Гомосексуализм (141252)

Посмотреть архив целиком



ВВЕДЕНИЕ.



Гомосексуальность- сексуальное влечение к лицам собственного пола в отличие от гетеросексуальности (сексуального влечения к лицам противоположного пола) и бисексуальности (влечения к обоим полам). Подобно гетеросексуальности и бисексуальности, гомосексуальность отчетливо проявляется в сексуальных сновидениях и фантазиях, сексуальных действиях, романтических увлечениях и влюбленности.

Термины «гомосексуальность» и «гетеросексуальность» предложил реформатор законов о сексуальном поведении К.Бенкерт, впервые употребив их в 1869 в статье для немецкой газеты. После этого они были забыты и заново открыты берлинским сексологом М.Хиршфельдом в 1905. Слово «гомосексуальный» происходит от греч. homos – «одинаковый» (heteros означает «другой») и лат. sexus – «пол». Х.Эллис узаконил употребление термина в своей книге Половые извращения (Sexual Inversion), изданной в 1908. Затем термин «гомосексуальность» быстро вошел в научный и житейский обиход для обозначения контактов с лицами собственного пола как между мужчинами, так и между женщинами.

Термин «лесбиянка» получил распространение более века назад и теперь общепринят для обозначения женской гомосексуальности. Он происходит от названия греческого острова Лесбос, на котором примерно в 600 до н.э. жила Сапфо, знаменитая поэтесса, писавшая о любви между женщинами.

Широкое использование слова «гей» (от англ. gay) для обозначения гомосексуалов в положительном смысле началось с движения за их права в 1960-х годах. Происхождение такого употребления данного слова неизвестно. В американском гомосексуальном сленге оно восходит к 1920-м годам, а возможно, и к более раннему времени. Проблемы подростковой и юношеской гомосексуальности я подробно обсуждал в книге "Лунный свет на заре" (1998) и ряде других работ.

Общие тенденции развития за последние 30 лет:

  1. рост терпимости к однополой любви, особенно среди более молодых (18-24 года) и более образованных людей,

  2. увеличение числа мужчин и особенно женщин, которые признают, что они испытывали сексуально-эротическое влечение к лицам собственного пола, особенно часто это бывает в юности,

  3. однако, это не сопровождается ни увеличением числа гомосексуальных контактов (в момент опроса или на протяжении жизни), ни с ростом числа людей, считающих себя гомо= или бисексуалами. Увеличения числа или удельного веса гомосексуалов нет практически нигде. Исключительные гомосексуалы всюду составляют незначительное меньшинство населения (Sandfort, 1998).

В репрезентативных национальных опросах, респондентами которых обычно бывают люди старше 18 лет, данных о подростковой гомосексуальности недостаточно, их приходится дополнять специальными обследованиями подростков и гомосексуалов. Кроме того, многим подросткам и юношам трудно однозначно определить свою сексуальную ориентацию и разграничить сексуально-эротические чувства от дружеских.

Из опрошенных в 1987-1991 гг. 1000 английских гомосексуалов (Davies et al., 1994) 22 % еще до 10 лет подозревали, что сексуально отличаются от других мужчин, к 20 годам почти все имели такое подозрение; однако уверен в этом до 10 лет был только каждый десятый, а к 20 годам - 86 %. Четверть из этих мужчин вступили в гомосексуальные контакты еще до того, как заподозрили свою особенность, но две трети сделали это лишь после того, как убедились в своей гомосексуальности.

Восточногерманские мальчики начала 1990-х годов начинали подозревать о своей гомосексуальности в среднем около 16 лет. Однако 19 % эта мысль приходила в голову еще до наступления 12 лет, 46 % - между 13 и 16 годами, а 14 % -- только после 21 года (Starke, 1994). Это зависит, с одной стороны, от темпов индивидуального полового созревания и силы либидо, а с другой - от уровня образования: более образованные юноши из интеллигентской среды отстают от рабочих почти на два года. Уверенность в своей гомосексуальности приходит к мужчинам в среднем лишь около 20 лет: у 14 % в 15-16, у 19 %- в 17-18, у остальных гораздо позже. Снова бросаются в глаза социально-образовательные различия: юноши с высшим образованием завершают свое сексуальное самоопределение значительно позже: 64 % из них обретают уверенность лишь после 21 года, среди рабочих так долго сомневаются 42 % . Видимо, дело в разной степени готовности принять жизнь такой, как она есть.

Гомоэротические чувства и влечения подростков далеко не всегда реализуются. В британском национальном опросе, наличие влечения к людям собственного пола признали 6.6 % 16 – 24-летних мужчин и 5.1 % женщин, практический же гомосексуальный опыт признали только 2.6 % и 1.4 % опрошенных (Wellings et al., 1994).

Во французском национальном опросе гомоэротическое влечение признали 3.9 % 18-19-летних юношей и 5.2 % девушек (Spira et al., 1993). При непосредственном опросе 15-18 летних французов соответствующие цифры составили 5.8 % и 6.4 % (Lagrange et Lhomond, 1997). Однако среди подростков, испытывающих влечение к лицам собственного пола, исключительным или преобладающим оно является лишь у 25 % мальчиков и 10 % девочек, причем с возрастом, от 15 к 17 годам оно ослабевает. Наличие практического гомосексуального опыта признали только 1.4 % мальчиков и 1.3 % девочек (в национальном опросе 18-19-летних - 1.1 % и 1.4 %.)

Даже те подростки, которые охотно сексуально экспериментируют со сверстниками собственного пола, не склонны идентифицировать себя в качестве геев или лесбиянок. Сексуальная идентичность - явление гораздо более сложное, чем сексуальное поведение или воображение.

Хотя почти 25% немецких юношей и девушек начала 1990-х годов (Bardeleben, 1995) имели какой-то гомоэротический опыт, подавляющее большинство их считают себя гетеросексуалами; лишь 3.5 % юношей назвали себя бисексуалами, 0.5% - преимущественно гомосексуалами и 0.3% - гомосексуалами; у девушек соответствующие цифры - 2.6 %, 0.3% и 0.3 %. С возрастом сексуальная ориентация становится более определенной. Доля юношей, считающих себя исключительно гетеросексуалами, увеличивается с 80.5% среди 14-15-летних до 89.6% у 19-24-летних, тогда как доля бисексуалов уменьшается у юношей с 10.6 % до 2.1%, а у девушек - с 4.6 % до 2.8 %. "Гомосексуалами" юноши начинают называть себя только после 18 лет, да и то лишь 0.5% подвыборки.

Среди факторов, способствующих развитию гомоэротизма, большую роль играет раздельное обучение. Среди обследованных в начале 1960-х учащихся английских школ-интернатов наличие гомосексуальных контактов признали 44 % и собственное участие в них - 28 % мальчиков; среди учащихся дневных школ соответствующие цифры составляют 18 % и 3 % (Schofield,. 1965). В начале 1990-х годов, англичане, учившиеся в закрытых школах, имели в 2,5 раза больше гомосексуального опыта и в 3 раза больше генитальных контактов с мужчинами, чем учащиеся смешанных школ; свыше одного гомосексуального партнера имели в 3 раза больше мужчин из первой группы. В менее выраженной форме это типично и для женщин (Wellings, 1994) Среди 15-18 летних французов, обучавшихся в интернатах, наличие гомоэротических влечений признали 8.5 %, а среди тех, кто жил дома, - 5.2 %; среди девочек разница еще больше: 10.3 % и 5.6 %. (Lagrange et Lhomond, 1997).

