Глобализация как этап социальной эволюции (141245)

Посмотреть архив целиком


Содержание


Введение

Глава 1. Глобализация, как результат человеческой деятельности

1.1 Социально-философская проблематика глобализации

1.2 Социальный феномен глобализации, как результат человеческой деятельности

Глава 2. Современный человек перед проблемами глобализации

2.1 Многомерный человек в условиях глобализации

2.2 Социо-культурный аспект глобализации

Заключение

Список использованных источников



Введение


Представляется актуальным проследить изменения планетарного масштаба во всех сферах жизнедеятельности людей, которые получили название глобализация. Процесс глобализации становится главной приметой нашего времени.

Глобализация является наиболее употребляемым и наименее проясненным, вероятно, самым непонятным словом последних лет и останется таковым в ближайшее время. Лидером глобализации выступают страны западной цивилизации, которые добились наибольших успехов в развитии и использовании достижений информационной революции. Вместе с тем, во взаимосвязанном мире глобализация втягивает в свою орбиту народы разных культур и уровней развития.

Усиливающаяся экономическая, политическая взаимосвязь ведущих стран мира не только открывает новые возможности, но и ставит сложные проблемы перед теми странами, которые вступили в новое тысячелетие со многими нерешенными проблемами. Современная глобализация вселяет народам чувство надежды и страха. Глобализация может стать для человечества общепланетарным добром, открыть путь устойчивого развития на основе справедливости, свободы, гармонии. Но может обернуться и вселенской бедой, втянуть род людской во всеобщую вражду, поставить его на грань различных катастроф.

Развитие глобализации сопровождается трансформацией сфер жизнедеятельности общества. Наш мир превращается в транснациональное общество, которое "растворяет" национальные границы. Тенденции глобализации в мировом масштабе приводят к ограничению многомерности человека, усиливаются попытки стирания идентичности личности по менталитету, этносов, рас и национальностей. В условиях глобализации одна из важных проблем - это свобода человека. Свобода - одна из философских категорий, характеризующих человека как многомерного, что определяется возможностью личности мыслить и поступать в соответствии со своими представлениями и желаниями, а не вследствие внутреннего и внешнего принуждения. Произвольное ограничение свободы личности, жесткая регламентация ее сознания и поведения, низведение человека до роли простого "винтика" в социальных и технологических системах наносит ущерб, как личности, так и обществу.

Проблемы, охватываемые темой реферата, были предметом пристального внимания в социально-философской литературе. Значительный вклад в осмысление проблемы единения человечества на пути цивилизации и развития внесли Платон, Аристотель, Т. Гоббс, Д. Локк, Т. Кампанелла, Ш. Монтескье, И. Кант, И. Фихте, Ж.Ж. Руссо, Г. Гегель, К. Маркс, Ф. Энгельс.

Сегодня проблема глобализации привлекает внимание многих исследователей. При этом сложность и многогранность глобализации позволяет найти внешне убедительные аргументы для обоснования самых различных точек зрения на проблему. Существующие публикации отечественных авторов посвящены в основном поиску приемлемых ответов на вызовы глобализации в отдельных сферах общественной жизни. Оценки и предлагаемые векторы развития проблемы существенно различаются. Одни авторы исходят из того, что мир становится все более гомогенным в политическом и культурном планах (Ф. Фукуямы, М. Кастельса, У. Бека и др.). В других теоретических схемах мир, напротив, оказывается разделенным и расколотым (И. Валлерстайна, А.Н. Некласса, Э. Тоффлера, С. Хантингтона).

Сегодня исследователи глобализации подразделяются на ее сторонников и противников. В частности, И. Валлерстайн, С. Нанн, С. Хоффман оценивают глобализацию позитивно. Напротив, С. Амин, А. Ананьев, З. Бжезинский, Ф.Д. Бобков, Субкоманданте Маркос, С.А. Проскурин, лауреат Нобелевской премии писатель Ж. Сарамагу, рассматривают глобализацию как негативный процесс.

Глобализация осмысливается, прежде всего, как процесс кардинальных экономических преобразований, комплексное и всестороннее исследование ее экономических аспектов занимает принципиально важное место. Деятельность транснациональных корпораций, феномен финансовых рынков, т.е. процессы становления глобальной экономики, вызывают все возрастающий научный интерес (Э.А. Азроянц, Х.А. Барлыбаев, У. Бек, О.Т. Богомолова, А.Б. Бузгалин, И. Валлерстайн, А.Б. Вебер, В.М. Коллонтай, Э.Г. Кочетов, Г.П. Мартин, А.И. Некласса, Дж. Сорос, А.И. Уткин, Ю.В. Шишков и др.).

Проблемным моментом политической глобализации является изменение роли государства, политический статус транснациональных корпораций, значение и характер международных организаций и различных гражданских движений. Эти и другие вопросы рассматриваются в трудах У. Бека, И.А. Василенко, А.А. Громыко, И.С. Иванова, Б.Ю. Кагарлицкого, Т. Лоуи, М.А. Молчанова, В.А. Никонова, А.С. Панарина, А. Среберни, Э. Тоффлера и др.

Начиная с XX века, проблема духовности становится наиболее острой ввиду обострения социально-политического и социально-экономического положения в мире. В работе использованы идеи ученых (Т. Адорно, Б.С. Галимова, Г. Маркузе, С. Кара-Мурзы, Ф. Ницше, С.М. Поздяевой, П. Сорокина, Э. Фромма, Ю. Хабермаса и др.) о формировании в сознании искаженной картины мира, складывающейся в результате ряда целенаправленных воздействий.

Цель - рассмотреть и проанализировать особенности современного процесса глобализации как этапа социальной эволюции.

Для достижения поставленной цели решаются следующие задачи:

изучить глобализацию как социально-философскую проблему;

исследовать социальный феномен глобализации как причину человеческой деятельности;

рассмотреть социо-культурные преобразования, в процессе глобализации;

изучить особенности развития многомерного человека в условиях глобализации.

