Роль Международного валютного фонда в мировой валютной системе (96464)

Посмотреть архив целиком

22




КИЕВСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. Т. ШЕВЧЕНКА





Механико-математический факультет







«Роль Международного валютного фонда в мировой валютной системе»



Дипломная работа студента 2 курса

Наквасюка В.В.



Научный руководитель

проф. Кузнецов В.С.







Киев





СОДЕРЖАНИЕ:

Введение. 3

Глава 1. Общая характеристика МВФ. 7

1.1. Необходимость создания. Функции Фонда. 7

1.2. Современная организационная структура 14

1.3. Кредитные ресурсы 18

Глава 2. Основные направления деятельности 23

2.1. Предоставление кредитов на реализацию экономических программ 23

2.2. Регулирование ликвидности и курсовая политика. 35

2.3. Политика надзора и оказание технической помощи 42

Глава 3. Помощь в урегулировании финансовых кризисов. 49

3.1. Участие в преодолении мексиканского долгового и финансового кризиса. 49

3.2. Организация финансовых пакетов для стран Юго-Восточной Азии. 50

3.3. Финансовая помощь России. 50

Заключение. 50

Список использованной литературы. 50



Введение.



Выбор темы, актуальность, цели и задачи настоящего дипломного исследования обусловлены следующими положениями.

Основной целью настоящего дипломного исследования является исследование исторически сложившейся структуры и стратегии МВФ в новых условиях. Также в работе предполагается анализ следующих исторических, теоретических и практических положений , связанных с историей создания и современной деятельностью Фонда.

Международный валютный фонд (МВФ) начал свою деятельность в 1946 г., после ратификации договоров, разработанных на Бреттон-вудской конференции Объединенных Наций по валютно-финансовым вопросам (1944 г.).

МВФ входит в систему Объединенных наций в качестве специализированного учреждения. В настоящее время членами МВФ являются около 180 стран, включая все бывшие союзные республики.

Штаб-квартира находится в Вашингтоне.

Каждая страна-член имеет 250 голосов + 1 голос за каждую часть квоты, равную 100 тыс. СДР (СДР - специальные права заимствования (Special Drawing Rights, SDR) определяются на основе стоимости корзины из пяти ведущих мировых валют: доллара США, немецкой марки, французского франка, фунта стерлингов и японской йены).

Целями МВФ является:

  • поощрение международного сотрудничества в области валютной политики;

  • содействие сбалансированному росту мировой торговли для стимулирования и поддержания высокого уровня занятости и реальных доходов, для развития производственного потенциала всех членов в качестве главной цели экономической политики;

  • поддержание стабильности валют и упорядочение валютных отношений между государствами-членами, а также воспрепятствование девальвации валют из соображений конкуренции;

  • участие в создании многосторонней системы платежей, устранение ограничений на трансфер валюты;

  • предоставление средств для ликвидации несбалансированности платежных балансов стран-членов.

Основные направления деятельности МВФ включают также регулирование платежных балансов стран-членов и внешней задолженности. Усиливается взаимодействие с МВФ, МБРР, ОЭСР, ПРООН, Парижским и Лондонским клубами и т.д.

В области регулирования платежных балансов и внешней задолженности МВФ предоставляет кредиты странам-членам при условии проведения ими определенных изменений в своей экономической политике. Перед получением кредитов страна-заемщик согласует с Фондом программу финансово- экономической стабилизации. Предоставление валютных средств осуществляется в зависимости от выполнения этой программы. Наличие подобной программы и соглашения с МВФ обычно рассматривается как международное свидетельство платежеспособности страны.

В сфере долгового регулирования МВФ активно взаимодействует с Всемирным банком.

Высшим руководящим органом МВФ является Совет Управляющих, состоящий их представителей стран-членов (обычно ответственного за проведение валютной политики министра или главы центрального банка вместе с заместителем). За исключением ряда полномочий (определение условий и прием новых членов, пересмотр квот, изменение валютных паритетов и т. п.) он может делегировать исполнение своих задач Исполнительному Совету. Управляющие встречаются раз в год на ежегодных сессиях.

