Марксизм как теория социального конфликта (141549)

Посмотреть архив целиком

11



АСТРАХАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ






КАФЕДРА социологии





КУРСОВАЯ РАБОТА

МАРКСИЗМ КАК ТЕОРИЯ СОЦИАЛЬНОГО КОНФЛИКТА







Выполнил: Солнцев М. Г.

cтудент 3 курса,

группа СЦ 31, ОЗО

Проверил:



Астрахань 2006 год


СОДЕРЖАНИЕ


Введение

1. Понятие и методология вопроса

2. Содержательная часть учения

2.1. Социальная статика

2.2. Социальная динамика

3. Историческое значение марксовой теории

Заключение

Литература


ВВЕДЕНИЕ


В истории новоевропейской социально-экономической мысли марксистская школа социологии представляет явление необычное, экстраординарное. Используя лучшие достижения классической социально-философской мысли и французскую просветительскую философию, французский и английский утопический социализм, немецкую классическую философию и английскую политэкономию, марксизм в то же время резко порывал со всеми интеллектуальными традициями, предлагая свой, леворадикальный, проект переустройства общества. И Руссо, и Фурье, и Смит, и Гегель были исключительно реформистами, т. е. сторонниками мирного решения экономических проблем и трудовых конфликтов. И это, несомненно, отразилось на характере их учения.

Карл Маркс (1818-1883) и Фридрих Энгельс (1820-1895) уже в 1844-1848 гг. декларировали принципиальный разрыв со всеми теоретическими традициями, провозгласили необходимость создания нового, коммунистического общества, еще не имея развернутого и эмпирически доказанного анализа существующего общества. По всей видимости, целевая заданость — необходимость устранения старого и построения нового общества — сказалась на методологии исследования, содержании теоретических выводов и направленности практических рекомендаций0.

Методология К. Маркса при анализе социальных проблем общественного труда, с одной стороны, исходила из натуралистических установок позитивизма (хота сам Маркс в этом никогда не признавался), требовавшего рассматривать социальные явления как факты и строить обществоведение по примеру естественных наук с характерными для них причинно-следственным объяснением событий и индуктивным методом. Отсюда тезис о естественноисторическом развитии общества и конкретно-эмпирическая аргументация теоретических обобщений. С другой стороны, его методология сознательно ориентировалась на то, что позднее у М. Вебера получило название принципа отнесения к ценности, т. е. согласование эмпирических данных и теоретических выводов с «историческим интересом эпохи», под которым Маркс понимал исключительно интересы пролетариата.

В связи с этим, по устоявшейся традиции в западной социологии марксово понимание общества и его идею общественного развития относят к теории конфликта0.

Целью данной работы является рассмотрение данной теории с исторической точки зрения формационного подхода.


1. Понятие и методология вопроса0


Теория Маркса основывается на формационном подходе, который является краеугольным камнем марксистской исторической науки и исследует общество в статике и динамике, раскрывает его внутреннюю логику, а также законы его развития и функционирования. Он предполагает рассмотрение всех сфер общественной жизни, но стержнем общественно-экономической формации является способ производства материальных благ в единстве производительных сил и производственных отношений. В основе формационной теории лежит представление, согласно которому история трактуется как единый процесс прогрессивного развития от низшего к высшему. Для своего времени формационная теория была значительным шагом вперед, ибо она впервые дала четкую, универсальную схему всемирно-исторического процесса, основанную на материалистическом понимании истории.

Таким образом, теоретическое учение Карла Маркса, выдвинувшего и обосновавшего формационную концепцию общества, занимает особое место в ряду социологической мысли. Одним из первых в истории социологии Маркс разрабатывает развернутое представление об обществе как системе. Это представление воплощено, прежде всего, в его понятии общественно-экономической формации.

Общественно-экономическая формация (от лат. formatio— образование, вид) это исторический тип общества, характеризуемый определенным состоянием производительных сил, производственных отношений и определяемых ими надстроечных форм. «Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще»0.

Взаимодействие и смена экономических формаций были рассмотрены Марксом в приложении к докапиталистическим формациям в отдельном рабочем материале, который лежал в стороне от исследования западного капитализма.