Научная новизна работы заключается в следующем:

установлено, что процесс глобализации предстает как исторический этап эволюции человеческого общества;

выявлена доминирующая унифицирующая направленность глобализации в сфере экономики, политики и культуры;

обоснованы сущностные черты современного информационного общества, характеризующиеся спецификой информационно-технологических процессов, средств массовой коммуникации, а также то, что информационный человек является частью глобализирующегося мира;

выявлены особенности развития многомерного человека в условиях глобализации.

Таким образом, данная проблема является актуальной, как для отдельно взятого индивида, так и для общества в целом.


Глава 1. Глобализация, как результат человеческой деятельности


1.1 Социально-философская проблематика глобализации


Когда в отечественной и зарубежной литературе существует большой разброс мнений по вопросам сущности, содержания, социального предназначения глобализации, ее хронологических границ, необходимо в начале прояснить некоторые общие положения социального феномена глобализации. Это позволит более определенно проанализировать человеческий аспект глобализации. К такому решению склоняет также отсутствие общепринятого понятийного аппарата по рассматриваемой проблеме.

Одним из ведущих слагаемых общей теории глобализации является определение глобализации как социального явления современности.

В исследованиях термин "глобальный" используется более четырех веков, но образованное от термина "глобальный" понятие "глобализация" стало входить в социальную мысль только в начале 1960-х гг. Распространение получило благодаря американскому социологу Р. Робертсону, который в 1955г. дал толкование понятия "глобализация", и К. Омае, опубликовавшему в 1990г. книгу "Мир без границ". [29]

В отечественной и зарубежной научной литературе в настоящее время существует различные подходы к определению "глобализация". Несмотря на многообразие формулировок, исследователи едины в том, что процесс глобализации является событием мирового значения, затрагивающий интересы человека, общества и человечества. Плодотворными являются те определения, когда ученые стремятся определить глобализацию в связи с современными достижениями научно-технического прогресса, новейшими технологиями.

Значителен спектр расхождений по вопросу о начале глобализационных процессов. Историки (Ф. Бродель и др.) и географы (Д. Дольфюс и др.) настаивают на характеристике глобализации как одного из многих этапов многовекового развития капитализма. Политологи (С. Хантигтон, Г.П. Мартин и Г. Шуман) связывают появление глобализации с распространением демократических принципов и институтов по всему миру, культурологи (П. Бергер и др.) с универсализацией и вестернизацией культуры, космополитизацей и определенной унификацией стилей жизни, форм поведения, моды и т.д. Социологи (Э. Гидденс, М. Медоуз) также утверждают, что "глобализация социальных отношений" и глобальные проблемы начались с распространением влияния Запада, экономисты (П. Дракер, Т. Левитт, К. Омае) считают, что процессы глобализации начались с транснациональных компаний, а именно: не ранее, чем 30-40 лет назад. Один из первых изучал процессы глобализации профессор Р. Робертсон, который отмечает пять периодов глобализации: первый - 1400-1750гг., второй - 1750-1875гг., третий - 1875-1925гг., четвертый - 1925 - 1969гг., пятый - 1969-1992гг. По мнению исследователя, именно с третей фазы глобализации начинается этап "ускоренной глобализации". Значительный импульс ускорению глобализации придали геополитические трансформации, начавшиеся в конце 80-х годов XX века, которые привели к разрушению существовавшего мирового порядка. [29]

Периодизация, предложенная Р. Робертсоном, равно как и их общая характеристика, заслуживает внимания, поскольку выделенные им этапы отражают важнейшие события, произошедшие в мире, начиная с XVI века. Но периодизация преимущественно европоцентрическая, и он отмечает те события, произошедшие в Европе и США, упуская из виду события в России: революцию 1917г., распад СССР и т.д.

По мнению многих ученых (М. Чешков и др.), глобализация начинается с эпохи Великих географических открытий (XV-XVII в.). На первый взгляд так оно и есть: были открыты новые для европейцев земли, начал складываться мировой рынок, связавший континенты множеством торговых, а затем и политических связей. Сторонники этого подхода пытаются найти более глубокие основы современной глобализации, что уводит их вглубь веков. И ярким моментом оказываются Великие географические открытия, к тому же тогда формируется и капиталистический уклад, являющийся генетической основой глобализации. Однако за историческим рядом теряется качественная специфика исследуемого явления. Очевидно, здесь смешиваются два выделенных ранее значения термина "глобализация", а хронологические рамки определяются где-то в промежутке между началом истории человеческого общества и XX веком. Почему же нельзя считать Великие географические открытия началом глобализации? Во-первых, "открытие" было неполным (оставались неизвестными внутренние области континентов и Австралии). Во-вторых, в колониальных империях метрополии и колонии были связаны внешне (преимущественно торгово-политически, а не производственно). В-третьих, сохранялась экономическая независимость (вплоть до II половины XIX в) многих стран (Россия, Япония, государства Латинской Америки). [10]

Процессы глобализации имеют своим началом последние десятилетия XX века, когда достижения НТР в области информатики и связи, развитие международных контактов и в особенности бурное развитие Интернета привели к созданию мирового сообщества.

Современный этап глобализации, в основе которого лежат естественные процессы в сфере информатизации и телекоммуникации, отличаются тем, что достижения в области технологии и информатики становятся инструментом глобализации, под которой понимается стремление США и некоторых ее сторонников реализовать на практике модель неолиберальной глобализации. По мнению многих исследователей, трактовка глобализации означает выработку нового миропорядка под руководством США. Противоречивость процесса глобализации в том, что, с одной стороны, объективная потребность различных стран во взаимодействии для решения множества экономических, политических и других проблем, потому процесс глобализации предстает как общецивилизационная перспектива, но в то же время политизация данного процесса, стремление США "приватизировать" начавшийся с 90-х гг. процесс глобализации делает события в мире непредсказуемыми.