Судя по выборочным ретроспективным исследованиям, юные геи и лесбиянки нередко опережают своих "натуральных" ровесников по ряду показателей психосексуального развития. Восточногерманские гомосексуалы свое первое семяизвержение и первый оргазм ( 60% -- при мастурбации) пережили на год раньше своих "натуральных" сверстников. Средний возраст начала мастурбации у них 12.7 года, почти на год раньше гетеросексуальных мальчиков (13.5 года). 25 % начали мастурбировать до одиннадцати лет, 21 % в двенадцать, 23 % -- в тринадцать, 17 % - в четырнадцать и 14 % - в пятнадцать лет (Starke, 1994). Зато "взрослую" сексуальную жизнь геи начинают значительно позже. 33 % имели первую гомосексуальную связь с ровесником, 15 % - с мужчиной старше на 2-4 года, 36 % -- с партнером старше на 4 и больше года и 16 %- с младшим. Средний возраст первого гомосексуального опыта английских мужчин-гомосексуалов в 1987-1991 гг. - 15.7 года, средняя разница с первым партнером - один год. У 40 % это был ровесник, у 60 % -- юноша на 1-2 года старше или моложе, только 20 % начали половую жизнь с мужчиной на 10 лет старше себя. (Davies et al., 1994).





Гомосексуальность в истории.



Она зафиксирована почти во всех обществах. В Древней Греции сексуальные отношения между мальчиком-подростком и его наставником назывались педерастией и были социально приемлемы. Греческие философы Платон и Сократ одобряли эти отношения, так же как и римские авторы. Катулл написал поэму о любви между мужчинами. В армии также случались гомосексуальные отношения, например между Александром Великим и персидским мальчиком Багоасом. Римские императоры, в том числе Юлий Цезарь и Адриан, имели гомосексуальные связи. Индийские тексты 2500-летней давности описывают такую же практику.

В древнеиудейской традиции, которая легла в основу иудейско-христианской морали, гомосексуальные отношения осуждались. Библейская история о Содоме служит основой для понятия «содомия» – религиозного и юридического термина, обозначающего гомосексуальные действия.

Несмотря на социальное осуждение, мужчины и женщины гомосексуалы не только продолжали существовать, но порой достигали выдающегося положения в обществе и правительстве, науке и искусстве, церкви и юриспруденции. Установлено, что такие гении Ренессанса, как Леонардо да Винчи и Микеланджело, были гомосексуалами. Среди выдающихся людей нашего времени известны как гомосексуалы драматург О.Уайльд, писательница Гертруда Стайн, математик и изобретатель компьютера А.Тьюринг, писатели Т.Уильямс и Дж.Болдуин.









Распространенность.



Гомосексуальное поведение в социально приемлемых ситуациях практикуется в очень многих этнических группах. Некоторые родоплеменные сообщества институционализировали бисексуальность. В ряде сообществ гомосексуальное поведение мужчин принималось как особая социальная роль, которая могла включать ношение женской одежды. В этих ролях выступают хижра в Индии, ксанит в Омане и бердах (шаман) в индейских племенах. Мужчины-партнеры этих лиц не расценивались как гомосексуалы.

Гомосексуальное поведение наблюдается у рыб, рептилий, птиц и млекопитающих, включая приматов, как в естественных условиях, так и в неволе. В некоторых ситуациях активные гомосексуальные действия означают доминирование, хотя при этом может совершаться и совокупление. При гомосексуальных контактах у самок обезьян зарегистрирован оргазм. Среди различных видов птиц, включая чаек и других водоплавающих, отмечены стабильные гомосексуальные пары самок и самцов.

В 1940 американский биолог А.Кинзи провел исследование распространенности различных форм сексуального поведения среди американцев. Он использовал семибалльную шкалу (от 0 до 6), по которой лица с исключительно гетеросексуальной ориентацией получали нулевой балл, а с исключительно гомосексуальной – шесть баллов. Оценки между нулем и шестью представляли различные степени бисексуальности, проявляющейся в поведении или фантазиях либо в том и другом.

Исследование Кинзи показало, что в гомосексуальные контакты вовлечены почти половина мальчиков доподросткового возраста и примерно треть девочек того же возраста, в основном в форме сексуальных игр с ровесниками. Кинзи подсчитал, что в США среди людей между подростковым и пожилым возрастом 37% лиц мужского пола и 13% женского имели гомосексуальные контакты, завершившиеся оргазмом. Среди мужчин 10% были в основном гомосексуально ориентированы в течение последних трех лет, а 4% ориентированы исключительно гомосексуально в течение всей жизни. Как показало исследование, преобладающая или исключительная гомосексуальная ориентация реже встречается среди женщин, ее частота составляет примерно 1/31/2 мужской. Примерно четверть мужчин и женщин гомосексуалов состоят в гетеросексуальном браке.

Известна т.н. ситуационная гомосексуальность, связанная, например, с длительным пребыванием в изолированном однополом коллективе. Следовательно, участие в гомосексуальном акте не обязательно означает, что человек гомосексуален. Многие люди, имевшие случайный гомосексуальный опыт, не определяют себя как гомосексуалов и не ведут соответствующий образ жизни. Дальнейшее изложение будет касаться только преимущественной или исключительной гомосексуальности.



Поведение.



«Любовная карта» – термин, недавно предложенный сексологом Дж. Мани. Любовная карта индивида включает идеальный тип партнера, идеальные отношения, виды возбуждающих сексуальных или эротических действий. Любовная карта гомосексуала говорит ему (или ей), что идеальным будет партнер того же пола. Любовные карты, как и родной язык, начинают развиваться задолго до того, как начнут проявляться. Они не являются результатом лишь простого научения или социального выбора.

Первое гомосексуальное увлечение, как и гетеросексуальное, может возникнуть в младших классах начальной школы. Отчетливые эротические фантазии приходятся на период полового созревания, если не раньше. Они проявляются в дневных грезах, ночных сновидениях, фантазиях во время мастурбации, в размышлениях и сочинительстве на эротические темы. В подростковых гомосексуальных фантазиях иногда присутствует романтический элемент. В других случаях эти фантазии сфокусированы исключительно на физических характеристиках другого лица или на конкретных сексуальных действиях.

У подростков-гомосексуалов такого рода опыту предшествует осознание привлекательности лиц одного с ними пола. Подростки с гомосексуальными влечениями и фантазиями могут страдать от ощущения, что они не такие, как все, могут переживать трудности половой самоидентификации. У подростков, испытывающих чувство вины и депрессии в силу негативной социальной оценки их возможной гомосексуальности, возрастает риск суицида.

Они могут пытаться отрицать, игнорировать или скрывать гомосексуальные интересы, вовлекаясь в гетеросексуальные (или несексуальные) виды деятельности. Подобное утаивание гомосексуальной идентификации носит название «ухода».