Формация обозначает комплекс элементов, тесно связанных между собой как в вертикальном, возрастном отношении, так и в горизонтальном, пространственном отношении. Иными словами, в одно целое их объединяет общность условий образования. Аналогичная картина наблюдается и в сообществе людей, которых соединяет в единый класс, социальную страту или группу интересов общность социального происхождения (все — выходцы из пролетариата или среднего класса), общий уровень образования, цвет кожи, национальность, общее место жительства и т. п. Однако общность происхождения — еще не главный признак формации, если разобраться в этом чрезвычайно интересном и важном для социологии термине - стратификации. Он обозначает последовательность вертикально расположенных однородных слоев. Слоеный пирог — это модель образования общественной пирамиды. Социальная страта — совокупность всех людей, имеющих одинаковые или очень близкие доходы, уровень образования, объем власти и престиж. Как видно, два термина — формация и стратификация — очень близки. Тем не менее, между ними есть серьезное отличие. Термин формация шире. При описании общества, выявляется помимо одной степени свободы вертикального ранжирования, вторая фундаментальная норма - система. Вот он искомый термин — система, в данном случае, социальная система.

Принципиально важный для социологии момент — проследить исторические закономерности в смене типов социальной системы — это и пытался обнаружить в своих исследованиях К. Маркс. Благодаря материалистическому пониманию истории, социологическому учению, созданному им в соавторстве с Ф. Энгельсом, Марксу удалось раскрыть всеобщее, закономерное, необходимое в эволюции общества. В итоге формация это развивающийся социально-производственный организм, имеющий особые законы возникновения, функционирования, развития и превращения в другой, более сложный социальный организм. Каждый из них имеет особый способ производства, свой тип производственных отношений, особый характер общественной организации труда (а в антагонистических формациях особые классы и формы эксплуатации), исторически обусловленные, устойчивые формы общности людей и отношений между ними, специфичные формы общественного управления, особые формы организации семьи и семейных отношений, особую идеологию и свод духовных ценностей.

Использование термина «организм» свидетельствует о том, что Маркс позитивно относился к биологическим аналогиям, пытаясь с их помощью прояснить (но не аргументировать) свою теорию. Заимствование биологического термина организм, усилило познавательные возможности марксистской теории общества. Благодаря нему общество можно было уже осмыслить как социальную систему.

В теоретико-методологическом плане следует отметить, что понятие общественная формация у Маркса является абстрактной конструкцией, которую можно именовать как идеальный тип. В связи с этим М. Вебер совершенно справедливо считал марксистские категории, в том числе категорию общественной формации, «мысленными конструкциями»0.

Создавая понятийную конструкцию, Маркс осознавал, что реальность должна расходиться со своим образом. История не знает «чистых» формаций. Как известно, многие социологии, изучая общество, сравнивали его с организмом. Но ни один из них не пробовал соединить два совершенно разнородных термина — геологическую формацию и биологический организм. Видимо, они инстинктивно чувствовали в таком смешении какую-то внутреннюю противоречивость. Она на самом деле существует, и стремление Маркса соединить несоединимое в конечном итоге сыграло не в его пользу.


2. Содержательная часть учения0


В формационной теории К. Маркса можно выделить два составные части — статику и динамику.


2.1. Социальная статика


Социальная статика описывает то, из чего состоит общественная формация, что входит в способ производства, в экономический базис и идеологическую надстройку, а социальная динамика раскрывает механизм смены способов производства (общественных формаций) мирным или революционным путем.

Вначале нужно дать определение общественно-экономической формации0:

Общественно-экономическая формация — общество, находящееся на определенной ступени исторического развития. В основе формации лежит известный способ производства, представляющий собой единство базиса (экономики) и надстройки (политики, идеологии, науки и др.). История человечества выглядит как последовательность пяти формаций, следующих друг за другом: первобытнообщинной, рабовладельческой, феодальной, капиталистической и коммунистической формаций.

Согласно социальной статике К. Маркса, базис общества целиком и полностью экономический. Он представляет собой диалектическое единство производительных сил и производственных отношений. Надстройка включает: идеологию, культуру, искусство, образование, науку, политику, религию, семью «остающихся за вычетом производственных», и содержит самые разнообразные институты, такие как государство, право, семья, религия, наука, искусство и т. п.

Марксизм исходит из утверждения, что характер надстройки определяется характером базиса. Это значит, что экономические отношения в значительной степени0 определяют возвышающуюся над ними надстройку, то есть совокупность политических, моральных, правовых, художественных, философских, религиозных взглядов общества и соответствующих этим взглядам отношений и учреждений. Поскольку сменяется природа базиса, постольку меняется и природа надстройки.

Отношения между базисом и надстройкой разворачиваются так. Базис обладает абсолютной автономией и независимостью от надстройки. Надстройка по отношению к базису обладает лишь относительной автономией.

