Особенности демографических проблем в современном мире (141636)

Посмотреть архив целиком


Оглавление


Введение

1. Демографические проблемы современного мира

1.1 Перенаселение

1.2 Смертность

1.3 Старение населения в развитых странах

1.4 Урбанизация

2. Миграция как одна из форм демографических проблем

2.1 Факторы и тенденции миграции в мире

2.2 Новые факторы миграционного процесса в эпоху глобализации

2.3 Миграционная политика: современные реалии и перспективы

3. Пути решения демографических проблем

3.1 Демографическая политика

3.1.1 Индекс развития человеческого потенциала

3.2 Опыт осуществления демографической политики в зарубежных странах

3.3 ООН и международные договоры как способ решения демографических проблем

Заключение

Список используемых источников



Введение


В современную эпоху стремительный рост народонаселения оказывает возрастающее влияние как на жизнь отдельных государств, так и на международные отношения в целом.

Важность и значимость демографической проблемы признана всеми государствами. В конечном пространстве рост населения не может быть бесконечным. Стабилизация численности населения в мире – одно из важных условий перехода к устойчивому эколого-экономическому и политическому развитию.

В современном мире существует огромное количество проблем, таких как предотвращение ядерной войны, преодоление отсталости развивающихся стран, продовольственная и энергетическая проблемы, ликвидация опасных болезней, загрязнение окружающей среды и ряда других проблем, но, по-моему, особое место среди них занимает демографическая. Она обусловливает развитие практически всех глобальных проблем человечества.

Из-за лавинообразного роста населения на планете у человечества появляются все новые и новые проблемы. Земле несколько миллиардов лет. Если этот отрезок времени сжать до одного дня, окажется, что человечество существует не больше секунды. Тем не менее, численность населения растёт. Всем им нужны будут вода, пища, воздух, энергия и место под солнцем. Но планета уже не может предоставить этого каждому человеку.

Чтобы обеспечивать людей всем необходимым строятся заводы, фабрики, добываются полезные ископаемые, вырубаются леса. Это наносит огромный ущерб природе, а исправить свои ошибки человеку трудно или невозможно. Это может привести к глобальной экологической катастрофе. Например, за последние 50 лет на Земле уничтожено более половины дождевых лесов. В результате навсегда исчезли сотни видов животных и растений. Каждую секунду под пастбища и пашни, на древесину, для добычи нефти и руды вырубается участок дождевого леса размером с футбольное поле. А дождевые леса называют "легкими планеты".

Различные аспекты демографических проблем изучались: Дж.М.Кейнсом, Р. Прессом, П. Самуэльсоном, А. Совином, М. Фридменом, И.Я. Богдановым, СП. Ермаковым, Т.И. Заславская, Ж.А. Зайончковская, В.А. Ионцевой, ЯМ. Александровичом, Н.Б. Антоновой, Е.М. Бабосовым, М.М. Ковалевым, и другие.

В моей дипломной работе при помощи сравнительных методов и статистических данных я попробую раскрыть наиболее острые демографические проблемы такие как перенаселение, смертность, урбанизация, миграция а также будут рассмотрены способы решения этих проблем на уровне государства в виде демографической политики и международных договоров ООН.

Методологическую основу дипломной работы составили известные научные методы: исторический, правовой, социологический.

Целью дипломной работы является, раскрыть демографические проблемы, возникшие в современном мире и их возможные последствия.

Задачей работы является показать, возможные пути решения демографических проблем.

Субъектом исследования данной работы являются мировое сообщество, различные страны и международные организации, которые столкнулись с демографическими проблемами. Объектом исследования дипломной работы являются последствия этих демографических проблем, которые возникли и которые могут возникнуть в дальнейшем в зависимости от того, как будут реагировать на те или иные события субъекты исследования данной работы.

При написании дипломной работы мною была использована политологическая, социологическая литература, монографии и статьи квалифицированных учёных в исследуемой области, материалы из Интернета.


1. Демографические проблемы современного мира


1.1 Перенаселение


Вся история развития человечества неразрывно связана с изменениями динамики численности и воспроизводства населения. Из-за отсутствия достоверных данных трудно однозначно оценить динамику численности мирового населения практически вплоть до начала XIX века, когда во многих европейских странах стали проводиться переписи населения в их современном понимании.

Особенно заметно темпы прироста населения мира возросли, начиная с XVII века и уже к 1820-1830 гг. его численность достигла своего первого миллиарда, после чего наблюдается резкое ускорение роста населения мира, происходит явление, получившее образное название "демографический взрыв".

Двадцатое столетие, особенно его вторая половина, характеризуется небывалым ростом населения, глубокими изменениями в области рождаемости и смертности, в возрастной и семейной структурах населения мира, урбанизации и миграции населения, значительными региональными различиями в развитии мирового населения.

Никогда еще темпы роста населения в мире в абсолютных цифрах не были столь высокими, как к концу XX века. Ежегодный прирост составил более 90 млн. человек и, по расчетам экспертов ООН, такой прирост населения останется вплоть до 2015 г., что означает, что своего шестого миллиарда население мира достигнет уже к 1997-1998 гг., т.е. за 10-11 лет, и вплоть до середины XXI века каждые 11 лет будет увеличиваться на миллиард. Причем никогда еще за всю историю не было столь разительных региональных различий.

Региональные различия в развитии народонаселения мира в XX веке, особенно во второй его половине, обусловлены в первую очередь небывалым ростом населения развивающихся стран, где разразился мощный "демографический взрыв" в противовес значительному сокращению темпов роста населения в развитых странах мира, в некоторых из которых с начала 70-х годов наблюдается даже отрицательный естественный прирост, т.е. смертность превышает рождаемость. Таким образом и в этом случае уже можно говорить об определенном демографическом кризисе.

Последний со всей очевидностью все более обусловливает современную демографическую ситуацию во многих странах СНГ, в Российской Федерации и в Республике Беларусь.

Современные очень высокие темпы роста численности населения мира в решающей степени определяются темпами его увеличения в развивающихся странах, где в 1994 году проживало около 80% мирового населения.

Так, численность населения мира ежедневно увеличивалась в 1992 году на 254 тыс. человек. Менее 13 тыс. из этого числа приходилось на долю промышленно развитых стран, остальные 241 тыс. – на развивающиеся страны. 60% от этого числа приходилось на страны Азии, 20% - на Африку и 10% - на Латинскую Америку. Столь разительные различия и обусловливают современный "демографический взрыв".

Каковы же основные причины, обусловливающие столь быстрый рост населения в странах? На первый взгляд, причины современного демографического взрыва в развивающихся странах действительно просты: добившись независимости, эти государства получили возможность более широкого использования мировых достижений в области медицины и с помощью мирового сообщества (ООН, ВОЗ и др.) сумели ликвидировать многие эпидемические заболевания, уносившие десятки тысяч людей. В результате в течение нескольких десятилетий существенно снизилась смертность, что при сохранении высокой рождаемости и привело к резкому повышению естественного прироста. Очевидно, что его снижение возможно только через сокращение рождаемости, тем более что процесс снижения смертности в этих странах продолжается.

В отношении смертности надо подчеркнуть, что продолжается снижение ее общего уровня, обусловленное, в частности, очень молодой возрастной структурой населения в развивающихся странах, что главным образом и поддерживает мощность современного "демографического взрыва". Менее значительны успехи в снижении младенческой смертности, особенно в наименее развитых странах: наиболее высокой она наблюдалась в 1990-1995 гг. в Сьерра-Леоне – 165%, Афганистане – 163%, и Мали – 159 и в повышении средней продолжительности предстоящей жизни. Изменяется и сама структура причин смерти, все более приближаясь к современному типу смертности, присущего развитым странам мира, для которого характерно преобладание эндогенных причин смерти (в отличие от традиционного типа с господством экзогенных причин смерти).

Современный "взрыв" населения в развивающихся странах имеет существенные особенности. Первая и главная особенность заключается в том, что если в Европе быстрый рост населения был обусловлен в первую очередь социально-экономическими изменениями, т.е. следовал за экономическим ростом и изменениями в социальной сфере, то в развивающихся странах мы наблюдаем прямо противоположную картину: быстрый рост населения значительно опережает их экономическое и социальное развитие, усугубляя тем самым и без того сложные проблемы занятости, социальной сферы, обеспечения продовольствием, экологии.

Второй отличительной особенностью современного "демографического взрыва" является его мощность, существенно большая, чем в прошлом столетии. Снижение уровня смертности происходит в развивающихся странах значительно быстрее, что при более длительном, чем в Европе, сохраняющемся высоком уровне рождаемости ведет к более интенсивному демографическому росту, обладающему большим аккумулятивным эффектом. Наблюдаемый в 70-90 гг. прирост населения в развивающихся странах более чем в два раза превышает максимальный уровень, достигнутый в свое время в Европе.

Можно выделить и такую особенность, как масштабность явления. Современный "демографический взрыв" не только происходит в гораздо большем числе стран, непосредственно охватывая большую часть мирового населения, но прямо или косвенно затрагивает все мировое сообщество, превращая локальную демографическую проблему в одну из глобальных проблем современности так как с ростом числа населения растёт спрос на еду, которая является самым главным для существования человека. Так как земля ограничена в своих ресурсах встаёт вопрос, на сколько человек рассчитана Земля.

Оказывается, на этот несколько странный вопрос экологи могут ответить вполне определенно. Дело в том, что в устройстве биосферы соблюден простой закон, связывающий размеры потребляющих органическую пищу видов с их численностью. Главную роль в потоках вещества и энергии в биосфере играют мелкие организмы, а крупные – лишь незначительную, вспомогательную. Главные потребители в биосфере – микроскопические бактерии, грибы и простейшие. За ними следуют мелкие животные – черви, моллюски, членистоногие. Доля потребления дикими позвоночными животными (земноводные, пресмыкающиеся, птицы, млекопитающие) очень низка – лишь около 1 % продукции биосферы. Человек со своими домашними животными и потреблением леса должен входить в эту группу крупных потребителей, т. е. потреблять менее 1 %, и то при этом другие члены его группы будут обречены на вымирание. Современный же человек потребляет (вместе с домашними животными и изъятием леса) 7 % продукции биосферы, т.е. вышел далеко за пределы того, что в биосфере отведено для крупных потребителей. Он нарушил, возмутил закономерность биосферного механизма, стремящегося ограничить численный рост человечества.

Но биосфера – саморегулирующаяся система, и она стремится вернуть численность людей к дозволенному уровню. А он в 25 раз ниже современного – 200 млн. на всю планету (за счет постоянного и возобновляемого источника энергии могут жить 500 млн. чел.). Вымирание нужных человеку животных и растений, падение продуктивности самых ценных для нас экосистем, отторжение от биосферных круговоротов производимых нами загрязнений – все это может быть понято как действие обратной связи. Зависимость существования человека от окружающей среды наиболее остро ощущается в связи с нехваткой продовольствия. При том, что население увеличивается примерно на 1 млн. каждую неделю в мире имеется около полумиллиарда голодающих, а десятки миллионов ежегодно умирают от этого. В 1999 г. Опубликованы данные, что ежегодно в мире от недоедания и белково - калорийной недостаточности погибает 15 млн. человек. В наиболее трудном положении находится население развивающихся стран. В среднем в мире одним человеком потребляется 30 кг мяса в год, но на одного нигерийца приходится - 6 ,на китайца - 21 , жителя России- 62,англичанина –75,американца 110 кг. Демографические процессы в развивающихся странах и периодически повторяющиеся засухи не способствуют улучшению ситуации. С каждым годом обеспечивать рост суммарного урожая становится все труднее.

Опережающий рост вложений в производство продуктов питания ясно виден из того, что связанное с ним потребление энергии растет на 5 % в год, с временем удвоения 14 лет; потребление воды возрастает на 7%, удваиваясь каждые 10 лет; производство удобрений тоже на 7% в год, а ядохимикатов –даже на 10%.

Решение проблемы дефицита продовольствия осуществляется по многим направлениям. Однако важнейшим является интенсификация сельскохозяйственного производства :механизация, мелиорация, применение минеральных удобрений, химических средств защиты растений, регуляторов роста растений, кормовых добавок.

Все вышеперечисленные методы ведут к увеличению антропогенной нагрузки на окружающую среду, изменению естественного круговорота веществ в биосфере, изменению генетической структуры сельскохозяйственных растений и животных, росту их заболеваемости и, в конечном итоге, не решает проблемы.

В международном научном сообществе существует четкое понимание того, что в связи с ростом народонаселения Земли необходимо удвоение или даже утроение мирового производства сельскохозяйственной продукции, что невозможно без применения трансгенных растений, создание которых многократно ускоряет процесс селекции культурных растений, увеличивает урожайность, удешевляет продукты питания, а также позволяет получить растения с такими свойствами, которые не могут быть получены традиционными методами. Принцип создания трансгенных растений и животных схожи. И в том, и в другом случае в ДНК искусственно вносятся чужеродные последовательности, которые встраивают, интегрируют генетическую информацию вида.

Основные объекты генной инженерии в растительном мире: соя, кукуруза, картофель, хлопчатник, сахарная свекла. При этом вырабатывается повышенная устойчивость к колорадскому жуку, к вирусам, защита от насекомых, от всяких бурильщиков, сосальщиков, обеспечивает отсутствие повышенных остаточных количеств пестицидов. Возможно улучшение коммерческих показателей: у томатов – увеличение сроков хранения, у картофеля – повышение крахмалистости, обогащение аминокислотами, витаминами. Путем генной инженерии возможно повышение урожайности на 40-50%. За последние 5 лет в мире земельные площади используемые под трансгенные растения увеличились с 8 млн. га до 46 млн. га. Нужно отметить, что ни одна новая технология не была объектом такого пристального внимания ученых всего мира. Все это обусловлено тем, что мнения ученых о безопасности генетически модифицированных источников питания расходятся. Нет ни одного научного факта против использования транс генных продуктов. В то же время некоторые специалисты считают, что существует риск выпуска нестабильного вида растений, передача заданных свойств сорнякам, влияние на биоразнообразие планеты, и главное потенциальная опасность для биологических объектов, для здоровья человека путем переноса встроенного гена в микрофлору кишечника или образование из модифицированных белков под воздействием нормальных ферментов, так называемых минорных компонентов, способных оказывать негативное влияние.