Только в небольшом числе случаев гомосексуалы демонстрируют женоподобное (у мужчин) или мужеподобное (у женщин) поведение, которое позволило бы другим заподозрить их гомосексуальную ориентацию. За исключением сексуального поведения, большинство из них придерживаются общепринятого образа жизни.

Определение себя как гомосексуала чаще всего происходит примерно после двадцати лет, когда человек узнает, что такое гомосексуальное поведение и соответствующий жизненный стиль. Затем возможно «самораскрытие», т.е. открытое признание перед окружающими своей гомосексуальности, сначала перед гомосексуалами, позже – перед «правильными» друзьями, семьей, незнакомыми людьми.

Гомосексуалы следуют многим социальным стандартам, принятым в их среде. В сообществе лесбиянок ценятся разборчивость и обязательность в отношениях. В сексуальных контактах лесбиянок практикуются взаимный массаж и поглаживание, возможны использование вибратора, взаимная мастурбация и орально-генитальная эротическая стимуляция (куннилингус).

У мужчин-гомосексуалов характер сексуального поведения изменился в результате эпидемии СПИДа.Наблюдается тенденция к снижению частоты случайных сексуальных связей. Многие стремятся к стабильным, хотя и не всегда исключающим другие, отношениям. Практика безопасного секса включает ласки и взаимную мастурбацию с совместным сексуальным фантазированием. Следует отметить, что орально-генитальные контакты (фелляция) безопаснее с презервативом, а анальный половой акт без презерватива весьма опасен; даже при использовании презерватива он сопряжен с опасностью инфекции, так как презерватив может лопнуть.

Сексуальные фантазии играют активную роль во многих сексуальных отношениях. Они могут характеризовать и субкультуру геев, например некоторые специализируются на садизме и мазохизме, другие – на ношении кожи, различных униформ, женской одежды. Бары и клубы геев часто специализированы в соответствии с фантазиями клиентов. Их субкультура значительно расширилась за последнее время.



Причины.



Гомосексуальность нельзя объяснить одной из двух альтернативных причин – наследственностью или средой, природой или воспитанием. Она – результат взаимодействия множества влияний, формирующих развитие личности. Некоторые из них сказываются только в особые критические периоды развития, не раньше и не позже. Одни факторы, определяющие сексуальную ориентацию, начинают действовать еще до рождения, другие – значительно позже.

В пренатальный период главную роль в формировании будущей сексуальной ориентации играют половые гормоны плода, которые воздействуют на соответствующие центры и проводящие пути мозга. Однако их эффект является лишь частичным и неокончательным. После рождения социальные стимулы, воздействующие на мозг через органы чувств, дополнительно влияют на дифференцировку мозга как соответствующего мужскому или женскому типу, гомосексуального или гетеросексуального.

Некоторые младенцы еще в утробе матери подвергаются действию аномального количества или аномального типа половых гормонов, что приводит порой к врожденным дефектам половых органов, например к гермафродитизму. В результате повышается вероятность того, что у них разовьется предрасположенность к бисексуальности или гомосексуальности в отношении пола, в котором они были воспитаны и жили социально. Изучение таких случаев показало, что сексуальная ориентация формируется в основном к восьми годам, после чего остается неизменной.

По-видимому, даже в отсутствие гормональной патологии некоторые мальчики ведут себя подобно девочкам («неженки»), а некоторые девочки – по-мальчишески (сорванцы). Мальчики-неженки часто вырастают гомосексуалами. Для девочек-сорванцов это не столь типично. Только у незначительной части гомосексуалов в детстве наблюдалось атипичное половое поведение.

У некоторых гомосексуалов имеются гомосексуальные родственники; у одного или обоих родителей может быть гомосексуальный опыт. С другой стороны, у полностью или частично гомосексуальных родителей вырастают в основном гетеросексуальные дети (примерно с той же вероятностью, что и в любой другой семье).

Как уже говорилось, не существует какой-либо одной причины, обусловливающей гомосексуальность. Не выявлено существенных различий гормонального фона или строения тела между гетеросексуальными и гомосексуальными людьми. Нет и особой связи гомосексуальности со страхом лиц противоположного пола или с желанием быть похожим на них. Гомосексуальность не возникает в результате воздействия порнографии. Жизненные ситуации подросткового или зрелого возраста не могут вызвать смену половой ориентации индивида. Гомосексуальность не зависит от произвольного выбора. Она не может быть изменена по собственной воле или воле других людей. Она также не может быть изменена наказанием или молитвами.





Отношение к гомосексуальности.



Социальные установки по отношению к гомосексуальности варьируют в различных культурах и в различные периоды истории. В западной культуре гомосексуальное поведение первоначально расценивались как грех, а впоследствии – как преступление. Затем гомосексуальность стала определяться как болезнь. Относительно недавно она начала восприниматься как индивидуальное состояние.

Религиозное осуждение гомосексуальности было трансформировано в законы, рассматривавшие все гомосексуальные действия как противоправные. В последнее время многие религиозные группы начинают принимать гомосексуалов, не обязательно одобряя при этом гомосексуальное поведение. Некоторые христианские и иудаистские группы осуждают дискриминацию гомосексуалов, порой даже разрешая их возведение в сан.

За последние 30 лет в большинстве штатов США гомосексуальные контакты взрослых, осуществляемые по обоюдному согласию, перестали оцениваться как преступление. Быть гомосексуалом не противозаконно, однако в некоторых штатах противозаконно склонять кого-либо к соответствующим действиям. В прошлом гомосексуалы нередко подвергались дискриминации. В нацистской Германии их заставляли носить розовые треугольники и убивали в концентрационных лагерях. В США гомосексуалы подвергались дискриминации во времена антикоммунистической истерии в 1950-х годах и позже. Эпидемия СПИДа усиливает в наши дни необходимость защищать гомосексуалов от гомофобии, выражающейся в предрассудках, преследовании и дискриминации.

В плане психического здоровья между гомосексуалами и лицами с гетеросексуальной ориентацией не было найдено различий. Ранее гомосексуальность определялась как заболевание, являющееся результатом дегенеративности, отягощенного семейного анамнеза, мастурбации или беспорядочных половых связей. Фрейд и другие психоаналитики описывали ее как сексуальное извращение. Применялись различные виды терапии с целью изменить гомосексуальную ориентацию, однако все попытки оказывались безуспешны. Специалисты в области психического здоровья пришли к признанию того, что гомосексуальность сама по себе не связана с нарушением психики. В 1974 Американская психиатрическая ассоциация вычеркнула гомосексуальность из официального перечня психических расстройств.

Изменились и общественные установки по отношению к гомосексуальности. Некоторые до сих пор считают гомосексуалов больными, грешниками или преступниками. Однако все больше людей убеждено в том, что гомосексуалы должны иметь те же основные права и защиту от дискриминации, которые гарантированы другим социальным группам.

Общеизвестно, что за последние годы в сексуальном поведении и установках российской молодежи, прежде всего подростков и юношей, произошли большие изменения, вызывающие растущую социальную озабоченность. Этой теме посвящено несколько серьезных научных публикаций (Кон, 1997, Bodrova, 1996, Бочарова, 1994, Голод, 1996, Денисенко и Далла Зуанна, 1999, Chervyakov and Kon, 1998, 1999 и др.). Однако в российских средствах массовой информации и политических дискуссиях эти проблемы, как правило, освещаются искаженно и интерпретируются неверно.