Отсюда следует, что подлинной реальностью обладает, прежде всего, экономика, отчасти политика. То есть она реальна с точки зрения влияния на общественную формацию лишь во вторую очередь. Что касается идеологии, то она реальна уже как бы в третью очередь. Она важнее искусства, но менее ценна, чем экономика или политика. А о религии Маркс вспоминал только со знаком минус.

Так и выстраивается незримая (ибо явно Маркс нигде этот момент не прописывал) иерархия важности подсистем общества.

Наблюдается прагматичная (изложенная, правда, очень схематично) иерархия подсистем общества. Наука здесь на втором плане. Она в большей

степени ориентирована на партийные интересы и пролетарскую революцию. Тем не менее, иерархия есть.

В приведенной выше шкале не указано место для семьи, образования и религии. Причиной служит отсутствие четких разъяснений у самого автора «Капитала». Где располагаются классы, неясно, поскольку главу 54 «Капитала», посвященную им, Маркс не успел завершить.

Под производительными силами Маркс понимал: 1) людей, занятых изготовлением товаром и оказанием услуг, обладающих определенной квалификацией и способностью к труду; 2) землю, недра и полезные ископаемые; 3) здания и помещения, где осуществляется процесс производства; 4) орудия труда и производства от ручного молотка до высокоточных станков; 5) технологию и оборудование; 6) конечную продукцию и сырье. Все они подразделяются на две категории — личные и вещественные факторы производства.

Производственные отношения — отношения между людьми, складывающиеся в процессе производства, распределения, обмена и потребления, материальных благ под воздействием характера и уровня развития производительных сил. Они возникают между большими группами людей, занятыми в общественном производстве. Люди вступают в подобные отношения не как личности, а как исполнители заранее заданных социально-экономических ролей: работодатель и работник, помещик и крестьянин, заёмщик и кредитор, арендатор и землевладелец. Фундаментом производственных отношений выступают отношения собственности.

Производственные отношения, образующие экономическую структуру общества, определяют поведение и действия людей, как мирное сосуществование, так и конфликты между классами, возникновение социальных движений и революции.

Производительные силы формируют, выражаясь современным языком, социально-техническую систему производства, а производственные отношения — социально-экономическую. Они играют в развитии общества наиболее подвижную, активную, определяющую роль. По отношению к обществу и господствующим в них в этот момент времени производственным отношениям они выполняют такую же функцию, какую выполняют природные условия в развитии биологических организмов. Они являются той внешней средой для производственных отношений, изменение которых приводит либо к их модификации (частичному изменению), либо к полному уничтожению (замене старых на новые, что всегда сопровождается социальной революцией).

Производственные отношения Маркс называет также формой общения. К производительным силам этот термин не подходит. Действительно, ни здания и станки, ни живых людей, рабочих или инженеров, формой общения не назовешь. Правда, общение Маркс понимает своеобразно. Это не коммуникативный процесс, не разговор двух соседей, а способ, уклад или тип социально-экономических отношений. Если рабочий вынужден идти на рынок труда и продавать свою рабочую силу, торгуясь за более высокую цену, то он вступает в общение-отношение. Аренда и обмен — это производственные отношения и одновременно форма общения их субъектов.

В «Капитале» Маркс доказывает, что производственные отношения определяются, в конечном счете, уровнем и характером развития производительных сил, а то, насколько и как используются возможности, таящиеся в производительных силах, зависит от производственных отношений. Производительные силы влияют и определяют развитие производственных отношений, а вместе они определяют характер, направление и динамику развития всех институтов надстройки. Если базис материален, то надстройка — духовная основа общества. Понятие «производительные силы» впервые было введено в науку классиками английской политической экономии, которые применяли его для характеристики сочетания рабочей силы и орудий труда.

Маркс не ограничился экономическим пониманием производительных сил, включив сюда многообразие способностей, квалификацию и профессиональный опыт человека. В соответствии с этим расширилось и представление о производственных отношениях, которые он отличал от тех отношений между работниками, которые складываются вследствие технического, технологического и профессионального разделения труда. Он сделал еще один шаг по сравнению с А. Смитом. Маркс добавил третий компонент: кто что получает, кто чем владеет, кто что присваивает. Иными словами, отношения собственности, которые лежат в основе с производственными отношениями...0.