Однако некоторые ученые считают, что через 20 лет нам придется кормить на два миллиарда человек больше, чем сейчас. А уже сегодня хронически голодают 750 миллионов.

По оценкам ФАО, чтобы обеспечить почти 8 миллиардов людей, которые, согласно прогнозам, будут жить на Земле в 2025 году, и улучшить их пищевой рацион, мир должен удвоить объемы производства продовольствия [5]. Экономисты, ученые, политики ломают голову над тем, как решить эту задачу.

Заведомо ясно, что она не может быть решена на базе традиционных низкоэффективных методов хозяйствования. Требуется повсеместное внедрение современных сельскохозяйственных технологий, основанных на широком применении машин, удобрений, новейших методов ирригации и пр. В бедных аграрных странах для этого нет достаточных ресурсов. А чтобы они появились, эти страны должны модернизироваться, развить собственную промышленность, систему образования и подготовки кадров, здравоохранение, одним словом, все то, что уже существует в странах более богатых – вместе с их потребностями. А это не может не привести к еще большей конкуренции за ограниченные ресурсы.

К тому же вовсе нет уверенности, что, став доступным экономически, внедрение эффективных сельскохозяйственных технологий приведет к решению продовольственной проблемы. Сейчас уже хорошо известно, что применение таких технологий нередко вызывает непредвиденные последствия и порождает новые трудности. Скажем, применение удобрений и пестицидов, необходимое для повышения урожайности, приводит к нарушению экологического баланса, вследствие чего возникают новые болезни и вредители растений. И в любом случае быстрое наращивание производства продовольствия в условиях общей бедности будет иметь своим следствием растущую нагрузку на все естественные ресурсы планеты, подводя их к границе полного истощения. При этом речь идет не только о тех ресурсах, которые используются непосредственно для производства и потребления, имеют явную экономическую ценность, могут присваиваться в больших или меньших размерах, менять собственника и т.д. (пахотные земли, источники пресной воды, ископаемого топлива, сырья и т.п.). Под угрозой находятся неделимые ресурсы планеты – ее климатический баланс, защитный озоновый слой, созданное миллионами лет эволюции биологическое разнообразие форм жизни. Эти ресурсы не принадлежат никому и не имеют явной экономической ценности. Но без них жизнь на Земле невозможна.

Пресная вода – второй фундаментальный ресурс, на ограниченность которого наталкивается стремительный рост населения. Сейчас в мире используется примерно 55% наличного годового запаса пресной воды, причем 70% мировых ресурсов подземных и речных вод используется на орошение, 20% - на нужды промышленности и 10% на бытовые нужды. Если нынешний душевой уровень водопотребления сохранится, использование мировых запасов пресной воды только за счет роста населения может повыситься до 70%, а если душевое потребление воды будет увеличиваться, использование годового запаса пресной воды будет постепенно приближаться к физическому пределу [5]. Многие страны уже сейчас испытывают недостаток пресной воды, социальные последствия нарастания этого дефицита трудно даже вообразить. Растущий дефицит пресной воды, возможно, самая недооцениваемая сегодня ресурсная проблема.

Расход воды на орошение сельскохозяйственных земель быстро растет, но, по мере развития промышленности и роста городов, их потребности в воде также увеличиваются, и нарастает межотраслевая конкуренция за нее. Так как 1000 тонн воды может быть использована на производство 1 т. пшеницы стоимостью 200 долларов или на прирост промышленной продукции стоимостью 14000 долларов, то промышленность обычно побеждает в конкуренции с сельским хозяйством [5].

В результате еще больше обостряется сильнейшая нехватка воды для сельскохозяйственных нужд. Чтобы ответить на растущие потребности в продовольствии, к 2025 г. долю мирового урожая, питаемого водой с помощью орошения, по сравнению с атмосферной, надо поднять с 28 до 46%. В 2050 году, чтобы удовлетворить потребности в воде для производства урожая, понадобится количество воды, равное 24 годовым стокам Нила – втрое больше, чем сейчас. Между тем, уже сейчас в мире имеется дефицит пресной воды, равный примерно двум годовым стокам Нила. В середине 90-х годов он составлял, по оценкам, более 160 млн. кубических километров воды в год, в том числе более 100 в Китае, 30 – в Индии, около 14 в США, 10 – в Северной Африке [5]. Вследствие роста населения в 2050 году на каждого жителя планеты будет приходится лишь четверть того количества пресной воды, обеспечиваемой гидрологическим циклом, которое имелось в 1950, а спрос на воду растет быстрее, чем население.

Растущее использование воды на промышленные и бытовые нужды еще больше ограничивает возможности орошения и вынуждает страны с быстро растущим населением импортировать зерно. В конце 90-х годов 34 страны с "напряженным водным балансом" в Африке, Азии и на Ближнем Востоке имели меньше 1700 кубических метров воды на жителя в год и ежегодно импортировали около четверти всего продаваемого на мировом рынке зерна – примерно 50 млн. т [5].

В целом, по оценкам Международного Института водного хозяйства, уже в 2025 году миллиард человек будут жить в странах с абсолютным дефицитом воды. Даже при более высокой эффективности ирригации они не смогут поддерживать душевое производство продовольствия на орошаемых землях на уровне 1990 года и обеспечивать водой промышленные, бытовые и экологические нужды. Им придется импортировать продовольствие, если это вообще будет возможно. А к 2050 году число людей, испытывающих нехватку воды, будет намного большим.

Перенаселение земли с каждым годом будут обострять проблемы продовольствия и чистой воды, которые могут привести к военным конфликтам, как локальным так и к глобальным. Если проблемы продовольствия в основном коснуться малоразвитых стран, то проблема воды касается всех и это обостряет конкуренцию всех стран на владение запасами пресной воды.


1.2 Смертность


Здоровье и долголетие – важнейшие и неоспоримые ценности социального развития. За последние десятилетия средняя продолжительность ожидаемой при рождении жизни значительная выросла за счет усиления внимания к проблемам здоровья и сокращения детской и младенческой смертности. Соответственно, возросла доля стран, правительства которых считают приемлемым сложившийся уровень смертности, - с 37% в середине 1970-х и 1980-х годов до 43% в 2007 году. Более выражена эта тенденция в группе развивающихся странах, среди которых доля удовлетворенных уровнем смертности увеличилась с 24% до 36%. [40]

Однако между развивающимися и развитыми странами сохраняются значительные различия в объективных и субъективных оценках тенденций смертности. Средняя продолжительность ожидаемой при рождении жизни составляла в 2000-2005 годах 76 лет в развитых странах, 64 года в развивающихся и всего лишь 53 года в наименее развитых странах мира. [40]

Одной из причин стагнации и даже роста смертности в некоторых африканских странах является эпидемия ВИЧ-инфекции и СПИДа. Поэтому неудивительно, что оценка приемлемости сложившегося уровня смертности в существенной степени зависит от уровня развития страны. В 2007 году неприемлемым считали сложившийся уровень смертности чуть более трети развитых стран (хотя это и заметно больше, чем в середине 1970-1980-х годов), а среди развивающихся стран – почти две трети. Среди 50 наименее развитых стран ни одна не рассматривала сложившийся уровень смертности как приемлемый.

Из 105 стран (представляющих 50% населения мира), которые, в соответствии с Всемирной программой действия, поставили перед собой цель обеспечить к 2000-2005 годам среднюю продолжительность жизни не ниже 70 лет, 90 не смогли ее достичь. Причем в 48 из этих стран (14% населения мира), располагающихся в основном на африканском континенте к югу от Сахары, продолжительность жизни опустилась гораздо ниже целевого критерия – до уровня ниже 60 лет [40]. Столь низкий уровень продолжительности жизни объясняется множеством факторов, среди которых можно назвать военные и политические конфликты, экономические кризисы, социально-экономические сдвиги, распространенность нездорового образа жизни и вредных привычек, возвращение таких грозных инфекционных заболеваний, как малярия, туберкулез, холера, а также эпидемическое распространение ВИЧ-инфекции и СПИДа. Во многих странах с низкими доходами населения стоимость минимального пакета медицинского обслуживания заметно превышает уровень государственных расходов на здравоохранение. Так, в 2004 году среднедушевые расходы на здравоохранение в развивающихся странах составляли порядка 91 доллара США в год, а в наименее развитых – всего 15 долларов США [40]. Ситуация осложняется тем, что в ряде стран невозможно использовать дополнительные ресурсы и не хватает медицинских работников из-за низкой оплаты труда, тяжелых условий труда и эмиграции квалифицированных кадров.

Как уже говорилось выше, проблемы детской и материнской смертности заняли, по оценкам национальных правительств, соответственно, второе и третье места среди проблем населения, вызывающих особую озабоченность государств мира. Правда, за последнее десятилетие озабоченность этими проблемами несколько ослабела – доля правительств, считающих приемлемым сложившийся в их странах уровень смертности детей в возрасте до 5 лет, снизилась с 77% в 1996 году до 73% в 2007 году[40]. Но произошло это в основном за счет развитых стран, а среди развивающихся стран она, напротив, возросла. Быстрое снижение детской смертности, наблюдавшееся до 1990 года в развивающихся странах, сменилось в 90-е годы почти стагнацией. По оценкам за 2006 год, число детей, умерших в возрасте до 5 лет, впервые снизилось до 10 миллионов в год. Но половина из них до сих пор умирает от таких предотвратимых причин, как острые респираторные инфекции, диарея, корь и малярия.

Высокая материнская смертность также вызывает серьезную озабоченность. В 2007 году 70% национальных правительств (135 из 193 стран) считали неприемлемым сложившийся уровень материнской смертности, среди развитых стран – 33% (16 из 49 стран), среди развивающихся – 83% (119 из 144), в том числе среди наименее развитых – 98% (48 из 50). По оценкам, около полумиллиона женщин умирает ежегодно во время беременности или родов, в большинстве своем – в странах Африки, расположенных к югу от Сахары, и в Азии.

Эпидемия ВИЧ-инфекции и СПИДа является одним из наиболее серьезных вызовов, с которыми столкнулось международное сообщество в последние годы. С 1981 года, когда это заболевание было впервые диагностировано, от него умерло более 25 миллионов человек. В 2007 году более 33 миллионов человек были ВИЧ-инфицированы. Распространение этой инфекции в ряде стран практически перечеркнуло многие достижения социально-экономического развития, приведя к повышению уровня заболеваемости и смертности и подорвав основы существования домохозяйств, предприятий, отдельных отраслей (сельского хозяйства, образования, здравоохранения) и национальных экономик. Если в 1996 году серьезную озабоченность распространением ВИЧ-инфекции высказывали 71% национальных правительств (89 из 125 стран), то в 2007 году уже 90% (175 из 194). При этом в наибольшей степени озабочены правительства наименее развитых стран мира – 98%.[40]

Уже с середины 1980-х годов некоторые правительства стали предпринимать определенные меры, чтобы противостоять натиску эпидемии, однако они, чаще всего, были разрознены и направлены, в основном, на решение проблем здоровья. Но в последние годы были выработаны целые стратегии противостояния ВИЧ-инфекции и СПИДу, которые включают в себя следующие направления: превентивные меры, направленные на предотвращение распространения заболевания; лечение и уход за заболевшими; защита от дискриминации и отчуждения заболевших; развитие скоординированных межведомственных стратегий; создание органов, координирующих деятельность по борьбе со СПИДом и ВИЧ-инфекцией; развитие партнерских отношений между гражданским обществом, групп людей, проживающих с ВИЧ-инфицированными, местными сообществами, неправительственными организациями и частным сектором экономики.

Для лучшего общественного осознания проблемы, правительства стремятся привлечь к ним внимание, поддерживая специальные информационно-образовательные программы в средствах массовой информации и коммуникации. Участие в этих программах неправительственных организаций, людей, зараженных ВИЧ-инфекцией, религиозных деятелей и международных организаций-доноров в значительной степени повышают эффективность таких программ.

Антиретровирусная терапия способна существенно увеличить продолжительность жизни ВИЧ-инфицированных и облегчить их страдания, но до сих пор она остается весьма малодоступной. Хотя почти 85% стран (165) заявили о своей поддержке доступности антиретровирусной терапии в 2007 году, во многих из них фактический охват таким лечением остается крайне низким. Несмотря на совместные международные и национальные усилия снизить стоимость медицинских препаратов, только 2 из 7,1 миллиона человек, нуждающихся в таком лечении в развивающихся странах, получали его по состоянию на конец 2006 года.

Программы поддержки практики использования презервативов (безопасного секса) достаточно широко распространены (в 86% стран мира), однако спрос на них до сих пор остается неудовлетворенным, а качество низким. По оценкам экспертов ООН, предложение презервативов на 50% ниже необходимого.

В 2007 году правительства 182 из 195 стран (93%) отметили, что в их странах производятся профилактические анализы крови на наличие ВИЧ. Среди развивающихся таких стран было 135, или 92%, среди развитых – 47, или 96%. Однако важно подчеркнуть, что страны различаются степенью охвата населения такими программами.

Правительства все большего числа стран принимают законодательные акты в целях защиты людей, пострадавших от ВИЧ-инфекции. О проведении мер, обеспечивающих недопущение дискриминации ВИЧ-инфицированных людей, в 2007 году заявили 63% национальных правительств. Среди развитых стран их доля достигает 76%, среди развивающихся – только 58%, в том числе среди наименее развитых – 38%. В Африке, где эпидемия распространена особенно широко, о реализации таких мер заявили 47% стран [40].


1.3 Старение населения в развитых странах


1999 год был объявлен ООН международным годом пожилых людей. Старение населения – один из знаменательных демографических процессов, который нельзя ни остановить, ни повернуть вспять. Мир вступил в "век пожилых людей".

