Много рефератов по политологии (Национализм-)

Посмотреть архив целиком

ГЛАВА IX. ПРЕОДОЛЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО ЭКСТРЕМИЗМА – ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ


Известно, что рядом с проблематикой “нации“ веками присутствует всегда и проблема “национализма“. В нашем понимании изначально заложено негативное восприятие национализма как идеологии угнетения других наций, унижения их достоинства, как агрессии против них. При этом четко разделяя все же национальное как момент самоутверждения и развития нации от национализма, как момент борьбы, сведения счетов, подавления других национальностей. Таковы традиции. В западной литературе национализм считается как нормальное проявление нации, как ее идеология самоидентификации и национального самосознания. То, что мы называем национализмом, там чаще называется расизмом, ксенофобией. Любое проявление нации, процесс ее мобилизации, самоутверждение, борьба – это, конечно, не национализм. Национализм начинается там, где национальное самосознание, национальная гордость, национальное требование переходит грань, за которой начинается ущемление национальной гордости, доступа и самочувствия других национальностей. В этом плане я и буду рассматривать национализм. Это, по–моему, понятный для меня и для моих соотечественников ракурс.


Действительное отличие национального от национализма я рассматриваю не как идеологическое, мировоззренческое явление, а как переход от необходимого процесса национального самоутверждения к недопустимой грани нарушения достоинства и самочувствия другой нации. Э.Ренан еще в прошлом веке подчеркнул, что нация – это плебисцит каждый день. Ради Бога, хоть каждый день, но если это плебисцит не есть этническая мобилизация, агрессия против другого народа. За такой агрессией начинается уже не нация, а национализм, национальный экстремизм. Не хочу кого–то пугать национализмом, но первая и вторая мировые войны на совести национализма. Но закономерен переход от нации, к национализму, а оттуда к нацизму, фашизму. Национализм – это постоянное состояние войны нации против других народов. Все сводится к агрессии и проискам других наций, уничтожению собственного потенциала за счет поиска причин всех бед во вне. “Русский национализм требует … стать воинами в защиту национального достоинства “[1]. Далее и повсеместно “мы вступили в самую опасную и коварную войны, какой еще не знала Россия, нас убивает, а врага как бы нет“[2]. За этим призыв “уточнить“ всех и вся, объявляя всех врагами, в том числе и прежде всего и тех своих, которые не являются националистами.


Национализм – это когда начинается культ, фанатизм собственной нации и он закрывает дорогу для равноправного диалога, сотрудничества с другими. Это действительно опасный культ. “Культ нации приводит к страшному делению всех членов общества на людей и нелюдей. При этом трудно умудриться остаться человеком, сохранить действительную святость нации, нравственную способность, обеспечить ее будущее“. Эти слова мною были выстраданы, высказаны еще в конце 80–х годов. Я очень рассчитывал, что их услышат. Но после этого одни за другими последовали трагедии Карабаха, Абхазии, Южной Осетии, Ингушетии, Северной Осетии, Таджикистана, Чечни. Тогда еще до многих из нас не доходила кровавая горечь межнациональной вражды. К сожалению, не доходит и сейчас, хотя каждый день кувыркаемся в межнациональных конфликтах. Но вместо согласия единого, многонационального Отечества националисты объявляют



свой народ главной жертвой, “против нас, русских, ведется страшная война…, война на уничтожение русского народа“[3]. Дальше узы призыв “Грузия для грузин“, “Россия для русских“, “Литва для литовцев“ и т.д. И тотальная война против всех других национальностей. За этим развал, разруха и блаженство незначительного слоя этнической элиты. Какие азербайджанцы и какие армяне стали благоденствовать после Карабаха? Грузины и абхазы стали лучше жить после войны? Русские выиграли от развала Советского Союза? “Пусть они (инородцы – Р.А.) постоянно доказывают нам, что они не враги нации“[4]. Сутками приходится доказывать русским в Эстонии, Латвии, Литве, Узбекистане, Молдове.