Исходя из всего вышесказанного - общественно-экономическая формация — это совокупность всех стран на планете, которые в данный момент находятся на одной и той же ступени исторического развития, имеют сходные механизмы, институты и учреждения, определяющие базис и надстройку общества. Этот тезис особенно важно подчеркнуть. В литературе встречаются утверждения о том, что понятие «общественная формация» обозначает не только исторически определенную ступень развития человеческого общества, но и исторический тип отдельного, конкретного общества, иначе — социума0. Это неверно. В применении к отдельным странам данное понятие может использоваться только как классификационный термин, определяющий ее принадлежность к той или иной формации, к тому или иному идеальному типу.

Одновременно на Земле могут сосуществовать страны, относящиеся к первобытнообщинному, рабовладельческому, феодальному, капиталистическому и социалистическому строю. Таким историческим промежутком являлась вторая половина XX в. Даже в начале XXI в. Китай и Куба заявляли о своей социалистической принадлежности. Стало быть, и к этому периоду относится критерий многоформационности. Современные западные общества, будучи по преимуществу капиталистическими, в действительности представляют собою смешанные экономики, включающие в себя элементы не только капиталистической, но и социалистической экономической системы.

Маркс писал о том, что античная община-город (полис) развивалась в сторону рабовладельческого строя, но одновременно с этим германская сельская община сразу развивалась к феодальному строю. Таким образом, феодальный строй вовсе не был формацией, выросшей из античного рабовладения. Это были две формации, существовавшие в Европе параллельно, возникшие из первобытнообщинного строя в условиях различной плотности населения у греков и германцев.

Таким образом, формационную неоднородность социальной эволюции создают два фактора. Первый — это прогрессивное восхождение человечества от одной формации к другой, от менее развитой к более сложной и продвинутой, от первобытной к капиталистической и социалистической. Второй фактор — возможность одновременного сосуществования на одной планете стран с разным формационным укладом. Он предполагает, что: а) человечество движется с разной скоростью; б) старое не уничтожается, а сохраняется.

Согласно формационной теории Маркса, в каждый исторический период, если сделать моментальный портрет человечества, на планете сосуществуют самые разные формации — одни в своем классическом виде. Другие — в своей пережиточной форме (переходные общества, где наслоились остатки самых разных формаций).


2.2. Социальная динамика


Каждая формация составляет ступень в прогрессе человечества от первобытного общества через антагонистически классовые формации к коммунизму. Маркс выделил пять формаций, представляющих поступательные ступени в развитии человеческого общества: первобытнообщинную, рабовладельческую, феодальную, капиталистическую и коммунистическую, первой фазой которой является социализм. Но не все они одинаково ценны для судьбы человечества. Три формации — рабовладельческая, феодальная и капиталистическая — базируются на частной собственности и носят антагонистический характер. Они никак не могут выступать гуманистической моделью человеческого будущего. Первая формация — родоплеменная — хотя признает коллективную собственность и исключает антагонизм, тоже не способна служить ориентиром, слишком примитивной она является. Три антагонистических формации представляют, по Марксу, не историю, а лишь предысторию человечества. «...Буржуазной общественной формацией завершается предыстория человеческого общества»0.

Материалистической теория истории Маркса является потому, что определяющая роль в развитии общества принадлежит не сознанию, а бытию людей. Бытие определяет сознание, взаимоотношения людей, их поведение и взгляды. Фундаментом общественного бытия выступает общественное производство. Оно представляет одновременно процесс и результат взаимодействия производственных сил (орудия труда и люди) и производственных отношений. Совокупность не зависящих от сознания людей производственных отношений составляет экономическую структуру общества. Она называется базисом. Над базисом возвышается юридическая и политическая надстройка. Сюда относятся различные формы общественного сознания, в том числе религия и наука. Базис первичен, а надстройка вторична.

Согласно Марксу, общество не стоит на месте: оно постоянно развивается, восходя от простого к сложному, преодолевая внутренние противоречия и проходя особые фазы, которые он называл общественно-экономическими формациями. Всю историю общества можно разделить на этапы в зависимости от того, каким образом осуществляется производство товаров. Маркс называл их способами производства. Всего исторических способов производства (они называется также общественно-экономическими формациями) пять.

История начинается с первобытнообщинной формации, при которой люди трудились сообща, не было частной собственности, эксплуатации, неравенства и социальных классов. Вторым этапом является рабовладельческая формация, или способ производства. Этот тип общества возник на развалинах первобытной общины, когда появился прибавочный продукт, безвозмездное присвоение чужого неоплаченного труда, частная собственность, государство и классы. Основными классами считались рабы и рабовладельцы. Первых захватывали во время бесчисленных войн и отдавали вторым в вечную собственность. Они распоряжались рабами как говорящими орудиями.

