Много рефератов, докладов, рецензий по истории (VDV-0089)

Посмотреть архив целиком

2121

Московская городская педагогическая гимназия - лаборатория

1505




Хрущев против Сталина:


доклад на ХХ съезде партии.



реферат ученика 10 “А” класса

Захарова Леонида.

Научный руководитель:

Рудаков Владимир Николаевич.


Москва, 1997.

План реферата.

I. Вступительное слово об эпохе Хрущева.

II. Краткая биография.

III. Партийная деятельность Хрущева. Обстоятельства и люди, сыгравшие роль в

продвижении Хрущева.

1. “Ярый активист”.

2. Слушатель Промакадемиии.

3. Причины прихода к власти.

IV. Подготовка к ХХ съезду партии.

1. Создание комиссии Поспелова.

2. Работа комиссии.

3. Причины выступления Хрущева.

V. Положения доклада и их анализ.

VI. Исторический смысл и значение доклада.

VII. Список литературы.











Время Хрущева - один из наиболее значительных и непростых периодов нашей истории. Значительных - потому что множество великих событий произошло в тот период: это и амнистия заключённых в ГУЛАГе, и большое количество других реформ; в это время был впервые отправлен в космос человек и при Хрущеве же мир был поставлен на грань ядерной войны. Непростых - потому что касается десятилетия, которое поначалу называлось “славным”, а потом осуждено как время “волюнтаризма” и “субъективизма”. Долго, очень долго об этих бурных годах не принято было говорить. Почти 20 лет лежало табу на имени Н.С. Хрущева

* * *

Но что же это был за человек, Никита Сергеевич Хрущев?

Родился в 1894 г. в селе Калиновка Курской губернии. С 12 лет уже работал на заводах и шахтах Донбасса. В 1918 г. Хрущева принимают в партию большевиков. Он участвует в гражданской войне, а после ее окончания находится на хозяйственной работе. Был делегатом от Украины на XIV и XV съездах ВКП (б). В 1929 поступил учиться в Промышленную акдемию в Москве, где был избран секретарем парткома.. С января 1931 г. - секретарь Бауманского, а затем Краснопресненского райкомов партии., в 1932-1934 гг. работал сначала вторым, потом первым секретарем МГК и вторым секретарем МК ВКП (б). На XVII съезде ВКП (б), в 1934 г., Хрущева избирают членом ЦК, а с 1935 г. он возглавляет Московскую городскую и областную партийные организации. В 1938 г. становится первым секретарем ЦК КП (б) Украины и кандитатом в члены Политбюро, а еще через год - членом Политбюро ЦК ВКП (б).

В годы Великой Отечественной войны Хрущев был членом аоенных советов Юго-Западного направления, Юго-Западного, Сталинградского, Южного, Воронежского и 1-ого Украинского Фронтов. Кончил войну в звании генерал-лейтенанта. С 1944 по 1947 г. работал Председателем Совета Министров Украинской ССР, затем вновь избран первым секретарем ЦК КП (б) У.

С декабря 1949 г. он - снова первый секретарь Московского областного и секретарь Центрального комитетов партии. В марте 1953 г., после смерти Сталина, целиком сосредотачивается на работе в ЦК, а в сентябре 1953 г. избирается Первым секретарем ЦК. С 1958 г. - Председатель совета министров СССР. На этих постах находился до 14 октября 1964 г. Октябрьский (1964) пленум ЦК КПСС освободил Н.С. Хрущева от партийных и государственных должностей “по состоянию здоровья” . Персональный пенсионер союзного значения. Умер 11 сентября 1971 года.

Такова краткая биография Н.С. Хрущева.

* * *

Попробуем поближе рассмотреть ту часть жизни Хрущева, которая напрямую связана с партией и его общественной деятельностью. Впервые на общенациональном уровне он проявился в 1925 году . Хрущев был избран делегатом на XIV съезд партии. На съезде произошло резкое столкновение между Сталиным и “новой оппозицией”, руководимой Зиновьевым и Каменьевым. Хрущев решительно взял сторону Сталина . Такие люди, как Троцкий, Каменьев, Зиновьев мало импонировали простым рабочим парням, которые плохо разбирались в сложных теоретических вопросах, составлявших предмет дискуссии на XIII, XIV и последующих съездах партии. Сталин же в силу собственных своих качеств, как человек менее образованный и культурный, был ближе к этой рабочей массе. Поэтому можно думать, что Хрущев искренне встал на сторону Сталина, ведь он и сам был простым рабочим парнем, которомы были чужды мысли о чем-то глобальном.