Временный комитет (24 члена, обычно два заседания в год) консультирует Совет Управляющих по вопросам, связанным с текущим контролем за мировой валютной системой и ее адаптацией к меняющимся условиям.

Исполнительный совет отвечает за текущие дела МВФ. Семь из 24 Исполнительных директоров назначаются странами с наибольшими квотами (Германия, Великобритания, Китай, Франция, Саудовкая Аравия, США и Япония), остальные избираются от других стран на основе принципа регионального представительства. Заседания Исполнительного совета проходят несколько раз в неделю под председательством Директора-распорядителя.

Важнейшее структурное подразделение МВФ - Временный комитет по вопросам реформы международной валютной системы, фактически обеспечивает политическое руководство и занимается согласование всех вопросов, касающихся деятельности Фонда, внесения изменений в его устав, пересмотра квот, выпуска СДР, принципов использования ресурсов МВФ и т.д.

Персонал МВФ насчитывает более 2000 экспертов, возглавляемых Директором-распорядителем. Директор-распорядитель выбирается Исполнительным советом (по традиции это - представитель Европы). Он не имеет права голоса, за исключением тех случаев, когда голоса в Исполнительном совете разделяются поровну.

Основными источниками финансирования МВФ являются взносы (квоты) государств-членов и займы МВФ у своих членов.

Как правило, МВФ предоставляет средства своим членам равными кредитными траншами, каждый из которых соответствует 25 процентам квоты государства-члена.

В рамках программы расширенного финансирования членам МВФ может предоставляться среднесрочный кредит (обычно на 3 года) для устранения внутри- и внешнеэкономических перекосов.

В тоже время, в рамках МВФ действуют также и специальные механизмы:

Фонд системной трансформации (Systemic Transformation Facility) предоставляет финансовую помощь странам, испытывающим трудности в торговой и платежной системах в связи с переходом к рыночной экономике.

Фонд компенсационного финансирования и финансирования в случае непредвиденных обстоятельств (Compensatory and Contingency Financing Facility) оказывает помощь государствам-членам в случае несения ими убытков (экспорт, значительный рост цен на импортируемое зерно), если эти убытки носят временный характер и обусловлены причинами, лежащими вне сферы влияния этих стран; а также при необходимости поддержания темпов реформ, проводимых в соответствии с одобренными МВФ соглашениями.

С помощью Системы финансирования буферных запасов (Buffer Stock Financing Facility)МВФ может предоставлять финансовую помощь для восстановления запасов сырья.

Срочная помощь (Emergy Assistance) предоставляется путем закупки товаров стран, платежный баланс которых испытывает значительные трудности в результате стихийных бедствий.

Фонд структурной адаптации (Structural Adjustment Facility) и Расширенный фонд структурной адаптации (Enhanced Structural Adjustment Facility) предоставляет возможность оказывать помощь для проведения структурных реформ в развивающихся странах с низкими доходами, а также для реализации среднесрочных макроэкономических программ.













Глава 1. Общая характеристика МВФ.

1.1. Необходимость создания. Функции Фонда.



Необходимость в организации, подобной МВФ, стала очевидной во время Великой депрессии, поразившей мировую экономику в 30-е годы. Депрессия поразила все сферы хозяйственной жизни. Разорились тысячи банков, цены на сельско­хозяйственную продукцию упали ниже себестоимости, резко снизилась стоимость земли. Разрушительному воздействию подверглась не только видимая часть экономики. Не в меньшей степени пострадал и не столь видимый мир международных финансовых и денежно-кредитных рынков. Общее недо­верие к банкнотам породило спрос на золото, намного превышавший размеры национальных запасов. Ряд стран, прежде всего Великобритания, были вынуждены отказаться от золотого стандарта, который определял стоимость валюты в золоте. Из-за отсутствия уверенности в стоимости денег, которые теперь не имели четкого золотого содержания, крайне затруднился обмен валют стран, отказавшихся от золотого стандарта, и стран, продолжавших им пользоваться. Страны запасали золото и деньги, которые могли быть обращены в золото, еще более сокращая объем и частоту денежных операций, что вело к потере рабочих мест и падению жизненного уровня. Более того, некоторые правительства жестко ограничили обмен национальной валюты на иностранную и даже пытались ввести бартерную торговлю (например, один локомотив обменивался за 100 тонн кофе), которая полностью исключила бы использование денег. Другие прави­тельства, пытаясь любыми способами привлечь иностранных покупателей отечественной сельскохозяйственной продукции, стремились представить такую продукцию более дешевой, продавая национальную валюту ниже ее реальной стоимости, с тем чтобы подорвать торговлю других стран, предлагающих аналогичную продукцию. Данная практика, известная как конкурентная девальвация, лишь порождала ответные меры в виде подобной же девальвации валюты торговыми соперниками. Соотношение между деньгами и стоимостью товаров нарушилось, равно как и соот­ношение между стоимостью валют. Это вызвало спад мировой эконо­мики. В период с 1929 по 1932 годы цены на товары во всем мире упали на 48 процентов, а объем мировой торговли сократился на 63 %1.

