Особенности модуса оценки в PR-текстах (41893)

Посмотреть архив целиком

Введение


Тема работы актуальна, поскольку связанна с тем, что в научной сфере существует неиссякаемый интерес к изучению модуса, потому что он имеет склонность проявляться имплицитно, т.е. присутствовать в высказывании незримо и при явном выражении модус располагает большим и неоднородным кругом языковых средств, что усиливает впечатление «неуловимости».

Целью исследования является анализ и изучение модуса в PR-текстах. Для достижения поставленной в курсовой работе цели нам предстоит решить следующие задачи:

– определить смысловую организацию предложения

– проанализировать модус как сложную структуру языкового сознания

– дать характеристику модуса

– изучить жанры PR-текстов

– проанализировать использование модуса в PR-текстах

Объектом исследования является модус как субъективное отношение мыслящего субъекта. Предметом исследования – современный PR-текст.

Основные методы в исследовании – теоретический и описательный, применяемые в изучении и анализе литературы по модусу. Теоретической основой курсовой работы послужили исследования таких ученых, как Т.В Шмелева, Ю.С Степанов, Н.Д Арутюнова Н.Д., Ш. Балли и др.

Практическая значимость исследования состоит в том, что обладающий этими знаниями не только может стать «с веком наравне», но и приобретает массу полезных в профессиональном отношении умений. Это важно для учителя, редактора, журналиста и любого пишущего человека.

Цели и задачи данного дипломного исследования определили ее структуру: работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка.


1. Теоретический раздел


1.1 Сущность смысловой организации предложения


В современном славянском языкознании предложение изучается не только со стороны его формальной организации, но и со стороны «смысловой формы», организации содержания.

Традиционный идеал синтаксического описания в XIX в. и в первой половине XX в. не предполагал обращения к смысловой стороне предложения. Как объект синтаксиса рассматривались лишь те элементы смысла предложения, которые непосредственно связаны с его формой, в частности значения, различающие синтаксические конструкции, образованные лексически родственными словами разных грамматических разрядов (ср.: Он болеет – Он болен – Ему больно) или разными формами одного и того же слова (ср.: Он работает – Ему работать). По верному замечанию Н.Д. Арутюновой, «будучи разделом грамматики, синтаксис старался не выходить за пределы собственно грамматических категорий» [Арутюнова 1; 5]. Таким образом, существовало совершенно четкое разграничение: лексикология (лексическая семантика) занималась семантической стороной языка, а грамматика (морфология и синтаксис) – формально-грамматическим аспектом.

Однако с середины 60-х годов этот идеал изменился. В современном языкознании произошло соединение семантики и синтаксиса: с одной стороны, в лексической семантике, в первую очередь в работах представителей московской семантической школы (Ю.Д. Апресян, И.А. Мельчук и др.), проявился интерес к синтаксису; с другой стороны – синтаксические единицы активно изучаются в семантическом аспекте (Н.Д. Арутюнова, Е.В. Падучева, О.Н. Селиверстова и др.). Сознание необходимости анализа смысла предложения в его целостности, а, следовательно, обращение к вещественному содержанию предложения, составляет характерную черту современной науки [Белошапкова 4; 764 – 768].

В ходе современных семантических поисков вырабатывается единое понимание значения предложения как комплекса разных по своей природе компонентов. Особую актуальность приобрела мысль о том, что в содержании предложения соединены значения двух принципиально различных родов: объективные, отражающие действительность, и субъективные, отражающие отношение мыслящего субъекта к действительности. Наиболее четко эту мысль выразил швейцарский ученый Ш. Балли. Он предложил для двух слагаемых значения предложения названия диктум (объективное содержание) и модус (выражение позиции мыслящего субъекта по отношению к этому содержанию) [Балли 3; 43–48].

Рассмотрим на примере. Всякое предложение отражает какой-то фрагмент действительности, некое «положение дел». Так, предложения «Иван Иванович приехал» и «Вот бы Иван Иванович приехал» выражают одно и тоже объективное содержание, но разное отношение к нему мыслящего субъекта, которым является здесь говорящий: утверждение им реальности события в первом случае и характеристику события как ирреального, желание, чтобы оно реализовалось, – во втором. Предложение «Иван Иванович хочет приехать» выражает то же объективное содержание, что и рассмотренные, но субъективная часть его значения более сложна: в ней выражено отношение к называемому событию лица, не участвующего в акте речи (Ивана Ивановича, который является активным участником называемого события) его желание, направленное на осуществление события, а также исходящая от говорящего характеристика желания Ивана Ивановича, как реального факта (ср.:Вот бы Иван Иванович захотел приехать, где соединяется выражение желания, идущего от не участвующего в акте речи лица, и желания, идущего от говорящего).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что каждое предложение изучается не только со стороны формальной организации, но и смысловой, в которую входит комплекс компонентов, состоящий из объективной семантической константы и субъективной переменной.