На смену рабовладению пришел феодализм — способ производства, основанный на эксплуатации лично и поземельно зависимых непосредственных производителей земельными собственниками. Он возник в конце V в. в результате разложения рабовладельческого, а в некоторых странах (в том числе у восточных славян) первобытно-общинного строя. Главными признаками феодального способа производства являются: 1) господство натурального хозяйства; 2) сочетание крупного феодального землевладения и мелкого крестьянского (надельного) землепользования; 3) личная зависимость крестьян от феодала, внеэкономическое принуждение крестьян к прибавочному труду; 4) низкое состояние техники; 5) политическое господство монарха, феодалов.

Сущность основного экономического закона феодализма — производство прибавочного продукта в форме феодальной ренты в виде отработочной, продуктовой и денежной. Основным способом производства становится сельское хозяйство. Главным богатством и средством производства является земля, которая находится в частной собственности у помещика и сдается крестьянину на временное использование (в аренду). Тот платит феодалу ренту, продуктами или деньгами, позволяя ему жить не только безбедно, но и в праздной роскоши. За счет крестьян кормится огромный государственный аппарат и многочисленное духовенство. Бароны, князья и графы создают собственные вооруженные отряды, жестоко борются между собой за новые территории, а с королем — за политическую власть. В перерыве между битвами они возводят роскошные замки и спонсируют искусства.

Крестьянин более свободен, чем раб, но менее свободен, чем наемный рабочий, который становится, наряду с собственником-предпринимателем, главной фигурой на следующем — капиталистическом — этапе развития. Основным способом производства становится добывающая и обрабатывающая промышленность. Феодализм серьезно подорвал основу своего экономического благополучия — крестьянское население, значительную часть которого разорил и превратил в пролетариев, людей без собственности и статуса. Они заполнили города, где в это время начинают строиться фабрики и заводы. Наиболее дальновидные помещики и сметливые купцы догадались, что наиболее производительный фактор — юридически свободный рабочий, регулярно получающий заработную плату. Рабочие заключают с работодателем контракт, или договор, который ограничивает эксплуатацию определенными нормами, согласованными с юридическими законами. Собственник предприятия не складывает деньги в сундук, и пускает свой капитал в оборот. Размеры получаемой им прибыли определяются ситуацией на рынке, искусством управления и рациональностью организации труда.

Завершает историю коммунистическая формация, которая возвращает людей к первобытному равенству, но на более высокой материальной основе. Предшествующие формации позаботились о том, чтобы технический прогресс довести до наивысшей точки. Особенно постарался капитализм, при котором впервые наука превращается в непосредственную производительную силу общества. Именно капитализм объединяет людей, организует рабочих в самостоятельный класс, готовый взять власть в свои руки. Пройдя школу индустриального труда, пролетариат научился управлять производством и обходиться без помощи капиталистов. В планомерно организованном коммунистическом обществе не будет частной собственности, неравенства, социальных классов и государства как машины подавления.

Коммунизм проходит в своем развитии низшую фазу — социализм, и высшую — непосредственно коммунизм. Согласно Марксу, это бесклассовое общество с высоким уровнем производительных сил, сознания и культуры, когда труд превращается в жизненную потребность и действует принцип «От каждого по способностям, каждому по потребностям», государство сменяется самоуправлением граждан. По мысли Маркса, это истинное царство свободы, когда «свободное развитие каждого является условием свободного развития всех».



3. Историческое значение марксовой теории0


Согласно точке зрения Маркса, формации — это «ступени» развития общества, от наименее прогрессивной — к наиболее прогрессивной. Выяснив, к какой формации относится то или иное общество, социолог получает возможность определить его исторический возраст. А это значит, что формационная теория Маркса — это историческая шкала времени развития человечества. Правда, она градуирована не по годам, археологическим или геологическим эпохам, а каким-то иным способам. Если знать, сколько отмерено рабовладельческому строю или капитализму, можно всегда узнать, когда они сменяться другим, более прогрессивным общественным строем. Причем признаки распада и зарождения нового (в недрах старого общества) определяются на основе качественных, а не количественных методов. Сигналом является тот момент, когда производительные силы переросли те производственные отношения, которые навязывает им их формация, скажем феодализм. Когда производительные силы (разумеется, не вещественный, а человеческий их компонент) готовы взбунтоваться, смести этот строй с лица земли. Либо сама история распоряжается судьбой формации, обходится без революционных масс, но своими средствами — логикой объективных законов, которым подчиняется каждое общество — вынуждает одну формацию уступить место другой.