Старением населения демографы называют увеличение относительной доли лиц пожилого возраста. Население страны считается постаревшим или стареющим, когда эта доля превышает 7-8% общей его численности. В большинстве экономически развитых государств Запада к категории пожилых принято относить людей 65 лет и старше. В некоторых странах (в развивающихся Белорусии и России) границей считают 60 лет. Вообще граница пожилого возраста всегда будет условной, поскольку психологические, биологические или социальные параметры останутся индивидуальными.

В некоторых странах, например во Франции и Швеции, первые признаки старения населения наметились еще в прошлом столетии, но никогда раньше увеличение доли старших возрастов не происходило столь быстро и масштабно, как ныне.

Сейчас в 15 странах ЕС, где проживает 374 млн. человек, около 57 млн., в среднем 15%, находятся в возрасте 65 лет и старше. Самая молодая страна – Ирландия (11,5%), а самая старая – Швеция (17,5%). Однако в ближайшие десятилетия разрыв будет уменьшаться. Во втором десятилетии XXI века доля стариков в странах ЕС достигнет пика, ибо в пожилой возраст вступят поколения, родившиеся в период последнего бэби-бума (1946-1964 г.). По сравнению с западноевропейскими странами США – более молодое государство: лиц 65 лет и старше здесь менее 13%.

Причины старения населения в странах ЕС двойственны. С одной стороны, это спад рождаемости, который приводит к сокращению доли детей и молодежи. С другой – рост продолжительности жизни. Средняя ожидаемая при рождении продолжительность жизни в странах ЕС в целом в 1996 году превысила 80 лет для женщин и 74 года для мужчин. Дольше всех живут в Швеции, меньше других – в Португалии.

Какие экономические и социальные последствия имеет старение населения? Во-первых, увеличивается доля пенсионеров по возрасту. Во-вторых, увеличение доли пожилых людей ставит перед обществом задачу организации ухода за ними, тем более, что удельный вес лиц старше 80 лет растет быстрее, чем доля пожилых людей в целом. С 1960 по 1990 годы численность населения 80 лет и старше выросла в странах ЕС с 5 до 12 млн. человек, то есть на 140%. В-третьих – медицинское обслуживание пожилых, потребность в котором по мере старения, естественно, возрастает. Медицинское обслуживание требует дополнительных средств, расширения сети медицинских, геронтологических учреждений, качественной перестройки системы здравоохранения. В-четвертых, занятость пожилого населения, обеспечение работой "молодых пожилых", желающих работать.

Не менее важно сохранение у пожилых активной жизненной позиции, вовлечение их в общественную жизнь, борьба с одиночеством. Один из путей – привлечение "молодых пожилых" к уходу за престарелыми.

Старение населения воздействует на структуру материального производства и сферы услуг, изменяя ассортимент товаров и услуг в соответствии с запросами пожилых клиентов. Требуется изменить и некоторые технологические операции, приспособить машины и оборудование к возрастным особенностям работников. Запросам старших возрастов должны также отвечать возможности и удобства пользования средствами транспорта.

Определенная часть пожилого населения в государствах ЕС хочет и может работать. Однако в ряде стран существуют законы и подзаконные акты, которые устанавливают возраст, когда человек должен оставить работу. В большинстве стран ЕС такой границей является 65 лет. Но жизнь не всегда укладывается в жесткие предписания законодателей. Поэтому в соответствии с некоторыми пенсионными системами поощряется досрочный выход на пенсию.

С одной стороны, налицо тенденция более раннего выхода на пенсию, что в отдельных странах ведет к некоторому снижению пенсионных выплат. С другой – часть профессионалов, особенно высокого уровня, не желает выходить на пенсию даже в установленное законом время. В целом, доля работающих после 65 лет сокращается. Это не относится к фермерским хозяйствам, где люди трудятся до преклонного возраста, но доля занятых в сельском хозяйстве невелика и продолжает уменьшаться.

Если обратиться к статистике занятости мужчин в возрасте 60-64 лет, то окажется, что в 1994 году в 9 странах ЕС доля работающих в этой возрастной категории была наиболее велика в Швеции – 68%, Дании – 57% и Великобритании – почти 57%, минимальна в Австрии – 21,5%.После 65 лет доля работающих резко падает. Сопоставление данных 1970, 1975 и 1980 гг. отчетливо отражает неуклонное сокращение доли работающих пожилых, т.е. налицо тенденция более раннего выхода на пенсию даже у мужчин.

Огромный приток женщин (часто высокообразованных) на рынок труда ведет в некоторых странах к вытеснению пожилых мужчин. Применение принципиально новой техники и технологии производства также вытесняет старшее поколение из состава рабочей силы. Переподготовку пожилых предприниматели считают невыгодной – средства целесообразнее вкладывать в обучение молодых, перспективных работников, у которых впереди еще много лет трудовой жизни.

Процесс старения населения тесно связан с эволюцией, которую претерпевает в европейских странах институт семьи. Сейчас в результате крупных социальных, демографических и экономических изменений семья разобщена по поколениям и часто не может обеспечить ухода за престарелыми родственниками. Доля пожилых, живущих со своими детьми или родственниками, неуклонно сокращается.

Некоторые специалисты утверждают, что семья разваливается и даже существует опасность ее полного исчезновения как общественного института. Во всяком случае размер семьи во всех странах ЕС уменьшается. В основном современная семья состоит из родителей и несовершеннолетних детей. Женатые дети, как правило, не живут со своими родителями и все меньше хотят и могут оказывать им материальную помощь.

За последние десятилетия в странах ЕС число домашних хозяйств, состоящих только из пожилой супружеской пары, выросло. Увеличилось и число одиноких стариков, которые иногда объединяются для совместного проживания, но это редкие случаи. Все меньше стариков живет с другими родственниками. При этом старики-родители часто сами высказывают желание жить отдельно, хотя и неподалеку, от детей.

Различия между странами ЕС по условиям жизни стариков довольно велики. В Швеции, например, подавляющее большинство пожилых людей живет удовлетворительно. Риск оказаться за чертой бедности здесь самый низкий в ЕС. В этой стране также самая низкая доля населения, которое не доживает до 60 лет, - всего 8%. Что касается некоторых других стран ЕС, то там перспектива не дожить до 60 лет такова (%): Великобритания, Ирландия, Италия, Нидерланды, Норвегия – 9, Бельгия и Испания – 10, Германия, Финляндия и Франция – 11, Дания – 12.

"Бум стариков" постепенно охватывает весь мир, порождая немало проблем. Человечество должно отдавать себе отчет в важности задач, выдвигаемых в "век пожилых", признать ценность старшего поколения, стимулировать людей всех возрастов. Страны Европейского союза уже немало сделали для достойной жизни пожилого населения. Но всеобъемлющая государственная политика еще ждет своей разработки.


1.4 Урбанизация


Современный этап развития мирового сообщества часто называют "эпохой крупных городов", а сам процесс урбанизации – "тихой революцией" XX столетия. Действительно, именно на вторую половину текущего века приходится пик практически всех основных количественных параметров городского роста, а конец столетия в определенной мере подводит черту экстенсивному развитию урбанизации. Если раньше урбанизация рассматривалась как своего рода производная прочих важных глобальных процессов формирования социально-экономического ландшафта планеты, то к настоящему времени результаты городского роста определились в самостоятельную движущую силу развития общества. Это хорошо отражают закономерности территориальной концентрации производительных сил мирового сообщества, в том числе образование обширных, часто трансграничных, городских форм расселения, возникновение наднациональных центров мировой экономики, так называемых "мировых городов", и многие другие.

Человечество находится на пороге целого ряда кардинальных эволюционных переломов в своем развитии. Так, в ближайшем десятилетии, согласно последним оценкам экспертов ООН, ожидается, во-первых, прекращение роста и последующая убыль абсолютной численности сельского населения, а во-вторых, еще раньше, уже в самом начале XXI века свершится эпохальное событие – численность городского населения превзойдет общее число сельских жителей. Таким образом, городские отношения во всей широте своего социального содержания будут количественно закреплены и официально признаны в качестве доминирующих.

Весьма неоднородной остается картина и по уровню урбанизованности различных стран. Так, с одной стороны, в 2/5 всех государств мира явно преобладает сельское население (преимущественно страны Африки и Азии), а с другой – в 52 государствах или чуть менее 1/5 (23,4%) доля горожан превышает 75% (страны Европы, Северной и Латинской Америки) . Другое дело, что в отличие от параметра региональной концентрации территориальная контрастность урбанизации имеет устойчивую тенденцию к сокращению. Разрыв уменьшается за счет динамичного прироста горожан в развивающихся странах при его стабилизации и даже стагнации в большинстве экономически развитых государств. На сегодняшний день 9/10 всего прироста городского населения планеты приходится именно на развивающиеся страны, особенно азиатского региона, которые, собственно, во многом и определяют современное "лицо" мирового процесса урбанизации.

В результате гетерогенности и разнотемповости развития процесса урбанизации в различных странах и регионах городской ландшафт мира в последнее время испытывает глубокие трансформационные подвижки. Это хорошо фиксируется, например, коренным изменением распределения городского населения между развитыми и развивающимися государствами.

В географическом плане равнодействующая городского роста однозначно указывает на существенной сдвиг в генеральном направлении с Запада на Восток. Хотя точнее было бы говорить о "возврате на Восток", который еще с древнейших времен и вплоть до середины XIX века считался более городским, чем Запад.

Одним из наиболее ярких атрибутивных свойств современного процесса мировой урбанизации является динамичный рост как абсолютного числа крупных городов, в том числе мегагородов, так и концентрации в них населения. Достаточно сказать, что в середине столетия "городами-миллионерами" располагала только каждая седьмая страна мира, а в настоящее время – уже каждая третья. Ныне на планете насчитывается около 370 агломераций с населением более 1 млн. жителей, в которых проживает примерно 37% горожан и 17% всего населения планеты. Перманентное увеличение удельного веса крупных и сверхкрупных городов в демоурбанистической структуре мира в целом, а также как развитых, так и развивающихся стран, однозначно свидетельствует об опережающих в них темпах роста населения по сравнению с городскими образованиями более низких иерархических рангов.

Очевидно, что формирование системы крупногородского расселения мира следует в канве общих тенденций процесса урбанизации. Хотя именно в этом случае наиболее ощутимо усиление позиций стран "третьего мира". Так, за последний полувековой период в развитых государствах численность как всего, так и крупногородского населения практически удвоилась, а в развивающихся странах шестикратное увеличение количества горожан сопровождалось десятикратным ростом крупногородского населения. Удельный вес крупногородского населения в современной демоурбанистической структуре каждого из "двух миров" практически одинаков: 36,1% - для экономически развитых стран и 35,9% - для развивающихся, хотя еще в середине века соотношения были совсем другими – соответственно 29,1 и 22,5%.

Важно подчеркнуть, что пространственное распределение крупногородских форм расселения характеризуется значительной контрастностью. Различия между субрегионами мира только по абсолютному числу крупнейших городских центров достигают двух порядков. На сегодняшний день лидирующие позиции а по числу "городов-миллионеров" занимают Восточная и Юго-Центральная Азия, отличающиеся сравнительно невысоким уровнем урбанизированности территории, но располагающие целым рядом стран с многочисленным городским населением и развитой, многоядерной сетью расселения. На долю этих двух регионов приходится более 1/3 всех "городов-миллионеров" мира. Еще одну треть рассматриваемых агломераций аккумулируют Северная Америка и Европа, а замыкают ранжированный ряд регионов Меланезия, Микронезия и Полинезия, в которых на сегодняшний день нет ни одного города людностью более 600 тыс. жителей.

Влияние урбанизации на демографические процессы проявляется в значительной мере в зависимости от территориальной дифференцированности городской среды, прежде всего от различия городов по величине и экономическому профилю (функциональному типу). По мере развития процесса урбанизации уровень рождаемости городского населения по сравнению с сельским падает. В дальнейшем происходит падение рождаемости и в сельской местности. В некоторых странах третьего мира (например, в Египте) более высок уровень рождаемости в городах, что объясняется целым рядом социально-экономических, демографических и религиозных факторов, в частности тем, что в городах более сбалансированное соотношение полов. Почти во всех странах уровень рождаемости у городских жителей, недавно переехавших из сельской местности, выше, чем у давно живущих в городах (если адаптация сельских жителей в городах не сопряжена с большими трудностями). Уровень смертности на первых этапах развития урбанизации выше в городах, чем в сельской местности, что объясняется антисанитарными условиями жизнедеятельности концентрированных масс населения. Особенно высока младенческая смертность. Сельские жители, переезжающие в города, обычно плохо приспособлены к условиям городской жизни. Однако с течением времени различия в уровне смертности городского и сельского населения сокращаются. В развитых странах эти различия практически отсутствуют.

Современная урбанизация является главным фактором негативного человеческого воздействия на окружающую среду, так как именно в них сосредоточены основные производственные мощности любой страны мира. Вследствие роста агломераций появляются целые области и даже регионы с неблагоприятной экологической обстановкой. Экологи уже ввели такие термины, как "урбосистема" (совокупность географических, биологических и технологических систем, когда флора и фауна живой природы вынуждена существовать в условиях плотной городской застройки в самом разнообразном климате и экологической ситуации), т.н. "городская экосистема" (смесь природной и антропогенной подсистем).

Интересная особенность связана с урбанизацией в развивающихся странах: город растёт не только вверх, но и начинает всё быстрее занимать новые пространства, образуя крупнейшие в мире агломерации (Мехико, Дели, Калькутта, Бомбей, Сан-Паулу, Шанхай и др.).

Много проблем связано и с влиянием на литосферу Земли: при строительстве модифицируется рельеф, осушаются небольшие водоёмы и речки, возникают оползни и овраги, нередко грунтовые воды подтапливают постройки (из-за изменения уровня подземных вод в черте города). Низкая экологическая культура человека ведёт к образованию незапланированных властями свалок бытовых отходов, промышленные предприятия также вносят посильный вклад в загрязнение земли токсичными отходами производства.

Гидросфера тоже страдает от огромного (в десятки раз большего в сравнении с сельским населением) личного потребления воды (до 400 л/сут.), сточных вод, воздействия транспорта и др.

