Жан Бодрийар - аналитик современного общества (7825-1)

Посмотреть архив целиком

Жан Бодрийар - аналитик современного общества

По мере развития цивилизации, расширения научных и информационных рамок нашего социума, общение между индивидуумами постоянно изменяется. Совершенно очевидно, что меняется, по крайней мере, форма передачи информации между субъектами – и, вопрос, открытый для обсуждения, — меняется ли, хоть несколько, содержание… Важной проблемой, по-видимому, является осознание истинности многих информационных построений, а также понимание полезности (или, напротив, вреда) в использовании определенного подхода (к примеру, чрезмерной открытости вопроса – то, что привыкли называть демократичностью в широком смысле этого слова) к той или иной области человеческих взаимоотношений (как то, интимное общение – ранее сильно табуированная область). Можно с большой долей уверенности утверждать, что современная информационная реальность наполнена фантомами; что «детабуирование» некоторых сторон жизни человека в попытке явить истину глазам социума привело к эмоциональному, энергетическому истощению этих отношений и созданный образ сразу же перестал соответствовать действительности, которую он должен был бы отображать.

Подобное «опустошение отображений реальности» и построение отображений этих отображений (и без того уже «пустых» и ни чему не соответствующих) один из наиболее сильных признаков наступившего информационного века. Это – «построение многоэтажных воздушных замков, основанием которых служит пропасть». Следует отметить, что человек, сталкиваясь с подобной подменой реальности, переживает ее отнюдь не безболезненно.

Современный человек, подкупленный неутихающими хвалебными рассуждениями про наступающую абсолютную информационную глобализацию, привык думать, что информирован буквально обо всем происходящем в мире и обществе. Он перестал себе задавать вопрос о истинности, для него этот вопрос дискомфортен – он помнит, что «информация – значит власть», и полагая себя информированным, может думать о некой могущественности. Тестирование окружающего его информационного поля на истинность покажет ему реальный мир, в котором он не может полагаться буквально ни на один из привычных источников информации, а ощущение могущественности сменится ощущением беспомощности, дезориентированности и информационной слепоты. Однако, стоит заметить, что благодаря той же самой информационной глобализации и усилиям людей, создающих информационную картину нашего мира, сталкивается человек с реальностью все реже и реже. Впрочем, и впечатление от подобного столкновения, должно быть все больнее.

Зададимся вопросом – откуда мы узнаем о событиях в мире? – и поймем, что это TV и Internet. Можно конечно возразить, что есть еще радио, книги, фильмы и общение с окружающими людьми – но, боюсь, все добавленные источники информации сведутся к первым двум. Причины? Причины просты: TV и Internet наиболее глобальны, наиболее разнородны по составу (имеются в виду телекомпании либо сайты), и вызывают у нас наименьшие сомнения. Здесь и кроется одна из крупнейших ошибок современного человека – это доверие.

Люди доверяют мнениям, доверяют «картинке» на TV экране, доверяют содержимому сайтов. Возможно, это будет несколько неожиданным примером, однако задумайтесь: О каком количестве крупных событий, произошедших в мире, допустим, за последние 10 лет мы можем утверждать, что знаем истинную, доказанную и реальную картину. Произошло несколько войн, крупных техногенных катастроф, террористических актов… И не удивительно, что в подобной ситуации проблема реальности и кажимости, возникает достаточно остро. Намного хуже, что начиная отрицать окружающую информационную среду, человек отрицает ее столь же категорично и слепо, как ранее в нее верил.

Краткая биография Ж. Бодрийара

Родился в 1929 г. в Реймсе. Французский философ и социолог, фотограф. Изучал историю германской литературы. Переводчик (труды К. Маркса), преподаватель (университет в Нантерре). Редактор журналов «Utopie», «Traverses». Переводил сочинения Б. Брехта. Участник событий мая 1968 г. Заметки, написанные им для парижской газеты Либерасьон были впоследствие опубликованы отдельной книгой («Ecran total»), др. работы: «Система объектов» (1968), «Общество потребления» (1970), «К критике политической экономии знака» (1972), «Зеркало производства или критическая иллюзия исторического материализма» (1973), «Символический обмен и смерть» (1976), «Забыть Фуко» (1977), «Об обольстительности» (1979), «Симулякры и симуляция» (1981), «Фатальные стратегии» (1983), «Прозрачность зла» (1990), «Безразличный пароксит» (1997). Сегодня — французский эстетик, культуролог и социолог. Преподает социологию в Парижском университете. Начав свою карьеру как социолог, Жан Бодрийяр сегодня является одним из известнейших мировых мыслителей, исследующих феномен так называемого «постмодерна».

Основные идеи и тексты Бодрийaра.

Понятие симулякры.