Возможно, Хрущев на всю жизнь и остался бы руководителем среднего звена, если бы не благоприятный случай. Генеральным секретарем ЦК Компартии Украины в 1928 году был избран С.В. Косиор. Как было принято, каждый новый руководитель начинал свою работу с набора новых кадров для своего аппарата, и в числе новых людей, приглашенных Косиором оказался Хрущев. Он был назначен заместителем заведующего организационным отделом ЦК КП(б)У. А через год, когда в Москве открылась Промышленная академия, Хрущев стал одним из ее первых слушателей. Там он выступил как активный борец против сторонников Бухарина, в результате чего возглавил партийное бюро академии.

Счастливой случайностью для Хрущева оказалось не только то, что он попал в Промакадемию. В этой академии училась Надежда Сергеевна Аллилуева - жена Сталина. Она была избрана парторгом одной из групп и поэтому часто общалась с Хрущевым. Никита Сергеевич полагал, что именно ей он обязан тем, что на него обратил внимание Сталин. Хрущев так говорил об этом эпизоде: “Вот я и называю это лотерейным билетом, что я вытащил свой счастливый лотерейный билет. И поэтому я остался в живых, когда мои сверстники, мои однокашники, мои друзья, мои приятели, с которыми я вместе работал в партийных организациях, сложили голову как “враги народа”. 1

Скорее всего, самыми первыми шагами к политической карьере он был обязан главному редактору “Правды” Л.З. Мехлису., которому стало известно о его активной борьбе против “правой оппозиции” в Промакадемии . И он предложил Хрущеву выступить с обличающей статьей в “Правде”, которая громила сторонников Бухарина. ( по сути, Хрущев просто подписал заблаговременно составленное Мехлисом письмо.)

Немалую роль в карьере Хрущева сыграл Л.М. Каганович, который в то время был членом Политбюро, секретарем ЦК ВКП (б) и первым секретарем Московского обкома. Он был знаком с Хрущевым еще на Украине. И именно Кагановичу принадлежала инициатива первых крупных назначений Хрущева. По рекомендации Кагановича в 1931 году Хрущев был избран первым секретарем Бауманского райкома партии г. Москвы. Биография Хрущева изобилует подобными взлетами. Ему действительно сильно везло. Во многом , правда, своим постоянным продвижением по службе он был обязан своему послушанию Сталину и партии.

Но как же могло случиться, что после смерти Сталина к руководству страной пришел именно Хрущев? Вроде бы Сталин сделал все, чтобы убрать из партии любых своих противников - подлинных и воображаемых. Многим запомнилась его фраза: ”Есть человек - есть проблема, нет человека - нет проблемы”. В конце концов в живых остались, казалось бы, самые верные и надежные. Как же Сталин не разглядел в Хрущеве могильщика своего культа?

Незадолго до своей кончины Сталин подверг опале Молотова и Микояна, готовя им , вероятно, такую же участь, какая постигла других руководителей, уничтоженных при их же помощи. Но тем не менеее Сталин ни в чем не подозревал Хрущева. Скорее всего, Хрущев сумел каким-то образом притвориться человеком без особых амбиций. Рассказывали, что во время длительных ночных посиделок на даче в Кунцеве, где вождь жил последние годы, Хрущев отплясывал гопака. Ходил он тогда в украинской косоворотке, изображая “щирого казака”, далекого от каких либо претензий на власть.

Итак, Хрущев пришел к власти не случайно и одновременно случайно. Сам Сталин, поднимая его с одной ступеньки на другую, невольно подготовил почву для возвышения Хрущева. В этом смысле приход Хрущева к власти был закономерен. Но, конечно, был здесь и большой элемент случайности. Если бы “сталинская гвардия” сплотилась в 1953 году, а не позже, не быть бы Хрущеву лидером. Сама наша история могла пойти по иному руслу. И все же история сделала правильный выбор. Все более нищавшая и, по сути, полуразрушенная деревня, технически отставшая промышленность, острейший дефицит жилья, миллионы заключенных в лагерях и тюрьмах - все это требовало новой политики, радикальных перемен. И Хрущев пришел, чтобы дать народу новые надежды и, возможно, новую жизнь.