Состав атмосферы над крупными агломерациями изменяется не в лучшую сторону из-за летучих газообразных отходов, дисперсной пыли, дыма фабрик и заводов в черте города. Особенно уязвима атмосфера к негативному воздействию транспорта. Шум от тысяч моторов также можно отнести к подвиду загрязнения воздушной среды.

Но, пожалуй, самое разрушительное воздействие город, как не странно, оказывает на каждого из нас, его жителей. Потери отчасти сглаживаются более качественными, чем на селе, продуктами питания, преимуществами в медицинском обслуживании и др.

Возможное улучшение ситуации мне видится в следующих шагах:

-максимально широкое озеленение улиц, дворов, аллей;

- создание городских садов и парков с водоёмами, животными и птицами;

- создание реальной возможности (введением экономических, социальных и законодательных норм) часто и регулярно(не менее 1 раза в месяц) выезда на природу;

- введение ограничений на загрязнение отдельными видами отходов для каждого города в отдельности с целью более полного контроля за общей экологической ситуацией.

Вряд ли в следующие полвека-век кардинально изменится тип производства и люди перестанут так сильно зависеть от городов. Пока же городской населённый пункт – это зло, с которым приходится мириться. Идеи "экополисов" так же популярны, как и неисполнимы, а значит, нам ещё долго предстоит терпеть шум, смог и непрекращающуюся суету Большого Города.

К концу XX столетия в целом ряде экономически наиболее развитых стран мира стабилизировалась достигшая максимума концентрация производительных сил в городской среде, крупнейшие городские центры окончательно оформились в качестве своего рода интегральных элементов социально-экономического "ландшафта" планеты, а процесс урбанизации становится все более значимой преобразующей силой.



2. Миграция как одна из форм демографических проблем


2.1 Факторы и тенденции миграции в мире


На протяжении всей истории человечества миграционные процессы играли значительную роль в формировании демографической картины мира. В условиях экономической и политической глобализации претерпели изменения не только базовые характеристики международных миграционных процессов, но и факторы, их определяющие.

Международная миграция в современном обществе является довольно значимым явлением с точки зрения масштабов (по данным ООН, в 2000 г. В мире насчитывалось 174,8 млн. мигрантов) [ 27, с. 5], а также социально-экономических и политических последствий для стран и регионов. Преобладающим направлением современной миграции стали перемещения населения из беднейших развивающихся стран в экономически развитые государства.

Следует заметить, что масштабы миграционных процессов в мире имеют тенденцию к постоянному увеличению – в них вовлекается все большее число людей. В частности, только за 2000 г. количество мигрантов выросло на 20,8 млн. человек, или примерно на 13,5% по сравнению с предыдущим годом. Принято считать, что миграция стала одним из проявлений процесса глобализации мировой экономики и определяется в основном причинами объективного порядка.

Отчасти с подобной точкой зрения можно согласиться, в последнее время в мировой экономике действительно четко обозначились два противоположных полюса – богатый Север и бедный Юг, отличающиеся не только социально-экономическими, но и демографическими параметрами, которые традиционно порождали международную миграцию населения.

По численности населения развивающиеся страны прочно закрепились в верхней части списка. По итогам 2001 г. в числе пятнадцати стран-лидеров по численности населения насчитывалось 11 развивающихся стран и всего 3 экономически развитых (США, Япония, Германия), а также Россия, занимавшая седьмое место. В условиях ограниченности природных ресурсов и отсутствия свободных земель во многих развивающихся странах довольно велика плотность населения.

Также существует огромный разрыв в темпах прироста населения по типам стран. В экономически развитых странах естественный прирост населения крайне низок или даже отрицателен. К примеру, депопуляция населения отмечается в Германии (–0,1%), нулевой показатель – в Италии, очень невысокий естественный прирост – в Великобритании (0,1%), Японии (0,2%), Канаде (0,3%), Франции (0,4%), США (0,5%).

Население развивающихся стран, напротив, растет быстрыми темпами: на территории Палестины оно увеличивается на 3,7% в год, в Йемене – на 3,3%, в Конго – на 3,1%, Буркина-Фасо – на 3,0%, в Эфиопии – на 2,9%. Несопоставимо различаются также и показатели рождаемости. Коэффициент суммарной рождаемости в Нигере составляет 7,5 детей на одну женщину, в Йемене – 7,2, Конго – 6,3, Афганистане – 6,0, Палестине – 5,9, в то время как странах ЕС едва превышает 1,3, а в США – 2,1 [30].

Согласно прогнозам ООН, подобная динамика демографических показателей в обозримой перспективе изменит список стран-лидеров по численности населения. К 2025 г. в число пятнадцати стран-лидеров войдут Эфиопия и Конго, вытеснив Германию и Египет. Кроме того, Россия и Япония переместятся вниз списка. Сами по себе подобные изменения, возможно, и не представляли бы значимой угрозы для мировой цивилизации, если бы не увеличивающаяся экономическая пропасть между богатыми и бедными странами.

Существование подобной экономической "пропасти" не вызывает сомнений. Состояние троих богатейших людей планеты – американских бизнесменов Б. Гейтса, П. Лена, У. Баффита превышает ВНП наименее развитых стран с населением 600 млн. человек [28, с. 6] В 1999 г. показатель ВНП на одного жителя составлял в Люксембурге 41,2 тыс. долларов, в США – 31,9 тыс. долларов, Швейцарии – 28,8 тыс. долларов, Канаде – 25,4 тыс. долларов. В беднейших государствах мира показатель ВНП гораздо меньше: Сьерра-Леоне – всего 440 долларов, Танзании – 500 долларов, Нигерии – 770 долларов на душу населения. Как видно, разница довольно ощутима.

Подобная стратификация сложилась и в оплате труда. Мексиканский рабочий-иммигрант получает в США 278 долларов в неделю, в то время как у себя на родине – лишь 31 доллар. В 1995 г. почасовая оплата труда в Индии и Китае составляла 0,25 долларов; в Таиланде – 0,46; в России – 0,6; в Венгрии – 1,7; в Польше – 2,1 против 3,8 доллара в Великобритании; 14,4 в Австралии; 16,0 – в Канаде; 17,2 – в США; 19,3 – во Франции; 23,7 – в Японии; 31,9 – в Германии[29, с. 24].

Кроме того, за цифрами приведенной выше статистики скрываются такие сложные и актуальные для развивающихся стран проблемы, как голод, высокая безработица, неблагополучная санитарно-эпидемиологическая обстановка, хроническая бедность, межнациональные конфликты и локальные войны.

Поистине страшны цифры, которые показывают, что каждый третий житель Ботсваны в возрасте 15–49 лет, а также каждый четвертый житель Свазиленда и Зимбабве инфицированы ВИЧ. Около 32% населения развивающихся стран живут за чертой бедности, более 30% – не имеют доступа к чистой воде. В странах "третьего" мира насчитывается около 1 миллиарда безработных, из них происходит около 16 млн. беженцев (9% общего числа мигрантов в мире)[30].

Однако объяснять процесс интенсификации миграции исключительно объективными причинами демографической и социально-экономической дифференциации было бы не совсем верно. Прежде всего, это осознание широкими массами населения беднейших стран своего тяжелого положения по сравнению с жителями стран Запада. Как отмечает профессор Н.М. Римашевская, "бедного делает бедным не только уровень доходов, а осознание того, что у него нет чего-то, что есть у других" [28, с. 6]. Глобализация разрушила изоляцию локальных сообществ, увеличила поток информации о качестве жизни в странах Запада, породила зависть и желание "бедняков" хотя бы минимально приблизиться к подобному уровню потребления, стимулировав миграцию в экономически развитые страны. Информацию о социально-экономических возможностях в развитых странах потенциальные мигранты получают по каналам родственных связей. П. Стокер предлагает именовать подобный обмен информации, влияющий на принятие решения о миграции, "миграционной сетью" [35, с. 40].

Таким образом, в условиях глобализации мировой экономики четко оформились две основные группы факторов миграции. Первая группа – объективные факторы социально-экономического и демографического порядка: безработица, нищета, перенаселенность. Вторая группа – субъективные факторы: осознание безысходности положения и жизненных перспектив в стране прежнего проживания, стремление повысить уровень жизни и доходов.


2.2 Новые акторы миграционного процесса в эпоху глобализации


Миграция в условиях глобализации при всей внешней стихийности может носить довольно организованный характер как с точки зрения стимулов к принятию человеком решения о переселении, так и с позиции поддержки процесса адаптации и "приживаемости" мигранта на новом месте жительства. Структурами, заинтересованными в активизации миграции, в развивающихся странах могут быть правительства, а также некоторые нелегитимные организации (организованные преступные группы, кланы, радикальные организации, религиозные секты и пр.). Назовем их акторами миграционного процесса.

Российский социолог И.В. Бестужев-Лада выделяет три основных структурных типа таких акторов: политические режимы типа бывшей диктатуры Саддама Хусейна, готовые к "освободительным походам", религиозные тоталитарные секты, мафия [14, с. 48]. Английский исследователь Дж. Солт считает, что международная миграция в условиях глобализации – это организованный разветвленный международный бизнес, обладающий огромным бюджетом; он манипулирует сотнями тысяч рабочих мест и людей по всему миру и управляется сетью организаций и институтов, у каждого из которых есть деловой интерес в этом бизнесе [29, с. 24].

Мы полагаем, что правительствами, которые стимулируют миграцию своих граждан за рубеж, обычно движет прагматизм, ведь таким способом можно хотя бы частично ослабить социально-экономическое и демографическое "напряжение" в обществе, не инвестируя при этом особые средства в социальные программы, политику занятости населения, систему образования, здравоохранения, социального обслуживания. Однако иногда не последнюю роль играют геополитические амбиции и стремление получить новые ресурсы и рынки сбыта.

Известны факты из истории некоторых стран, когда за активным переселением мигрантов следовала экономическая экспансия, а затем и аннексия соседней территории в результате политического или военного вмешательства (территориальные захваты в Северной Америке англичанами, голландцами и французами, отторжение территории Техаса у Мексики). На первый взгляд, в современном мире подобная схема развития событий выглядит, по меньшей мере, архаичной и вряд ли реализуемой, но в эпоху глобализации появляются совершенно иные механизмы влияния – экономические и финансовые рычаги, а роль миграции и мигрантов в осуществлении глобальных геополитических проектов по-прежнему остается довольно важной.

В этой связи наиболее наглядна ситуация в Китае, испытывающем в последние годы бурный экономический подъем. Здесь действует концепция единой нации ("чжунхуа миньцзу"), являющаяся неотъемлемым элементом внешней политики. Правительство страны проводит четкое различие между государственными и национальными интересами: первые затрагивают государственный суверенитет КНР, а вторые – единую нацию, ареал распространения которой гораздо масштабнее государственных границ страны. Поэтому, говоря о Китае как о "большом пространстве", следует иметь в виду, что китайцы понимают его как многомерное. Пекин "собирает земли", объединяет нацию, причем данная политика, очевидно, рассчитана на долгосрочную перспективу.

Китайская диаспора – "хуацяо" – насчитывает в настоящее время около 550 тыс. человек в Европе, примерно 3,1 млн. человек в США и Канаде, около 500-800 тыс. человек в России [21, с. 128], несколько миллионов человек в странах Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании. Эта диаспора представляет собой реальную основу воплощения геополитических планов КНР. В некоторых странах Юго-Восточной Азии китайцами фактически реализован механизм экономической экспансии через изменение этнического состава населения. В настоящее время в Сингапуре китайцы составляют около 80% населения, в Малайзии они второй по численности этнос (более 5,1 млн. человек), в Таиланде – примерно 10,4% населения, в Индонезии – 2,6%. Закрытость и иерархичность китайских общин позволила китайцам сохранить этническую идентичность. Китайцы не только не растворились среди других этносов, но и создали свой параллельный мир бизнеса, большая часть которого на первых порах пребывала в тени, но со временем фактически взяла под контроль экономики Сингапура, Индонезии, Таиланда, Филиппин.

Китайские кварталы ("чайна-тауны") довольно распространены во многих крупных городах США (Сан-Франциско, Лос-Анджелес, Нью-Йорк), Канады и Европы. В Канаде этническое присутствие китайцев особенно заметно в западной провинции Британская Колумбия. Здесь иммиграция китайцев подтолкнула развитие экономики, активизировав спрос на рынке недвижимости и привнеся восточноазиатскую экономическую динамику. По прогнозам социологов, численность этнических меньшинств, составляющих в настоящее время около трети населения Торонто, к 2005 г. увеличится до 50%. В Ванкувере доля небелого населения возрастет до 40%, в Монреале, Оттаве, Виндзоре, Виннипеге, Калгари и Эдмонтоне – до 20–30% населения [30].

Согласно данным опросов, около 70% канадцев относятся к китайцам довольно лояльно, признаки социальной напряженности возникают в основном на границах "чайна-таунов", где и происходит столкновение ценностей. Канадское общество ориентировано на социальное равенство и справедливость. Оно болезненно реагирует на консервативный поворот во внутренней политике страны и углубление имущественной дифференциации. И поэтому отчуждение порождают не язык и не цвет кожи иммигрантов из Гонконга и Тайваня, а привычка выставлять богатство напоказ. Китайские мигранты покупают небольшие дома в дорогих районах Ванкувера и Торонто, сносят их и строят новые, максимально используя легальные ограничения по высоте и площади. В результате появилось большое количество домов, которые не вписываются в привычный ландшафт канадских городов.

За последнее время консалтинговые фирмы, которые обслуживают состоятельных иммигрантов из Гонконга и Тайваня, постарались довести до сознания своих клиентов, что такое строительство может только усилить отчуждение мигрантов от сообщества соседей. Городские власти Ванкувера даже были вынуждены запретить вырубку более одного дерева в год без специального разрешения. Примечательно, что иммигранты восприняли это постановление не как экологическое, а как этническое, инспирированное местным англосаксонским населением и направленное против прибывающих богатых китайцев. Сходные тенденции исследователи фиксируют и в России [4, с. 316]. Некоторые аналитики считают, что современный Китай заинтересован в эмиграции своих граждан и росте "чайна-таунов" в различных странах, а отдельные эксперты даже обвиняют Пекин в использовании этнических группировок для расширения своих "экспансионистских интересов".

