История становления языкознания в России (42615)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Введение

Глава 1. История становления языкознания в России

1.1 Сравнительно-историческое языкознание в России конца XIX-века

1.2 Тенденции развития отечественного языкознания начала - XX века

1.3 Состояния развития советской лингвистики в период до 60-х годов XX века

Глава 2. Место Ф.Ф. Фортунатова в истории лингвистических учений

2.1 Роль и место исследований Ф.Ф. Фортунатова в языкознании

2.2 Творческий путь и формирования личности ученого

2.3 Исследования Ф. Ф. Фортунатова в различных областях лингвистики.

2.4 Московская лингвистическая школа

Заключение

Список литературы





Введение


История лингвистических учений может быть рассмотрена с учётом периодизации, которая отражает наиболее важные вехи на пути совершенствования знаний о языке. Языкознание в своем развитии прошло пять этапов и переживает сейчас очередной этап, шестой:

I. Начальный этап (VI в. до н.э. — XVIII в.). В это время были сформулированы важнейшие проблемы языкознания, заложены основы лингвистической терминологии, накоплен огромный фактический материал по изучению самых разных языков мира.

П. Возникновение сравнительно-исторического языкознания и философии языка (конец XVIII — начало XIX в.). На этом этапе языкознание определило свой объект и свой предмет исследования, выработало специальный метод анализа языкового материала и выделилось в самостоятельную науку.

III. Расцвет сравнительно-исторического языкознания, отражённый в деятельности натуралистического, логико-грамматического и психологического направлений в лингвистике XIX в.

IV. Неограмматизм и социология языка (конец XIX — начало XX в.), отмеченный критикой сравнительно-исторического метода. Данный этап можно считать кризисным, подготовившим почву для формирования структурального метода в мировом языкознании.

V. Структурализм (1920-1960-е гг.). В этот период все структуральные школы на разных континентах достигают значительных успехов при изучении языка в его синхронном состоянии как системного явления.

VI. Современное языкознание (1970-е гг. — наши дни). Большинство лингвистических школ конца XX — начала XXI в., критикуя структурализм за формальный подход к языку, за игнорирование человеческого фактора, за сужение предмета языкознания, строит свои теории, основываясь на принципе антропоцентризма, и расширяет границы лингвистических исследований за счёт интеграции с другими науками (психологией, социологией, философией, этнографией, культурологией, информатикой и др.).

Как и в других областях знаний, при переходе от одного этапа к другому в языкознании действовал диалектический закон отрицания. Так обеспечивалась преемственность в накоплении и совершенствовании знаний; последующая фаза всегда была связана с предыдущей, но одновременно была прямо противоположна ей. Языкознание развивалось по спирали: возвращалось к старым задачам на новом уровне, исходя из потребностей общества. Учёные начинали с описания языка и его логико-философского осмысления, затем пытались открыть тайну происхождения языков и устанавливали их родственные связи. Структуралисты XX в. вновь вернулись к общетеоретическим проблемам, которые волновали учёных в античные времена: они также искали инвариантное (самое общее) в языках мира. (Для датских структуралистов формализация доказательства была не менее важна, чем знания о реальном языке.) Но то, что было всеобщим для лингвистов античности, никак не равно всеобщему в работах структуралистов. И дело здесь не только в развитии объекта исследования — самого языка, но и в развитии науки о языке. На современном этапе лингвистов волнуют те же вопросы, над которыми задумывался Вильгельм фон Гумбольдт, но лингвокультурология, когнитивная лингвистика, психолингвистика и другие лингвистические дисциплины конца XX — начала XXI в. обогащены достижениями структуральных, психологических, логических и других школ прошлого.

Сравнительно-историческое языкознание - область языкознания, объектом которой являются родственные, т.е. генетически связанные языки. Конкретно в сравнительно-историческом языкознании речь идет об установлении соотношений между родственными языками и описании их эволюции во времени и пространстве; сравнительно-историческое языкознание пользуется как основным инструментом исследования сравнительно-историческим методом; наиболее общая форма исследований - сравнительно-исторические грамматики (включающие в себя прежде всего фонетику) и этимологические словари (лексика).