* * *

Итак, шли дни. Приближалось время очередного XX съезда партии. На июльском (1955 г.) пленуме ЦК решено было провести съезд в феврале 1956 года. Для его подготовки были созданы различные комиссии. В это время одна из комиссий ЦК занималась реабилитацией необоснованно репресированных в предыдущие годы. И вот при обсуждении в Президиуме ЦК очередной ее рекомендациии, Н.С.Хрущев предложил создать комиссию по расследованию деятельности Сталина.

Для него не было неожиданностью, что самые старые члены Политбюро и Президиума ЦК В.М. Молотов и К.Е. Ворошилов (оба - в Политбюро с 1926 г.), а также Л.М. Каганович ( в ПБ с 1930г.) стали бурно возражать. Особенно активен был Молотов:

- Расследовать деятельность Сталина - это ревизовать итоги всего огромного пути КПСС! Кому это выгодно? Что это даст? Зачем ворошить прошлое?”

Но Хрущев был поддержан “молодыми” членами Президиума: Н.А. Булганиным (в ПБ с 1948г.), М.З. Сабуровым и М.Г. Первухиным (с 1952 г.), а также Н.К. Кириченко и М.А. Сусловым (оба с июля 1955 г., во многом благодаря Хрущеву). Схватка была бурной. Хрущев ее погасил обещанием, что будут в самом секретном порядке рассмотрены лишь “нарушения социалистической законности”, в которых основная доля вины лежит на Л.П. Берии.

Состав комиссии был определен самый узкий: секретарь ЦК КПСС академик П.Н. Поспелов, секретарь ЦК КПСС А.Б. Аристов, председатель ВЦСПС Н.М. Шверник, работник Комитета партийного контроля при Центральном Комитете П.Т. Комаров. Возглавил работу комиссии Поспелов. Ему было не привыкать писать о вождях. Он немало знал о Сталине. В 1951 году тиражом почти семь миллионов экземпляров вышло второе издпние “Краткой биографии” вождя, над которой всесте с другими трудился и сам Поспелов.

Комиссия сидела день и ночь. Листая папки “расстрельных” дел, Поспелов вместе с членами комиссии одновременно выискивал соответствующие ленинские цитаты, осуждающие культ личности и нарушения “социалистической законности”. План доклада, предложенный академиком Поспеловым, был откровенно примитивным, но понятным: все сводилось к мудрости, скромности, гуманизму Ленина и его норм деятельности и нарушению этих постулатов Сталиным. Весь пафос готовящегося доклада сводился к тому, что сама система, которая была создана Лениным, не имеет никакого отношения к беззакониям и бесчисленным репрессиям. Все они - результат культа личности Сталина. Эта бесхитростная и предельно примитивная схема была полностью одобрена Хрущевым Но когда проект подготовленного доклада доложили на Президиуме, там вновь возникли яростные споры. Лишь благодаря поддержке Сабурова, Первухина, Булганина и Кириченко Хрущеву удалось добиться решения продолжать работу над докладом. Но как с ним поступить? Ясности не было. Каганович предлагал обсудить его на ХХI съезде, Молотов - постепенно исправить ошибки прошлого без их обнародования. Так или иначе, по распоряжению Хрущева Поспелов продолжил работу над докладом, которому предстояло сыграть историческую роль.

Наконец 14 февраля 1956 года в Большом Кремлевском дворце открылся ХХ съезд КПСС. Он проходил как обычно: доклад, одобрение “ленинского курса”, аплодисменты, шумные вставания и так далее. Съезд катился к благополучному финалу , а ясности не было. Известно, что Хрущев буквально жил этим докладом и был готов любой ценой довести его до делегатов съезда. Уже в ходе работы съезда он не раз вечерами приглашал к себе Поспелова и диктовал ему свои замечания и мысли в доклад, которые у него появлялись при чтении подготовленных материалов.

* * *

И в конце концов во время одного из перерывов между заседаниями Хрущев решился спросить других членов Президиума ЦК:

- Товарищи, что мы будем делать с отчетными данными товарища Поспелова?

