Гендерный аспект использования англизмов в молодежном дискурсе (43344)

Посмотреть архив целиком

ПЛАН


  1. Введение.

  2. 1. Дихотомия «мужского–женского» в сознании старшеклассников гимназии.

  3. 2. Наличие гендерной асимметрии в классе как фактор, обуславливающий своеобразие англизмов в дискурсе молодежной культуры

  4. 2.1 Своеобразие англизмов в дискурсе классов, ведущих «войну полов»

  5. 2.2 Своеобразие англизмов в дискурсе классов с определенными властными отношениями

  6. 3. Вульгаризмы английского происхождения в дискурсе старшеклассников в гендерном измерении

  7. Заключение

  8. Список литературы



ВВЕДЕНИЕ


Хотя понятие «гендер» введено в категориальный аппарат лингвистики сравнительно недавно [1,2], гендерные исследования здесь уже оформились в самостоятельное направление с четко сформулированным категориальным аппаратом [Приложение I]. В настоящее время они играют значительную роль в различных направлениях гуманитарных наук. По мнению Е. И. Трофимовой, «выяснение роли полов в развитии культуры, их символического и семиотического выражения в философии, истории, языке, литературе, искусстве позволяет выявлять новые аспекты развития социума, глубже проникать в суть происходящих процессов» [3. с. 8]. Учитывая значимость этой проблематики, можно сказать, что гендерное "измерение" дает возможность по-иному взглянуть на хорошо известные факты, интерпретировать их с учетом гендерной дифференциации, а также деконструировать, казалось бы, незыблемые понятия и избавляться от стереотипов во взглядах на содержание гендерных ролей.

Англизмы в дискурсе старшеклассников гимназии исследуются нами второй год. Ранее мы исследовали лексический, морфологический состав англизмов в молодежном жаргоне гимназистов и пришли к некоторым интересным выводам, дающим яркие штрихи их речевой характеристики. Тогда же мы сделали первые наблюдения о некоторых особенностях использования лексики английского происхождения как юношами, так и девушками.

Характерной особенностью нашей гимназии является наличие профильных (физико-математических и гуманитарных) старших классов, при комплектовании которых возникает гендерная асимметрия. Это позволяет предположить, что исследование англизмов дискурса старшеклассников в гендерном «разрезе» актуально, так как оно даст новые черты их речевой характеристики и тем самым будет способствовать самопознанию гимназистов и более глубокому пониманию учителями своих учеников.

Известный специалист в области гендерных исследований кандидат филологических наук, доцент Московского государственного лингвистического университета А. В. Кирилина в статье «Гендерные исследования в зарубежной и российской лингвистике. (Философский и методологический аспекты.)» [4. с. 3] формулирует гипотезу лингвистической относительности, согласно которой язык является не только продуктом развития общества, но и средством формирования его мышления и ментальности.

Цель нашего исследования – рассмотреть англизмы дискурса старшеклассников-гимназистов в гендерном «измерении», выявить взаимосвязь гендерной картины класса и используемых в нем англизмов, определить некоторые особенности формирования мышления и ментальности гимназистов 10 – 11 классов нашей гимназии.

Для сбора материала мы провели анкетирование 73 старшеклассников по анкете, разработанной нами самостоятельно [Приложение II]. Поскольку теоретическая база нашего исследования опирается на уже зарекомендовавшие себя в зарубежной лингвистике концепции гендеризма (Э. Гофман) и власти (М. Фуко) [См.4. с.6], вопросы анкеты должны были способствовать решению ряда задач:

    1. выявить особенности гендерной картины класса (наличие асимметрии и гендерный характер власти) (вопросы 2, 3);

    2. выяснить, каковы представления о феминности и маскулинности в каждом конкретном классе вообще и о некоторых особенностях речевого поведения (использование англизмов и ненормативной лексики) в частности (вопрос 4);

    3. собрать лексический и фактический материал для дальнейшего анализа (вопросы 5, 6)


1. ДИХОТОМИЯ «МУЖСКОГО–ЖЕНСКОГО» В СОЗНАНИИ СТАРШЕКЛАССНИКОВ


Анализ представлений старшеклассников о мужественности – женственности представляется нам необходимым, т. к. он дополнит наше понимание характеров описываемых классов. По мнению исследователя Овчарова, «в зависимости от того, какие признаки доминируют» в том или ином типе коллектива, «можно определить степень относительной мужественности или женственности его характера» [5.с.12], что поможет точнее дать его речевую характеристику.

Анкетирование [см. Приложение II] старшеклассников-гимназистов по вопросу представлений о маскулинности – феминности характера класса проводилось на основе классификации женских и мужских стереотипов поведения [5. с.14], в которую мы добавили две интересующие нас характеристики: «использование нецензурной лексики» и «употребление англизмов в межличностном общении».