  1. Вместо серьезной научной статистики политики и журналисты пользуются случайными, недостоверными данными, причем их отбор и выводы из них крайне политизированы.

  2. Отечественные данные не сравниваются с тем, что происходит в других развитых странах. В результате закономерные глобальные процессы, вроде снижения рождаемости или снижения возраста сексуального дебюта принимают за местные, локальные, сугубо российские, вытекающие из специфически российских условий и трудностей.

  3. Сложные и противоречивые тенденции общественного развития примитивно объясняются "падением нравов", влиянием "растленного Запада" и происками западных спецслужб и фармацевтических кампаний.

  4. В средствах массовой информации распространяются заведомо ложные, умышленно фальсифицированные сведения о том, что фактически происходит в западных странах и в России. Главными поставщиками этой дезинформации являются И.Я. Медведева и Т.Л. Шишова, сочинения которых тиражируют бесчисленные самые разные газеты ("Вечерняя Москва", "Новая газета", "Независимая газета", "Российская газета", "Общая газета", телевизионная программа "Добрый день" и другие).

  5. Сочетание неинформированности, научной безграмотности и политической ангажированности приводит к тому, что формируется неверная социальная политика и стратегия воспитания, направление которых прямо противоположно мировому опыту. Это влечет за собой катастрофические социальные, культурные и эпидемиологические последствия.

Чтобы преодолеть эти опасные тенденции и ложные представления, – разумеется, не у представителей коррумпированной российской прессы и ее политических заказчиков и спонсоров - коммунистов и клерикалов и стоящих за ними американских ультраправых из движения Pro Life, - а у людей, заинтересованных в понимании реальных социальных процессов и тенденциях развития, необходимо спокойное, основанное на проверенных фактах, сравнение сексуального поведения и ценностей российских подростков с тем, что происходит среди их западных сверстников.

Именно такова задача этого проекта, рассчитанного на три года (1998-2000) по гранту РГНФ № 9806-08066. Проект имеет три ограничения.

Во-первых, я умышленно избегаю широких теоретических обобщений, фиксируя внимание на эмпирических, статистически проверяемых фактах и тенденциях.

Во-вторых, учитывая воинствующий и многоликий российский антиамериканизм, а также крайнюю неоднородность населения США и характерных для него стилей жизни, я обращаюсь не к американскому, а к западноевропейскому опыту. Тем более что уровень сексуальной культуры, от которого зависят такие важные социальные показатели как динамика нежелательных беременностей, абортов, изнасилований, заболеваний, передающихся половым путем (ЗППП), уровень сексуальной образованности населения и т.д., во многих европейских странах неизмеримо выше, чем в США (см. Кон, 1991, 1997), а сами европейские культуры достаточно разнообразны.

В-третьих, меня интересуют преимущественно те данные и тенденции, которые существенны для понимания специфики российской ситуации. Западная Европа для меня – только фон, без которого нельзя понять того, что происходит или будет происходить в России. Этим определяется и отбор сюжетов и степень их детализации.

Соответственно, мой отчет делится на 3 части: 1.Сравнительный анализ подростковой и юношеской сексуальности в Западной Европе за последние полвека. 2. Как выглядит на этом фоне Россия? 3. Каковы важнейшие социально-психологические проблемы современной подростковой и юношеской сексуальности, которые должны учитывать родители и воспитатели?

Первая часть проекта выполнена в 1999 году. Ее резюме излагается ниже. Вторая часть, с соответствующими сравнениями и теоретическими выводами, будет завершена в 2000 году. Третью часть, в связи с отсутствием социального заказа и финансирования, я, вероятно, осуществить не смогу.







Подростковая и юношеская сексуальность в Западной Европе - тенденции развития и национальные различия за 50 лет

Состояние проблемы



Изучение сексуального поведения и установок населения вообще и подростков в особенности в странах Западной Европы началось уже в самом начале ХХ в. (см. Кон, 1988). Однако таких исследований было мало, они были нерепрезентативны, а консервативная общественность, особенно клерикалы, как правило, встречала их в штыки, обвиняя в подрыве традиционной морали и духовном растлении молодежи. Сексуальная революция 1960-х годов наглядно показала неэффективность привычных форм социального контроля и необходимость знать и учитывать происходящие в этой сфере жизни изменения. Эпидемия СПИДа еще больше актуализировала эту проблему.

В конце 1980-х - начале 1990-х годов в Западной Европе появились первые большие репрезентативные национальные опросы населения, в которых совместно работали социологи, демографы, сексологи и медики. Самые крупные и методологически совершенные национальные опросы – британское (1991), французское (1992) и финляндское (1992). Хорошие данные есть и по многим другим странам. Например, в 1996 г в Швеции проведен второй национальный опрос (первый был еще в 1967 г.), охвативший 2810 респондентов от 18 до 79 лет (Lewin, 1996, Helmius, 1998).

Европейское сообщество создало в Брюсселе специальную международную базу данных, в которой представлены Греция, Бельгия, Дания, Финляндия, Франция, Западная Германия, Великобритания, Исландия, Нидерланды, Португалия, Швейцария и Норвегия. Их первое обобщение – книга "Сексуальное поведение и ВИЧ / СПИД в Европе. Сравнение национальных опросов" (Hubert, Bajos and Sandfort, 1998)..

Хотя выборки и методы (иногда это письменная анкета, иногда – телефонный опрос) этих исследований не совсем одинаковы, они достаточно сопоставимы. Например, во всех анкетах повторяется вопрос "Сколько вам было лет, когда вы имели первое сексуальное сношение? " Более подробные анкеты включали также вопросы о первом поцелуе, первом сексуальном партнере и его возрасте, характере взаимоотношений с ним, обстоятельствах и чувствах, сопутствовавших сексуальному дебюту, кто был его инициатором, какие принимались меры предосторожности и т.д. Иногда респондентов отдельно спрашивали о первом гомосексуальном опыте, если таковой был. Большое внимание уделялось сексуальной технике, методам контрацепции и проблемам безопасного секса.

Массовые сексологические опросы позволяет поставить конкретные проблемы профилактики СПИДа и ЗППП, планирования семьи и воспитания молодежи не узко, а в широкой социально-психологической перспективе, учитывающей эволюцию брачно-семейных отношений, изменения в характере сексуальной культуры, межпоколенных отношениях, процессах и механизмах социализации юношества и т.п.

Национальные анкеты, респондентами которых были взрослые, старше 16 или, чаще, 18 лет, дополняются множеством исследований, посвященных специально подросткам и юношам.

Лучшая из этих работ - "Вступление в сексуальность. Поведение молодых людей в условиях СПИДа" (Lagrange et Lhomond, 1997) основана на данных опроса 6182 15-18-летних французов.

Сотрудники Отдела сексологии Гамбургского университета под руководством Гунтера Шмидта неоднократно опрашивали сопоставимые группы 16-17 –летних школьников (Schmidt, 1993). В 1966, 1981 и 1996 гг. они провели три больших опроса университетских студентов, в ходе которых в общей сложности опрошено 8500 молодых, от 20 до 30 лет, мужчин и женщин из 12-15 разных университетов. Это позволяет делать статистически обоснованные выводы о динамике сексуального поведения и ценностей немецкой молодежи за последние 30 лет (Schmidt et al., 1997)

Другие немецкие исследователи (Bardeleben et al., 1995) провели в 1991-94 гг. трехлетний репрезентативный лонгитюд среди молодых людей от 14 до 24 лет, среди которых больше всего представлены 16-18 летние.