Сразу же разгорелся яростный спор. Те же Молотов, Каганович выставили вполне логичные политические аргументы:

- Что тебя, Никита, заставляет действовать таким образом?

- А как съезд поймет, как партия поймет?

И действительно, что же побудило Хрущева действовать таким образом? Как решился он выступить с докладом о Сталине, зная, что большинство делегатов будет против разоблачений? Откуда он почерпнул такое мужество и уверенность в конечном успехе? То был один из редчайших случаев в истории, когда политический руководитель поставил на карту свою личную судьбу и даже жизнь во имя высших общественных целей. В составе послесталинского руководства не было ни одного деятеля, который решился бы выступить с подобным докладом о культе личности. Наверное, только Хрущев мог сделать это - так смело, так эмоционально, а в некоторых отношениях и так необдуманно. Надо было обладать натурой Хрущева, надо было пройти через испытания страданием, страхом, приспособленчеством, чтобы решиться на такой шаг. Многие историки высказывали свои мнения по этому поводу. Вот, например, каково мнение доктора философских наук, профессора Дмитрия Антоновича Волкогонова по вопросу, почему же Хрущев все таки решился сделать доклад:

Поднявшись на вершину власти в гигантской стране, Хрущев, однако, чувствовал, что тень Сталина все время была с ним рядом. Действовала (хотя и не так свирепо, как раньше) “карательная система”, созданная “вождем народов”, запретной была правда о множестве политических процессов, прокатившихся по стране накануне и после войны, на многих вопросах внутренней и внешней политики лежало сталинское табу. Хрущев много знал о прошлом (он был его активным участником). Теперь оно его страшило. Он, именно он, должен был либо сказать обо всем минувшем правду, или оставить все без изменения, как сложилось за треть века существования большевистского государства”.2 “ Самого Хрущева тоже не раз охватывали сомнения. Но он вспоминал о письмах заключенных, возвращался памятью к безумию прошлых лет и все тверже приходил к выводу: результаты столь массового террора, беззакония, страшных злоупотреблений долго утаивать не удасться. Рано или поздно правда станет известна народу. Нужно взять инициативу в свои руки и сказать эту страшную правду народу”.3

Еще один известный ученый - Федор Михайлович Бурлацкий считает, что главная причина того, что Хрущев стал тираноборцем и сокрушителем культа Сталина и режима его власти- это “первозданный, можно сказать, генетический гуманизм, не растраченный Хрущевым, несмотря на все испытания всей суровой эпохи.” Самый нормальный человеческий страх удерживал его от защиты несправедливо казнимых людей в период сталинщины. Но тем сильнее накапливались в его душе боль, раскаяние, чувство вины и ответственности за все, что происходило.4

Бесспорно, очень важна и оценка самого Хрущева. Вот что он сказал во время одной из встреч с зарубежными гостями:

Меня часто спрашивают, как это я решился сделать этот доклад на ХХ съезде. Столько лет мы верили этому человеку! Поднимали его. Создавали культ. И вдруг такой риск... Уж поскольку меня избрали Первым, я должен, обязан был сказать правду. Сказать правду о прошлом, чего бы мне это не стоило и как бы я ни рисковал. Еще Ленин нас учил, что партия, которая не боится говорить правду, никогда не погибнет.” Хрущев считал, что если культ Сталина не будет осужден, его последствия не будут преодолены, а ленинские принципы партийной и государственной деятельности не будут восстановлены, то это грозит “отрывом партии от масс”, замедлением экономического развития страны, ослаблением международных позиций Советского Союза и другими серьезными последствиями. К тому же, Хрущев сильно настаивал на оглашении доклада именно на ХХ съезде партии, так как это был первый съезд после смерти Сталина. Никита Сергеевич говорил: “Если ошибки и недостатки, которые имели место в период культа личности Сталина, не вскрыть и не осудить, то значит одобрить, узаконить их на будущее".

