Субстантивация в поэтическом контексте (42343)

Посмотреть архив целиком

Введение


Актуальность темы определяется интересом лингвистов к проблеме транспозиции частей речи в целом и к проблеме субстантивации, в частности. В разнообразии аспектов изучения субстантивации в современной лингвистике определяется перспектива дальнейшего исследования этой темы. Несмотря на изученность явления субстантивации, практическая необходимость анализа субстантиватов очень ощутима. При этом большой интерес представляют окказиональные субстантиваты в поэтическом контексте.

Цель данной работы состоит в определении места и роли субстантивации в поэтическом контексте. Для реализации цели в работе ставятся следующие задачи:

  1. рассмотреть явление субстантивации как один из видов транспозиции в науке;

  2. указать причины возникновения субстантивированных образований;

  3. выделить основные типы субстантиватов на основе поэтического контекста;

  4. дать анализ примеров субстантиватов их поэтических произведений;

  5. определить функции и значимость субстантиватов в языке поэзии.

Выпускная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников.

В I главе «Разные аспекты изучения субстантивации в лингвистике», состоящей из трех параграфов, описываются вопросы возникновения субстантивации, ее изучения, определение в синхронии и диахронии, рассматривается проблема разграничения субстантивации как процесса.

Во II главе «Субстантиваты в поэтическом контексте», состоящей из двух параграфов, дается анализ субстантиватов в поэтическом контексте.

В заключении приводятся общие выводы по работе в целом.


1. Разные аспекты изучения субстантивации в науке


1.1 Изучение явления субстантивации и вопросы ее возникновения


Изменение языка, его грамматического строя проявляется в различных транспозиционных процессах (транспозиция от ср. – век. лат. transpositio – перестановка) – «использование одной языковой формы в функции другой формы» (Лингвистический энциклопедический словарь, 1990), в том числе и в переводе слов из одной лексико-грамматической категории в другую или его употребление в функции другой части речи. Изменение функции слова в речи, накопление нового грамматического качества, возникновение новых связей с другими словами и утеря старых связей, а главное – семантические возможности создают условия для перехода частей речи. «Понятие транспозиции как оно рассматривается Ш. Балли, было уточнено С. Карцевским (перемещение знака в новые синтаксические условия, что сообщает ему новое значение и способствует возникновению синонимов) и получило распространение при анализе грамматических значений.

Некоторые исследователи к транспозиции относят и выражение значений частей речи способом аффиксации, т.е. то, что Е. Курилович назвал синтаксической деривацией. Процесс транспозиции осуществляется в языке различными способами в зависимости от категории, в которую или в функцию которой переходит слово (адъективация, адвербиализация, прономинализация и др.).

Одним из распространенных типов процесса транспозиции является субстантивация «Субстантивация (от лат. substantivum – существительное) – переход слов из других частей речи в разряд имен существительных» (Розенталь Д.Э., 1985). Наиболее значительный разряд слов, перешедший в класс существительных, – это прилагательные и причастия.

Исследование процесса субстантивации в русском языке имеет длительную историю. Много существенных наблюдений в этой области было сделано в работах русских языковедов XIX – начала ХХ веков.

Н.И. Греч субстантивацию прилагательных в свое время рассматривал как результат «опущения» одних частей речи и замены их другими частями речи – когда в одних случаях новая часть речи целиком принимает значение опущенной (это замещение полное /зодчий/), а в других случаях при новой части речи она только подразумевается (это замещение неполное /слепой/). Но в обоих случаях, по мнению Н.И. Греча, прилагательное не переходит окончательно в категорию имени существительного, не приобретает присущих имени существительному свойств (Греч Н.И., 1834).

Отмечая способность русского языка опускать ту или иную часть речи, «которая легко может быть подразумеваема», Ф.И. Буслаев считал, что опущенное существительное подразумевается только при прилагательных мужского и женского рода (эти два рода «заставляют подразумевать какой-нибудь определенный предмет»). А при прилагательных среднего рода невозможно подразумевать определенный предмет (средний род «нашему воображению предмета никакого не рисует и способствует отвлеченному мышлению»). Таким образом, Буслаев увязывает явление субстантивации с родом имен существительных (Буслаев Ф.И., 1875).

