Категория рода у имён сцществительных (42651)

Посмотреть архив целиком


Введение 4

1.Общие положения о категории рода. 6

1.1.Историческое изменение взглядов на категорию рода 7

имен существительных. 7

1.2.Мотивированность категории рода. 10

1.3.Показатели рода французского существительного. 12

2.Способы выражения грамматической категории рода. 20

2.1.Выражение рода в письменной речи. 20

2.2.Выражение рода в устной речи. 20

2.3.Интерпретация оппозиции форм рода. 22

2.4.Синтагматический аспект выражения рода. 23

2.5.Отношение лексического и грамматического в категории рода. 24

3.Функции категории рода. 26

3.1.Функции форм рода у N одушевленных. 26

3.2.Функции форм рода у N неодушевленных. 27

Заключение. 29

Введение


Данная работа посвящена изучению категории рода у имен существительных во французском языке. В ней рассматриваются вопросы, связанные с особенностями данной категории, её функциях и способах выражения.

Подобная тема была выбрана не случайно. Во-первых, категория рода, не смотря на кажущуюся простоту, является одной из самых трудных в усвоение тем, и, в тоже время, очень важной для практического овладения языком. Ошибка в определении рода имен существительного является одной из самых заметных и самых распространенных ошибок, особенно на начальном этапе обучения. Сложность данной темы, состоит с одной стороны, в том, что она практически не поддается логическому осмыслению, а с другой стороны, в том, что овладевающие французским языком постоянно сталкиваются с резким расхождением в роде между французскими и русскими существительными.

Во-вторых необходимо отметить, что вопрос о категории рода во французском языке до сих пор не является однозначным. Более того, он часто становится предметом споров между учеными. Так, в лингвистической литературе довольно часто встречаются заявления о том, что французское существительное, по сути дела, лишено каких бы то ни было показателей рода. Например, авторы последней Грамматики “ La rousse” утверждают, что взятое в изолированном виде, вне окружающих его слов существительное не позволяет определить, относится ли оно к мужскому или женскому роду. Более того, некоторые лингвисты на этом основании весьма настойчиво требуют отказа от признания рода у существительного.

К тому же, интенсивное изучение речи в ее устной форме показало, что простые, непроизводные существительные вообще лишены каких-либо морфем, которые бы позволили определить род существительного. Ничто во внешнем облике существительного не говорит о том, что blé, citron, lièvre принадлежат к мужскому, a clé, maison, lèvre — к женскому роду.

Итак, в силу того, что мнения ученых о данной категории расходятся, она представляет особый интерес для исследования, и кроме того более глубокое изучение данного вопроса может помочь в практическом овладении французским языком.

1.Общие положения о категории рода.


Грамматическая категория, одно из основных понятий лингвистики, представляет собой явление двуплановое, в котором неразрывно связаны содержание и выражение. Грамматическая категория, — отмечает, например, М. Докулил[0], выражая наиболее широко распространенную точку зрения, — есть «диалектическое единство формы и значения», «своего рода знак (соединение означающего и означаемого), относящийся одновременно к плану содержания и к плану выражения 2. Это положение стало уже аксиомой, не требующей никаких дополнительных доказательств. Исчезновение любого из этих компонентов ведет к распаду грамматической категории.

Существительное, наряду с глаголом, является одной из двух главных частей речи. Оно выступает как важнейшее средство номинации. Обозначение предмета, явления осуществляется, прежде всего, с помощью N или словосочетания с N в качестве опорного слова. Поэтому существительные составляют наибольший процент словаря всякого языка, в том числе и французского. Морфологическими категориями существительного являются род и число. В них отображается классификация объектов и их количественная характеристика. Морфологические средства выражения этих категорий в современном языке в значительной мере стерты, особенно в устной речи. Нередко вне контекста и связи со служебными словами род и число существительного не выявляются. Так, произнесенное вне предложения, слово [livr] не обнаруживает своего рода и числа (это может быть un livre, une livre, des livres). Однако в ряде случаев род и число закономерно выражаются фонетическими изменениями и в устной речи; ср.: [malmo], [εfirmjeεfirmjεr] и т. п. Несмотря на нерегулярность морфологических признаков, в общей системе французского языка значения рода и числа могут выражаться в звуковой форме слова. Поэтому следует признать, что род и число относятся в современном французском языке к морфологическим категориям N. Дополнительным средством выявления значений омонимичных форм N являются компоненты синтаксической группы имени: детерминативы, прилагательные, звуки в liaison.