Каждый народ, каждый регион, каждая культура имеют полноценное право участвовать в формировании глобального мира, его облика. Автор считает, что процесс глобализации по своему историческому предназначению и как научно-техническая революция, является общечеловеческим явлением и призван служить прогрессу, интересам широких народных масс.

Глобализация может быть направлена во благо человека, а может быть и антигуманной. Историческая потребность альтернативной, справедливой глобализации выражается в движении антиглобалистов. Антиглобалисты не являются противниками интернационализации общественной жизни вообще, они выступают не столько против глобализации, сколько за новую интеграцию - интеграцию демократическую.

В настоящее время невозможно однозначно оценить процесс глобализации как свидетельство позитивного или негативного развития. Но автор считает, что глобализация - это процесс политико-экономической и интерсоциальной гипервзаимозависимости различных обществ, за счет выхода властных полномочий действий и интересов за пределы национальных границ и государственных территорий, что влечет за собой стандартизацию миропонимания, навязывание поведенческих и ценностных стереотипов.


1.2 Социальный феномен глобализации, как результат человеческой деятельности


Развитие глобализации выдвигает новые проблемы в важнейших областях жизнедеятельности человека. Основной задачей данного параграфа является социально-философское осмысление форм влияния глобализации на экономику, политику и культуру.

Согласно традиционному подходу, именно экономика явилась отправной точкой в создании глобальной системы. О значимости экономических аспектов свидетельствуют следующие факты: по мнению исследователя К. Коукера, глобализация - это развитие определенных транснациональных сил, а МВФ определяет глобализацию, как в возрастающей степени интенсивную интеграцию рынков товаров и услуг, а также капиталов. [11]

Глобализация как качественно новая ступень интернационализации общественной жизни обусловлена современными достижениями науки и техники, новейшими технологиями. Материальными носителями этих достижений являются страны Запада во главе США. Являясь лидерами, они осуществляют модель западнического мироустройства, неолиберальную глобализацию - глобальное доминирование Запада, т.е. единоличные лидеры в глобальном мире, - страны "золотого миллиарда", стремятся к формированию на планете однородной среды, управляемой мировым правительством. Политика неолиберальной экономики ставит сильных экономических субъектов в наиболее выгодное положение. Многие государства, сделавшие выбор в пользу рыночной экономики по неолиберальной политике, заручившись моральной и материальной поддержкой западных государств и известных финансовых институтов, за исключением единиц, не смогли получить ожидаемого результата и даже пострадали. Причиной провала является неспособность и неготовность большинства данных обществ в силу отличных от стран Запада экономических, политических, культурных и других условий реализовать столь революционный прорыв.

В современном мире наблюдается беспрецедентное по своим масштабам развитие высшего образования, растет осознание его жизненно

важной роли для экономического и социального развития. При этом практически во всех странах мира высшее образование в той или иной степени переживает период радикальных реформ, связанных с переходом к

инновационным технологиям и принципам глобализации образования.

Модный термин "глобализация" встречается на страницах почти всех исследований, посвященных современным проблемам образования, в том числе - высшего. При рассмотрении вопросов образования в контексте глобализации речь идет как о влиянии глобализации на развитие высшего образования, так и о роли высшего образования в этом процессе. Например, английский исследователь П. Скотт отмечает, что все университеты вовлечены в процесс глобализации частично как объекты и даже жертвы этих процессов, а отчасти как субъекты и главные посредники глобализации. По мнению П. Скотта, во все времена университет являлся институтом интернациональным, но никогда не был институтом глобальным. [19]

Глобализация - неотделимое от новых форм общественной жизни и новых парадигм производство знания, подчеркивает П. Скотт. Таким образом, глобализация, является наиболее фундаментальным вызовом, с которым столкнулся университет за всю свою долгую историю.

Среди всех направлений глобализации (экономических, культурных, политических и др.) наиболее "продвинутым" является экономическое. Главным фактором, повлиявшим на университеты, является экономическая идеология глобализации, подчеркивающая первостепенное значение рынка, приватизации и уменьшение роли государственного сектора, дерегулирование экономики и интенсификации труда. Это имеет двоякие последствия.

С одной стороны, экономическая глобализация подчеркивает императивы рыночной конкуренции и глобализации капитала в сочетании с конвергенцией институциональных структур ведущих стран, и в частности, их образовательных систем. Распространяющаяся по всему миру сеть рыночных отношений содействует стандартизации систем знания во всех ведущих промышленных странах. Поскольку национальные государства организуют и распространяют знания через формальное образование, эта логика предполагает тенденцию к конвергенции систем образования развитых стран.

С другой стороны, глобальная рационализация, связанная с экономическими и политическими императивами, подчеркивает идею унитарной культурной системы. Не следует считать, что все страны движутся в сторону всемирной монолитной структуры образования, хотя из-за усиления глобальной рациональности образовательные системы принимают во многом схожие формы. При этом следует учитывать, что теория глобализации описывает те международные процессы, которые только зарождаются, поэтому пока трудно делать какие-либо определенные выводы.

Через глобализацию практика рынка и бизнеса была внедрена в университеты, а это привело к серьезным негативным последствиям. Преподаватели все меньше участвуют в процессе принятия решений, произошло уменьшение коллегиальности. Растет педагогическая нагрузка, расширяется участие преподавателей в деятельности, приносящей доход, уменьшается время, отводимое на научное общение с коллегами. Если университеты не смогут противостоять глобализации, которая "привязывает" их деятельность к рынку, неизбежно превращение преподавателей вузов из исследователей в своего рода предпринимателей. Очевидно, что подобные тенденции не могут способствовать реальной актуализации такой важнейшей образовательной функции, как формирование высокоразвитой духовной личности, приобщению человека к неисчерпаемой сокровищнице мировой духовной культуры.