А.А. Потебня, указав на близость прилагательных к существительным в древности, устанавливает два типа субстантивации: а) тип, намеченный Буслаевым, когда обычное определяемое существительное опускается, передавая определяющему прилагательному свое значение: портной мастер-портной; б) тип, когда опущения определяемого не было. Различаются два подтипа: а) определяемое существительное отсутствует, когда направление разговора собеседника известно, и данное прилагательное может определять только одно существительное; б) не предполагает опущения определяемого многочисленные случаи существительных из прилагательных среднего рода единственного числа. Потебня отметил ряд синтаксических и семантических особенностей субстантивации. Он установил три степени субстантивации: 1) полная (почти полная): мастеровой; 2) полусубстантивированные прилагательные: холерный; 3) прилагательные, где субстантивация только намечается: заказное (Потебня А.А., 1888).

А.А. Шахматов исходил из взглядов А.А. Потебни, считая, что субстантивированные прилагательные не всегда происходят из сочетания прилагательных с существительными, что при субстантивации решающим фактором является синтаксический, а не морфологический (Шахматов А.А., 1941).

А.М. Пешковский рассматривал процесс переходности широко – не только среди прилагательных, но и среди других частей речи. Он отметил, что любое прилагательное способно заменить собой существительное, но полное уподобление прилагательного существительному может лишь в том случае, когда данное прилагательное не встречается в языке как прилагательное. При переходе происходит сужение значения прилагательного; большую роль играет контекст (Пешковский А.М., 1956).

Вопросы русского словообразования, в том числе и субстантивация имен прилагательных, всесторонне анализируются в трудах акад. В.В. Виноградова. Случаи субстантивации имен прилагательных он относит к морфолого-синтаксическому словообразованию; отмечается, что субстантивации прилагательных в русском языке способствует меньшая конкретность их значений по сравнению со значением существительных. При субстантивации происходят некоторые изменения не только в области семантики, но и в сфере структуры прилагательных и их морфологических свойств, в частности – окончания прилагательных, попадая в категорию предметности, становятся суффиксами существительных, переставая быть знаком качества (Виноградов В.В., 1975).

В последние годы выдвигаются различные варианты пересмотра традиционной теории «переходности частей речи» с различных позиций – с точки зрения общих типов переходных процессов (В.И. Кодуков, В.В. Бабайцева, В.Н. Мигирин), деривационной системы (Е.С. Кубрякова, В.М. Никитевич), синхронного словообразования (В.В. Лопатин, Е.П. Калечиц), семантико-синтаксической организации предложения (Богданов В.В.), функциональной морфологии (А.В. Бондаренко), общих процессов взаимодействия частей речи (Л.В. Бортэ). Некоторые авторы, оставаясь в целом в рамках традиционной теории «переходности частей речи», вносят в нее существенные дополнения и уточнения (М.С. Бунина, М.Ф. Лукин, Ю.Н. Леденев и др.). Высказано немало интересных и плодотворных идей, определяющих некоторые направления исследований в этой области (В.Г. Гак, Н.Д. Арутюнова, С.Д Кацнельсон, В.М. Никитевич, В.В. Лопатин).

Сравнение указанных выше точек зрения с трактовкой проблемы субстантивации у других исследователей позволяет выявить существенные расхождения в оценке явления и процесса субстантивации, а значит яснее понять ее. Так, ученые, стоящие на позиции конверсивного объяснения субстантивации, считают, что словообразовательным средством служит только сама парадигма слова, флексии прилагательного превращаются в независимые аффиксы существительного. Сходную позицию занимает В.В. Лопатин, который также признает словообразовательным формантом часть парадигмы мотивирующего прилагательного (систему флексий одного рода или только множественного числа). Но в отличие от Е.А. Земской он называет субстантивацию особым способом словообразования.

Другой аспект данной проблемы связан с различным представлением о механизме и типах субстантивации. По мнению одних ученых, механизм субстантивации заключается в сокращении (эллипсисе) существительного в словосочетании прилагательного и существительного (Лукин М.Ф., 1969 и др.), эллипсис сопровождается семантической концентрацией значения существительного в значении прилагательного, а также изменением синтаксической позиции субстантивированного прилагательного. Однако не все специалисты связывают субстантивацию с эллипсисом, либо выделяют эллиптическую субстантивацию в особую группу, либо отделяют собственно субстантивацию от употребления словоформ прилагательных в несвойственной им синтаксической функции (Кузнецов В.Я., 1983). Исходя из различных представлений о механизме субстантивации, исследователи по-разному классифицируют типы субстантивов и субстантивации: полная – неполная, устойчивая – неустойчивая, традиционная – окказиональная, абсолютная – относительная, эллиптическая – неэллиптическая, отмечают синкретичность, гибридность слов, возникших в результате неполной субстантивации (Амирова Ж.Р., 1997).


Случайные файлы

Файл
18657-1.rtf
92616.rtf
58672.rtf
537.doc
59877.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.