Но дело было конечно не только в чувстве справедливости и долга отечеству, о которых говорил Первый секретарь. Хрущев был глубоко ранен сталинизмом. Здесь перемешалось все: и мистический страх перед Сталиным, способным за один неверный шаг уничтожить любого человека, и ужас из-за невинно проливаемой крови. Здесь было и чувство личной вины, и накопленный десятилетиями протест, который рвался наружу, как пар из котла... Многие годы копил Хрущев зло на Сталина, слишком много раз ему приходилось переступать через себя за время работы в партии. Его партийная биография изобиловала подобными случаями случаями. Очень часто партия разочаровывала Никиту Сергеевича. Было например так: Приехал Хрущев в деревню к двоюродной сестре, еоторая жила в деревне, у нее было прежде несколько яблонь. Но они исчезли.

- А где же яблони?

- Я их вырубила!

- Как так “вырубила”? Зачем?

- Да на каждую яблоню надо налог платить...

Когда Хрущев рассказал этот случай Сталину, тот обвинил его в стремлении отменить налог и закричал: “Ты - народник! Вот ты кто!.. Народник!”5 Нетрудно понять какие чувства у Хрущева вызывали подобные случаи к партии. Но Хрущев сам был партийцем и поэтому не мог обвинять систему в совершаемых злодеяниях, поэтому следовал вполне логичный вывод, что вина полностью лежит на рулевом партии - товарище Сталине. Таким образом Хрущев видел целью доклада рассказать людям правду, свою правду о том, кто же был виноват в несчастьях страны.

Все это дает нам достаточно полное представление о мотивах, побудивших Хрущева выступить с докладом, но вернемся к событиям съезда.

* * *

После долгих споров все наконец согласились поставить доклад “О культе личности и его последствиях “ в повестку дня ХХ съезде КПСС, но прочесть его на закрытом заседании. Для входа на это заседание нужно было иметь специальный пропуск. Это было решено уже после оффициального закрытия съезда, то есть Хрущев уже оффициально считался Первым секретарем. Хрущев был авантюристом по натуре, но отнюдь не глупцом: он понимал, что человека, зачитавшего такой доклад могут и не допустить к руководству страной. С другой стороны, слова, вышедшие из уст первого секретаря будут иметь больший вес. Хрущев прочел свой сенсационный доклад на утреннем заседании 25 февраля. Во время чтения в зале отсутствовали гости, как отечественные, так и иностранные. Делегатам было запрещено делать какие-либо записи. Сам Хрущев так объяснил им это в конце своей обвинительной речи:

Мы не можем допустить, чтобы этот вопрос вышел за пределы кругов партии, в особенности же чтобы он попал в печать. Вот почему мы его обсуждаем здесь, на закрытом заседании съезда. Нам следует знать пределы, мы не должны давать оружие в руки нашим врагам, не должны полоскать наше грязное белье у нас на глазах”.

Более четырех часов делегаты слушали доклад. Как вспоминал Хрущев, “делегаты слушали затаив дыхание. В огромном зале стояла такая тишина, что можно было слышать, как муха пролетит. Трудно представить себе, насколько сильно были поражены люди, узнав о зверствах, чинившихся по отношению к членам партии...”

По предложению Н.А. Булганина было решено прений по докладу не открывать.

* * *

Обратимся непосредственно к докладу Хрущева на закрытом заседании ХХ съезда КПСС 25 февраля 1956 года. Не стану подробно пересказывать его содержание, нас больше интересуют оценки Хрущевым Сталина, то, за что он его критиковал и за что не критиковал.

Во многих пунктах доклад строится на контрасте идей Ленина с действиями Сталина. Хрущев сильно напирал на то, что Сталин отклонился от ленинской линии. Да сам культ личности, является чуждым ленинским заветам. Подтверждение этому мы видим чуть ли не в самых первых строках доклада:

Духу марксизма-ленинизма чуждо возвеличивание одной личности, превращение ее в какогото сверх-человека, обладающего сверхестественными качествами, наподобии бога. Этот человек будто бы все знает, все видит, за всех думает, все может сделать, он непогрешим в своих поступках.” А ведь именно так думал о себе Сталин.

Главное содержание доклада составляет рассказ о чудовищных сталинских избиениях людей. Как раз это больше всего потрясло не только участников съезда, но и всех коммунистов в ту пору. Как говорил Хрущев, из 139 членов и кандидатов в члены ЦК партии, избранных на XVII съезде, 98 человек, то есть 70 прцентов, были арестованы и расстреляны. Из 1966 делегатов съезда с правом решающего или совещательного голоса 1108 были арестованы по обвинению в контрреволюционных преступлениях. Число арестов и обвинений в контрреволюционных преступлениях возросло в 1937 году по сравнению с предыдущим годом больше чем в десять раз.