Сравнительно-историческое языкознание, по крайней мере с 20-30-х гг. 19 в., отчетливо ориентируется на два начала - "сравнительное" и "историческое" (в этом смысле показательно название этой дисциплины в русской лингвистической терминологии), отношения между которыми не всегда ясны (практически они трактуются по-разному). Иногда акцент делается на "историческом": оно определяет цель сравнительно-исторического языкознания (история языка, в т.ч. и в бесписьменную эпоху), его направления и принципы (историзм), и в этом случае оно наиболее точно отвечает идеи всей линии Гердер - Шлегель - Гримм - Гумбольдт. При таком понимании роли "исторического" другое начало - "сравнительное" - скорее определяет средство, с помощью которого достигаются цели исследования языка или языков.

В 20-30-х гг. 20 в. выдвигается теория языковых союзов работы Н.С. Трубецкого, Р.О. Якобсона, К. Сандфельдта и др. Внимание к пространственному аспекту языка привели к существенному углублению проблематики сравнительно-исторического языкознания; в частности, заставило исследователей во многом по-новому взглянуть на проблему праязыка.

Быстрое развитие сравнительно-исторического языкознания, и прежде всего теории и практики сравнительно-исторических грамматик, привело к тому, что уже к сер. 19 в. оно стало рассматриваться не только как самая развитая и точная (благодаря высокому уровню формализации) гуманитарная дисциплина исторического (и сравнительного) цикла, но и как образец для ряда других наук, основанных на принципе историзма и компаративизма.

Новый этап в этой области начинается, несомненно, с фундаментальной работы В.М. Иллича-Свитыча (из-за смерти автора не законченной) и его продолжателей в сравнительно-исторической грамматике т.н. ностратических языков. Другим достижением сравнительно-исторического языкознания является теория и практика реконструкции текстов. Эта новая область исследования возвращает - но с углублением и расширением материалов и результатов - к исходной основе сравнительно-исторического языкознания, к принципу "историзма" и принципа связи языка с культурой.

Разграничение лингвистик на синхронную и диахроническую, связываемое с именем Ф. де Соссюра, было вызвано стремлением преодолеть объективную трудность одновременного исследования и описания: а) системы языка, т. е. его элементов в их синхронных взаимосвязях и взаимоотношениях, б) динамики языковых элементов и языка в целом, т.е. их описания под совершенно иным углом зрения – с позиций исторического развития. И хотя современная наука не признает убедительными конкретные аргументы Ф. де Соссюра, выдвинутые им для обоснования в целом верного тезиса: “...синхронично все, что относится к статическому аспекту нашей науки, диахронично все, что касается эволюции...”, синхрония обозначает “состояние языка”, диахрония – “фазу эволюции”,– тем не менее четкое разграничение задач этих двух лингвистик и выбора разных методов решения “синхронических” и “диахронических” проблем признается оправданным и плодотворным не только для “внутренней”, или “чистой”, лингвистики, но и для социолингвистики. Более того, в современной социолингвистике различение синхронного, одновременно существующего, и диахронического, последовательно сменяющегося во времени, осознается как непременное условие соблюдения принципа научности в описании языка и его функционирования в конкретных общественно-исторических условиях. Синхронная лингвистика и диахроническая лингвистика, несмотря на их новизну, воспринимаются как вполне закономерные направления лингвистики.

Л. Б. Никольский полагает, что для синхронной лингвистики “существенны прежде всего те языковые явления и процессы, которые обусловлены и объясняются социальными факторами прямо и непосредственно”.

Диахроническое языкознание – детище последних столетий в истории лингвистики. XIX в. и начало XX в. прошли под знаком почти безраздельного господства исторического (сравнительно-исторического) языкознания. В этот период язык изучается как явление историческое, причем тесно связанное с народом, его материальной и духовной культурой, хотя конкретного учета социальных факторов в эволюции языка явно недоставало.

Уже в XIX в. зарождаются элементы науки, которая затем разовьется в самостоятельное направление – социальную лингвистику.

Еще в конце 60-х годов XIX в. И. А. Бодуэн де Куртенэ в работе “О древнепольском языке до XIV-го столетия” в истории языка разграничивал две стороны – внешнюю и внутреннюю – и указывал на связь внешней истории по существу и по материалу с историей общества и историей литературы (культуры). “История языка представляет две стороны: внешнюю (географически-этнологическую) и внутреннюю (грамматическую). Материал для внешней истории языка совпадает в значительной степени с материалом для истории и истории литературы. Для внутренней же истории языка материалом служит сам язык, как предмет исследования”.


Случайные файлы

Файл
116214.rtf
156631.doc
28342-1.rtf
EVOLPROMSOB.doc
19586.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.