Социальные изменения в обществе всегда начинаются снизу , с преобразования производительных сил, например, в ходе индустриальной революции, и изменения характера производственных отношений, в частности, изменения отношения господства и подчинения на отношения равенства и справедливости. Часть производительных сил, например рабочий класс, осознавший свою историческую миссию по освобождению всего общества от эксплуатации, организуется в политическую партию и выдвигает вождей из числа прогрессивно мыслящей интеллигенции.

Смена одного типа общества другим происходит как динамический процесс — через механизм классовой борьбы. Самыми конфликтными считаются общества, где существуют частная собственность, разъединяющая людей, неодинаковое отношения к средствам производства и антагонистические классы, конкурирующие за ограниченное количество жизненных благ. Под такую характеристику подпадают рабовладение, феодализм и капитализм, которые постоянно сотрясают классовые битвы между рабами и рабовладельцами, крестьянами и помещиками, рабочими и капиталистами.

Функционирование и смена формаций подчиняется общим законам, связывающим их в единый процесс поступательного движения человечества. В то же время каждая формация имеет свои особые законы возникновения и развития. Единство исторического процесса не означает, что каждый социальный организм проходит все формации. Их проходит человечество в целом, «подтягиваясь» к тем странам и регионам, где победил наиболее прогрессивный в данную историческую эпоху способ производства и развились соответствующие ему надстроечные формы.

Каждая общественная формация имеет свои собственные этапы и стадии развития. «Экономические эпохи различаются не тем, что производится, а тем как производится, какими средствами труда. Средства труда не только мерило развития человеческой рабочей силы, но и показатель тех общественных отношений, при которых совершается труд»0. Первобытное общество за тысячелетия своего существования прошло путь от человеческой орды до родоплеменного строя и сельской общины. Капиталистическое общество — от мануфактуры до машинного производства, от эпох господства свободной конкуренции до эпохи монополистического капитализма. Коммунистическая формация имеет две основные фазы — социализм и коммунизм. Каждый этап характеризуется общими и специфическими закономерностями, которые вносят изменения в социальную структуру общества, общественную организацию труда, быт людей, видоизменяют надстройку общества. Такие этаны в развитии формации называют обычно периодами или эпохами.

Переход от одной формации к другой осуществляется революционным путем. В тех случаях, когда формации однотипны (например, рабство, феодализм и капитализм основаны на эксплуатации трудящихся владельцами средств производства), может наблюдаться процесс постепенного вызревания нового общества в недрах старого (скажем, капитализма в недрах феодализма), но завершение перехода от старого общества к новому выступает как революционный скачок.

Когда производственные отношения находятся в соответствии с уровнем и характером производительных сил, общество процветает, его экономика развивается быстрыми темпами. Когда первые не соответствуют вторым, когда производительные силы перерастают узкие рамки производственных отношений, в обществе формируются противоречия и социальная напряженность. Общество постепенно переходит от процветания к застою, от высоких темпов роста общественного производства к низким. Устаревшие производственные отношения тормозят развитие производительных сил. Если противоречие углубляется и доходит до некоторой критической черты, столкновение новых производительных сил со старыми производственными отношениями переходит в стадию открытого конфликта, который разрешается в ходе социальной революции. Она устраняет старые производственные отношения, заменяя их новыми, более прогрессивными. «На известной ступени своего развития материальные и производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, или — что является только юридическим выражением последних — с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались. Из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции»0.

При коренном изменении экономических, а вслед за ними и всех других отношений, социальная революция отличается особой глубиной и кладет начало целому переходному периоду, в течение которого осуществляется революционное преобразование общества. Содержание и длительность переходного периода определяются уровнем экономического и культурного развития страны, остротой классовых конфликтов, международной обстановкой и др. Во всемирной истории переходные эпохи представляют собой такое же закономерное явление, как и сложившиеся формации, и в своей совокупности охватывают значительные отрезки истории.

Каждая новая общественная формация, отрицая предыдущую, сохраняет и развивает ее достижения. Нередко вопреки своим собственным интересам.

Переход от одной формации к другой, способной создать более высокие производственные мощности, более совершенную систему экономических, политических и духовных отношений, составляет содержание исторического прогресса.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


В заключении хотелось бы сделать краткие выводы по вопросу марксистской формационной теории и ее исторического значения, как теории социального конфликта.