Большие сексуальные опросы молодежи осуществлены в Норвегии (Traeen et al., 1992, Traeen and Kvalem, 1996), Англии (Breakwell and Fife-Shaw, 1992) и некоторых других странах.

Наряду с опросами населения или какой-то его подгруппы в рамках одной западноевропейской страны, начались сравнительные исследования сексуального поведения и ценностей подростков и юношей из нескольких стран, включая бывший СССР. Проведено сравнение сексуального поведения финских подростков с российскими (Haavio-Mannila and Rotkirch, 1997) и эстонскими (Papp, Kontula and Kosunen, 1997), студентов МГУ – с итальянскими студентами (Denisenko, 1998). Очень интересны сравнительные исследования стиля любви и добрачных сексуальных норм американских, японских и российских студентов (Sprecher et al., 1994, 1996, 1998)

Все это позволяет судить о тенденциях развития юношеской сексуальности не голословно умозрительно, а на основе более или менее достоверных научных фактов. Что же мы фактически знаем?



Возраст сексуального дебюта.



Самая общая тенденция сексуальной жизни второй половины ХХ в. - снижение возраста сексуального дебюта и уменьшение разницы в этом отношении между мужчинами и женщинами (Bozon and Kontula, 1998).

Особенно велики сдвиги у женщин. В 1950-х годах во всех западноевропейских странах средний возраст начала сексуальной жизни у женщин (поколение родившихся в 1930-х годах) был как минимум на два года выше, чем в 1990-х годах (поколение родившихся в 1972-73 гг.). Часто этот сдвиг значительно больше.

В Швеции процент женщин, начавших половую жизнь в 13 лет и моложе, с 1967 по 1996 увеличился в 6 раз, с 1 % до 6 %, а у мужчин – в 2,5 раза, с 2 % до 5 % . Доля тех, кто сделал это между 14 и 15 годами, выросла у женщин с 7 % до 32 %, а у мужчин с 17% до 29 %. В среднем медианный возраст сексуального дебюта у шведских женщин снизился на 2.7 года, а у мужчин на 1.2 года. В группе 18-24 -летних респондентов в 1996 г. он составляет 16.4 лет для женщин и 16.9 лет для мужчин.

В Англии (1991 год) средний возраст сексуального дебюта за последние 40 лет снизился у женщин с 21 года до 17.3 лет, а у мужчин с 20 лет до 17.0 лет; одновременно резко уменьшился удельный вес поздно начинающих женщин. В Финляндии (1992) соответствующие цифры составляют 17.9 и 18.1 лет, в Норвегии (1992) – 17.5 и 19.2 лет (при опросе более молодых респондентов эти цифры ниже, средний возраст сексуального дебюта составляет 17.3 года у женщин и 18.0 у мужчин - Traeen and Kvalem, 1996), во Франции (1992) – 18.1 и 17.0 лет, в Бельгии (1993) – 18.0 и 17.4 лет, в Дании (1989).- 16.7 и 17.4 лет, в Португалии (1991) – 19.0 и 16.2, в Швейцарии (1992) – 18.4 и 18.2

Хотя степень и темпы этих сдвигов неодинаковы в разных странах, налицо одна и та же тенденция. В 1990-х годах раньше всех в Европе сексуальную жизнь начинают молодые исландки (16.3 года). В странах южной Европы женщины, как и раньше, переживают это событие значительно позже и оно теснее связано с реальным или предполагаемым вступлением в брак.

Характер мужского сексуального поведения за последние полвека изменился значительно меньше женского. В южно-европейских странах мужчины всегда начинали половую жизнь сравнительно рано, возраст их сексуального дебюта здесь остался практически тем же (в Португалии он снизился с 16.4 года в 1950-х до 16.2 в начале 1990-х годов). В других странах (Бельгии, Германии и Нидерландах) возраст мужского сексуального дебюта снизился за это время в среднем на два года, с 20 лет и старше до 18 лет и моложе. Иными словами, разница между мужчинами и женщинами всюду уменьшается, но в разной мере и в одних странах это началось раньше, а в других - позже.

В Скандинавских странах (Дании, Норвегии и Швеции) наибольшие сдвиги в возрасте сексуального дебюта происходили уже в 1950-х годах, еще до студенческой революции, причем женщины в этом отношении систематически опережают мужчин.

В 1960-х годах тенденция выравнивания возраста сексуального дебюта у мужчин и женщин обнаруживается в большинстве западноевропейских стран - Финляндии, Франции, Германии, Великобритании, Нидерландах, Португалии и в столице Греции Афинах (по остальной Греции данных нет).

Последовательные сдвиги в этом направлении, а также региональные различия видны в Германии. В 1990-х г. коитальный опыт имели 40 % 16-17-летних западногерманских юношей и 34 % девушек (Schmidt, .Klusmann, Zeitzschel, 1993) У их восточногерманских сверстников соответствующие цифры составили 47% и 59% у 16-летних и 52 процента и 58 процентов у 17-летних (Weller und Starke, 1993).

По данным другого опроса (Bardeleben et al.,, 1995), в 14-15 лет коитальный опыт имели 6.1 % немецких мальчиков и 7.7 % девочек, в 15-16 лет соответственно 15.1 % и 19.0 %; в 16-17 лет - 35.4 % и 42.5% и в 17-18 лет - 57.5 % и 64.2 % . Средний возраст сексуального дебюта у мальчиков - 16.7 лет, у девочек - 16.5 лет, медианнный возраст - 17.6 и 17.2 лет. От первого петтинга до первого коитуса в 1992 г. у мужчин проходит 1.1 года, у женщин - полгода.

Сравнение данных опросов немецких студентов в 1966, 1981 и 1996 гг. показывает, что по основным показателям гетеросексуальной активности (возраст сексуального дебюта, частота сношений у не состоящих в браке студентов за последние 12 месяцев и число сексуальных партнеров) традиционные различия между мужчинами и женщинами не только уменьшились, но как бы "перевернулись". С начала 1970-х годов немецкие студентки начинают сексуальную жизнь раньше, ведут более активную сексуальную жизнь и имеют больше любовников, чем их сверстники-мужчины (Matthiesen, 1999).

Важно отметить, что повсеместное снижение возраста сексуального дебюта происходит на фоне параллельного повышения возраста брачности: современные женщины позже выходят замуж, их браки часто откладываются до завершения образования, а общий коэффициент брачности снижается. Это значит, что сексуальный дебют все чаще происходит до и вне брака, что, в свою очередь, свидетельствует о либерализации сексуальной морали.

В 1970-х годах в тех странах, где снижение возраста сексуального дебюта началось в предыдущей декаде, эта тенденция продолжалась, а там, где ее до сих пор не было (Бельгия и Швейцария), она началась.

В 1980-х годах возраст сексуального дебюта в большинстве западноевропейских стран, за исключением Дании и в меньшей мере Нидерландов, стабилизировался и перестал снижаться.