Созванные в 30-е годы несколько международных конференций для рассмотрения мировых валютных проблем не увенчались успехом. Частичные и временные решения были, очевидно, недостаточны. Требо­валось добиться сотрудничества всех стран, в невиданных ранее масшта­бах, для создания новой валютной системы и международного учрежде­ния для контроля за ней.

Создание МВФ отвечало потребности учредить новый валютный поря­док, способный устоять в трудных условиях послевоенного периода восстановления и в дальнейшем обеспечить развитие международных обменов. Данная система должна реагировать на существующие условия и способствовать неограниченному обмену валют, четкому определению единой стоимости каждой валюты и устранению ограничений и такой практики, как, например, конкурентная девальва­ция, приведших почти к полной остановке инвестиций и торговли в 30-е годы. В 1943 году в Великобритании была опубликована Белая книга, названная "планом Кейнса" по имени ее основного автора.2 Его предложения исходили из двух ана­литических посылок: опасность увековечивания системы двусторонних соглашений, которые сдерживают развитие международной торговли, и тенденция к дефляции, которую Д. Кейнс считал внутренне присущей золотому стандарту. Эта последняя взвалила бы на плечи стран, испытывающих дефицит, все расходы по возвращению к равновесию, тогда как государства, имевшие излишки, получили бы полное право искусственно препятствовать экономическому росту, обычно сопровождающему рост положительного сальдо платежного ба­ланса.

Представленный просто как предмет для дискуссии план Кейнса состоял, главным образом, в том, чтобы создать механизм всеобщей компенсации долгов и требований государств и систему почти автома­тического финансирования дефицита платежных балансов. Этот план отвергли, и была принята гораздо менее амбициозная схема, предложенная американской делегацией во главе с Гарри Уайтом. Текст с некоторыми поправками был представлен на рассмотрение кон­ференции, созванной в июле 1944 г. в Бреттон-Вудсе, Нью-Гэмпшир, США, в июле 1944 г. с участием пред­ставителей 44 стран3. После многочисленных переговоров, проходивших в трудных условиях военного времени, международное сообщество согласилось с созданием системы и организации для контроля за ней. План был принят без существенных изменений. Ратификация соглашений, вызвавших резкую критику Великобритании, состоялась в 1945 году, и в 1946 году МВФ начал свои операции на следующих принципах:

 Для установления обменного курса устав МВФ вводил три прави­ла: начальное определение стоимости национальной валютной едини­цы по отношению к стоимости золота; единство обменных курсов для всех категорий сделок; стабильность обменных курсов. Это последнее правило имело два следствия: финансовые власти различных стран обязывались не допускать колебаний их валюты более чем на 1% во­круг официального паритета. Они теряли право изменять этот паритет в одностороннем порядке. Изменения паритета должны были утверждаться Советом управляющих.

­ О свободе обмена. Задача состояла в том, чтобы достичь конвер­тируемости валют, однако устав предусматривал два ряда ограничений: одни, по характеру временные, разрешали с учетом состояния валют­ной системы ограничительную и дискриминационную практику в пере­ходный период; другие долгосрочного характера могли применять­ся даже теми странами, которые перешли к конвертируемости. В дейст­вительности выгоды от конвертируемости касались только авуаров нерезидентов, созданных после возврата к конвертируемости (что исключало капиталы, накопленные во время войны поставщиками вою­ющим странам) и происходящих от текущих сделок (что исключало доходы, получаемые от движения капиталов)4.