Категория детерминации- определенности/неопределенности, хотя и является дискуссионной, во многих грамматиках также рассматривается сегодня как одна из морфологических категорий N, наряду с родом и числом.

Что касается непосредственно категория рода во французском языке, то она проявляет большое своеобразие, особенно в плане выражения. В теоретической грамматике французского языка дискуссии затрагивали как способ выражения, так и значение (функции) рода существительных.

Категория рода свойственна и другим частям речи: прилагательным, детерминативам, местоимениям, глаголам. Однако центром этой категории в языке является род существительных: здесь он непосредственно связан со значением и формой самого слова; за исключением некоторых одушевленных, существительные не изменяются по родам. У них род — классифицирующая категория, а его конкретная форма — обязательная часть звуковой формы данного существительного. Иной статус категории рода у других частей речи: они получают форму рода в зависимости от N, соединяясь с ним (детерминативы, прилагательные, глаголы) или замещая его (местоимения). У этих частей речи род является словоизменительной категорией.


1.1.Историческое изменение взглядов на категорию рода имен существительных.


В разные времена взгляды на категорию рода были различны. Род относится к числу тех грамматических категорий, общее значение которых установить весьма трудно, а некоторые считают, что даже вообще невозможно.

С давних пор делались попытки как-то связать распределение существительных по трем (как в русском), по двум (как во французском) родам с биологическим полом. Еще А.А. Потебня отмечал, что род — одно из общих человекообразных понятий»[0]. Многие лингвисты; пытались доказать, что даже у неодушевленных существительных принадлежность к муж. или жен. роду значима, и объясняли ее персонификацией всех окружающих человека, вещей, наблюдаемой в фольклоре и мифологии.

Схожие мысли высказывались и позже. Так, А.М. Пешковский полагал, что родовые категории «символизируют реальные половые различия», отмечая при этом, правда, что «только «мужской» и «женский» образы, конечно, во много раз тоньше образов числа, предмета, качества, действия»[0].

Много общего в этом высказывании с пониманием рода у Ж. Дамурета и Э. Пишона. Как и А.М. Пешковский, они не ставят знака равенства между грамматическим родом и биологическим полом. Более того, они выступают приемниками трактовки рода как категории, якобы отражавшей в прошлом мифическое распределение всех предметов по мужскому и женскому полу и даже отказываются от самого термина «род» (genre), считая его слишком прочно закрепившимся в философии и биологии. И все же они не порывают окончательно со взглядами на род как на понятие, имеющее определенное отношение к полу живых существ. Об этом, свидетельствует даже введенный ими новый термин — «уподобление по полу» (sexuisemblance), полностью отвечающий тому смыслу, который они в него вкладывают: для Ж. Дамурета и Э. Пишона, родоклассификация есть не что иное, как «способ выражения олицетворения вещей»[0], метафорическое отображение категории пола.

Постепенно, становилось все более и более очевидным, что уподобление грамматической категории рода биологическому полу не имеет под собой прочной основы. Объяснение родовой принадлежности названий животных и неодушевленных предметов путем приравнивания к человеку, их «очеловечивания» сегодня кажется необоснованным. Такой точки зрения придерживались, в частности, столь крупные романисты, как Ш. Балли[0], А. Мейе[0], Ж. Марузо[0], с мнением которых нельзя не считаться. По их убеждению, для большинства существительных во французском языке трудно найти причину их принадлежности к тому или иному родовому подклассу, поэтому род и превратился в одну из наименее логичных грамматических категорий. Отрицательное отношение к приравниванию рода к полу вызвало обратную реакцию — отказ видеть какую бы то ни было связь грамматического рода и биологического пола. В результате род существительных стал рассматриваться рядом ученых как чисто формальная, классифицирующая категория, не имеющим никакого смыслового содержания и несущая лишь внутриязыковую нагрузку.

По мнению В. Куриловича[0], трактовка рода как выразителя противопоставления по полу — это «ошибочная интерпретация, исходящая из недостаточного анализа языков». Полное отрицание значения даже у таких пар, как фр. instituteur/institutrice или русск. учитель/учительница, которые рассматриваются некоторыми лишь как средство выражения биологического пола, приводит к тому, что род становится чисто формальной категорией. К. Мок[0], например, в своей монографии, посвященной трактованию категорий рода и числа в современном французском языке, заявляет даже, что существительному вообще чужда эта категория, ибо существующие в этом классе корреляции выражают противопоставление не по роду, полу, а служат для передачи семантического различия.


Случайные файлы

Файл
156546.doc
37437.rtf
25871-1.rtf
95387.doc
123488.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.