Результаты анкетирования оказались интересными. Прежде всего, обнаружилось, что ни одна из предложенных характеристик ни в одном классе не была однозначно определена как «мужская» или «женская»: некоторые были «приписаны» большинством класса другому полу, некоторые – определены как присущие в равной мере обоим полам. Это позволило выявить, что в изучаемой субкультуре наблюдается сглаживание дихотомии «мужского – женского» в сознании и поведении старшеклассников, развивается тенденция андрогинии – совмещения в индивиде маскулинных и феминных черт.

Данное явление оценивается нами как положительное, позволяющее делать оптимистические прогнозы на выпускные и вступительные экзамены: исследователями-гендерологами «обнаружена связь андрогинии с высоким самоуважением, способностью быть настойчивым, мотивацией к достижениям, эффективным исполнением родительской роли, внутренним ощущением благополучия. Андрогинная личность имеет богатый набор полоролевого поведения и гибко использует его в зависимости от динамично изменяющихся социальных ситуаций» [6]. Наличие тенденции к андрогинии в старших классах нашей гимназии косвенно подтверждается и высоким уровнем поступления выпускников в вузы, и успешностью их дальнейшей социализации (этот вопрос отслеживается в гимназии в течение нескольких лет).

Наличие этой тенденции можно связать и со стойким интересом к использованию англизмов в дискурсе гимназистов. Помимо выявленных нами в прошлом году причин использования англизмов (большая точность определения, престижность, англоязычная экспансия, благозвучность, непонимание их взрослыми и др.), англизмы, вероятно, привлекательны и тем, что, как известно, в английском языке нет категории рода и поэтому «голос пола» [4. с.7] звучит иначе, привлекательнее для стремящейся к андрогинии личности выпускника нашей гимназии.

Интересные наблюдения можно сделать по характеристике отдельных черт феминности – маскулинности в сознании старшеклассников, но это выходит за рамки данного исследования.

По гендерным особенностям речевого поведения наблюдение и анкетирование показало следующее:

  1. использование англизмов как типичная черта рассматривается в разных классах по-разному, что связано со степенью гендерной асимметрии в коллективе;

  2. учащиеся классов с разной гендерной картиной используют разную «нейтральную» лексику;

  3. в представлении большинства старшеклассников использование нецензурной лексики – одна из ярких характеристик маскулинности;

  4. тем не менее, учащиеся всех классов используют нецензурную английскую лексику и вульгаризмы.



2. НАЛИЧИЕ ГЕНДЕРНОЙ АСИММЕТРИИ В КЛАССЕ КАК ФАКТОР, ОБУСЛАВЛИВАЮЩИЙ СВОЕОБРАЗИЕ АНГЛИЗМОВ В ДИСКУРСЕ МОЛОДЕЖНОЙ КУЛЬТУРЫ


В нашем исследовании приняли участие обучающиеся двух физико-математических (10Б и 11Б) и двух гуманитарных (10А и 11А) классов. Явно выраженная гендерная асимметрия обнаружилась в 10А (95% девушек) и 11Б (90% юношей), в которых неравноправный статус полов проявился и в определении власти: она безоговорочно отдана представителям доминирующего гендера.

В 11А и 10Б гендерная асимметрия ниже (81% и 60% девушек соответственно), а властные отношения «размыты»: в 11А 65% опрошенных считают, что лицо их класса определяют юноши, 18 % отдали власть девушкам, 18% ответили, что лидеров в классе нет вообще; в 10Б 70% опрошенных (все девушки и 2 юношей) считают, что власть в руках девушек, остальные юноши оставили лидерство за собой. Мы предположили, что в этих классах взаимосвязь полов не подчиняется «закону их дополнения» [7. с.21], а имеет «тенденцию к своеобразной “войне полов”» [7. с.21].

Наше предположение подтвердилось при анализе собранного в этих классах лексического материала [Приложение III], т.к. «властные отношения и вытекающие из них оценки и определения понятий фиксируются в языке и являются важными симптомами» [4. с. 5].


2.1 Своеобразие англизмов в дискурсе классов, ведущих «войну полов»


Представители разных гендеров в классах, где нами выявлены симптомы «войны полов», используют разные англизмы.

В 10Б общими для обоих гендеров являются лишь три слова: «OK», «yes», «Yo!». Весь остальной словарь англизмов этого класса имеет четкую гендерную «приписку»: юноши показали только вульгаризмы, девушки – слова, использующиеся как междометия в сфере межличностного общения («thank you» (спасибо), «please» (пожалуйста), «hi!», «wow», «no», «may be» (может быть), «I`m sorry» (извините), «cool» (круто)), и слова других частей речи, употребляющиеся для межличностного общения: существительные «single» (сингл), «shopping» (поход по магазинам), «daddy» (папочка), наречие «sometimes» (иногда), выражение «I do not know» (я не знаю).


Случайные файлы

Файл
35307.rtf
157967.rtf
otchet.doc
57240.rtf
101725.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.