Для полноты картины следует отметить, что с первых дней существования МВФ стра­дал от трех изъянов:

Во-первых, это строго монетарный характер производимого им анализа условий возвращения к свободному обмену. Считалось, что страна от­вечает условиям конвертируемости, если нерезиденты имеют в ней право свободного обмена своих авуаров на любую иную валюту. Вза­мен страна могла по своему усмотрению продолжать контингентировать импорт любого происхождения и даже так или иначе подвергать откры­той дискриминации некоторые страны-поставщики. Во-вторых, это то, что в отличие от клиринга, предложенного Кейнсом (1 Европейским платежным союзом, МВФ не компенсирует долги и займы, возникающие на основе двусторонних обменов. Более того, устав предусматривал, что полученные у него займы в валюте должны воз­мещаться в конвертируемой валюте (т. е. в то время только в долла­рах) или в золоте. Его должники не имели возможности вернуть заня­тые деньги долговыми требованиями, которые могли у них оказаться в результате двусторонних сделок с государствами с неконвертируемой валютой.

И в-третьих, для стран с положительным сальдо платежного баланса их обязательства перед МВФ, то есть суммы в национальной валюте, предо­ставленные в его распоряжение для финансирования займов, были ог­раничены размером их квоты. Полная сумма квот составляла вначале 8,5 млрд. расчетных долларовых единиц, но запас в долларах и в золо­те, которым действительно располагал Фонд и который только и был его единственным подлинным ресурсом, не превышал 3,7 млрд. долла­ров. Восстановление мировой экономики не могло не привести к де­фициту ее торгового баланса с США (в 1947 г. - 12 млрд. долл.), который, как оказалось, значительно превысил финансовые возможности Фонда. Соответствующие потребности были, в основном, удовлетворены вне процедур МВФ в форме прямой помощи США (план Маршалла)5.



История МВФ независимо от того, рассматриваем ли мы его в ка­честве гаранта валютного порядка или в качестве кредитора, имела не­сколько противоречивых этапов.

Принимая к сведению, но не ставя под вопрос официальные па­ритеты, о которых информировали его государства-члены, Фонд пытал­ся развернуть свою деятельность по двум направлениям - стабилиза­ция обменных курсов и борьба против дискриминационных и ограничи­тельных мер. Поначалу инфляция, свирепствовавшая после войны в Европе, сильная девальвация фунта стерлингов, проведенная англий­ским правительством в 1949 году (причем МВФ не был в состоянии вы­работать свою позицию в связи с этим), значительно осложнили его функционирование. Борьба против дискриминационной практики была затруднена статьей 14 устава, которая разрешала ее сохранение на пере­ходный период, теоретически заканчивавшийся в 1952 году; однако этот период фактически был продлен до начала 1959 года, то есть до мо­мента, когда основные европейские валюты официально стали конвер­тируемыми. С этого времени МВФ продолжил свою деятельность в поль­зу свободного обмена, побуждая государства-члены, оказавшиеся в затруднительном положении, прибегать скорее к мерам по контролю за внутренним спросом, чем к прямому ограничению импорта.

Провал системы фиксированных обменных курсов, установленных после вой­ны, потребовал изменения устава МВФ. Устойчивость дефицита платеж­ного баланса США привела к концу 60-х годов к напряженности на ва­лютных рынках, которая еще более усиливалась массовыми перемеще­ниями "горячих денег". Более глубокий, чем предыдущие, спекулятив­ный кризис 1971 года заставил американское правительство 15 августа приостановить конвертируемость доллара в золото (до этого времени она поддерживалась только по отношению к центральным банкам). В декабре, после нескольких месяцев всеобщих колебаний, в соответст­вии с Вашингтонскими соглашениями была сделана попытка восстано­вить фиксированный курс обмена ценою девальвации доллара по от­ношению к золоту, создания новой сетки паритетов между странами "десятки" и расширения до 2,25% пределов допустимых отклонений от паритета.