Приведя и другие данные о чудовищных массовых репрессиях, Хрущев подробно остановился на подозрительных обстоятельствах убийства Кирова. В частности, сообщил, что после этого убийства руководящим работникам ленинградского НКВД были вынесены очень легкие приговоры, а в 1937 году их расстреляли. Можно предполагать, что они были расстреляны, чтобы скрыть следы истинных организаторов убийства Кирова. Он подробно рассказал о трагической судьбе Постышева, Эйхе, Рудзутака и многих других деятелей. Рудзутак, кандидат в члены Политбюро, член партии с 1905 года, проведший десять лет на царской каторге, категорически отказался на суде от вынужденных признаний, “выбитых” из него в ходе следствия.

Кгда в 1939 году волна массовых арестов стала спадать, когда руководители партийных органов с периферии стали обвинять работников НКВД в том, что к арестованным применялись меры физического воздействия, Сталин 10 января 1939 года отправил телеграмму секретарям областных и краевых комитетов, ЦК компартий республик, народным коммисарам внутренних дел и руководителям органов НКВД. В этой телеграмме говорилось: “ЦК ВКП (б) разъясняет, что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК ВКП (б)”. Это “правильный и целесообразный метод”.

Сталин же, по словам Хрущева, ввел понятие “враг народа”. Этот термин сразу освобождал от необходимости всяческих доказательств идейной неправоты человека: он давал возможность всякого, кто в чем-то несогласен со Сталиным, кто был только заподозрен во враждебных намерениях, всякого, кто был просто оклеветан, подвергнуть самым жестоким репрессиям, с нарушением всяких норм революционной законности.

Конечно, Хрущев тогда не сказал, да и не мог сказать всей правды о сталинских репрессиях. Сейчас называют цифру в 40 миллионов пострадавших, включая мнимых “кулаков” в 30-х годах и репрессированные народы во время Отечественной войны.

Анализируя причины массовых репрессий, Хрущев видел их в том, что Сталин настолько возвысил себя над партией и народом, что перестал считаться и с Центральным Комитетом, и с партией. Сталин имел обыкновение связывать всех круговой порукой. Они должны быть разделить с ним ответственность за уничтожение своих бывших друзей и соратников.

- Когда заканчивали следственное дело,- вспоминал Хрущев,- и Сталин считал, чтобы другие его подписали, он тут же на заседании подписывал сам... и сейчас же вкругоую давал, кто тут сидел, и те, не глядя, по информации, которую давал Сталин, как он характеризовал преступление, подписывали; тем самым вроде коллективный приговор был...”6

Если до XVII съезда он еще прислушивался к коллективу, то после полной политической ликвидации троцкистов, зиновьевцев и бухаринцев, когда в партии в результате этой борьбы и социалистических побед было достигнуто полное единство, Сталин начал все больше и больше пренебрегать мнением членов ЦК и даже членов Политбюро. Сталин думал, что теперь может решать все один и все, кто ему еще нужен,- это статисты; со всеми другими он обходился так, что им только оставалось слушаться и восхвалять его.

Итак, Хрущев видел главную причину репрессий в совершенно неумеренном и беспрецедентном насаждении Сталиным своего культа личности. Хрущев привел материалы из “Краткой биографии” Сталина и “Истории ВКП (б). Краткий курс”, написанных группой авторов. Сталин делал свои вставки в эти книги. Вот что он писал о себе: “Мастерски выполняя задачи вождя партии и народа, имея полную поддержку всего советского народа, Сталин, однако, не допускал в своей деятельности ни тени самомнения, зазнайства, самолюбования”. В первоначальном тексте биографии была такая фраза: “Сталин - это Ленин сегодня”. Но Сталину это предложение показалось слишком слабым, поэтому он изменил его так: “Сталин - достойный продолжатель дела Ленина, или, как говорят у нас в парти, Сталин - это Ленин сегодня”.

