Много рефератов, докладов, рецензий по истории (Революция 1917 года в Петрограде Большевики приходят к власти)

Посмотреть архив целиком

МГТУ им. Н.Э.Баумана









Рецензия на книгу Александра Рабиновича «Революция 1917 года в Петрограде: Большевики приходят к власти»









Выполнил Романов Андрей

Группа Э7-22

















Александр Рабинович стал одним из первых западных ученых, кто смог переосмыслить суть и значение Октябрьской революции, отказавшись от официального, консервативного и крайне упрощенного взгляда на октябрьские события 1917 года в России как на вооруженный переворот. Заслуга его в попытке исследовать российско–советскую историю с т.н. деидеологизированной точки зрения. Возможно ли это в принципе? Думаю, что нет. Оказаться над такой схваткой ни теоретически, ни тем более практически немыслимо –всё равно это и означает вступить в одну из… давно существующих партий, а точнее, в «презренную партию середины».

И вот что пишет о своей духовной эволюции Рабинович: «…приступая к серьёзному изучению советской истории, я был твёрдо убеждён: большевики – узурпаторы, а большевизм, сталинизм и советская политическая система (как она действовала в то время) по сути синонимичны… когда я учился в колледже и аспирантуре, в западной исторической литературе преобладала точка зрения, согласно которой Октябрьская революция была не чем иным, как хорошо организованным переворотом сравнительно небольшой изолированной кучки руководимых Лениным радикальных фанатиков…».

Интересно заметить, насколько путь Рабиновича к пониманию Октябрьской революции оказался схож с аналогичными открытиями, сделанными другими историками революции, пытавшимися честно найти истину, вынужденных продираться к ней через пласты многолетнего идеологического вранья: сталинистского, совкового, неолиберального и мн. др. вариантов из т.н. плюрализма мнений. Другой американец тоже историк-исследователь нашей революции Стивен Коэн (автор книги Бухарин. Политическая биография 1888-1938 ) в одной из статей справедливо замечает:

«Самый главный, сложный и важный вопрос, поставленный большевистской революцией и ее последствиями, касается связи между большевизмом и сталинизмом. Сущность этого вопроса сводится к следующему: является ли социально-политический порядок, установленный при Сталине в 1930-х годах, логическим результатом "непрерывного" развития большевистского движения, доминировавшего в советской России на протяжении первого десятилетия после 1917 года. Ответ на этот вопрос неизбежно формирует взгляды историка на множество менее крупных проблем, относящихся к периоду от 1917 по 1939 года. Не будет большим преувеличением сказать историку этого периода: "Скажи мне, как ты истолковываешь связь между большевизмом и сталинизмом, и я скажу тебе, как ты трактуешь почти все значительные события между ними". В конечном итоге вопрос этот был и остается политическим…».



В самом деле, вопрос этот остаётся не просто политическим, но и таким актуальным, что нет, по-видимому, уже ни одного мифа, и ни одной враки, которых не попользовали бы телеисторики вроде Сванидзе: отменённый и вновь восстановленный праздник 7-го ноября, попытка укрыть его в тени какого-то немыслимого надуманного «единства» 4-го ноября, указ о комиссии по борьбе с фальсификацией истории и мн. др. обнаруживают очевидную важность того ШИЛА, которое очень хотелось бы навсегда утаить или похоронить в кучах идеологического мусора. И миф о немецких деньгах, и о шпионском задании Троцкого и Ленина, о вероломстве кучки тупиц, приехавших из-за границы в запломбированных вагонах, и т.д. и т.п. типичный мусор, которым изобильно осыпали и осыпают Великую революцию как постсовесткие, так и совковые идеологи. Но стоит специально отметить важную здесь нравственную составляющую подобного отношения властей и идеологов к нашей с вами истории, очень точно подмеченную одним из выдающихся мыслителей советских лет Михаилом Александровичем Лифшицем: «Читайте Монтеня, Пушкина, Толстого: нет большего хамства, чем презрение к народу. Народ и толпа не одно и то же. Народы создают великое сплочение революции, тогда как толпа, руководимая демагогами, его разлагает и губит. Движения, подобные фашизму, превращают народ в толпу; движения подобные Октябрьской революции, поднимают толпу до уровня народа. Это два противоположных потока сил, мировая борьба, перед которой битва Ормузда и Аримана – незначительный эпизод...

Вот что пишет, наконец, наш историк Александр Рабинович:

«Мне, как и почти всем моим предшественникам, писавшим о революции, трудно представить победу большевиков без Ленина. Более того, несмотря на горячие споры и проходивший в бурной обстановке обмен мнениями в большевистской партии в 1917 году, она оставалась, несомненно, более сплоченной, чем любая другая крупная партия, боровшаяся с ней за власть. Бесспорно, это явилось важным фактором ее успеха. И все же я пришел к выводу, что относительная гибкость партии, так же как ее способность улавливать преобладавшие настроения масс, содействовала победе большевиков по крайней мере столько же, сколько революционная дисциплина, организационное единство и авторитет Ленина. Хочу только добавить, что, пытаясь восстановить события, рассматриваемые в книге, я старался позволить фактам говорить самим за себя. Соответствуют ли выводы действительности — об этом судить читателю».


Случайные файлы

Файл
126222.rtf
35396.rtf
7251-1.rtf
99569.rtf
126077.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.