Шаткость такого плана была очевидна даже для его авто­ров, и в 1972 году службы МВФ начали изучение вопроса о более глу­бокой реформе. Результатом стали Ямайские соглашения в январе 1976 года, когда была сформулирована вторая поправка к уставу Фон­да, которая вступила в силу в апреле 1978 года. В этом документе уста­навливался плавающий обменный курс, который начал применяться в марте 1973 года, когда новая спекулятивная волна заставила страны-члены ЕЭС отказаться от поддержки курса их валют по отношению к доллару. Каждая страна-член отныне была вольна объявить паритет (по отношению к любой валюте, специальным правам заимствования или "корзине" валют) либо вовсе не объявлять никакого паритета. Золото устранялось из системы, оно было заменено СПЗ в качестве расчетной единицы. МВФ более не получал золота от своих членов и не использовал его для платежей. Треть золотого запаса была предна­значена для продажи: половина - на рынке, половина предложена цент­ральным банкам стран-членов по старой официальной цене: 35 долларов за унцию.

Отказ от системы фиксированного обменного курса, восстановление которого остается желательным, не освободил МВФ от ответст­венности в области установления обменного курса. Страны-члены обя­зались соблюдать некоторые правила сохранения устойчивости систе­мы. Интервенция на валютном рынке запрещена, если ее результатом могут быть затруднения в установлении равновесия платежного балан­са, особенно если такая интервенция направлена на усиление конкурен­тоспособности национальных товаров при помощи чрезмерного сниже­ния курса валюты. Фонд обязан обеспечивать "неуклонное наблюде­ние" за политикой обмена валют, что означает необходимость тщатель­ного анализа экономической политики всех стран. Ежегодные консуль­тации с каждой страной позволяют осуществлять эту функцию6.

Деятельность МВФ по предоставлению кредитов тесно связана с пре­дыдущей функцией. Влияние Фонда на страны-члены усиливается по мере расширения поддержки, которую он в состоянии им оказывать. Средства поступают в основном по подписке членов. Они регулярно увеличивались при все более частом пересмотре квот.



В настоящее время членами МВФ являются 182 страны. Участником организации может стать любая страна, проводящая самостоятельную внешнюю политику и готовая признать права и обязанности, предусмот­ренные уставом МВФ. Почти все крупные страны являются членами МВФ. Страны Восточной Европы, ранее имевшие централизованно плани­руемую экономику, и страны бывшего Советского Союза также вступили в организацию и осуществляют переход к рыночной экономике. Страны-члены могут в любое время выйти из МВФ. В прошлом этим правом воспользовались Куба, Чехословакия (ныне Чешская и Словацкая Республики), Индонезия и Польша, хотя затем все эти страны, за исключением Кубы, пересмотрели свое решение и впослед­ствии вновь вступили в организацию.7

1.2. Современная организационная структура.



Многие полагают, что МВФ это организация, обладающая огромны­ми полномочиями и независимостью, которая решает, какую экономиче­скую политику должны проводить ее члены, диктует государствам свои решения и затем обеспечивает их выполнение. Это совершенно неверное представление. Напротив, не МВФ, а государства-члены диктуют МВФ, какой политики ему придерживаться. Команды следуют от правительств стран-членов Фонду, а не наоборот. Определяя обязательства отдельного государства-члена перед МВФ или прорабатывая соглашение о предостав­лении кредитов, МВФ действует не по собственной инициативе, а как посредник, передающий отдельным странам волю большинства членов.

Первым звеном в цепи передачи команд служит Совет управляющих, в который входит по одному управляющему и одному заместителю управляющего от каждой страны. Поскольку управляющие и их заме­стители являются министрами финансов или руководителями централь­ных банков, они могут авторитетно выступать от имени своих прави­тельств. Временный комитет консультирует их по вопросам функциони­рования международной валютной системы, а Совместный комитет по вопросам развития МВФ Всемирного Банка информирует их об особых потребностях более бедных стран. Управляющие и их заместители собираются только на ежегодные совещания для принятия официальных решений в рамках своего органа по вопросам деятельности МВФ.