По мнению некоторых российских ученых, в ближайшие десять-пятнадцать лет китайская миграция не создаст открытой реальной угрозы, они признают, что в общем-то КНР и нет особой необходимости открыто угрожать России или еще кому-то. "Большой" Китай создается экономическим путем. Эта политика поощряет постепенное создание прочных экономических и иных связей, для которых далеко не всегда необходима политическая интеграция.

Китайский бизнес на Дальнем Востоке успешно теснит российский в торговле, производстве продуктов питания и ширпотреба, строительстве. Это способствует оттоку российского населения их этих регионов и притоку в него китайцев. В связи с предстоящим вступлением России в ВТО эти процессы могут усилиться, поскольку устав организации исходит из принципа предоставления предпринимателям из стран-членов ВТО национального торгового режима. Поэтому вполне вероятно, что "через десятилетия Россия может осознать, что Китай в экономическом плане вернул себе тот 1 млн. кв. км, которые утратил в XIX веке.

Нелегитимные структуры также заинтересованы в активизации миграции. С одной стороны, они давно получают огромную прибыль за счет транспортировки и трудоустройства мигрантов, используют их как курьеров для доставки наркотиков, оружия, нелегальных товаров, расширяют территории и сферы своей деятельности, а с другой стороны, они имеют собственные геополитические амбиции. Оказывается, что реализация идей экспансии на более развитые территории и общества в мире скорее реализуема не столько на уровне государственном, сколько на уровне нелегитимных структур.

Например, радикальная Европейская арабская лига (ЕАЛ) в некоторых государствах Европы открыто выступает с требованием официального прекращения политики интеграции иммигрантов-мусульман в общество принимающей страны, требует превращения арабов в "равноценный" этнос, придания арабскому языку статуса государственного, исламу – роли официальной религии, введения квот для мусульман в учебных заведениях и государственных учреждениях. По некоторым данным, члены ЕАЛ близки к террористической организации "Хезболлах" и ставят своей целью создание в Европе арабского государства.

Отчасти реализация этих планов началась, и недавно пресса сообщила о том, что власти бельгийского города Антверпена "доигрались до настоящей катастрофы". Здесь активисты ЕАЛ создали, по сути, параллельные структуры власти – "общественную милицию", составленную из молодых марокканцев, которые патрулируют улицы мусульманских кварталов города, наблюдая за "правильностью" действий местной полиции. "Милиционеры" ходят по кварталам с плакатами "Плохие полицейские, Европейская арабская лига следит за вами"[11, c. 6.]

В Великобритании открыто действуют семь радикальных исламистских организаций, насчитывающих по разным оценкам 130–180 тыс. человек. Некоторые из них имеют тесные связи с террористическими группировками. По словам специалистов, примерно две трети исламистских сайтов, содержащих призывы к религиозной нетерпимости, поддерживаются именно из Великобритании.

Как показали события в США в сентябре 2001 года, события в Израиле, Чеченской республике и бывшей Югославии, арабские иммигранты активно рекрутируются радикальными группами для совершения террористических актов и диверсий, ведения военных действий. Американские спецслужбы в 1995 г. в штате Северная Каролина арестовали братьев Хамуд, сбывавших огромные партии сигарет, которые контрабандой доставлялись в США. На заработанные средства (около 7,5 млн. долларов) приобретались взрывчатка, приборы ночного видения, миноискатели для боевиков "Хезболлах". Спецслужбы установили, что предприниматели-арабы, живущие в США, не причастны к терактам 11 сентября 2001 г. – атака на Вашингтон и Нью-Йорк была профинансирована из-за рубежа. Однако известно, что террористы на Ближнем Востоке получают из США от 20 до 30 млн. долларов. Какими суммами пополняют подобные "серые" схемы ежегодный 100-миллионный бюджет "Аль-Каиды" – неизвестно. [34, c. 7]

Кроме того, мигранты часто используются преступными группами в качестве живых "контейнеров" для доставки наркотиков в страны Запада. Госдепартамент США считает, что крупным поставщиков наркотиков на мировой рынок стала нигерийская мафия, члены которой отличаются ловкостью и взаимной преданностью. Организованные преступные группы используют новый метод транспортировки наркотиков – "пулеметный", когда одним рейсом обычно следуют несколько наркокурьеров. Например, в Риме только в течение месяца 1999 г. среди пассажиров двух самолетов из Карачи было задержано соответственно пятнадцать и восемнадцать курьеров, работавших на нигерийские банды.

Фактически на поток поставлен бизнес по доставке и использованию труда нелегальных мигрантов из беднейших стран в экономически развитые страны. Существуют крупные преступные группы, специализирующиеся на трафике мигрантов, а сама эта проблема стала не просто серьезной, но и глобальной.

По оценкам ООН, на торговле людьми организованные преступные группы зарабатывают ежегодно 3,5 млрд. долларов. Как утверждает британский журнал "Экономист", доходы теневых структур на перевозке нелегальных мигрантов составляют около 5–7 млрд. долларов в год, а эксперты Управления Верховного комиссариата ООН по делам беженцев считают, что подобный бизнес приносит не менее 7 млрд. долларов чистого дохода в год. Председатель Палаты депутатов Италии Л. Виоланте располагает сведениями, согласно которым доходы теневого бизнеса по торговле людьми составляют около 5 млрд. долларов в год, а его жертвами становятся преимущественно дети, вынужденные мигранты, женщины. [16, c. 122].

Нелегальная транспортировка людей непосредственно связана с такими проблемами, как незаконное усыновление детей, проституция, торговля людьми для пересадки органов.

Например, сейчас рынок сексуальных услуг стран Северной Америки, Европы и Азии насыщен женщинами из развивающихся стран. По некоторым данным, из 200 тыс. проституток в Германии 75% женщин прибыли из других стран, в Великобритании из 80 тыс. – 50% иммигрантки, в Италии из 50 тыс. – 90% иммигрантки, во Франции из 30 тыс. – 60% [17, c. 59].

Исследователи выделяют несколько волн миграции женщин – жертв работорговли. Первую волну составляли тайские и филиппинские иммигрантки, вторую – доминиканские и колумбийские, третью – ганские и нигерийские, четвертую – женщины из Центральной и Восточной Европы (прежде всего, России, Украины, Молдавии). Данную тенденцию подтверждает информация Международной организации по миграции (МОМ). Согласно одному из отчетов этой организации, количество славянских женщин, перевозимых в Бельгию, Нидерланды, Польшу и Швейцарию, превысило традиционные "поставки" африканских, южноамериканских и азиатских женщин. Например, в 1994 г. 17% "артистических" виз, выданных Швейцарией танцовщицам, получили россиянки [30].

Контрабандисты, зарабатывающие на нелегальной иммиграции, выстроили своеобразные "технологические цепочки". Специально подготовленные люди расписывают потенциальным мигрантам все достоинства жизни в Европе. По мнению профессора социологии Чикагского университета и Лондонской школы экономики С. Сассена, "эффективный маркетинг нелегальной миграции серьезно увеличивает ее масштабы: не будь поставленной на поток рекламы, нелегальная миграция не была бы головной болью Европы" [17, c. 59].

В условиях глобализации повышается роль нелегитимных акторов в организации миграции населения. Миграция уходит в тень, где невозможно проконтролировать ее масштабы, защитить права мигрантов. В конечном итоге, это чревато не только ущемлением прав отдельных людей, попадающих в зависимость от организаторов миграции, но и угрозой безопасности целых государств.

Как любой сложный и многогранный феномен, международная миграция имеет довольно неоднозначные последствия. Считается, что в современном обществе она стала механизмом, который отчасти позволяет снимать демографическое и социально-экономическое напряжение, выравнивать диспропорции между бедным Югом и богатым Севером. Однако так ли все просто в этом вопросе и действительно ли механический перелив населения из трудоизбыточных и бедных регионов в менее населенные и богатые может привести к снижению напряженности в обществе? Полагаем, что нет. Миграция – это не только социально-экономический, но и сложный этнокультурный процесс, который сопровождается, помимо увеличения или уменьшения численности населения, еще и изменением его этнического состава, формированием локальных этнических общностей и диаспор, вносит изменения в культурно-бытовую сферу и даже меняет репродуктивные установки населения.

Скорее всего, напряжение снимается только на одном полюсе мировой экономики – в странах происхождения мигрантов. Там сокращается количество безработных, из-за рубежа мигранты присылают денежные переводы, на которые существуют домохозяйства, а порой целые населенные пункты и национальные экономики. Ежегодно мигранты направляют около 70 млрд. долларов в свои страны в форме денежных переводов. По данным ООН, в 2000 г. денежные переводы мигрантов из-за рубежа в свои государства составляли более 10% ВВП Албании, Боснии и Герцеговины, Кабо-Верде, Сальвадора, Ямайки, Иордании, Никарагуа, Самоа, Йемена [30].

По мнению руководителя отдела миграции Международной организации труда (МОТ) М. Абеллы, трудовая миграция оказывает огромное воздействие на экономику и общество стран происхождения мигрантов. Ее социальные последствия довольно весомы и ощутимы. Значительная часть зарубежных доходов расходуется на приобретение отечественных предметов потребления и услуг, а также жилищное строительство, которое оказывает стимулирующее воздействие на развитие экономики.

В странах-реципиентах (в большинстве своем экономически развитых) миграция имеет также определенные положительные последствия. Прежде всего, она пополняет трудовые ресурсы и компенсирует сокращение численности населения. Это особенно актуально для "стареющего" населения Европы. Если в 1970 г. люди старше 65 лет составляли 8,2% населения европейских стран, то к 2001 г. – уже 16,2%. По прогнозам, к 2025 г. в общей численности населения этих стран доля пенсионеров будет составлять 21%, а в 2050 – 27,6%.

Учитывая, что в большинстве стран пенсии выплачиваются за счет налогов, взимаемых с работающих, то рост доли пенсионеров приведет к повышению нагрузки на работающих. По оценкам Европейской комиссии, если на сегодня в странах ЕС на выплату пенсий тратится от 10,5% ВВП (в Великобритании, где действует смешанная пенсионная система – с государственными пенсиями и выплатами из накопительных пенсионных фондов) до 19,7% ВВП (в Италии, где сегодня самая высокая доля пенсионеров), то в 2030 г. эти цифры вырастут соответственно до 15,5% в Великобритании и до 33,3% – в Италии. По оценкам Центра европейской политики в Брюсселе (CEPS), для того, чтобы поддерживать существующий баланс на сокращающемся рынке труда Европы, в страны Евросоюза ежегодно необходимо импортировать 1,5–3,0 млн. иностранных рабочих. Прогноз ООН еще более радикален – в нем идет речь о 4,5–6,0 млн. иммигрантов в год.

Однако миграция имеет свои издержки, прежде всего политико-культурного и социального характера. Кроме того, определенная часть европейцев склонна видеть в иммигрантах конкурентов, отнимающих у них рабочие места. Это имеет два важных следствия.

Следствие первое: концентрация иммигрантов, замкнутость их этнических общин, высокий уровень преступности ведут к недовольству коренного населения в самых разнообразных формах вплоть до вооруженных столкновений и погромов. В последние десятилетия в европейских странах и США не просто возросло количество межнациональных столкновений, они приняли жестокий, а порой и кровопролитный характер.

Из крупных событий последнего времени можно отметить серию межрасовых конфликтов в Великобритании. Столкновения происходили в пригороде Лидса (графство Уэст-Йоркшир) между выходцами из стран Азии и полицией, в городе Олдем (графство Большой Манчестер) между азиатами (бангладешцами и пакистанцами) и белыми. В 2001 г. в Глазго во время столкновения "цветной" общины с местным населением был убит турецкий курд. Летом того же года в городе Бредфорде на севере Англии произошел конфликт между выходцами из стран Индостана и белыми англичанами. Его причиной стала этническая поляризация городского населения, изоляция этнических общин, сокращение занятости и люмпенизация населения в условиях упадка традиционных для региона текстильной, угольной и металлообрабатывающей промышленности. [31, с. 56].

Выступления против иммигрантов были зафиксированы в Швеции, Франции, Италии, Испании, Бельгии, Нидерландах, Швейцарии, странах Восточной Европы. Конфликты между мусульманской и христианской общиной произошли в Австралии.

Второй момент. Все более популярными в европейских странах становятся ультраправые политики (Й. Хайдер в Австрии, Ж.-М. Ле Пен – во Франции, П. Кьярсгаард – в Дании, Ф. Девинтер – в Бельгии), в программах которых непременно присутствует пункт "запретить миграцию, выселить иммигрантов". Политическая поддержка ультраправых вызвана тем, что избиратели во многих странах считают, что иммигранты слабо интегрируются в европейское общество и чужды европейской культуре, они формируют изолированные этнические сообщества. На начальном этапе своего существования такие сообщества воспринимаются как экзотика, до тех пор пока не начинают вторгаться в жизнь старожилов, менять ее по своим нормам и стандартам. Вполне закономерно, что это доставляет местному населению определенные неудобства и порождает негативное отношение ко всем иммигрантам, даже добропорядочным.

Известно, что обычно мигранты концентрируются в определенных местах проживания по этническому и территориальному признакам. По данным многолетних наблюдений установлено, что даже в пределах города иммигранты предпочитают селиться компактно. Во многих крупных европейских городах существуют различные этнические кварталы. Так, турки сегодня составляют 7% населения берлинского района Кройцберг. В Лондоне в целом около 16% населения составляют иммигранты и этнические меньшинства, во внутреннем Лондоне доля иммигрантов достигает примерно 30%, а в определенных районах города превышает 70%. Индопакистанцы составляют 34% населения лондонского района Брикстон. Иногда иммигранты превращаются в довольно заметные группы населения. К примеру, в Великобритании находится Лестер – единственный город в Европе, где белое население составляет меньшинство – всего 47%. [17, c. 59].

Консолидация на основе этнических и родственных связей выступает важнейшим фактором выживания и последующей социально-экономической интеграции мигрантов в общество на новом месте жительства. Объяснить компактность расселения мигрантов на основе общности этнической принадлежности и территории происхождения можно несколькими причинами.