1.2 Сущность модуса как сложной структуры языкового сознания


Модус, как было сказано выше, отражает отношение мыслящего субъекта к действительности. Модус следует понимать как способ представления сообщаемого, или пропозициональное отношение. Это выражение позиции мыслящего субъекта по отношению к предмету речи. Должно быть понятно, что в высказываниях «Я утверждаю (сомневаюсь, полагаю, отрицаю…), что выборы пройдут как обычно», то, что помещено в скобках – это варианты пропозиционального отношения, или установки говорящего, выраженной пропозициональными предикатами, т.е. различным «положением дел».

Прежде всего, нужно сказать о разных представлениях понятия предикаты модуса, происходящих из сложной природы их семантики. Предикаты модуса выступают как явное пропозициональное отношение или как неявное.

Предикаты модуса выступают как неявное, имплицитное пропозициональное отношение, если модусная рамка лишь подразумевается. Однако она легко восстанавливается в контексте речи. Сравните: «Часы пробили полночь» (Констатирую, что… /Сообщаю, что… /Как ни странно часы пробили полночь). При неоформленной рамке неявно выражено лицо говорящего, и его субъективность. Но они присутствуют, как мы знаем.

Предикаты модуса выступают как явное, эксплицитное выражение модальной рамки (пропозиционального отношения), если она формируется обособленно в виде главного предложения в составе конструкции с диктумом в придаточном изъяснительном или в виде вводного предложения.

Следует учесть и другие варианты. Это те случаи, когда «содержание может быть отчуждено» и оформиться в виде отдельных предложений, получивших в лингвистике обозначение: «я – предложение», «ты – предложение», «он – предложение», «все – предложение» [Степанов 10; 56–67]. Поскольку субъективные значения могут исходить от разных лиц (с большей или меньшей мерой субъективности), такие предложения с модальными, речемыслительными глаголами широко встречаются в тексте, в том числе в виде ремарок в контекстах с прямой речью.

Так же существует одна немаловажная деталь. К предикатам модуса относятся, прежде всего, модальные глаголы (хочу, велел, может) и предикативы, другими словами, именная часть составного сказуемого (надо, странно, радостно). Они обладают валентностью, которая может быть замещена субъективно значимым и актуализированным, посредством грамматической связи, представлением (диктумом), а он имеет фактообразующую семантику. Например, «Я – предложение»: Хочу /Чего?/ яблок; имеет в основе пресуппозицию, т.е. смысловой компонент «Существуют (имеются) яблоки». Это факт. К нему в предложении относится модальная рамка «Хочу…». Аналогично в составе «он – предложения»: Он приказал /что?/не ссориться; где исходный фактообразующий смысл «Имеют место ссоры», а модальная рамка «Он приказал, чтобы…»; или в другом синтаксическом варианте «Он приказал /Что?/…» с замещением валентности слова. В составе «все – предложения»: Для всех радостно твое появление; подразумевается пресуппозиция – факт «Есть ты / Ты появился».

Прежде чем представить классификацию предикатов модуса в самом радикальном выражении, приведем показательную текстовую иллюстрацию всех разновидностей эксплицитных модусах, о которых шла речь выше.

В следующем тексте предикаты модуса передают характер речевых действий разных субъектов (1 л., 3 л., обобщ. лицо субъекта). В составе изображаемого процесса корреспондента и его героя, констатируется собственное высказывание от лица героя («я – предложение»), затем это же высказывание интепритируется как чужое («он – предложение») от лица корреспондента: «Когда меня спрашивают про должность, я отвечаю: руководитель отдела маркетинга, – говорит он и на сей раз не лукавит». Далее от обобщенного лица («все – предложение»), в модальной рамке утверждается необычность представляемого (диктума): «Кстати, внешне он и сейчас типичный торговец. Трудно представить, что этот парень в толстовке и джинсах – хозяин редкого по красоте и изяществу офиса на Смоленской. Кабинет в его любительском индустриальном стиле». Наконец, в модальной рамке от 1 лица эксплицируется умозаключение – ментальная операция над имеющимися в сознании героя фактами: «Я сразу сказал /подумал и сказал/, что не могу работать в окружении пластмассы, и велел поменять все на метал, – поясняет он» В конце, как мы видим, оформлена модальная рамка со стороны собеседника – наблюдателя (корреспондента).


Случайные файлы

Файл
46266.rtf
115456.rtf
115345.rtf
Ansfizra(final).doc
206112.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.