Поскольку стабилизация возраста сексуального дебюта началась еще до эпидемии СПИДа, она объясняется не страхом заражения, а какими-то другими, более тонкими социально-психологическими причинами – восстановлением в правах романтических ценностей любви и верности, которые воинственно отрицали юные анархисты 1960-х годов, повышением сексуальной избирательности молодежи и ценности психологической интимности, принятием молодежной субкультурой факта индивидуальных различий и т.п.



Гендерные различия и двойной стандарт



Динамика возраста сексуального дебюта – важнейший показатель изменения так называемого двойного стандарта, разных норм сексуального поведения для мужчин и женщин. Изменения затронули и другие моменты сексуальности, будь то реальное поведение или нормативные установки.

Хотя по темпам своего полового созревания девочки всегда и везде опережают мальчиков, мужчины обычно начинали сексуальную жизнь раньше женщин. В странах южной Европы эта разница до сих пор сохранилась, хотя и уменьшилась. Например, в Португалии и Греции (Афины) в 1950-х годах мужчины начинали сексуальную жизнь на 6 и больше лет раньше своих ровесниц. К концу 1980-х эта разница уменьшилась, составив 3 года в Португалии и 2 года в Афинах. Эта картина похожа на ту, которая существует в странах третьего мира (Таиланд, Филиппины, Бразилия), но там юноши обычно начинают сексуальную жизнь со старшими женщинами или с проститутками, тогда как в Европе это теперь чаще делают со сверстницами. Это еще более характерно для стран северной и центральной Европы (Bozon and Kontula, 1998)..

Однако, несмотря на выравнивание возраста сексуальной инициации и приближения его к срокам полового созревания юношей и девушек, определенные различия между ними сохраняются.





Индивидуальный разброс в возрасте сексуальной инициации.



Доля мужчин, начинающих сексуальную жизнь очень рано (в 15 лет и моложе), всюду значительно выше, чем доля женщин (в Дании, Исландии, Англии, Греции и Португалии таких мужчин около 25 %). Но и доля "ретардантов", вступающих в сексуальные отношения сравнительно поздно (старше 19 лет), среди мужчин также больше, чем среди женщин; в Бельгии, Германии, Нидерландах, Норвегии и Швейцарии такие мужчины составляют 25 %. Когда юноши и молодые мужчины хвастаются своей сексуальной продвинутостью, многие из них попросту врут, потому что стесняются своей девственности.

Это говорит о большем разнообразии мужских стилей сексуальной жизни с самого ее начала, которое объясняется не только и не столько соционормативными представлениями, вроде того, что стыдно быть "невинным", сколько индивидуальными особенностями мужских сексуальных сценариев.



Возрастные различия с первым сексуальным партнером.



Выравнивание среднего возраста сексуального дебюта мужчин и женщин не означает уравнения хронологического возраста первых сексуальных партнеров. Распространенное мнение, что современные юноши и девушки начинают сексуальную жизнь с ровесниками, которые сексуально одинаково неопытны, кажется логичным, но когортные сравнения его пока что не подтверждают (Bozon and Kontula, 1998).

У женщин возрастная разница с первым партнером во всех западноевропейских странах остается практически одинаковой и неизменной во времени. Три четверти (в Финляндии –85 %) женщин начинают со старшим мужчиной и только 5 % - с младшим, причем последнее случается чаще всего в тех случаях, когда женский сексуальный дебют задерживается, происходит поздно. Иными словами, юные девушки обычно начинают со старшими мужчинами, и лишь те, кто по каким-то причинам откладывает это событие до 19 лет и старше, делают это с младшими по возрасту.

У мужчин вариации значительно больше, причем это связано с национальными традициями. Например, двое из трех финнов приобретают свой первый сексуальный опыт с младшей женщиной и только одна треть – с ровесницей. Во Франции же 38 % мужчин начинают со старшей женщиной, 37 % - со сверстницей и только 20 % – с младшей. Примерно то же было и в прошлом (Segalen, 1981). Объясняется ли это специфическими мужскими или женскими сексуальными предпочтениями или же просто культурной традицией - вопрос открытый.



Эмоциональный фон и социальный контекст сексуального дебюта.



Является ли первая сексуальная связь началом более или менее стабильного партнерства или чем-то одноразовым, случайным? На этот вопрос нет однозначного ответа.

В целом разница между мужчинами и женщинами в типе их первого сексуального партнера за последние десятилетия резко уменьшилась.

С одной стороны, налицо долгосрочная тенденция снижения удельного веса и роли коммерческого секса, проституции. Во Франции каждый десятый мужчина, родившийся до 1937 г., начинал половую жизнь с проституткой. Современные юноши этого практически не делают, предпочитая контакты с социально равными женщинами. Проституция остается важным средством сексуального удовлетворения для взрослых мужчин, но она перестала быть институтом сексуальной инициации. Эта тенденция характерна для большинства европейских стран.

С другой стороны, само понятие "добрачной связи" сегодня значит не совсем то же самое, что 50 или 100 лет тому назад. В прошлом девушку чаще всего инициировал и дефлорировал ее будущий супруг, добрачная связь была подготовкой и предвестницей брака. Теперь такая практика стала сравнительно редкой. Первым сексуальным партнером у женщин, как и у мужчин, все чаще является случайный человек, связь с которым в дальнейшем не продолжается и не закрепляется. Однако эта связь не обязательно является безлюбовной.

Как и раньше, юноши и девушки испытывают при первом сексуальном контакте не совсем одинаковые чувства. У женщин сексуальный дебют гораздо чаще, чем у мужчин, сочетается или ассоциируется с влюбленностью. Факт влюбленности в своего первого партнера признали две трети финнок и француженок, и только половина финнов и треть французов. В качестве главного мотива первой сексуальной связи "страстную любовь" назвали 33% французских мужчин и 64% женщин, " легкую влюбленность" – соответственно 27% и 34%, вообще без любви сошлись 49 % мужчин и 33% женщин (Spira et al., ,1993).

Эмоциональная окрашенность первых сексуальных контактов юношей и девушек сильно зависит от их возраста. Чем младше юноша в момент своего сексуального дебюта, тем безлюбовнее и прозаичнее это событие. По немецким данным (Bardeleben et al., 1995), у большинства мальчиков и юношей моложе 17 лет первые сексуальные связи остаются краткосрочными, часто однократными, долгосрочными партнерскими отношениями они сменяются лишь к 19 годам. У девушек же уже с 14 лет преобладают долгосрочные партнерские отношения

Если раньше инициатива сексуального сближения считалась мужской привилегией, то теперь и здесь идет выравнивание. Однако степень этого "равенства" неодинакова в разных странах, социальных средах и возрастных группах. Многие молодые финские мужчины (15 % среди 18-24-летних) готовы приветствовать рост женской сексуальной инициативы, но старшие мужчины этого не одобряют.





Социальные факторы юношеской сексуальности.



Самые важные из них – религия, социальное происхождение и уровень образования.

Более религиозные юноши и особенно девушки позже других вступают в сексуальные отношения и стараются увязать это с матримониальными намерениями.

Рабочие и выходцы из низших слоев общества начинают сексуальную жизнь раньше, чем выходцы из средних слоев.