По мнению В.Ф. Анурина введение Марксом понятия формации в социологический анализ, дает целый ряд преимуществ. Во-первых, оно позволяет отличить один период развития общества от другого по достаточно четким критериям. Во-вторых, с его помощью можно найти общие сущностные черты в жизнедеятельности различных обществ (стран и народов), находящихся на одинаковой ступени развития даже в различные исторические периоды и напротив, объяснить различия в развитии двух обществ, сосуществующих в один и тот же период, но обладающих разными способами производства. В-третьих, формационный подход позволяет анализировать общество как единый социальный организм, т. е. рассматривать все общественные явления (на основе того или иного способа производства) в органическом, единстве и взаимодействии. В-четвертых, этот подход дает возможность свести стремления и действия отдельных личностей к действиям больших масс людей.

К. Маркс не отрицал прогрессивной роли разделения труда — напротив, как и Э. Дюркгейм (но задолго до него), отводил ему роль механизма исторического генезиса общества. Однако в отличие от Дюркгейма он придавал аномальным функциям разделения труда (эксплуатации, безработице, обнищанию и т. д.) не случайный и преходящий, а фаталистический и неустранимый характер. Разделение труда ведет не просто к зарождению социальной структуры общества, а расколу ее на два антагонистических класса — эксплуататоров и эксплуатируемых. Первые существуют за счет безвозмездного присвоения прибавочного продукта, созданного трудом вторых. Рабовладельческий строй и феодализм создают то, что капитализм доводит до своего логического конца — неустранимость антагонизма между трудом и капиталом, неизбежность революционной замены старого режима и установления нового, социально справедливого общества (коммунизма).

Механическая солидарность, если применять терминологию Дюркгейма, свойственна, по Марксу, всем реально существовавшим формациям, в том числе и первобытнообщинному строю. Только новая — коммунистическая формация создает органическую солидарность, т. е. такой коллективизм, который является условием для всестороннего развития личности. Маркс называл его истинным коллективизмом. В отличие от него мнимый коллективизм (аналог дюркгеймовской механической солидарности) основан на корпоративной, или классовой, солидарности пролетариев и буржуазии внутри своего класса и классовой борьбе. Никакие реформы свергнуть старый строй не могут, необходимы социалистическая революция и диктатура пролетариата. При социализме частная собственность существовать не может, классы исчезают с исторической арены, уничтожается различие между умственным и физическим трудом, а основным законом планомерной организации общественного труда станут пропорциональное распределение рабочей силы по отраслям народного хозяйства, перемена труда (фактически его деспециализация), уравнительность в оплате труда (в зависимости от вложенного труда и размера семьи, а не от социального и должностного статуса индивида) и механизм внерыночного ценообразования.

Методология К. Маркса оказалась очень полезной. Диалектическая логика, доставшаяся марксизму от Гегеля, была очищена от многих схоластических напластований и настолько сильно переориентировала позитивистские установки, что свела их, по сути, к общенаучным требованиям проверять теорию практикой и опираться на силу фактов. Диалектический метод придал особую стройность теоретическим построениям Маркса. Учение об отчуждении труда, формальном и реальном подчинении труда капитализму, абстрактном и конкретном труде, социальных превращенных формах трудовой деятельности, трудовая теория стоимости, которые имеют для социологии первостепенное значение, появились благодаря не индуктивному обобщению фактов, а теоретическому методу анализа, объединившему в себе диалектическую логику, методологию «идеальных типов» и мысленного эксперимента (элементов сравнительно-исторического исследования), причинно-следственное объяснение. Именно теоретический метод Маркса послужил стимулирующим началом для возникновения в 30-е гг. XX в. Франкфуртской школы социологии труда (М. Хоркхаймер, Т. Адорно, Э. Фромм, Г. Маркузе, Ю. Хабермас), представители которой внесли значительный вклад в разработку концепции «индустриального общества» и отчуждения труда.

Основным вкладом марксистской школы в мировую социологию считают теорию социального конфликта (посему марксизм как направление в социальной мысли именуют еще конфликтной перспективой)0. Гораздо меньшее влияние на современную науку оказала экономическая теория Маркса, которая большинством западных экономистов, при разработке собственных моделей, явным образом не учитывалась.

Иными словами, в ряду чистых экономистов Маркс не числится. Серьезной критике, в частности, со стороны Г. Зиммеля и М. Шелера, подверглась его трудовая теория стоимости и концепция редукции труда (сведения сложного труда к простому). Не выдержало испытания временем его теория относительного и абсолютного обнищания пролетариата, как не подтвердились и некоторые другие положения. Во многом это можно объяснить тем, что вопреки своим же методологическим установкам опираться на факты Маркс больше придерживался абстрактных формул английских политэкономов и философских схем Гегеля. Довольно странным, с точки зрения представителей немецкой исторической школы, должен был показаться и выбор объекта исследования: виданное ли это дело, что немец отправляется в Англию, где изучает законы развития капитализма, затем объявляет их универсально применимыми для всех стран, независимо от культурной специфики, поучая немцев, как им обустроить свою жизнь?

