. - Ростов-на-Дону, 2002. - 146 с.

  22. Кущева, М. Динамика и факторы представлений о любви и браке среди молодежи / М. Кущева, А. Гуйо, О. Сергеева, В. Рябушкина // Мир психологии. - 2003. - №2. – С.23-26.

  23. Лисовский, В.Т. Духовный мир и ценностные ориентации молодежи России / В.Т. Лисовский. - СПб.: Питер, 2001.- 256 с.

  24. Мархинин, В.В. Межэтнические браки: Состояние, динамика, проблемные ситуации / В.В. Мархин, И.В. Удалова. – М.: Знание, 2009. – 236 с.

  25. Маутленис, А.А. Включение молодежи в социальную среду / А.А. Маутленис. - Вильнюс: Мысль, 1999.- 321 с.

  26. Михеева, А.Р. Брак, семья, родительство: социологические и демографические аспекты / А.Р. Михеева. - Новосибирск: НГУ, 2001. - 74 с.

  27. Молевич, Е.Ф. Общая социология / Е.Ф. Молевич. - М.: Едиториал УРСС, 2003. – 328 с.

  28. Некрасова, А.Н. Проявление культуры межнационального общения в семье и межнациональные браки. - М.: Владос, 2000. – 159с.

  29. Ожегов, С.И. Толковый словарь русского языка / С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. – М.: Изд-во «Азъ», 1992.

  30. Павловский, В.В. Социология молодежи и ювенология / В.В. Павловский // Соц.иссл.- 1999.- №5.- С.46-51

  31. Переведенцев, В.И. Молодежь и социально-демографические проблемы / В.И. Переведенцев.- М.: Наука, 1999.- 236 с.

  32. Петросян, Д.И. Толерантность против национальной нетерпимости в сознании россиян / Д.И. Петросян, И.В. Свинцов // Конференция "Современная Россия и мир: альтернативы развития (этноконфессиональные конфликты и вызовы XXI века)" - С. 131-146.

  33. Попов, Б.Н. Межнациональные браки и их особенности / Б.Н. Попов // Межнациональные отношения в регионе. - Якутск, 2000. - С.73-95.

  34. Раковская, О.А, Социальные ориентиры молодежи: тенденции, проблемы, перспективы / О.А. Раковская. - М.: Наука, 2007.-123 с.

  35. Самоукина, Н.В. Парадоксы любви и брака / Н.В. Самоукин. - М.: Владос, 20068.- 135 с.

  36. Силласте, Г. Русская семья в республиках России в условиях новой межнациональной ситуации / Г. Силласте // Исслед. Рос. акад. гос. службы. Сер.1, Социол. - 2006. - N 3. - С.5-59.

  37. Социология молодежи/ Под ред. В. Т. Лисовского. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2006. – 241 с.

  38. Социология семьи // Социология: Курс лекций. Под ред. А.В.Миронова, В.В. Панферовой, В.М. Утенкова. - М.: Изд-во «Социально-политический журнал», 1999. –234 с.

  39. Столярова, Г. Межэтнические семьи в Татарстане / Г.Столярова // Язык и национализм в постсоветских республиках: По матер. междунар. симпозиума, 5-6 марта 1994 г., Чикаго. - М., 1999. - С.175-182.

  40. Титма, М.Х. Молодое поколение / М.Х. Титма. - М.: Наука, 2001.- 120 с.

  41. Титова, Т.А. Этническое самосознание в национально-смешанных семьях / Т.А. Титова. - Казань: Форт-Диалог, 1999. - 163 с.

  42. Топилин, А.В. Межнациональные семьи и миграция: вопросы взаимовлияния / А.В. Топилин // СоцИс: Соц. исслед. - 1995. - N 7. - С.76-88.

  43. Тюгашев, Е.А. Семьеведение / Е.А. Тюгашев. - Новосибирск: Сибирский университет потребительской кооперации, 2006. - 194 с.

  44. Устинова, М.Я. Некоторые вопросы изучения национально-смешанных браков и семей / М.Я. Устинова // Семья: Традиции и современность. - М.: Наука, 2000. - С.203-220.

  45. Ушамирская, Г.Ф. Интернализация социальных ролей учащейся и студенческой молодёжи / Г.Ф. Ушамирская. - Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2002. - 170 с.

  46. Философский словарь / В.Н. Мирошниченко, Л.В. Остапенко, Э.В. Шахова – М.: Феникс, 2004. - 560 с.

  47. Харчев, А.Г. Современная семья и её проблемы / А.Г. Харчев, М.С. Мацковский.- М.: Наука, 2007. – 198 с.

  48. Чередниченко, Г.А. Молодежь вступает в жизнь / Г.А. Чередниченко, В.Н. Шубкин. - М.: Мысль, 1998.- 190 с.

  49. Шакеева, Ч.А. Ценностные ориентации и самочувствие молодежи в новых общественно-экономических условиях / Ч.А. Шакеева. - М.: Издательство «Институт практической психологии»; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 1998. - 192 с.

  50. Шнейдер, Л.Б. Психология семейных отношений / Л.Б. Шнейдер. – М.: Апрель-Пресс, Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000. – 512 с.


Случайные файлы

Файл
5365.rtf
8851-1.rtf
24276-1.rtf
150628.rtf
Sangis.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.