Молодые люди, получающие университетское образование, переживают сексуальную инициацию позже тех, кто ограничивается неполной средней или средней школой. Этому способствуют разные, не всегда совпадающие факторы – а) более длительная социальная и материальная зависимость от родителей, б) разное соотношение ценностей, ориентация больше на профессиональную карьеру, чем на семью, и т.д. Но зависимости эти весьма сложные. Кроме того, задержка сексуального дебюта компенсируется у более образованных молодых людей более ранней и более интенсивной мастурбацией.



Отношение к сексуальности и моральные ценности



Общая тенденция развития за 50 лет – рост терпимости и положительного отношения к подростковой сексуальности, как среди взрослых, так и среди самих подростков, причем, чем моложе респонденты, тем они терпимее. В 1971 г. в Финляндии сексуальную связь между подростками сочли приемлемой 38 % мужчин и 14 % женщин от 45 до 54 лет и 75 % и 59 % 18-24-летних. В 1992 г. так ответили 80 % и 91 % мужчин и 71 % и 91 % женщин (Kontula and Haavio-Mannila, 1994). Сами подростки тем более не видят в этом ничего страшного или запретного.

За поведенческой статистикой стоят качественные, психологические сдвиги. Похоже на то, что сексуальный дебют, при всей его психологической значимости, постепенно утрачивает свое былое значение символического рубежа, акта превращения мальчика в мужчину. С одной стороны, половому акту предшествуют достаточно продвинутые и разнообразные генитальные ласки и игры. С другой стороны, поскольку секс как таковой стал доступнее, многие юноши стремятся не только и не столько к сексу, сколько к более стабильным и психологически интимным парным отношениям.

Растущая сексуальная терпимость не исключает наличия моральных проблем и ценностей. В 1996 г. немецкие студенты, как мужчины, так и женщины, придают значительно больше значения, чем в 1981 г., сексуальной верности и хотят иметь "долгое и верное партнерство". Женщины ценят это качество выше, чем мужчины, любовных приключений у них тоже несколько меньше, чем у мужчин. Похоже, что характерный для 1960-70-х годов бурный процесс "экстенсивизации" сексуальных отношений, замены постоянного партнерства случайными временными связями, к началу 1990-х годов остановился.

Однако это не означает возврата к прежним формам институционализированной жесткой моногамии. Сегодняшние молодые женщины имеют больше краткосрочных, случайных связей, чем это было принято раньше (хотя у женщин таких связей все-таки меньше, чем у мужчин). Г. Шмидт (Schmidt, 1999) видит в этом новый этап развития так называемой серийной моногамии (этот тип отношений описан в моих книгах "Введение в сексологию" (1988) и "Вкус запретного плода" (1998). Иными словами, сексуальные отношения молодых женщин в последние 15-20 лет стали одновременно более моногамными (связь одновременно только с одним партнером) и более серийными (сменяемость сексуальных партнеров на протяжении жизни).



Юношеская сексуальность и девиантное поведение



В начале сексуальной революции 1960-х годов многие родители и педагоги были склонны приписывать юношеской сексуальности едва ли не все беды и несчастья. Раннее начало сексуальной жизни действительно коррелировало у подростков с плохой учебой, конфликтами с родителями, вовлечением в преступные группы, кражами, угоном автомашин, вандализмом, насилием, курением, пьянством, употреблением наркотиков.(Miller and Simon, 1980, Vener and Stewart, 1974, Yamaguchi and Kandel, 1985) .

Сама по себе сексуальная активность подростков не была причиной их антисоциального поведения, но за статистическими корреляциями прослеживались контуры такого типа молодежной субкультуры, когда и взрослое общество и сами тинэйджеры видели в сексуальной жизни, курении, выпивке и баловстве с наркотиками знаки взросления, обретения самостоятельности от старших, прежде всего от родителей (Кон, 1988). Когда общество перестает табуировать юношескую сексуальность, начинает относиться к ней спокойно, помогая подросткам овладеть необходимыми для жизни знаниями, ее связь с девиантным поведением ослабевает и даже вовсе исчезает. Именно это происходит в Западной Европе.

Сексуальность, перестав быть запретной, уже не связана с девиантным поведением (исключение составляют уличные шайки). Вследствие изменения родительских установок, подростковая сексуальность становится приемлемым сюжетом внутрисемейного общения, а терпимое отношение взрослых побуждает юношей и девушек принимать на себя большую ответственность за последствия своих поступков. Судя по имеющимся данным, сегодняшние юноши меньше зависят не только от родителей, которые вынуждены признать их независимость в этом вопросе, но и от собственных сексуальных импульсов и потенциального давления сверстников.

Что касается стиля подростковой сексуальности (число партнеров, степень агрессивности, склонность к проявлению насилия и т.д.), то он, по крайней мере, у мужчин, зависит, помимо субкультурных влияний, от индивидуальных психологических особенностей, в первую очередь – любви к новизне и риску, за которой, возможно, скрываются различия в уровне секреции тестостерона (Zuckerman, 1994, Wills et al., 1998). Эти свойства являются, по-видимому, врожденными, конституциональными и отличаются устойчивостью.

Косвенным подтверждение этого может служить то, что по данным массовых опросов (в частности, французского), более ранний сексуальный дебют коррелирует с большим числом сексуальных партнеров в последний год перед опросом (это верно для обоих полов), а также с более частыми сношениями за последний месяц. Ранние дебютанты имеют в дальнейшем более разнообразный сексуальный репертуар (например, чаще занимаются анальным сексом). Нормативные установки "ранних" и "поздних" дебютантов практически не различаются, однако первые ведут более разнообразную сексуальную жизнь. Эта информация потенциально может иметь большое значение для сексуального просвещения и воспитания, подчеркивая необходимость его индивидуализации.

Безопасный секс



Либерализация сексуальной морали и рост подростковой сексуальной активности в условиях, когда молодые люди не имели адекватной сексуальной информации, повсеместно сопровождались социальными и эпидемиологическими издержками – увеличением числа незапланированных зачатий и беременностей, ростом ЗППП, к которым в 1980-х гг. присоединился ВИЧ, и т.п. Консервативные круги использовали эти трудности, особенно эпидемию ВИЧ, для развертывания антисексуальной истерии и призывов вернуться к полумифическому "целомудренному прошлому". Никаких положительных результатов это не дало.

В результате профессиональное сообщество ученых, а затем и общественное мнение стали склоняться в сторону стратегии нормализации, то есть принятия как взрослой, так и подростковой сексуальности в качестве нормальных, закономерных явлений, которые не подлежат запрету, а нуждаются только в профессиональной помощи для избежания нежелательных и опасных последствий. Главным фактором социальной политики стало сексуальное просвещение.

Эта новая, пермиссивная стратегия оказалась эффективной. Систематическое сравнение статистических показателей динамики подростковых беременностей, абортов, ЗППП и изнасилований показывает, что в терпимых, пермиссивных странах (Скандинавские страны, Нидерланды), дело обстоит гораздо лучше, чем в тех, где больше уповают на запреты и ограничения, как, например, в США.

Хотя раскованная юношеская сексуальность часто является рискованной, за последние десятилетия значительно повысилась контрацептивная культура. По сравнению с 1970 годами в Европе уменьшилась доли молодых людей, не пользующихся контрацепцией при первом сношении. Резко улучшились показатели по ЗППП и заражению ВИЧ-инфекцией.