В остальное время управляющие лишь сообщают пожелания прави­тельств по вопросам повседневной деятельности МВФ своим предста­вителям, образующим Исполнительный совет МВФ в штаб-квартире организации в Вашингтоне. Не менее трех раз в неделю проводятся официальные совещания 24 исполнительных директоров, которые следят за проведением политики, принятой правительствами стран-членов через Совет управляющих. В настоящее время восемь исполнительных дирек­торов представляют по одной стране: Германию, Китай, Россию, Саудовскую Аравию, Соединенное Королевство, Соединенные Штаты, Францию и Японию. Другие 16 исполнительных директоров представляют группы, формируемые из остальных стран. Исполнительный совет редко принимает решения путем официального голосования, стремясь сформи­ровать консенсус среди своих членов, что сводит к минимуму столкно­вения мнений по важным вопросам и помогает достичь согласия по принимаемым решениям.

МВФ имеет около 2 200 человек персонала, возглавляемого Директо­ром-распорядителем, который назначается Исполнительным советом и также является его председателем. По традиции Директор-распорядитель должен быть европейцем или, по крайней мере, неамериканцем. Прези­дент Всемирного Банка по традиции, в свою очередь, является гражданином США. Штат международных служащих представляет около 114 стран. В организации работают в основном экономисты, а также статисты, научные работ­ники, эксперты по вопросам государственных финансов и налогообло­жения, лингвисты, публицисты и вспомогательный персонал. Основной персонал работает в штаб-квартире МВФ в Вашингтоне, хотя небольшой штат также прикомандирован к отделениям в Париже, Женеве и при Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке или представляет МВФ, выполняя временные задания в странах-членах. В отличие от испол­нительных директоров, представляющих конкретные страны, члены персонала являются международными гражданскими служащими. Они отвечают перед всеми государствами-членами за проведение политики МВФ и не выражают интересов отдельных стран.

Таким образом, МВФ устроен по образцу акционерного предпри­ятия. Возможность каждого участника оказы­вать воздействие на его деятельность с помощью голо­сования определяется долей в капитале. В соответст­вии с принципом «взвешенного» количества голосов каждое государство имеет 250 «базисных» голосов не­зависимо от величины взноса в капитал и дополните­льно по одному голосу на каждые 100 тыс. единиц СДР его квоты. Решения в Совете управляющих обычно принимаются простым большинством (не менее поло­вины) голосов, а по наиболее важным вопросам как оперативным, так и экономическим и политическим«специальным большинством» (соответственно 70% или 85% голосов стран-членов). В нынешнем Уставе выделены 53 подобных вопроса (против 9 при созда­нии МВФ) в интересах ведущих стран Запада. На­ибольшим количеством голосов в МВФ обладают: США — 17,7%; Германия — 5,5; Япония — 5,5; Вели­кобритания — 4,9; Франция — 4,9; Саудовская Ара­вия — 3,4; Италия — 3,1; Россия — 2,9%. Доля стран ЕС — 26,2%. Несмотря на некоторое сокращение в 70-е и 80-е годы удельного веса голосов США и ЕС, они по-прежнему могут налагать вето на ключевые решения Фонда, принятие которых требует макси­мального большинства (85%).8

24 промышленно развитых государства имеют 59,6% голосов в МВФ. На долю остальных стран, составляющих почти 86% количества членов Фонда, приходится лишь 40,4% голосов9. США вместе с ве­дущими западными государствами практически рас­полагают возможностью осуществлять контроль над процессом принятия решений в МВФ и направлять его деятельность исходя из своих интересов. Что ка­сается развивающихся стран, то при наличии ско­ординированных действий теоретически они также в состоянии не допускать принятия не устраивающих их решений. Однако достичь необходимой согласо­ванности столь большому числу разнородных стран чрезвычайно сложно.10