Во-первых, компактное расселение мигрантов облегчает им доступ на рынок труда в крупных городах. Многие иммигранты имеют довольно низкий уровень квалификации и неконкурентоспособны на "открытом" рынке труда; зачастую единственным работодателем для иммигранта выступает его родственник или земляк. Выжить в новой экономической среде, в пределах которой ниши уже заполнены и поделены, представляется возможным только совместными усилиями.

Во-вторых, механизм функционирования рынка жилья и социально-этнической инфраструктуры большинства городов также способствует компактности расселения иммигрантов. Обычно в таких этнических районах расположены кварталы самого доступного и дешевого жилья, развита сеть недорогих магазинов, культурные и рекреационные объекты соответствуют вкусам этнических меньшинств.

В-третьих, для некоторых иммигрантов поддержка соотечественника удовлетворяет потребность в "ностальгии" по родине. В данном случае родственники и земляки – это своеобразные "точки опоры" на зыбкой и неустойчивой почве чужбины.

Однако резервы этнических общин также не беспредельны и иногда этническая консолидация не способна решить всех социально-экономических проблем, которые стоят перед иммигрантами. В частности, в районах компактного проживания иммигрантов обычно высока безработица, и как следствие – выше преступность, потребление наркотиков, происходит люмпенизация населения, дети иммигрантов часто "выпадают" из системы школьного образования и оказываются на улице. Также замечено, что чем больше культурная дистанция между иммигрантами и коренным населением, тем прочнее территориальная сегрегация, тем более замкнутыми являются подобные "этнические гетто".


2.3 Миграционная политика: современные реалии и перспективы


Миграционная политика многих экономически развитых государств пытается всячески стимулировать дисперсное расселение этнических мигрантов, для того чтобы обеспечить их успешную интеграцию на новом месте жительства. Во многих европейских странах возникла идея "предельно допустимой концентрации иммигрантов", которую пытались внедрить на практике.

В 1986 г. шесть коммун в Брюсселе были объявлены "заполненными" и получили от правительства разрешение не предоставлять лицензию на проживание новым иммигрантам. Во Франции во многих населенных пунктах местные власти установили предельные нормы концентрации иностранцев – 10–15%, а многие мэрии издали распоряжение, что иммигрант, желающий воссоединиться с семьей, должен доказать, что его жилье отвечает определенным стандартам. В Германии идея "пределов" приема мигрантов привела к возникновению подхода, при котором концентрация более 20% иностранцев от общей численности населения должна становиться причиной для беспокойства. После 1975 г. муниципалитетам, в которых более 12% населения приходилось на иностранцев, разрешили прекратить прием иммигрантов. В Дании существует законодательный акт, согласно которому в каждый подъезд дома нельзя вселять более одной семьи иммигрантов.

Однако реализовать на практике эти нормы порой бывает очень трудно. С одной стороны, проблема касается прав человека в сфере свободы определения места жительства, а с другой стороны, меры воздействия на процесс расселения этнических меньшинств в обществе с демократической традицией наталкиваются на нежелание иммигрантов расселяться дисперсно. В результате в большинстве стран упомянутые попытки успехом не увенчались. Шведская стратегия расселения беженцев по всей стране, заключавшаяся в стремлении правительства распределить в течение шести лет более 100 тыс. вынужденных мигрантов за пределами трех крупных городов в пропорции три беженца на тысячу местных жителей, завершилась неудачей. В Великобритании вьетнамских беженцев первоначально распределяли по многим городским районам, но они постепенно перегруппировались в небольшое количество компактных мест поселения.

Миграционная политика многих экономически развитых стран мира ставит в качестве одного из основных приоритетов необходимость интеграции иммигрантов в новом обществе. В настоящее время в мировой практике сложилось два основных способа интеграции: ассимиляция и взаимное сосуществование культур. Политика в отношении интеграции иммигрантов зачастую существенно различается и страны можно подразделить на две основные группы. К странам, проводящим политику ассимиляции, относятся Франция, Германия, США, Швейцария. А политики взаимного сосуществования культур придерживаются Великобритания, Канада, Нидерланды, Бельгия, государства Скандинавии.

Существенное воздействие на процесс интеграции иммигрантов оказывают различные факторы объективного и субъективного плана: продолжительность проживания; характер расселения и численность иммигрантов; уровень их образования и социально-экономическое положение; религиозная основа этнической общности; восприятие мигрантов коренным населением и т.д.

В условиях интенсивной миграции кардинально изменяется этнический состав населения многих стран и крупных городов. Наиболее яркий пример – США. Здесь сегодня каждый четвертый американец – небелый. По данным Бюро переписи США, в 2000 г. около 18% населения США не разговаривают дома на английском языке, а 4% – английского языка просто не знают или владеют им очень слабо. В 60% случаев общение идет на испанском языке, что связано с ростом иммиграции из стран Латинской Америки. Если современные тенденции в области миграции и естественного движения населения сохранятся, то латиноамериканское и небелое население увеличится к 2020 г. до 115 млн. человек (около 35% населения), в то время как белое население почти не увеличится. К 2056 г. небелое население составит около 50% населения США. В этнической структуре населения Нью-Йорка доля белых сократится с 45% до 29%, афроамериканцев – с 27% до 25%, выходцев из азиатских стран, напротив увеличится с 10% до 20%, а доля метисов и представителей других рас вырастет с 18% до 26%.

Сходные процессы происходят в Европе. Официально в странах ЕС проживают 18,4 млн. иммигрантов, или всего около 5% населения. Однако если принимать во внимание нелегальных иммигрантов и натурализовавшихся иностранцев, то, по оценкам CEPS, эта цифра будет больше по крайней мере на 40–60%, то есть примерно 25–29 млн. человек. В Лондоне доля белого населения сократится с 72% до 45%, африканцев – с 11% до 9%, в то же самое время доля выходцев из Южной Азии увеличится с 10% до 26%, китайцев – с 3% до 6%, метисов – с 4% до 14% [1, c. 42-44].

Необходимо признать, что изменение этнического состава населения крупных городов и стран – необратимая тенденция глобализации мировой экономики. И даже если предположить, что международная миграция населения прекратится, то это не остановит процесс трансформации этнической структуры населения, поскольку показатели естественного движения различных рас и этнических групп отличаются на порядок. Согласно данным по США, среднегодовые темпы естественного прироста населения в 1980-е годы составляли всего 4 промилле, афро-американцев – 13 промилле, латиноамериканцев – 18 промилле, а выходцев из азиатских стран – около 19 промилле [42, c. 4.].

Интеграция иммигрантов в общество – процесс двусторонний, который связан не только с "притиркой" мигрантов к коренному населению, но и с проблемами "привыкания" местных жителей к мигрантам. Смена этнического состава населения за сравнительно короткие сроки обычно приводит к росту межэтнических проблем. Зачастую мигранты воспринимаются как опасный элемент ломки сложившейся этносоциальной односторонности и структурированности, в их поведении усматривают неуважение к нормам и традициям той культуры, в которую они попали, пренебрежение сложившимися в этой среде ценностями и устоями.

В этих условиях не исключается, что на фоне продолжающейся смены этнического состава населения даже конфликты, вызванные нерасовыми причинами, скорее всего, будут усиливаться и осложняться межрасовой напряженностью. Например, диспропорция по возрасту в США в XXI веке примет ярко выраженный расовый характер – большинство пенсионеров будут белыми, в то время как большинство работающих – небелыми, что чревато конфликтами в пенсионно-трудовой сфере. Закон о признании английского языка государственным, принятый в нескольких штатах США, испаноговорящие иммигранты сейчас считают дискриминационным, называя его "ограничительной реакцией на растущее латиноамериканское общество". Известен недавний конфликт по поводу существования расовых квот в ведущих университетах США.

Становится очевидно, что в условиях этнической миксации населения требуется пересмотреть стратегию миграционной политики. Реализуемая в настоящее время в экономически развитых странах миграционная политика, с одной стороны, направлена на ограничение миграционных потоков из бедных стран на основе различных критериев (образовательных, социальных, географических, этнических), а с другой стороны, она пытается привести этнокультурное многообразие иммигрантов к общему знаменателю (идея "плавильного котла" или ассимиляции).

Однако, как видно из приведенных выше примеров, самые надежные и считавшиеся идеальными "плавильные котлы" дают трещины – они не способны переплавить все этническое многообразие до полностью однородной массы, в результате чего все чаще происходят межрасовые и межэтнические конфликты. При этом даже воплощение идеи расширения традиционных для развитых стран европейских ценностей (на котором настаивают некоторые ученые, например, американец Т. Бендер), за счет включения в них "небелых" и "нехристианских" культур, скорее всего, не поможет окончательно разрешить существующие противоречия.

Стратегическими для миграционной политики должны стать экономические рычаги ограничения миграции – инвестиции в экономику развивающихся стран, продуцирующих потоки мигрантов. В настоящее время назрела острая необходимость сократить пропасть в экономическом развитии между богатым Севером и бедным Югом.

Определенный опыт в этом отношении накоплен Францией, которая пытается инвестировать средства в экономику и придать социальную направленность деятельности французских корпораций в своих бывших колониях Западной Африки, Океании и американского континента. Например, правительство Франции ежегодно выделяет дотацию в 151 млн. евро на "всеобъемлющее экономическое развитие" только одной своей заморской территории – Французской Полинезии.

Становится все более очевидным, что запретительных мер на границах уже недостаточно для сдерживания лавинообразного миграционного потока, для этого нужно создавать условия для развития бедных стран и регионов – основных поставщиков мигрантов, а именно: вкладывать деньги в образование, планирование семьи, новые медицинские и информационные технологии. Это поможет повысить в этих государствах стандарты жизни и уровень общественного оптимизма, снизит внешнюю миграционную мобильность населения.

По мнению Дж. Солта, миграционная политика в современных условиях должна переориентироваться с мигрантов и их частных (индивидуальных) причин миграции на корпоративные интересы, которые "дергают за нитки" и управляют миграционными потоками [30]. Распространение коммерческой индустрии миграции, включающей разнообразные миграционные услуги, начиная от помощи в получении визы и в поиске работы до контрабанды и торговли людьми, явилось ответом на противоречия периода глобализации и одновременно вызовом существующему миграционному режиму.

Необходимо объединение усилий всех стран (как доноров, так и реципиентов миграции) по борьбе с нелегальной иммиграцией. Эта проблема в настоящее время активно обсуждается в Европе. Руководство ЕС считает, что необходимо скоординировать усилия государств по борьбе с нелегальной иммиграцией для стабилизации общества и отсечения электората от ультраправых политиков и маргиналов.

В этой связи новое дыхание в развитых странах обретает идея формирования положительного образа легальных иммигрантов и толерантного отношения к ним. Власти Шотландии, обеспокоенные ростом расистских взглядов среди населения, выделили около 1 млн. фунтов стерлингов на проведение акции "Одна Шотландия – много культур", которая должна "повысить статус иммигрантов в обществе". В рамках этой кампании в течение месяца на улицах были размещены плакаты, на местных телеканалах демонстрировались рекламные ролики, которые призвали сделать Шотландию "многоцветной и мультикультурной".

Следует признать, что современная ситуация в мировом масштабе накладывает ответственность за безопасность в первую очередь на экономически развитые страны, это есть своеобразная плата за ту огромную дистанцию, которая возникла в результате неравномерного развития и их резкого отрыва от беднейших стран на протяжении последних десятилетий.



3. Пути решения демографических проблем


3.1 Демографическая политика


Демографическая политика – это целенаправленная деятельность государственных органов и иных социальных институтов в сфере регулирования процессов воспроизводства населения. Включает систему целей и средств для их достижения. Демографическая политика является составной частью общей социально-экономической политики и одновременно – это составная часть политики народонаселения. Все три вида политики различаются сферами регулирования.

Социально-экономическая политика направлена на регулирование всей совокупности внутренних условий, процессов и сторон жизнедеятельности общества.

Политика народонаселения, являясь направлением социально-экономической политики, имеет целью управление развитием народонаселения как широким процессом создания, становления и развития субъекта социальной жизнедеятельности. Она охватывает:

1. воздействие на воспроизводство населения (его можно назвать демографической политикой);

2. воздействие на процесс социализации подрастающих поколений (подготовка к трудовой деятельности, дошкольное воспитание, общеобразовательная и специальная подготовка, профессиональная ориентация, нравственное воспитание, приобщение к ценностям мировой культуры и т.д.;

3. регулирование комплекса условий труда (установление границ и общих масштабов занятости, регулирование продолжительности рабочего дня и периодов труда и отдыха, охрана труда, регулирование профессионально - квалификационного роста и переподготовки рабочей силы и т.д.);

4. регулирование миграций и территориальной структуры населения и осуществление других мер, от которых зависит весь комплекс труда и отдыха;

5. воздействие на общие условия жизни всех слоев населения (жилищное законодательство, политика в области здравоохранения и медицинского обслуживания, регулирование масштабов, структуры и направленности свободного времени и т.д.).

Демографическая политика является органичной составной частью политики народонаселения. Объектами демографической политики могут быть население страны в целом или отдельных регионов, социально-демографические группы, когорты населения, семьи определенных типов или стадий жизненного цикла.

В общем виде цели демографической политики обычно сводятся к формированию в долгосрочной перспективе желательного режима воспроизводства населения, сохранению или изменению тенденций в области динамики численности и структуры населения, рождаемости, смертности, семейного состава, расселения, внутренней и внешней миграции, качественных характеристик населения (то есть достижения демографического оптимума).

Основные направления демографической политики включают: создание условий для сочетания родительства с активной профессиональной деятельностью, снижение заболеваемости и смертности, увеличение продолжительности жизни, улучшение качественных характеристик населения, регулирование миграционных процессов, урбанизации и расселения страны, государственная помощь семьям с детьми, социальная поддержка инвалидов, пожилых и нетрудоспособных и т.п. Эти направления должны быть согласованы с такими важными сферами социальной политики, как занятость, регулирование доходов, образование и здравоохранение, профессиональная подготовка, социальное обеспечение.