Хрущев рассказал о том, что книга “История ВКП (б). Краткий курс” была написана группой авторов. Но Сталин отсек всех авторов и так написал об этом в “Краткой биографии” : “В 1938 году вышла в свет книга “История ВКП (б). Краткий курс.”, написанная товарищем Сталиным и одобренная Комиссией ЦК ВКП (б)”. И наконей, даже цари, по словам Хрущева, не создавали премий, которые они называли своими именами. Апофеозом превозношения сталина стал текст Государственного гимна СССР, одобренного им самим. В этом гимне - парадокс! - нет ни одного слова о Коммунистической партии, но зато есть подобные славословия в адрес Сталина: “Нас вырастил Сталин на верность народу, на труд и на подвиги нас вдохновил”. Представте себе, как это все звучало, если учесть, что Хрущев еще и подчеркивал “величайшую скромность гения революции Ленина”!

Нельзя не сказать, что в секретном докладе было впервые сказано о политическом завещании Ленина, в котором Владимир Ильич предлагал переместить Сталина с поста генсека. Как говорил Хрущев, Ленин сразу заметил, что: “ Сталин груб, невнимателен к товарищам, капризен и злоупотребляет властью”.

Здесь же говорилось о его полном пренебрежении принципами коллективного руководства, установленными Лениным. На протяжении тринадцати лет не созывались съезды партии. Пленарные заседания ЦК почти совсем не проводились. В течении войны не было ни одного пленума ЦК.

Хрущев противопоставляет ленинское отношение к оппозиции сталинскому. Он ссылается на пример выступления Каменьева и Зиновьева против ленинского плана вооруженного восстания накануне Октябрьской революции. тогда ленин поставил перед ЦК вопрос об их исключении из партии, однако после революции Зиновьеву и Каменьеву были предоставлены руководящие должности. То же самое относится и к Троцкому.

Еще очень многое ставит Хрущев в вину Сталину. Например, он обращает внимание на то, как была запущена экономика страны, ведь, по словам Хрущова, “Сталин изучал страну по кинофильмам”. Подробно рассматривается роль Сталина в войне. И Хрущев представляет Сталина отнюдь не в качестве великого полководца. Достаточно сказать о том, что Сталин игнорировал многочисленные сигналы о подготовке Германии к войне с СССР, и о том, что Сталин планировал военные операции по глобусу. Делегаты были поражены.

* * *

Начались брожения. Наиболее горячие головы стали требовать дальнейшей десталинизации страны, но это натолкнулось на жесточайшее противодействие партийного и государственного аппарата, ведь тогда в партийное руководство еще входили такие откровенные последователи и соратники Сталина, как, Молотов, Маленков, Каганович и другие.

Однако остановить поток они уже были не в силах, особенно потому, что доклад вскоре перестал быть секретным для мирового общественного мнения. Вначале с докладом были ознакомлены главы делегаций компартий - Берут, Торез, Ибаррури и т.д. В конце февраля 1956 года текстом доклада располагал уже Иосип Броз Тито, прочитавший его членам Исполкома Союза коммунистов Югославии. 16 марта “Нью-Йорк таймс” помещает статью своего московского корреспондента о закрытом докладе Хрущева. На другой день его основное содержание пересказало агенство “Рейтер”. 19-21 марта весьма смягченное резюме доклада напечатала газета “Юманите”, орган Французской компартии. 20 марта изложение доклада публикует югославский еженедельник “Коммунист”.

Копии доклада стали быстро распространяться и вскоре продавались на черном рынке в Варшаве, где одна из них и была куплена неким американцем за 300 долларов. Шеф ЦРУ Аллен Даллес передает ее своему брату, государственному секрктарю Джону Фостеру Даллесу, а тот воспроизводит доклад Хрущева 4 июня на страницах “Нью-Йорк таймс”, а 6 июня - “Монд”.

Итак, пришло время подвести итог. Я могу, не боясь преувеличить, сказать, что доклад Хрущева имел огромнейшее значение для развития нашей страны. С него началось освобождение СССР от нависшей над ним тени тирана. Хрущев сумел развенчать Сталина, как вождя, как военного гения и как продолжателя дела Ленина. Невозможно, конечно, не видеть некоторой ограниченности критики Хрущева. Он все еще разделял генеральную линию Сталина по коллективизации, индустриализации и некоторым другим вопросам. Но ведь не он один! Большинство деятелей, приговоренных к смерти Сталиным, продолжали верить в него. Многие из них перед расстрелом выкрикивали: “ Да здравствует товарищ Сталин!”