Совет управляющих может учредить новый посто­янный орган управления Совет на уровне министров стран-членов для наблюдения за регулированием и адаптацией мировой валютной системы. Но он еще не создан, и его роль играет состоящий из 22 членов Временный комитет Совета управляющих по вопро­сам мировой валютной системы (Interim Committee of the Board of Governors on the International Monetary System), учрежденный в 1974 r. Однако в отличие от предполагаемого Совета Временный комитет не имеет полномочий для принятия директивных решений. Со­вет управляющих делегирует многие свои полномочия Исполнительному совету, т. е. Директорату, который несет ответственность за ведение дел Фонда и работает постоянно в его штаб-квартире в Вашингтоне. С 1992 г. число исполнительных директоров доведено до 24, 5 из них назначены Великобританией, Германией, США, Францией и Японией, т. е. странами, у которых наибольшая квота в капитале Фонда; 3 — представля­ют каждый одну страну -— Китай, Россию и Саудовс­кую Аравию; 16 — избраны от остальных стран-чле­нов. разделенных на соответствующее количество групп с учетом принципа географическою представи­тельства11. Назначения и выборы исполнительных ди­ректоров производятся раз в два года. Директор рас­полагает тем количеством голосов, которым пользу­ются в совокупности избравшие его управляющие.

Дирек­тор-распорядитель (с 1987 г.) - Мишель Камдессю (Франция), его заместители (с 1994 г.) Стэнли Фи­шер и другие (США).

В 1944 году страны-основатели МВФ пришли к выводу, что Фонд будет более эффективно функционировать и принимать более ответ­ственные решения, если количество голосов каждого члена будет напрямую зависеть от суммы средств, внесенных в организацию по квоте. Поэтому страны с наибольшим взносом в МВФ определяют решение вопросов политики организации. Соеди­ненные Штаты, например, сейчас имеют около 265 000 голосов, или примерно одну пятую от их общего количества, а Маршалловы Острова имеют 275 голосов.

1.3. Кредитные ресурсы.



При вступлении в МВФ каждая страна вносит определенную сумму средств, именуемую взносом по квоте, который является своеобразным членским взносом.

Квоты используются для различных целей. Во-первых, они образуют денежный фонд, которым МВФ может пользоваться для кредитования государств-членов, испытывающих финансовые трудности. Во-вторых, квота служит основой определения суммы средств, которую может заимствовать государство-член, оплатившее свой взнос, или которую государство-член может получить при периодическом распределении специальных активов, известных как СДР. Чем больше взнос страны, тем больший кредит она может при необходимости получить. В-третьих, квота определяет количество голосов государства-члена. МВФ самосто­ятельно устанавливает размер взноса по квоте на основе анализа богатства и экономических показателей страны. Чем богаче страна, тем больше ее квота. Размер квоты пересматривается каждые пять лет и может быть увеличен или уменьшен, в зависимости от потребностей МВФ и экономического процветания государства-члена. В 1945 году 35 стран-членов МВФ внесли 7,6 млрд СДР; по состоянию на 30 июня1992 года членами МВФ было выплачено свыше 145,3 млрд СДР. Соединенные Штаты, являясь крупнейшей экономической державой, имеют наиболь­ший взнос в МВФ, составляющий около 18 процентов от общей суммы квот (26 526,8 млн СДР); Республика Палау - островное государство в Тихом океане, имеет наименьшую квоту и внесла 2.2 млн СДР12.

Взносы по квоте, или членские взносы, являются основным источником денежных средств МВФ. Теоретически общая сумма квот в настоящее время составляет около 130 млрд долл. США, но практически используется значительно меньшая сумма. По­скольку страны-члены выплачивают 75 процентов квот в национальной валюте, а большая часть национальных валют большинства стран членов фонда редко пользуется спросом за пределами страны-эмитента, приблизительно половина средств на балансе МВФ не может использоваться. За редким исключением в обычный год у МВФ заимствуются приблизительно только 20 валют, и большинство потенциальных заемщиков МВФ просят только основные конвертируемые валюты: доллар США, японскую йену, марку ФРГ, фунт стерлингов и французский франк.