Меры демографической политики можно объединить в три большие группы:

1) экономические меры: оплачиваемые отпуска и различные пособия при рождении детей; пособия на детей в зависимости от их числа, возраста, типа семьи; ссуды, кредиты, налоговые и жилищные льготы и т.д.;

2) административно-правовые: законодательные акты, регламентирующие браки, разводы, положение детей в семьях, алиментные обязанности, охрану материнства и детства, аборты и использование средств контрацепции, социальное обеспечение нетрудоспособных, условия занятости и режим труда работающих женщин-матерей, внутреннюю и внешнюю миграцию и т.п.;

3) воспитательные и пропагандистские меры, призванные формировать общественное мнение, нормы и стандарты демографического поведения, определенный демографический климат в обществе.

Принципиальная особенность демографической политики заключается в воздействии на динамику демографических процессов не прямо, а опосредовано, через человеческое поведение, через принятие решений в сфере брака, семьи, рождения детей, выбора профессии, сферы занятости, места жительства и др. Меры демографической политики влияют как на формирование демографических потребностей, обусловливающих специфику демографического поведения, так и на создание условий для их реализации. Особую сложность демографической политике как части социального управления придает необходимость учитывать и согласовывать интересы разных уровней: индивидуальных, семейных, групповых и общественных; локальных, региональных и общегосударственных; экономических, социально-политических, экологических и этнокультурных; ближайших, среднесрочных и долгосрочных.

Эффективность демографической политики определяется быстротой достижения поставленных целей при минимально возможных расходах общества и при соблюдении действующих в нем социальных норм. Условиями эффективности демографической политики являются комплексность проведения, ориентированность на длительную перспективу, устойчивость осуществления мероприятий.

В международной практике в качестве инструмента оценки эффективности социально-экономических программ, определения приоритетов как социальной, так и демографической политики получил распространение т.н. индекс развития человеческого потенциала – статистический показатель, разработанный в рамках Программы развития ООН.


3.1.1 Индекс развития человеческого потенциала

Индекс развития человеческого потенциала базируется на Концепции развития человеческого потенциала, введенной в международный политический и научный оборот Организацией Объединенных Наций в рамках подготовки мировых "Докладов о развитии человека", издающихся Программой развития ООН (ПРООН) с I990 года.

В концепции сформулирована принципиальная идея: высшая цель экономического и общественного развития состоит в расширении возможностей для каждого человека реализовать свои способности и устремления, вести здоровую полноценную, творческую жизнь. Личность, индивид (а не "человеческий фактор" или "человеческий материал") рассматриваются в указанной концепции не только как важнейший фактор человеческого развития, но и как главный потребитель его результатов и достижений.

Концепция развития человеческого потенциала не противоречит традиционным теориям экономического развития, но ориентируя экономическое развитие не только на увеличение темпов экономического роста, но и на развитие человека, преодолевает их ограниченность и определенный отрыв от социальных отношении.

Концепция человеческого развития основывается на четырех принципах.

Производительность (продуктивность). Граждане должны иметь возможность повышать продуктивность своей жизнедеятельности, полноценно участвуя в процессе формирования доходов. Поэтому экономический рост является одной из составляющих человеческого потенциала.

Равенство. Все граждане изначально должны иметь равные возможности в экономической жизни, и поэтому все барьеры, препятствующие предоставлению таких возможностей должны быть устранены.

Устойчивость. Доступ к возможностям должен быть обеспечен не только для нынешнего, но и для будущих поколений.

Расширение возможностей. Развитие должно осуществляться в интересах граждан и усилиями их самих. Граждане должны всемерно принимать участие в процессах принятия решений, определяющих их жизнь.

Из этого следует, что социальное и экономическое развитие в стране, которая руководствуется концепцией развития человеческого потенциала, должно быть нацелено на обеспечение максимально широких материальных возможностей для удовлетворения базовых потребностей человека в получении качественного образования и услуг здравоохранения, а также обеспечение безопасности человека в самом широком понимании этого термина.

Наконец, в обществе должен быть реализован безусловный приоритет прав и интересов личности, утвердиться положение о том, что коллективные, общественные и государственные интересы являются всего лишь агрегированным представлением индивидуальных интересов. Иными словами развитие человеческого потенциала невозможно вне демократической, ориентированной на приоритет человеческих ценностей системы.

Рассматриваемое в контексте идеологии развития человеческого потенциала народонаселение, количественный и качественный потенциал его воспроизводства (демографический потенциал) являются условием, основой и целью развития общества и государства.

Предложенный Программой развития ООН индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП) рассчитывается на основе трех показателей:

1. долголетия, исчисляемого как продолжительность предстоящей жизни при рождении;

2. достигнутого уровня образования, измеряемого как совокупный индекс грамотности взрослого населения и совокупной доли учащихся, поступивших в учебные заведения различных уровней;

3. уровня жизни, измеряемого на базе реального валового внутреннего продукта на душу населения.

Для построения индекса для каждого из этих показателей устанавливаются фиксированные максимальные и минимальные значения:

1. продолжительность предстоящей жизни:25 лет и 85 лет;

2. грамотность взрослого населения: 0% и 100%;

3. совокупная доля учащихся: 0% и 100%;

4. реальный ВВП на душу населения (долл. США): 100 и 4000 долларов.

ИРЧП рассчитывается как среднее арифметическое отдельных индексов, исчисляется в относительных величинах от 0 до 1, чем ближе к единице, тем выше страна по уровню развития.


3.2 Опыт осуществления демографической политики в зарубежных странах


Направленность демополитики в зарубежных странах чрезвычайно многообразна. Возможность направленного воздействия общества на демографические процессы подтверждает опыт некоторых стран Европы (Болгарии, Румынии, Венгрии, Чехословакии, Германии), где в последние десятилетия активно проводилась демографическая политика, направленная на увеличение рождаемости. Эти меры способствовали ослаблению тенденций падения рождаемости и росту числа вторых и, в меньшей степени, третьих детей в семьях, повышению престижа материнства в этих странах, снижению заболеваемости и смертности, росту материального благополучия семей с детьми.

Озабоченность демографическими тенденциями стала все больше проявляться в 30-40-х годах, а во Франции в силу исторических условий ее развития резкое падение рождаемости началось еще в первые десятилетия XIX века. Реакцией на эти процессы стали попытки проведения демографической политики в государственном масштабе. В 1946 году во Франции была введена в практику широкая система денежных выплат семьям, направленная на поощрение рождений первого, второго и особенно третьего ребенка. Среди стран Западной Европы в середине 80-х годов Франция имела один из самых высоких СКР (суммарный коэффициент рождаемости) – 1,8 – 1,9. Население увеличивалось ежегодно на 0,3 – 0,4%. Но в последние годы правительство Франции обеспокоено снижением уровня рождаемости и его влиянием на постарение населения. Здесь активно поощряется рождение третьего и четвертого ребенка, предусмотрены единовременные пособия на рождение ребенка в сумме 260% основной зарплаты на первого и 717% на каждого последующего ребенка, отпуск по беременности оплачивается в размере 90% зарплаты. Предоставляются ссуды на обзаведение домашним хозяйством и жилищные льготы, 90% которых погашаются при рождении четвертого ребенка. Социально-демографическая политика Франции стала своеобразным эталоном в Западном мире. По этому пути идут правительства Великобритании, Австрии, Италии, Швеции и других европейских стран.

Правительство Великобритании оказывает весомую поддержку молодым людям. В помощь семьям установлены налоговые скидки на детей, денежные пособия и льготное распределение жилья семьям с детьми. Выдаются еженедельные пособия на детей до 16 лет (до 19 лет тем, кто учится).

В Австрии при определении размера пособий и льгот во главу угла ставится число детей в семье, а не доходы семьи. Помощь семьям выдается из общественных фондов. Компенсационный фонд семьи, которому переданы все полномочия по выдаче семейных пособий, финансируется из средств, поступающих от предпринимателей. Другие источники – правительство и органы власти провинций, которые выделяют средства из налоговых поступлений. Провинции делают взносы в компенсационный фонд семьи пропорционально числу жителей. Фонд находится в ведении Министерства семьи, молодежи и защиты потребителя. Пособия на детей выдаются, если они учатся до 27 лет.

В Италии одной из целей является улучшение положения женщин и забота о семье. Пособия семьям выплачиваются в зависимости от дохода. Учащимся детям выплачиваются пособия до 25 лет.

В Швеции последовательно расширяются социальные льготы семьям с детьми. Росту населения в последние годы страна обязана щедрой семейной политике; семейные пособия выплачиваются всем, включая иммигрантов. В соответствии с Планом страхования материнства и отцовства отцы, равно как и матери, могут ежегодно получать 60 дней оплачиваемого отпуска для ухода за больным ребенком и 10 дней в связи с рождением ребенка. Учет интересов родителей базируется в Швеции на кооперации профсоюзов с предпринимателями и правительством; большинство профсоюзов имеет специальные отделы, защищающие интересы семьи. Подобных условий для проведения скоординированной политики нет ни в одной другой стране Запада.

В Бельгии государство осуществляет широкий круг мер в рамках семейной политики: выплата пособий, снижение налогов, субсидии на жилье и обучение детей и т.д. Пособия увеличивается в зависимости от возраста ребенка – в 14 лет оно в три раза больше, чем на ребенка до четырех лет. Если ребенок учится, то пособие выплачивается до 25 лет.

Правительство Греции, где падает рождаемость, поощряет увеличение размеров семьи: пособия на четвертого я пятого ребенка в 12-18 раз больше, чем на первого.

Иной характер носит демографическая политика развивающихся стран: в условиях демографического взрыва осуществляются меры по стимулированию снижения рождаемости. В зарубежной Азии программы снижения рождаемости проводятся в странах, где проживает около 90% населения континента. На их осуществление выделяются значительные денежные средства, в сборе которых оказывают поддержку экономически развитые страны. Программы планирования семьи на ¾ финансируются самими развивающимися странами. Половина населения моложе 20 лет, это в основном необразованные бедняки. Охват демографическими программами именно этих людей, приближающихся к репродуктивному периоду, жизненно необходим.

Кроме системы планирования семьи, в некоторых странах применяются различные экономические стимулы и запреты. Типичным примером является Китай, самая крупная развивающаяся страна с более, чем миллиардным населением. Несколько лет назад руководством страны была поставлена цель – семья с одним ребенком. Чтобы достичь ее была разработана программа поощрений и наказаний. К числу санкций за чрезмерное количество детей относятся, например, такие как:

1. возвращение семьей сумм, полученных за первого ребенка в случае рождения второго;

2. выплата "налога" за второго ребенка;

3. более высокая плата за питание для второго ребенка;

4. отсутствие при рождении второго и последующих детей декретного отпуска и оплаты медицинских расходов, предоставляемых при рождении первого ребенка. Такие меры позволили Китаю добиться резкого снижения суммарного коэффициента рождаемости с 4,5 в середине 70-х годов до 2,4 в настоящее время.


3.3 ООН и международные документы как способ решения демографических проблем


С 1946 года до середины 1960-х годов ведущими направлениями деятельности ООН в области народонаселения были проблемы учёта и статистики населения. При техническом содействии ООН в рамках переписей населения они были проведены во многих развивающихся странах, осуществлена унификация программ ряда национальных переписей. После 1970-1980 гг. вопросы учёта и использования демографических факторов в демографических мероприятиях экономической и социальной политики и международного сотрудничества в сфере экологии. С целью решения демографической проблемы ООН приняла "Всемирный план действия в области НН" (важное место уделялось планированию семьи).

В структуру вспомогательных органов Экономического и Социального Совета ООН входит Комиссия по народонаселению и развитию.

Первой крупной послевоенной международной демографической конференцией стала – Всемирная конференция по народонаселению в Риме (31 августа – 20 сентября 1954 года). За ней последовали – почти с точным десятилетним ритмом – Всемирная конференция по народонаселению в Белграде (30 августа – 10 сентября 1965 года); Всемирная конференция по народонаселению в Бухаресте (19-30 августа 1974 года); Международная конференция по народонаселению в Мехико (6-14 августа 1984 года); Международная конференция по народонаселению и развитию в Каире (5-13 сентября 1994 года). Все эти конференции проводились по инициативе и под эгидой Организации Объединенных наций.

Если не считать небольшого отклонения от десятилетнего графика в Белграде, все остальные конференции проходили в годы, оканчивающиеся на четверку, так что 2004 год – юбилейный для всех этих крупных международных форумов. Первые два из них были конференциями экспертов, затем – в Бухаресте, Мехико и Каире – официальными, межгосударственными, на них страны-участницы были представлены правительственными делегациями.

В 2004 году подобная конференция не проводилась, но он проходил под знаком подведения итогов десятилетия, минувшего после Каирской конференции, оценки того, что удалось и чего не удалось сделать из намеченного в принятом этой конференцией Плане действий. В рамках этой деятельности проводились региональные форумы, каким был, в частности, Европейский форум по народонаселению в Женеве в январе 2004 года. В России был проведён в Москве – в ноябре 2004 года – свой национальный форум по народонаселению.

За полвека, минувшие со времени Римской конференции 1954 года, мировое сообщество проделало большой путь в осмыслении тех необычных демографических проблем, с которыми человечество столкнулось во второй половине ХХ века.

На протяжении последних 50 лет во всем мире происходили глубокие и многогранные преобразования. Одной из отличительных особенностей этой эпохи стал быстрый рост численности населения, особенно в развивающихся странах. Этот имеющий важные последствия прирост населения, который будет продолжаться еще длительное время, прежде чем темпы его начнут снижаться, серьезно повлиял на проводимые в рамках международного сообщества дебаты по проблемам народонаселения и развития.