Демократия справедливо раскрепощает национальную энергию, надеясь на нормальный процесс национального самоутверждения общностей и человека. Но изначально не было учтено, что национальное пробуждение и самоутверждение не всегда проходит по пути разума и добра. Национальное и националистическое в жизни народов, в их сознании и проявлениях как добро и зло являются вечными спутниками, которые сопровождают друг друга. Они бесспорно антагонисты, хотя, казалось бы, из одной природы: человеческой, национальной. Человек всю свою жизнь посвящает поиску грани между добром и злом. И, насколько это ему удается сделать, от этого порой зависит значимость и величие человека, память о нем, о его делах. Да, действительно, каждая нация, как и каждый человек, постоянно вынуждены находиться в поисках способов и форм своего существования, самоутверждения, в так называемом каждодневном плебисците. И он проходит опять–таки или через добро – раскрывая тем самым собственный самобытный потенциал народа, открывая его для



сотворчества с другими народами, готовностью восхищаться самобытной красотой и добротой других, или через зло – замыкая себя, свой народ от доступа к сотрудничеству для других и для себя, свергая и унижая других. Но и плебисцит может проходить как осознание и мобилизация на раскрытие, использование своего потенциала через сотрудничество, сотворчество, но и как мобилизация на борьбу против других, на национальный экстремизм. Истоки национализма ученые видят даже в мировоззрении древних народов. Да, так оно и есть, ибо национальное – созидательное и национализм как разрушительное, придуманное для борьбы друг с другом в человеческой природе, ибо добро и зло охватывают все сферы жизнедеятельности человека. Кроме того, прошел этап человеческой истории, когда представитель другого племени, народа объявлялся варваром, врагом.


Национализм сегодня – это зло в сфере национальных отношений. Национализм – это злое, разрушительное проявление нации и национальности, направление их энергии против других. Нация, этнос – это один из древнейших способов социальной организации общности, соборной, коллективной жизни людей, составляющих групповую, общинную самобытность культурно–нравственных и других качеств как отдельных индивидов, так и целых общностей. С нацией и национальной самобытностью культуры, традиций, психологии исторически связано целостное содержание национального и человеческого самосознания, достоинства, чести, особенностей мировосприятия и уклада жизни. Обобщая определения нации, известный социолог Питирим Сорокин в свое время указывал на приводимые аргументы “единство крови“, языка, религии, морали, нравов, философии, государства и т.д. “В итоге, – подчеркивает П.Сорокин, – ни одна из теорий не удовлетворяет и не знает, что такое национальность“. Национальность – это сложнейший феномен общественного развития общности людей и отдельного человека. Нация – это самобытное своеобразие становления и развития, свойственное социально–культурным качествам человека и данной общности. Нация, как человек, оставаясь родовым существом, является еще и индивидом с присущими ему особенностями социального и духовного творчества и сотворчества с другими индивидами и общностями человеческого рода. Национальность – это индивидуальность общности, ее лицо, форма развития и проявления. Это только повод для восхищения особой самобытной красотой другого человека, как представителя другого сообщества или свержения другого потому, что он представитель чужого сообщества и культуры. Вторая часть относится к национализму. Национальный патриотизм – это любовь к своему народу, гордость его истории и достижениями, а национализм – это ненависть к другим национальностям.


Говоря о национальном, надо сказать, что патриархально–родовое начало достаточно крепко сидит и в современном человеке. Он во многих направлениях своей деятельности может оказаться человеком пещерным, отсталым и невежественным, особенно в национальном вопросе. Фундаментальное понимание национального замыкает его в прошлом, в ценностях и ориентациях времени межплеменных войн и конфликтов. Национализм загоняет народ к племенному, пещерному периоду своего развития, дает минимальные шансы на развитие. Человечество переходит в ХХ1 век во многом так и не оторвавшимся по многим параметрам от пуповины первобытного, замкнутого узконационального бытия своей жизни. Национальное самосознание многих оказалось в полном несоответствии с современными достижениями техники, технологии, информационных и транспортных систем. Именно такое состояние национального самосознания отбрасывает многих на отсталость. Человечество освобождается от тех преград, которые мешают самоутверждению человека не только в своем роде, этнической общности, но и в стране, в мире. Научно–технические и информационные возможности приводят к глобализации человеческой личности. Но редко какой народ оказался способным к глобализации при сохранении все же и своей национальной самобытности. Эти две противоречивые тенденции проявляются сегодня в человеческом обществе. Они охватывают в том числе национальную и межнациональную политику. Конечно, отсюда не следует ни в коем случае, что национальное начало в человеке есть что–то только отсталое, отжившее, а безнациональный космополитизм – признак цивилизованности и прогресса. Такое понимание не в меньшей степени обкрадывает человека, народ, нашу человеческую жизнь, исключая из нее самобытное многообразие национального бытия. Это другая форма проявления невежества. Безнациональность никогда не была движущей силой истории цивилизации. Самое лучшее, если национальное становится своеобразной самобытной формой, еще одним рычагом прогресса личности, народа и общества. Для этого есть возможность. Таково его предназначение по сути. Человечество проходит трудный путь от наивности, невежества и предрассудков к науке и мудрости, от замкнутости и самодостаточности к глобальности.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.