Доклад Хрущева носил разоблачительный, а не аналитический характер. Разоблачение - это лишь начальный характер. Хрущев осудил тиранию, но не затронул авторитарной власти. Он отверг культ личности, но в значительной степени сохранил систему, которая его породила. Что касается ссылок на личные качества Сталина, тиранический его характер, то это абсолютно несерьезный уровень политических размышлений. Разве можно объяснять жестокость Гитлера или Муссолини только их личными качествами?

Конечно, для деспотизма нужен деспот. Вопрос в том, почему проявляется деспотизм, который приводит этого деспота к власти, и почему народ, или, по крайней мере, его большинство, преклоняется перед деспотом? Не один диктатор повинен в самых страшных преступлениях ХХ века, а прежде всего Система, идеология, основанная на ленинских постулатах. Сталин и партия были “рулевыми” этой системы. Но тогда этого никто понять не мог. ) Хотяб были очень немногие, кто винил во всем Систему. Так, например, интерестно почитать мысли Александра Солженицына на эту тему. Он вовсе не разделял восторгов многих людей и считал, что конец сталинских злодеяний должен был выглядеть совсем не так. Не должны были разгрузочные комиссии, приезжавшие в лагеря и отстранявшие лагерное руководство выписывать ордера на освобождение “с такой легкостью и безответственностью, будто это были ордера на арест”.7 Нельзя было втихаря отпускать на волю всех, кто признавал свою вину. Надо было этой комиссии встать перед строем и повиниться в том, что они являлись соучастниками убийств Сталина. Приходится признать, что Хрущев, осудив чудовищные крайности сталинского режима, в своем докладе на ХХ съезде партии все еще оставался в плену многих сталинских представлений о социализме.

Хрущев и умрет в неведении: он никогда не мог бы согласиться с тем, что, защищая Ленина, он “сохраняет” и Сталина, ведь большинство обвинений “било” в личные качества Сталина, а отнюдь не в принадлежность его действующей системе.

В большинстве своем люди еще не в состоянии были оценить того, что сделали благодаря Хрущеву крупный шаг к свободе. Наверное, это было ясно тем немногим, которые привыкли жить по своим устоям и шли против партии. А вообще советские люди никогда не обладали свободой, поэтому не могли в полной мере оценить ее значимость. Им все равно нужен был кумир: вроде бы отказавшись от Сталина, они еще более уверовали в Ленина.

Сталинизм получил пробоину, но держался на плаву, ибо ленинизм казался непотопляемым...


Список литературы.

1. Аджубей А.И. Те 10 лет. Воспоминания о Хрущеве. М., 1989.

2. Аксютин Ю.В. Н.С.Хрущев: “Мы должны сказать правду о культе личности” //

Труд 1988. 13 ноября.

3. Никита Сергеевич Хрущев материалы к биографии. Сост. Ю.В. Аксютин М., 1989.

4. Бовин А. Иного не дано. М., 1988.

5. Бурлацкий Ф.М. Вожди и советники. М.,1990.

6. Бурлацкий Ф.М. Хрущев. Штрихи к политическому портрету // Новый мир 1988.

10.

7. Волкогонов Д.А. Семь вождей . T.1., М., 1995.

8. Волкогонов Д.А. Секретный доклад о Сталине // Новое время 1989. №16.

C.26-29.

9. Искендеров А.А. Мемуары Н.С.Хрущева как исторический источник // Вопросы

истории 1995. №5-6. C.95-100.

10. Козюренко Ю. Начало либерализации // Независимая газета 1996. 23 февраля.

C. 5.

11. Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ Т.3., М., 1991.

12. Хрущев Н.С. О культе личности и его последствиях // Известия ЦК КПСС 1989.

3. С.128-170.


1 Дружба народов 1989 №7 с.124

2 Д.А. Волкогонов “Семь вождей” т.1 с.369

3 “Новое Время “ 1989 №16 с.27

4 Ф.М. Бурлацкий “Вожди и советники” с.83

5 Бурлацкий Ф. Вожди и советникию С.82

6 Ф.М. Бурлацкий Вожди и советники с.76.

7 Солженицын А.И. Малое собрание сочинений . Т.7. С.454.