В Риме ускорение прироста населения, которое отмечалось в то время (хотя последствия его и были весьма серьезно недооценены), было правильно определено как следствие сохранения в большинстве развивающихся стран высоких показателей рождаемости на фоне сокращения показателей смертности. Экономическое развитие и ускорение темпов демографических преобразований (особенно изменения показателей рождаемости) были определены в качестве факторов, позволяющих решать проблему недостаточного развития стран. Эта же точка зрения была подтверждена и в Белграде, где значительное внимание было уделено проблемам рождаемости, вопросам планирования семьи и, в особой степени, программам в области планирования семьи. Вопрос о программах в области народонаселения вначале вызывал слишком много противоречий для того, чтобы его можно было рассматривать в рамках межправительственного форума. Когда пришло время начать его рассмотрение на одном из таких форумов, каковым стала Конференция в Бухаресте 1974 года, эти программы стали предметом оживленных дискуссий, в ходе которых сталкивались различные взгляды и воззрения политического, идеологического, религиозного и культурного характера. Работа Бухарестской конференции завершилась принятием Всемирного плана действий в области народонаселения (ВПДН), первого официального международного документа, посвященного стратегиям, программам и мерам в демографической области. В нем программы планирования семьи признавались в качестве части национальных стратегий в области народонаселения, которые в свою очередь рассматривались в качестве элементов политики в области социально-экономического развития. В этом документе всем странам рекомендовалось уважать и обеспечивать, несмотря на свои общие демографические цели, право людей принимать, свободно, с полной осведомленностью и ответственно решение относительно числа и частоты рождения своих детей, право, в отношении которого члены международного сообщества впервые пришли к согласию на Тегеранской конференции по правам человека (1968 год). Во Всемирном плане затрагивался ряд демографических проблем, включая проблемы смертности, миграции, возрастной структуры населения, урбанизации и т.д., которые рассматривались с точки зрения социальных потребностей и целей. Дальнейшее свое развитие План получил в Мехико в 1984 году.

Изменение парадигмы произошло в Каире в 1994 году. На Международной конференции по народонаселению и развитию был достигнут новый консенсус и принята Программа действий, в которой было подтверждено право всех супружеских пар и отдельных лиц свободно и ответственно решать вопрос о числе своих детей и продолжительности периода между их рождением. Новым в этой Программе действий было то, что содержавшиеся в ней принципы, цели и меры предусматривали, что в контексте реализации стратегии в области народонаселения и развития в центре внимания должен находиться человек, в особенности женщины и малолетние девочки, и их права. Эта концепция пришла на смену концепции, которая доминировала в Бухаресте и Мехико и согласно которой главную роль в обеспечении демографических преобразований, способствующих процессу развития, несут государство и общество. Обеспечение всеобщего доступа к услугам по планированию семьи вновь было определено в качестве одной из целей, однако в Каире был сделан вывод о том, что этой цели следует добиваться в рамках более широкого подхода к улучшению сексуального и репродуктивного здоровья и реализации репродуктивных прав на протяжении всего жизненного цикла человека. Расширение прав и возможностей женщин стало одной из целей само по себе, а не рассматривалось лишь как фактор, который призван сыграть свою роль в создании условий для того, чтобы женщины и мужчины совместно принимали решения в отношении состава их семьи, а также в повышении качества жизни каждого человека. В основе дискуссий по широкому кругу проблем народонаселения и развития, которые затронуты в Программе действий, лежали принципы прав человека, самостоятельного свободного выбора, более широкого участия всех групп населения в жизни общества и уважения культурного разнообразия.



Заключение


Прогресс последних двух веков принёс много благ человечеству, но вместе с ним появились проблемы, которые намного серьёзнее и острее, чем когда-то были. И наряду с ними, не маловажной является демографическая проблема.

Двадцатое столетие, особенно его вторая половина, характеризуется небывалым ростом населения, глубокими изменениями в области рождаемости и смертности, в возрастной и семейной структурах населения мира, урбанизации и миграции населения, значительными региональными различиями в развитии мирового населения.

Региональные различия в развитии народонаселения мира в XX веке, особенно во второй его половине, обусловлены в первую очередь небывалым ростом населения развивающихся стран, где разразился мощный "демографический взрыв" в противовес значительному сокращению темпов роста населения в развитых странах мира, в некоторых из которых с начала 70-х годов наблюдается даже отрицательный естественный прирост, т.е. смертность превышает рождаемость. Таким образом и в этом случае уже можно говорить об определенном демографическом кризисе.

Каковы же основные причины, обусловливающие столь быстрый рост населения в странах? На первый взгляд, причины современного демографического взрыва в развивающихся странах действительно просты: добившись независимости, эти государства получили возможность более широкого использования мировых достижений в области медицины и с помощью мирового сообщества (ООН, ВОЗ и др.) сумели ликвидировать многие эпидемические заболевания, уносившие десятки тысяч людей. В результате в течение нескольких десятилетий существенно снизилась смертность, что при сохранении высокой рождаемости и привело к резкому повышению естественного прироста. Очевидно, что его снижение возможно только через сокращение рождаемости, тем более что процесс снижения смертности в этих странах продолжается.

По численности населения развивающиеся страны прочно закрепились в верхней части списка. По итогам 2001 г. в числе пятнадцати стран-лидеров по численности населения насчитывалось 11 развивающихся стран и всего 3 экономически развитых (США, Япония, Германия), а также Россия, занимавшая седьмое место. В условиях ограниченности природных ресурсов и отсутствия свободных земель во многих развивающихся странах довольно велика плотность населения.

С ростом населения земли возросло количество мигрантов, которые ищут для себя лучшее место для жизни. Международная миграция в современном обществе является довольно значимым явлением с точки зрения масштабов (по данным ООН, в 2000 г. в мире насчитывалось 174,8 млн. мигрантов) [ 27, с. 5], а также социально-экономических и политических последствий для стран и регионов. Преобладающим направлением современной миграции стали перемещения населения из беднейших развивающихся стран в экономически развитые государства.

Следует заметить, что масштабы миграционных процессов в мире имеют тенденцию к постоянному увеличению – в них вовлекается все большее число людей. В частности, только за 2000 г. количество мигрантов выросло на 20,8 млн. человек, или примерно на 13,5% по сравнению с предыдущим годом. Принято считать, что миграция стала одним из проявлений процесса глобализации мировой экономики и определяется в основном причинами объективного порядка. В последнее время в мировой экономике четко обозначились два противоположных полюса – богатый Север и бедный Юг, отличающиеся не только социально-экономическими, но и демографическими параметрами, которые традиционно порождали международную миграцию населения. Вопросы демографии затрагивают все страны мира, перенаселение, смертность, урбанизация, миграция и старения населения это звенья одной цепи, которая в той или иной мере затрагивает государства всего мира.

Страны запада столкнулись со смертностью, миграцией, урбанизацией и старением населения в виду своего наибольшего экономического прогресса и развития медицины и науки и других сфер человеческой деятельности. Страны азиатского региона, в особенности Китай и Индия затрагивают проблемы перенаселения. И если им пока удаётся избежать критических последствий в виду их быстрого экономического развития и более менее успешной демографической политики, то в некоторых регионах Африки, в виду их слабо развитых экономик, постоянный рост численности населения приводит к голоду и различным эпидемиям, а также к постоянному росту беженцев из-за непрекращающихся вооружённых конфликтов.

Тот или иной вид демографической проблемы будет зависеть от того, на каком уровне экономического развития находиться та или иная страна. Вне зависимости от региона демографическая проблема одной страны может затрагивать и соседние государства и целые регионы. Беженцы и люди из более бедных регионов стремятся в наиболее богатые и спокойные регионы, где не хватает рабочих рук и нет войны. Кажется, это не должно создавать проблемы, но всё таки не стоит упускать из вида тот факт, что эмигранты плохо ассимилируются в стране проживания и создают свою мультикультуру, которая противоречит идеалам и нормам стран пребывания, а беженцев надо где то разместить, дать воду и еду, медицинскую и иную помощь. Если же брать весь мир в одном целом, то численность населения продолжает расти, что приводит к росту потребления различных товаров и, конечно же, самых главных продуктов питания и чистой пресной воды. Это всё будет увеличивать конкуренцию государств за обладание ресурсов, что всю очередь может приводить не только к локальным войнам, но и также мировым, где победителей может и не будет, так как ядерный потенциал некоторых сверх держав может погубить всю планету.



Список используемых источников


1. Алексеев А. Лицо столичной национальности // Коммерсантъ-Власть.- 2002. - №3. –С. 42- 44.

2. Баранов А.А. – Социально-экономические проблемы депопуляции и старения населения // Вопросы экономики. – 2000. - № 7. – С. 35- 37.

3. Безопасность и международное сотрудничество в поясе новых границ России// Под ред. Л.Б. Вардомского и С.В. Голунова. – М: – Волгоград: 2002

4. Вендина О. Мигранты в Москве – рост этнокультурного разнообразия или социальной напряженности? Миграция и урбанизация в СНГ и Балтии в 90-е годы. М: "Просвещение" 1999. – 280 с.

5. Вишневский Анатолий. Можно ли накормить весь мир [http://www.demoscope.ru/weekly/2002/077/tema05.php Демоскоп weekly № 77-78 2002

6. Волгин Н.А Демография: учебник – М.: Издательство РАГС, 2003. – 246 с.

7. Гладких Ю. , Лавров С. Экономическая и социальная география. Учебник.- М.: "Просвещение", 1993. – 370 с.

8. Голицына Н. Британское содружество наций // Общая газета. - 2001. – № 7 - С. 3-4.

9. Голубев Евгений. Статьи по проблеме трансгенности: http://soyacenter.ru/transgen.html

10.Голубчиков Ю.Н. Население земного шара // География в школе. – 2000. - №20. – С. 8-10.

11. Гусейнов Э. Бельгийский халифат // Известия. - 2003. - № 12 - 32 с.

12. Демографические показатели стран мира // География ПС. – 2001. - №33. С. – 23 - 24.

13. Егоров Н.С., Олескин А.В. Биотехнология: Проблемы и перспективы //Санкт-Петербургский университет. - 2001. - № 25 С. 34-36.

14. Камакин А. Сценарии будущего: Интервью с академиком И.В. Бестужевым-Ладой // Итоги. 2002. 3 декабря.

15.Кваша А.Я., Ионцева В.А. Современная демография. Москва: Издательство Московского Университета, 1995. – 210 с.

16. Клейменов М., Шамков С. Криминальное перемещение людей: возможности противодействия .Торговля людьми. Социокриминологический анализ // Под общей ред. Е.В. Тюрюкановой и Л.Д. Ерохиной. - М.: Academia, 2002. - 140 с.

17. Кокшаров А. Европа на игле миграции. Эксперт, – М. 2002 – 178 с.

18. Кузьмин А.И. Курс лекций "Основы демографии". Лекция 16 Демографическая политика http://www.humanities.edu.ru/db/msg/47084

РУДН. 2003.

19. Максаковский В.П. Демографический кризис в современном мире // География ПС. – 2001. - №23. – С. 38-40.

20. Медоуз Д. За пределами роста. М.: Прогресс, 1992. – 130 с.

21. Население России 2000. Восьмой ежегодный демографический доклад // Под ред. Вишневского А.Г. - М.: Книжный дом "Университет", 2001. - 90 с.

22. Национальная стратегия устойчивого социально-экономического развития Республики Беларусь на период да 2020 г. // Национальная программа по устойчивому развитию Республики Беларусь; Редколлегия: Я. М. Александрович и др.- Мн.: Юниконс.- 200с.

23. Наумов А.С., Холина В.Н. География людей: Учебное пособие /Учебн. серия "Шаг за шагом": География. - М.: Изд-во гимназии "Открытый мир". 2001, - 150 с.

24. Осколкова О. Старение населения в странах ЕС // МЭ и МО. - 1999 №10 - С. 67-74.

25. Основы международного права: Учебное пособие / В. Г. Тихция,

Л. В. Павлова. – Мн.: Книжный дом, 2004. – 302 с.

26. Переведенцев В. Куда несёт нас рок событий. – Москва: Мнение, 2001. – 234 с.

27. Пизон Ж. Все страны мира // Население и общество. Август 2001. № 56. - С. 5.

28. Писаренко Д. Три миллиардера в состоянии прокормить весь мир: Интервью с профессором Н.М. Римашевской // Аргументы и факты. - 2001. - № 41. - С. 6.

29. Римашевская Н.М., Галецкий В.Ф, Овсянников А.А. и др. Население и глобализация. - М.: Наука, 2002. - 304 с.

30. Рязанцев Сергей. Миграционные тренды и международная безопасность // Международные процессы. Том 1. Номер 3 (3). Сентябрь-декабрь 2003 г. attachment:/13/003.htm

31. Рязанцев С.В. Влияние миграции на социально-экономическое развитие Европы: современные тенденции. - Ставрополь: Книжное изд-во, 2001. - 180 с.

32. Связь между убежищем и миграцией: учебник – методическое пособие / Л. А. Васильева [и др.] –Мн.: Асобны, 2007. – 240с.

33. Слука Н.А. Урбанистическая панорама мира на пороге XXI века // Вестник Московского Университета. – 2000. - №2. - С. 56-65.

34. Степанов Г. Мелкие террористы. // Известия. - 2002. - № 7. - С. 7.

35. Стокер П. Работа иностранцев. Обзор международной миграции рабочей силы. - М.: "Просвещение" 1995. - 204 с.

36. Тарлецкая Л. Международная миграция и социально-экономическое развитие // МЭ и МО. – 1998. - №7. – С. 23-29.

37. Ушкалов. И. Демографическое настоящее и будущее Европы // МЭ и МО. – 1991. - №6 - 150с.

38. Фенько А. Конец света опять перенесен // Коммерсантъ-Власть. 2003. - № 3. – С. 15- 17.

39. Цапенко И. Социально-политические последствия международной миграции населения // МЭ и МО. – 1999. - №3 - С. 8 – 15.

40. Щербакова Е. Доля стран, считающих приемлемым сложивший уровень смертности, понемногу увеличивается за счет развивающихся стран // Демоскоп weekly №333-334 19 мая - 1 июня 2008 http://demoscope.ru/weekly/2008/0333/barom06.php

41. Хван Т.А, Хван. П.А. Основы экологии. – Москва: "Просвещение" 2000, – 185 с.

42. Хенри У. Новые иммигранты // Америка. - 1992. - Февраль. - С. 4.



Случайные файлы

Файл
153710.rtf
93217.rtf
151159.rtf
43229.rtf
13117-1.rtf