Инновационные тенденции модернизации в области высшего образования и стоящие перед ним новые задачи указывают на необходимость переосмысления его роли и миссии, выработки новых подходов и определения новых приоритетов развития. Анализ существующего опыта свидетельствует о необходимости учета следующих приоритетных направлений развития высшего образования, которые в XXI веке, в условиях все углубляющихся процессов глобализации, должны стать решающими:

новые производственные технологии;

электроника и информационные технологии;

науки о жизни и биотехнологии (технологии живых систем). [19]

В современном обществе главными агентами мировой экономики и политики выступают транснациональные компании. ТНК как генераторы неолиберальной глобализации опутали своими сетями экономику как "центра", так и "периферии". Сегодня до половины мирового промышленного производства, более половины мировой торговли и около 80% мирового банка патентов и лицензий на высокие технологии находятся под контролем ТНК. [1]

Автором отмечается, что плоды глобализации распределены неравномерно. В общей сумме негативных явлений глобализации характеризуется ее унифицирующая роль. Если брать во внимание человеческое измерение экономической глобализации, то заметим, что миллионы людей стали жертвами глобализации. Западная модель глобализации становится причиной бедности, отсталости народов многих стран мира. А Запад успешно внедрил новейшие технологии, обретя новый источник общественного богатства.

Характеризуя политическую глобализацию, отмечает изменение традиционной роли государства, как основной формы политической организации общества. Экономические кризисы сказываются в социальной и политической сферах общества. Глобализация экономической жизни повсеместно ведет к ослаблению традиционной роли государства и размыванию его границ. Одним из основных условий и движущих сил происходящего процесса можно назвать активную деятельность ТНК, распространение в планетарном масштабе информационных и телекоммуникационных сетей, транснациональную преступность и т.п.

Глобализация изменяет национальный суверенитет и положение государства как главного субъекта международных отношений. Важнейшей причиной изменения прежней системы власти и суверенитета в государстве становится экономическое развитие, а новейшие технологии и торговля опутывают мир новыми сетевыми связями и делают национальные границы прозрачными.

В современных условиях государство как институт власти не в состоянии самостоятельно и в полной мере решать отдельные финансовые и хозяйственно-экономические вопросы, что отражается в социальной и политической обстановке и составляет суть проблемы ограничения его суверенитета.

Государства, вступая в те или иные международные организации, идут на "добровольное ограничение" суверенитета по вопросам, относящимся к организациям, членами которых они становятся. Власть переходит формально к никому не подотчетным ТНК, финансово-экономическим организациям вроде МВФ, ВТО. На деле эти организации выступают не только экономическим, но и политическим инструментом стран Запада в реализации неолиберальной формы глобализации. Эти организации навязывают свою политическую волю государствам не теми традиционными для государств инструментами. Они добиваются своих политических целей средствами экономического насилия, использованием своей финансово-экономической мощи. Именно под давлением этих факторов государства вынуждены принимать те или иные политические решения, в чем-то ограничивать суверенитет. Их главный политический козырь - разобщенность национальных государств, зачастую конкурирующих друг с другом за предоставление режима наибольшего благоприятствования и готовых поступиться ради этого той или иной частью своего суверенитета.

В целом, глобализация в политической сфере не является гуманной и справедливой. Она происходит не на основе баланса интересов всех стран и народов, а представляет собой силовое решение геополитических проблем в целях США и Запада в целом. Пользуясь экономическим и военно-политическим превосходством, субъекты современной глобализации решают политические вопросы не силой закона, а законом силы. И в этом проявляется кризис международной политической системы. [9]

Создавая новую социо-культурную среду, раздвигая рамки пространственно-временных и информационных ограничений, процессы глобализации создают предпосылки для стандартизации образа жизни, унификации моделей социального поведения. Вместо единства и многообразия человечество все больше превращается в унифицированное общество. Современная глобализация в ее неолиберальном варианте обострила проблемы культурного и цивилизационного развития. Попытки создания единого и целостного на основе информационной и экономико-социально-политической унификации, а также насильственно насаждение определенных социально-политических и культурных стандартов угрожают существующему многообразию культур, традиций, институтов, ценностных предпочтений. В свою очередь, уменьшение многообразия ведет к обеднению и частному упадку высокой культуры, к кризисным явлениям в развитии многих цивилизаций, что ставит под вопрос перспективы духовного развития человека и общества.

Унификация и стандартизация в экономической и политической сфере стали распространяться собственно и на культурную сферу, а многообразие ценностных оснований различных цивилизаций стало подменяться доминированием "универсальных" ценностей денег, богатства, успеха, культом силы. Тенденции такого рода породили феномен "массовой культуры", т.е. культуры усредненной, упрощенной, пригодной для универсального распространения и потребления усредненным "массовым" человеком, а также вызвали определенный упадок высокой культуры.

Массовая культура несет опасность национальной культуре, ее самобытности, поскольку информационная революция устраняет расстояние и государственные границы, где различные культуры взаимодействуют, а стало быть, и соперничают друг с другом. А соперничество ведет к ослаблению позиций одной из них и, в конечном счете, к ассимиляции слабой культуры со стороны более сильной.

Понятно, что естественный отбор в сфере культуры обуславливается во многом финансированием духовной культуры. И то, что самыми богатыми владельцами средств массовой информации являются американские медиамагнаты, не может не сказываться на исходе культурной глобализации. Единообразная культура не лучший спутник человека на пути в будущее. В глобально целостной системе культуры не обогащают друг друга, а нивелируются, унифицируются.

Технический порядок приносит с собой политическую и духовную унификацию общества. Глобализация - это универсализация определенного кода, унификация многообразия, то есть приведение к единству многообразия политико-социальных, экономических, конфессиональных и культурных полюсов. Каков код, к которому приводится многообразие этих культурных полюсов? Этот код является результатом развития цивилизации Запада и его наиболее последовательное воплощение в США.

Автор считает, необходимо поддерживать культуру коренных народов и национальную культуру, с тем, чтобы она могла процветать наряду с иностранной культурой. И предоставить возможность человеку принимать собственные, подлинные решения.