Законы капитализма, открытые Марксом на английской почве, были категорически отвергнуты многими немецкими интеллектуалами, в том числе и Вебером. Тем не менее, учение К. Маркса остается великим достижением человеческой культуры, а время от времени возникающий на Западе интерес к его наследию («ренессансы Маркса») свидетельствует об огромном потенциале радикалистски ориентированных социальных теорий.



ЛИТЕРАТУРА


  • Анурин В.Ф. Основы социологических знаний: Курс лекций по общей социологии. - Н. Новгород: НКИ, 1998.

  • Бачинин В.А., Сандулов Ю.А. История западной социологии. - М.: Гуманитарный издательский центр Владос, 2002.

  • Буровой М. Марксизм после коммунизма // Рубеж, 1993. № 2.

  • Вебер М. Избр. произведения. М., 1990.

  • Воронцов А.В. История социологии XIX - нач. ХХ века: В 2 ч. Ч. 1. Западная социология. Ч. 2. Русская социология. - М.: Гуманитарный издательский центр Владос, 2005.

  • Горелов А.А. Социология. - М.: Эксмо, 2006.

  • Иванов Д.В. Социология: теория и история. - СПб.: Питер, 2006.

  • История теоретической социологии. В 4 т. / Отв. ред. Ю.Н. Давыдов. - М.: Эксмо, 2002.

  • Капитонов Э.А. История и теория социологии. - М.: Норма, 2000.

  • Кравченко А.И. История зарубежной социологии. - М.: Культура, Академический проект, 2005.

  • Кравченко А.И., Анурин В.Ф. Социология. - СПб.: Питер, 2006.

  • Кравченко С.А. Социология. 2 изд. - М.: Экзамен, 2004.

  • Латышева В.В. Основы социологии. - М.: Дрофа, 2004.

  • Маркс К., Энгельс Ф. Соч.

  • Социология. Под ред. В.Н. Лавриненко. - М.: Юнит, 2005.


0 Кравченко А.И. История зарубежной социологии. - М.: Культура,

Академический проект, 2005. C. 75.

0 Воронцов А.В. История социологии XIX - нач. ХХ века: В 2 ч. Ч. 1. Западная социология. - М.: Гуманитарный издательский центр Владос, 2005. С. 59.

0 Иванов Д.В. Социология: теория и история. - СПб.: Питер, 2006; Кравченко С.А. Социология. 2 изд. - М.: Экзамен, 2004 и т.д.

0 Маркс К.. Энгельс Ф. Соч. Т. 13. С. 7.

0 Вебер М. Избр. произведения. М., 1990. С. 404.

0 Кравченко А.И. История зарубежной социологии. - М.: Культура, Академический проект, 2005; Социология / Под ред. В.Н. Лавриненко. - М.: Юнит, 2005 и т.д.

0 Этот термин наиболее популярен в отечественной литературе, хотя наряду с ним можно использовать и другой — общественная формация. Кравченко А.И. История зарубежной социологии. С. 247.

0 Но не целиком и полностью, как иногда считают сторонники экономического детерминизма. Если бы между уровнем экономики страны и степенью развития культуры существовала строго однозначное соответствие и жесткая связь, то самой разнообразной культурой обладали бы самые богатые страны. Но так происходит не всегда. Поэтому можно говорить лишь о частичной зависимости надстройки от базиса.

0 Буровой М. Марксизм после коммунизма // Рубеж, 1993. № 2.

0 Плетников Ю.К. Формационная и цивилизационная триады К. Маркса // Кравчнко А.И. История зарубежной социологии... С. 246.

0К.Маркс. К критике политической экономии. Соч. Т. 13. С. 8.

0 Горелов А.А. Социология. - М.: Эксмо, 2006; Иванов Д.В. Социология: теория и история. - СПб.: Питер, 2006; Кравченко А.И. История зарубежной социологии. - М.: Культура, Академический проект, 2005 и т.д.

0 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 22, С. 191.

0 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 13, С. 7.

0 Кравченко А.И. История зарубежной социологии. С. 77.


Случайные файлы

Файл
60805.rtf
102438.rtf
139975.rtf
102737.rtf
19126.rtf