Ослабление сексистских стереотипов массового сознания и традиционных идеалов "крутой" маскулинности способствует переориентации подростковой сексуальности с модели "завоевания" женщины мужчиной на модель коммуникации, переговоров и взаимного согласия (Rademakers,1997). Это уменьшает распространенность сексуального насилия. Тем не менее, оно существует. 15.4 % французских девушек и 2.3 % юношей от 15 до 18 лет сказали, что испытали какое-то сексуальное принуждение, а у 4.7 % девочек и 0.3 % мальчиков вынужденным был первый половой акт (Lagrange et Lhomond). Близкие цифры дает и американское национальное исследование

( Laumann et al., 1994). Зато в Норвегии, где женское равноправие имеет более глубокие корни, среди опрошенных 16 – 20-летних пережили свой сексуальный дебют "под нажимом" только 2.7 % девушек и ни один юноша (Traeen and Kvalem, 1996).



Источники и характер сексуальной информации



Противники школьного сексуального просвещения считают, что это – дело родительской семьи. На самом деле, этого никогда и нигде не было. "В первобытных обществах, где функции четко распределены, подготовкой подростков к половой жизни также занимались не родители, а кто-то из старших членов рода, специально облеченный этими обязанностями. Информация столь интимного свойства, если ее сообщает близкий человек, создает напряженное эмоционально-эротическое поле, в котором неловко чувствуют себя и родители, и дети. Не только родители чувствуют себя неуютно при разговорах на половые темы, но и подростки предпочитают получать эту информацию каким-то иным путем, беседа с родителями на эти темы их смущает и шокирует" (Кон, 1979, с. 137).

В современном обществе семейный разговор на "сексуальные" темы стал культурно и психологически более приемлемым, чем раньше. Однако сравнительные исследования показывают, что независимо от степени терпимости и просвещенности родителей, современные подростки больше ориентируются на нормы собственного поколения.

На конференции в Амстердаме "Sexuality beyond boundaries" (1997) американская исследовательница Ami Shalet рассказывала, что она опросила небольшую группу американских и голландских родителей, имеющих детей-тинейджеров, об их отношении к сексуальности. Небо и земля! Для американских родителей подростковый секс – следствие "бушующих гормонов", приносящих всевозможные ужасы, от которых детей надо всячески оберегать. Голландские родители относятся ко всему спокойно и готовы согласиться даже с тем, чтобы шестнадцатилетние мальчик и девочка спали в одной комнате в родительском доме, единственное требование - чтобы секс был безопасным. Счастливые юные голландцы, свободные от родительской опеки? Не совсем так.

Yanita Ravenslut, опросившая большую группу голландских родителей и их детей, нашла, что хотя голландские родители думают, что они достаточно терпимы и часто говорят с детьми на интимные темы, их дети этого мнения не разделяют. Больше того - они и не нуждаются в родительской опеке. Необходимые сведения о сексуальности голландские подростки получают в школе и из специальной литературы, а свои интимные проблемы предпочитают обсуждать с друзьями и решать самостоятельно: "Спасибо, мама (папы в эти дела обычно не встревают), но в этом я разберусь сам (сама)". Конфликтов с родителями тут действительно меньше, но не за счет лучшего понимания, а за счет большей автономии. Так же относятся к этой проблеме и 15-18 летние французы.

Короче говоря, хотя уровень родительского авторитета и контроля за сексуальным поведением подростков в разных странах неодинаков, родительская семья нигде не является ключевым каналом сексуального просвещения, и это не рассматривается как катастрофа. Родительская семья – важный фактор нравственного и эмоционального воспитания детей, но собственно сексуального просвещения, как и всякого иного образования, она не дает и дать не может. Это делают другие социальные институты – общество сверстников, средства массовой информации, но прежде всего – школа.

Сексуальное просвещение, как и вообще образование, создает определенные нормативные ограничения и самоограничения. Существующие в большинстве западноевропейских стран школьные курсы по этому предмету не ослабляют подростковую сексуальность, но несколько отсрочивают сексуальный дебют и, самое главное, делают его более безопасным. В частности, они значительно повышают вероятность использования контрацепции уже при "первом разе". Сравнение опыта Великобритании и Нидерландов (Ingham and van Zessen, 1998) показывает, что одним из главных факторов социального благополучия в этой сфере жизни является школьное сексуальное просвещение, которое должно начинаться задолго до того, как подростки вступают в сексуальные отношения. С этим согласны практически все специалисты. "Сексуальное образование должно начинаться рано, до того, как ученики начнут свои сексуальные карьеры, чтобы дать им шанс подготовиться к этому ключевому жизненному переходу. Поэтому необходимо нацелить его на младшие возрастные группы, 12 или 13-летних, а не на 15-ти или 16-летних" (Bozon and Kontula, 1998, р..63)

Вопрос о том, как конкретно влияют разные стратегии сексуального просвещения (а они весьма многообразны) на сексуальное поведение и ценности молодежи, представляет большой научно-практический интерес. Однако изучение его требует, помимо многого другого, нескольких заграничных командировок и неограниченного доступа к Интернету. При существующей системе финансирования науки, когда львиная доля выделяемых РГНФ ничтожных средств тут же возвращается государству в виде налогов, говорить об этом бессмысленно.







Заключение



Сравнительно-исторический анализ подростковой и юношеской сексуальности второй половины ХХ века показывает, что никакой глобальной социальной катастрофы сексуальная революция 1950-70-х годов не принесла.

Современные европейцы получают от своей сексуальной жизни больше удовольствия, чем прошлые поколения, а связанные с либерализацией сексуальной морали проблемы и трудности успешно преодолеваются на основе достижений науки и просвещения.

Редукция эмоционально-любовных отношений к мочеполовым, как и все прошлые попытки такого рода, не выдержала испытания временем. Сочетание любовно-романтических и гедонистических ценностей и стилей жизни остается таким же сложным и противоречивым, как в прошлые эпохи.

Переориентация сексуального поведения с внешнего социального контроля на внутренний самоконтроль, уменьшение гендерных различий и признание множественности сексуальных идентичностей и стилей жизни – всего лишь один из аспектов нормальной жизни постиндустриального общества.

Общность некоторых главных тенденций развития не устраняет национальных различий и существования, как минимум, трех разных типов сексуальных культур, особенности которых коренятся в свойствах традиционного образа жизни и ментальности соответствующих народов.

Современное состояние и перспективы развития российской сексуальной культуры могут быть поняты только в контексте ее собственной истории, но с учетом описанных выше мировых тенденций. Механически копировать чужой опыт или во что бы то ни стало поступать "наоборот", как это любят делать в России, одинаково непродуктивно и вредно.
















Литература



  1. Л.С.Кдейн «Другая любовь»

  2. Л.С.Клейн «Другая сторона светила»

  3. И.С.Кон «Подростковая и юнешеская сексуальность»

  4. Ф.М.Мондимор «Гомосексуальность»

  5. Энциклопедия «Кругосвет»

14





Случайные файлы

Файл
4788-1.rtf
143362.rtf
16762.rtf
17379.rtf
buhuchet.doc