Глава 2. Современный человек перед проблемами глобализации


2.1 Многомерный человек в условиях глобализации


Процессы, происходящие в обществе, позволяют отметить, что II половина XX века прошла под знаком триумфа информационно-телекоммуникационных инноваций, которые изменили облик мира и человека. Поэтому глобализацию следует рассматривать как процесс, который развивается также за счет изменения информационных технологий.

Между глобализацией, информатизацией общества и представлениями человека о себе и мире существует глубинная связь. Сущность этой связи определяется тем, что без современных информационных технологий была бы невозможна новая структура общества. Автор отмечает, что ядром этого общества выступает новый человек, который усвоил его правила, символы, язык, умеет обращаться с новыми технологиями.

Информатизация общества неоднозначна как для общества, так и для личности. Она порождает новые проблемы. Во-первых, информатизация способствует усилению разрыва между индустриально-развитыми странами и теми странами, которые отстают в технологическом отношении. Во-вторых, под влиянием новой технологии растут темпы социальных трансформаций и те страны, которые не успевают за ведущими странами, оказываются в трудном положении. В-третьих, излишне "зомбирующее" влияние на общество средств массовой информации (особенно рекламы). В-четвертых, происходит нежелательное вмешательство в частную жизнь людей и организаций на базе информационных технологий. В-пятых, имеет место сложность адаптации к среде информационного общества. Тем самым формирующаяся новая глобальная информационная среда порождает новые сложные проблемы, для решения которых требуются новые стратегические цели, учитывающие императивы XXI века. Информационные технологии определяют уровень развития не только производительных сил общества, но и личности.

В новой ситуации у нового человека появляется много новых возможностей для полного раскрытия своей индивидуальности, но и есть опасность, что человек может нивелироваться, так как сеть задает ему правила мышления и поведения. Компьютерные, телекоммуникационные технологии, делая более доступными для человека достижения цивилизации, нивелируют его мнимую свободу тем, все больше превращая его в инструмент информационной, политической, духовной экспансии.

Человек в информационном обществе становится одним из программно - аппаратных средств киберпространства, воздействующих на его подсознание, внутреннее пространство личности, что дает широкие возможности для целенаправленного манипулирования. В современных условиях, когда пространственные и временные границы сужаются, меняется характер общения между теми людьми, которые являются частью глобальной сети. Тем самым в сети происходят два взаимоисключающих процесса: с одной стороны, сеть дает человеку выразить наиболее полно свою индивидуальность, а с другой - человек может нивелироваться в этой сети, так как сеть задает ему правила мышления и поведения, т.е. оказывается в зависимости от информационных потоков сети. Разрушение производится методом манипулирующего воздействия информационной системы на человеческое сознание путем подрыва культурных устоев, на которых держится способность человеческого сознания к критическому восприятию информации. Информационная система с этой целью создает виртуальный мир, построенный информационными манипуляторами с гарантированной культурной гегемонией нужных заказчикам ценностей. [3]

В рамках философского осмысления бытия человека и культуры в новом информационно-техническом мире сформировались две противоположные точки зрения. Первая указывает на то, что в современной цивилизации наблюдается кризис человека и культуры, наступление которого они связывают с особым характером современного типа цивилизации, с тем, что для ее существования и развития определяющее значение имеют техника и информация. Такая позиция изложена в работах В.В. Бычкова, Л.С. Бычковой, Л.И. Гайденко, И.А. Гобозова, П. Гуревича, В.И. Курашова, В.А. Кутырева, Д. Маркуша, В.И. Смирнова, Н.В. Солнцева и др.

Другая точка зрения, наоборот, предполагает существование новых информационно-технических условий, открывающих перед человеком уникальные возможности для культурного и духовного роста, являющихся залогом преодоления культурного кризиса. В этой связи следует выделить работы Р.Ф. Абдеева, Т.П. Ворониной, В.А. Конева, А.В. Прохорова, К.Э. Разлогова, В.Д. Рузина, А.И. Ракитова, С.С. Шевелевой, Е.А. Шуклиной и др. [7]

Одним из главных феноменов инновационной модернизации культуры является постмодернизм. Большинство авторов рассматривают постмодернизм в узкоэстетическом смысле, однако, при этом нередко приходят к глубоким обобщениям, имеющим уже подлинно философский характер. В этом плане следует выделить работы Д.А. Андреева, Л.О. Баткина, П.К. Гречко, Ю.Н. Давыдова, Д. Деннета, Д.И. Дубровского, В.А. Кутырева, Т.Е. Савицкой и др.

В информационном обществе человек познает радость свободы, уровень жизни, общественное положение, признание полезности и право на собственное достоинство могут исчезнуть все вместе и без какого-либо предупреждения, так как свободой пользуются не только отдельные индивиды, но в большей мере и глобальные силы, определяющие условия, нормы, стандарты жизни. Человек, всегда стремящийся, пусть и не всегда осознанно, к освобождению от давления внешнего мира, не предвидел и не мог предвидеть, что тип свободы, о которой он мечтал, окажется имеющей цену, и ценой этой является неуверенность, включающая в себе неопределенность и незащищенность.


2.2 Социо-культурный аспект глобализации


Влияние глобализационных процессов на культурный и духовный климат эпохи огромен. Быстрое изменение во всех сферах жизнедеятельности человека приводит к социо-культурным сдвигам. Формирование планетарного мышления как нового культурного феномена приводит к трансформации мировоззрения и идентичности субъектов.

Человек представляет из себя многомерное существо (Б.С. Галимов, В.Е. Кемеров, А.В. Лукьянов, Г. Маркузе, П. Сорокин, А. Печчеи и др.). Но в условиях глобализации меняется понимание уровня и качества человеческой жизни в странах, активно включающихся в процесс глобализации, и странах, не нашедших себя в этом процессе или сознательно изолировавшихся. В условиях глобализации остро стоит вопрос о понимании и обеспечении свободы человека. Произвольное ограничение свободы личности, жесткая регламентация ее сознания и поведения, низведения человека до роли простого "винтика" в социальных и технологических системах наносит ущерб, как личности, так и обществу.