Основным понятием, обусловившим популярность данного философа (возможно, даже более соответствующего званию социолога) является понятие симулякры. Симулякра не есть отображение реальность, симулякра – это реальность, отображение ничто. Это отражение в зеркале, которое не требует более ни зеркала ни исходного предмета.

«The simulacrum is never that which conceals the truth—it is the truth which conceals that there is none. The simulacrum is true.»

Ecclesiastes

Почти дословно: «Симулякра – это не то, что соотносится с истиной; это истина, соотносящаяся с несуществующим. Симулякра – истинна. » [1].

Можно задаться вопросом – как же появляются симулякры в нашей информационной реальности, если они при этом не являются отражением чего-либо истинного. Так или иначе, все наши идеи имеют корни в происходящем и окружающем нас. Ж. Бодрийар предлагает рассматривать симулякры как финальную стадию эволюции отображений (имиджей) действительности [1]:

«Каковы могут быть фазы имиджа?

1. Имидж – это отображение существующей действительности

2. Имидж маскирует и извращает существующую действительность

3. Имидж маскирует отсутствие действительности

4. Имидж не имеет связей вообще с какой-либо действительностью: это чистая симулякра

В первом случае, имидж – явление скорее позитивное: это представление имеющее порядок знака, символа. Во втором, негативное – имидж как пагубное проявление. В третьем – представление играет роль колдовства, маскируя отсутствие. В четвертом – это феномен, вовсе не являющийся представлением – это симуляция. »

В качестве примера симуляции Бодрийар ссылается на феномен Диснейлэнда [1]. «Гиперреальный и воображаемый Диснейлэнд — совершенная модель запутанных законов симуляции. Для начала – это игра иллюзий и фантомов: пираты, границы, будущий мир и т. п. Этот воображаемый мир, как предполагается, существует, что и делает все это успешным. Но, что притягивает людей гораздо больше – это социальный микрокосм, миниатюризированная и религиозная Америка со всеми ее преимуществами и недостатками. Вы паркуетесь вне Диснейэнда, становитесь в очередь внутри и, – уже не желаете выходить. В этом воображаемом мире единственной фантасмагорией является свойственная толпе теплота и притягательность, а также чрезмерное количество устройств, призванных создавать и поддерживать этот эффект множественных переживаний. В абсолютном контрасте с этим находится одиночество, изолированность парковочной площадки вне Диснейленда – это же настоящий концентрационный лагерь! Или: внутри – все разнообразие самых разных устройств притягивает людей, а вовне – только одиночество направлено на устройство, это устройство – автомобиль. И по совершенно невероятному совпадению (такие совпадения – несомненно, одно из наиболее очаровательных свойств этого мира) этот сильно замороженный инфантильный мир был создан человеком, Уолтом Диснеем, впоследствии замороженным самим, и дожидающимся ныне при минус ста восьмидесяти градусах по Цельсию своего воскрешения.»

Можем ли мы сказать, что данный пример единственный и, вообще, специфический, так как Диснейлэнд и его гиперреальность это область детского восприятия? Можем ли мы утверждать, что «взрослый мир» более «серьезен»? Нет. Более того, фантомов взрослого мира гораздо больше и верят в них гораздо безотчетнее. Современная политика, экономика, понятие «демократии», «объективность» масс-медиа, реальность компьютерной реальности… И это лишь капля в море наших современных заблуждений. Когда нам говорят слово «демократия» (а мы привыкли его слышать) мы уже не спрашиваем себя действительно ли слышен голос народа, действительно ли в стране о которой это говорится нет узурпированности власти 2-3-мя партиями, не подвергаем это лживое понятие критике. Когда нам сообщают по новостным каналам, что какой-либо терракт совершен определенной группировкой или человеком мы не стремимся отвергнуть эту информацию как недоказанную, более того, возможно фальсифицированную. В данном ключе, мы более склонны интересоваться правдой, касающейся событий давно минувших, как то: Карибский кризис, убийство Кеннеди, история 3 рейха… Почему? Почему мы, зная, что большая часть информации, поступающей к обывателю лжива, не можем отказаться от восприятия этого потока. В сущности, люди сами склонны жить в иллюзиях, мистификациях и не стремятся видеть реальный мир. Современный человек не может сказать «не знаю» о чем-либо происходящем – он желает иметь своё собственное мнение, пускай, и сформированное, базируясь на недостоверной информации. Анализировать же факты прошлых лет и указывать на то, что людей тогда намеренно дезинформировали, — это популярно и привлекательно, так как выставляет людей современных в более информированном, выгодном положении по сравнению с людьми 60-х или, к примеру, 80-х годов.


Случайные файлы

Файл
work_MP.doc
3172-1.rtf
181262.rtf
156217.doc
82791.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.