Значительную ценность для понимания процессов глобализации в культурной сфере внесли труды К.З. Акопяна, Р.И. Галушко, Г.Г. Дилигинского, К.М. Долгова, А.В. Кацуры, А.Н. Чумакова, Ю.В. Яковца и др.

Глобализация ставит каждую страну и каждого человека в новое положение. Начиная с 80-х годов XX века многие страны используют возможности экономической и технологической глобализации. Благодаря тому, что сегодня пространство и время сжимаются, а границы между странами исчезают, люди вступают в более глубокие, интенсивные и непосредственные связи, чем когда-либо. Но мало кто задумывается над тем, что новая связь дальних означает ослабление ближних связей, отчужденность от туземной среды. Мир, в котором люди и предметы теряют ценность, лишен привязки к истории, культуре и родству.

В XXI веке сила человеческого интеллекта овеществилась в новейшей технике и технологии, которые превратили человека в раба техносферы и ее заложника. Во всех сферах общественной жизни продолжают действовать неконтролируемые силы и их комбинации. В манипулятивной среде человек находится в состоянии духовного одиночества с потерей ориентации, мотивов и духовных ценностей.

Начиная с XX века, проблема духовности становится наиболее острой ввиду обострения социально-политического и социально-экономического положения в мире. Многие исследователи (Н. Бердяев, М. Бубер, С. Булгаков, И. Ильин, Г. Маркузе, В. Розанов, Л. Шестов и др.) под разным углом миропонимания заявляют о кризисе духовности. В период сложных преобразований общества духовные потребности смещаются на второй план, и как пишет Г. Маркузе, активно продолжает формироваться модель одномерного мышления, поведения, существования. [8]

Общее направление парадигмального сдвига - антропоморфизация мировоззрения. И научная, и философская мысль возвращается к главному объекту метафизики, к человеку, заставляя вспомнить изречения древних и положения герметизма: "Человек есть мера всех вещей", "Познай самого себя, и ты познаешь богов и Вселенную". Фиксируется антропологический поворот в философии и шире - в познании: человек, будучи вершиной космогонической прогрессивной эволюции, заключает в себе Вселенную не в метафорическом, а в буквальном виде, встроен в нее на всех уровнях своей организации. [25]

Личность понимается как единство предзаданного, актуального и находящегося в проекте, происходит отказ от взгляда на человеческую самость как на функцию социальных отношений, от редукционизма личности либо к материи, либо к духу. Будучи порождена своим окружением и предшествующей историей Земли и Вселенной, личность больше своего прошлого, своей личной истории и своего окружения, оставаясь для себя тайной и задачей. Эта тайна может быть постигнута как результирующая процесса усилий по самоформированию и последовательности ответственно совершаемых выборов, ведущих к самосогласованности и согласованности с миром, но также и неожиданностей, постепенно и неполно раскрывающих ту тайну, которая и есть констелляция био-социо-культурно предзаданного и исторически возможного. Не все в человеке подлежит объяснению, но многое нуждается в окультуривании, и только часть - в воплощении.

Самоопределение индивида происходит в историческом контексте жизненного мира, в который ему не только нужно вписаться, но который он должен устроить. И здесь происходит преткновение. Предметами устроения являются живые процессы высокой сложности и непредсказуемости, законы, развития которых сформулированы только на уровне общих постулатов, а методология их изучения и описания, равно как и конкретный инструментарий исследований находится в стадии разработки. Данные процессы лишены целеполагания, а факторы, определяющие возможные траектории их эволюции суть имманентные им свойства, приводящие динамические системы к кризисам-бифуркациям, которые меняют "канал эволюции" и требуют перестроек уже в образе жизни человека. Перестройки означают изобретение новых инструментов культуры как совокупности актуальных нравственных императивов и технологий их обеспечения, в целостности противопоставляющих стихии биосоциальных колебаний принципы культурного взаимодействия социальных общностей ради коэволюции человека и космоса. [15] В связи с формированием нового миропонимания современному человеку приходится отказаться по меньшей мере от двух вещей: во-первых, от идола унификации жизненных миров человечества как общественного и природного переустройства на базе единой идеологии и с помощью инструментов технотронной цивилизации, во-вторых, от абсолютизации любого частного фактора в противовес гармонии целого во всех контекстах Человек-Мир.

Прогрессивная эволюция подчиняется закону восходящего разнообразия. Мир человека гетерогенен, и приобрел этническое, локально-цивилизационное, культурное разнообразие закономерно. Культурное, этническое, национально-государственное разнообразия адекватны разнообразию ландшафтно-географических, климатических, историко-генетических факторов, определяющих разнообразие логик этно, социо и культурогенеза. Признание закономерности разнообразия мира человека влечет за собой отношение к процессу под название этносфера в объект заботы, а не разграбления и волюнтаристского вмешательства по логике утилитаризма. Органическая и процессуальная парадигмы в познании вынуждают отказаться от не работающих даже на уровне здравого смысла концепций формационного и стадиального развития обществ, фиксирующих только ставшее (а значит, мертвое), и проектирующих утопическое (коммунистическое общество или информационный рай в электронном коттедже) и не способных "схватить" и опредметить непредсказуемое становящееся в его системно-временной целостности. [33] Именно в силу существующих напряжений по линиям природа - техносфера и суперэтнос - суперэтнос ближайшими объектами заботы и мягкого управления должны стать цивилизации. Во-первых, как явления лежащие на границе биосферы и социосферы, и, во-вторых, как процессы, ставящие естественный предел глобализации и унификации мира человека, губительному механистическому переносу цивилизационных инструментов без учета специфики исторически сложившихся локальных адаптационных механизмов, выражающихся в менталитете, темпераменте, в нормах энерго и информационного обмена, использования пространства и времени. Таким образом, прогрессизм и утопизм в социальных науках сменяется теориями локальных циклов: культура появляется в качестве пассионарного толчка, "отвечающего на вызов" внутренних факторов процесса. [8]

Воплощение миропорядка нового типа, разумеется, не будет осуществлено автоматически вслед за признанием новых ценностей. Для этого человечеству придется немало потрудиться душой, пройдя через горнило духовного кризиса, охватившего и традиционное, и техногенное общества, пережить эпоху духовной реформации. Следовательно, глобализация как достижение более сбалансированного и устойчивого миропорядка станет возможной не только и не столько в результате успешных экономических и политических стратегий, сколько в результате культурных решений. В триаде "экономика - политика - культура" последняя играет особую роль, выполняя функции ценностного, смыслообразующего обеспечения, легитимирующего социальную практику. Культура как мета-процесс является управляющим процессом по отношению к материально-хозяйственной и общественной практике. Сказанное позволяет определить сущность глобализации как мета-процесса.

И все же, мысль о единстве, прежде чем она будет эксплицирована в сумме регулирующих документов международного значения, и превращена в действующие институты глобального уровня, должна стать духовным переживанием, которое появляется только в результате личного проживания людьми экзистенциальных ситуаций и рефлексии тупиковых путей развития общественных отношений. Для того чтобы понять, что необходимо, приходится пройти через ненужное. Мудрости научить невозможно, принудить к высшим ценностям нельзя, их можно только самостоятельно открыть на пути воплощения жизненных целей и желаний.

В этом вечном движении к новым ценностям и состоит смысл человеческой истории и суть исторического и личного опыта. Торопливость здесь неуместна и безрезультатна.

Не видя резона следовать сценарию, подаваемому как единственно возможный сторонниками прозападной политики, акцентирующими факт экономического и политического превосходства США, отметим, что вероятны и другие модели развития мирового сообщества. Таким образом, вырисовывается три оптимистических сценария:

1. Дальнейшая модернизация на принципах демократии и либеральных ценностей, дальнейший прогресс науки, повсеместная догоняющая индустриализация на базе новых технологий, социальных институтов и механизмов регулирования межнациональных и международных отношений. Данный проект обоснован концепцией линейного прогресса, экономическими ценностями, прагматизмом и утилитаризмом, а также финансовой мощью транснациональных корпораций и политической элиты, обслуживающих их интеллектуалов и потребительского общества. Он не предлагает решений актуальных проблем современности и потому, продолжает вести к катастрофам, и поэтому опасен.

2. Постмодернизация как создание наднационального универсума, объединяющего на основе эклектической смеси ценностей культуры Востока и Запада, Севера и Юга, светские и посттрадиционные интеллектуальные течения различных регионов. Культурные ценности в проекте постмодерна поставляются, используются и заменяются, служа разменной монетой в мире моды и других коммерческих игр, которые, в конечном итоге, обслуживают интересы космополитически ориентированной предпринимательской элиты. Слабое звено этого проекта - недостаточная укорененность "в низах", отсутствие ориентации на трансцендентное, идеальное, абсолютное, неприятие позиции, согласно которой человек есть служитель мира, а не его господин. В конце концов постмодерное отношение к ценностям приводит к культурному релятивизму и размыванию локальных идентичностей, и поддерживает потребительское отношение к ареолам жизни.

3. Гуманистический глобализм, ориентированный на формирование многополюсного сообщества стран, культур и народов, объединяющихся на основе ценностей антропо- и космоцентризма и коммуникативный инструментарий диалога культур. Фундируется процессом интернационализации хозяйственно-экономической, социально-политической и социокультурной деятельности, становлением панэкономики, формированием нового этоса, утверждающего ценность человека и его творческих, ответственных и заботливых преобразующих планету усилий. Гуманистический глобализм как эффективная в долгосрочном отношении парадигма поддерживает переход от социальной роли человека к его культурно-ориентированной и деятельностной роли. По мере того, как социальная ветвь эволюции теряет свой абсолютный приоритет, давая дорогу биологическому (природному) и культурному (деятельность) факторам, будут внедряться нормы гуманитарного измерения социо-культурной практики и синергическое, нелинейное видение путей разрешения общецивилизационных проблем. [17] Новая трактовка современности измеряется потенциалом разнообразия мира. Поэтому более продвинутыми в ближайшем будущем станут считаться страны и регионы, которые смогут предлагать:

решение межнациональных проблем не просто цивилизованными, но культурными способами;

модели институтов, управляющих сложными био-социо-техническими процессами на основе разделения властей;

альтернативные образы будущего мира на основе объективной и всесторонней оценки событий.

Создает человека другой человек, но не путем формирования, а путем актуализации имманентной человеку сущности, освобождая его от наслоений, навязанных обстоятельствами. Освобождать может только тот, кто свободен сам, и может свободно обращаться с собой, философ не по номиналу, а по самоощущению. В этом утверждении - ответ на вопрос о личности педагога истинного, а не самозванного, переживающего и рефлексирующего не наедине с собой, а в диалоге с учеником. Следовательно, владеющего культурой построения диалога как события с другим в процессе рождения его (другого) идеи.

Воздействие философской культуры проявляется в освобождающем переживание влиянии философского языка, основные слова которого - "самость" и "мир". Это влияние выражается не в пользе или в появляющейся вследствие освоения способности говорить обобщенными категориями господстве над другими, но в способности управлять собой. Философская культура дает власть над собой как самоотношение, примиряющее человека с самим собой, помогающее жить с собой и с другими не по принуждению, а в гармонии, основанной на благоразумии, чувстве меры и доброй воле. Философская культура есть цель и путь, цель в средствах, цель в себе, в которой заканчивается дурная череда друг друга обусловливающих целей и средств. Разумеется мудрости невозможно научить. Однако можно научить мужеству держать перед внутренним взором вечные вопросы о смыслах и путях самовоплощения и формах общежития самовоплощение облегчающих. Можно также указать на формы, в которых отлита мудрость как сочетание рациональности и переживания, а также предложить помощь в открытии сущностных целей и их интеграции в разумное целое и согласования с потребностями мира посредством объединенных рацио и переживания. Научить философствовать значит научить путям, на которых индивид, освобождаясь из тисков страха, обусловленного незнанием своей вечной, не в эмпирической реальности находящейся, сущности, сможет вернее вписать свою судьбу в судьбу рода и мира.


Заключение


В настоящее время невозможно однозначно оценить процесс глобализации как свидетельство позитивного или негативного развития. Но автор считает, что глобализация - это процесс политико-экономической и интерсоциальной гипервзаимозависимости различных обществ, за счет выхода властных полномочий действий и интересов за пределы национальных границ и государственных территорий, что влечет за собой стандартизацию миропонимания, навязывание поведенческих и ценностных стереотипов.

В условиях глобализации человек, вместо того чтобы реализовать свои внутренние творческие потенции, ослепленный могуществом науки и техники и возможностью производства и потребления все большего количества вещей, в погоне за призрачным счастьем подрывает свои собственные устои жизни и совершенно не заботится об отдаленном будущем, которое может вообще не наступить, если разовьются современные тенденции экономического роста.


Список использованных источников


  1. Актуальные вопросы глобализации. // Мировая экономика и международные отношения. - 1999 г. - №5, С. - 41-57.

  2. Бучило Н.Ф. Философия: учебное пособие по дисциплине "Философия", для студентов вузов 4-е издание, СПБ.: Питер, 2004, С - 428.

  3. Бутенко А.П. Глобализация сущность и современные проблемы // Социально-гуманитарные знания. - 2002. - №3. С.3-18.

  4. Бхагвати Джагдиш. В защиту глобализации. / пер. с английского под редакцией В.Л. Иноземцева.

  5. Бирюкова М.А. Глобализация: интеграция и дифференциация культур. // Философские науки. - 2001. №1, С.33-42.

  6. Володин А.Г. Глобализация: истоки, тенденции, перспективы. // Полис. Политические исследования. - 1999. С - 83 - 93.

  7. Государство в контексте глобализации. /Мамут Л.С. // Право и политика. - 2004. - №1. - С.4-13.

  8. Данилов А.Н. Системная трансформация в общем процессе глобализации. // Социология. - 1998. №1, С. - 76-81.

  9. Дробот Г.А. Политико-экономические аспекты глобализации. // Социология и политология. - 2000. №1. - С.25-36.

  10. Коллонтай В. Мирохозяйственный контекст экономических реформ. // Общество и экономика. - 1999. - №12.: - С. - 134-147.

  11. Коллонтай В. Эволюция западных концепций глобализации. // Мировая экономика и международные отношения. - 2002 - №2 С. - 32-39.

  12. Кузнецов В.А. Что такое глобализация? // Мировая экономика и международные отношения. - 1998. №2-3.

  13. Кувалдин В. Национальное государство в эпоху глобализации. // Свободная мысль - XXI - 2000. - №1. С.37 - 47.

  14. Кирвель И.С. Современные глобализационные процессы: проблемы и противоречия // Веснiк Гродзенскага дзяржаунага унiверсiтэта iмя Янкi Купалы. - 2000, - №2-4, С. - 51-80.

  15. Кирвель И. Глобализирующийся мир: Характер и направленность // Беларуская думка. - 2001. - №4.С. - 13-28.

  16. Левашов В.К. Глобализация и социальная безопасность // Социологические исследования. 2002. №3. - С. 19-28.

  17. Левашов В.К. Общество и глобализация // Социологические исследования. - 2005. - №4.

  18. Лоуи Т. Глобализация, государства демократия образ новой политической науки. // Полис. Политические исследования, - 1999. №5.С. - 102-119.

  19. Макбурни Г. Глобализация как политическая парадигма высшего образования // Высшее образование сегодня. 2001. - №1. С - 47-55.

  20. Макбрайд У. Глобализация и межкультурный диалог. // Вопросы философии. - 2003. - №1, С. - 80-87.

  21. Некласса А.И. Трансформация истории: [Философия истории] // Вопросы философии. - 2001. №3. - С. - 58-71.

  22. Ожигина В.В. Региональная экономическая интеграция Р.Б. в условиях глобализации мировой экономики: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук. /БГУ. - Мн., 2003г. С- 20.

  23. Панарин А.С. "Имперская республика" на пути к мировому господству // Общественные науки и современность. - 1999. - №4. С-146-157.

  24. Покровский Н.Е. Глобализация и конфликт. // Вестник Московского университета, Социология и политология. - 1999. - №2, - С.17-36.

  25. Пуляев В.Т. Глобализация в мире и гуманитарное развитие России. // Социально-гуманитарные знания. - 2002. - №2.С. - 3-20.

  26. Руденский О.В. О глобальных проблемах цивилизации: сомнения и размышления. // Обществознание в школе. - 1999, №5.С. - 6-13.

  27. Розанов В. "Восьмерка" и антиглобалисты в Генуе. // Международная жизнь. - 2001. - №8. - С. - 10-14.

  28. Роль международных организаций в регулировании глобальных экономических процессов / Мазурова Е.К. // Вестник московского университета. Экономика. - 2002-№4. - С. - 34-56.

  29. Федотова Н.Н. Глобализация и образование // Философские науки. - 2003. - №4.С. - 5-24.

  30. Ходаркевич Г.Н. Глобализация мировой экономики: преимущества и недостатки // Белорусская экономика: анализ, прогноз, регулирование. - 2001. - №9. - С.21-26.

  31. Уткин А. Геоструктура грядущего века // Свободная мысль - XXI - 2000. - №1. С.37 - 47.

  32. Эльянов А.Я. Глобализация и догоняющее развитие // Мировая экономика и международные отношения, - 2004. №1.С. - 3-16.

  33. Яковец Ю.В. Глобализация и взаимодействие цивилизаций / Международный институт П. Сорокина. - Н. Кондратьева. - М.: Экономика, 2001. С-364.