Как уже было сказано, для каждой страны установлена квота, которая рассчитывается по раз­ным показателям (объем внешней торговли и т.д.). Квота определяется в ходе сложных переговоров. Каждая страна переводит в МВФ четверть своей квоты в резервных активах, остальную часть в национальной валюте. МВФ, таким образом, имеет в своем распоряжении, с одной стороны, золотой запас, образованный за счет оплаты резервной доли квоты до 1976 г., а с другой, валютные авуары государств-членов. Ресурсы этого своеобразного кредитного кооператива на определенных условиях предоставляются странам, испытывающим трудности с платежным ба­лансом.

Страна-заемщик должна передать в распоряжение Фон­да количество собственной валюты, равное стоимости тех валют, кото­рые она желает получить. Процедура погашения обратная: должник перечисляет Фонду суммы в конвертируемой валюте, равные первона­чально полученной. Тогда Фонд аннулирует возникший в результате заемной операции долг в валюте должника. Такая операция называется продажей с возвратом платежа. На деле же речь идет о займе. В противоположность предложениям, содержавшимся в плане Кейнса, предусматривавшем почти автоматическое покрытие внешнего дефи­цита, устав Международного валютного фонда установил достаточно узкие рамки для получения займа государствами. Каждая страна может получать без всяких условий и предварительного изучения кредит в размере 25% своей квоты. Выше этого уровня предоставление помощи обусловлено изучением положения просителя. Если наличность МВФ в валюте какой-либо страны вдвое превышает квоту, то помощь этой стране прекращается.

Таким образом капитал МВФ скла­дывается из взносов государств-членов, производи­мых по подписке. Квота выступает важным звеном во взаимоот­ношениях стран-членов с МВФ. Она определяет: 1) сумму подписки страны на капитал МВФ; 2) возмож­ности использования ресурсов Фонда: 3) количество голосов, которыми страна располагает в Фонде. Раз­меры квот устанавливаются на основе удельного веса стран в мировой экономике и торговле. Поэтому квоты распределяются неравномерно. До 1978 г. 25% квоты оплачивались золотом, ныне — резервными активами (СДР и конвертируемой валютой но со­гласованию страны с МВФ); 75% суммы подписки национальной валютой. Пересмотр квот производится раз в пять лет. С 1947 г. квоты пересматривались девять раз. В результате повышения квот и увеличе­ния числа стран-членов капитал Фонда увеличился с 7,7 млрд. в 1947 г. до 146 млрд. СДР (свыше 200 млрд. долл.) в 1994 г., т.е. в 19 раз13. Однако увеличение ресурсов МВФ существенно отстает от роста совокуп­ного мирового ВВП и еще в большей мере от динами­ки международных платежей по текущим операциям платежного баланса.

В связи с изменением удельного веса и значения отдельных стран—членов МВФ в мировой экономике увеличение квот стран-экспортеров нефти, в первую очередь Саудовской Аравии, а также ФРГ, Японии и некоторых других стран, опережало возрастание квот остальных стран. На долю промышленно раз­витых стран приходится 60,6% суммы квот, в том числе США - 18,2%, ФРГ — 5,6, Японии - 5,6, Великобритании —- 5,1, Франции — 5,1, Италии — 3,1 и Канады — 2,9% в конце 1993 г. Доля стран ЕС равна 26,7%; развивающихся стран - 29,0%: стран, входи­вших ранее в СЭВ (Болгарии, Венгрии, Вьетнама, Мо­нголии, Польши, Румынии, республик бывшего СССР, Словакии. Чехии), а также Албании, Китая и респуб­лик бывшей Югославии, -10.4%14.

В дополнение к собственному капиталу Фонд имеет возможность привлекать заемные средства. В соответ­ствии с этим в январе 1962 г. «группа десяти» (Бельгия, Великобритания, Италия, Канада. Нидерланды, США, ФРГ, Франция, Швеция, Япония), а также присоедини­вшаяся к ним в 1964 г. Швейцария заключили Гене­ральное соглашение о займах, вступившее в силу с 24 октября того же года. Оно предусматривало предоста­вление кредитов Фонду (на постоянно возобновляемой основе) до 6 млрд. долл. в национальных валютах государств-участников, «чтобы предотвратить или преодолеть расстройство мировой валютной систе­мы». МВФ, в свою очередь, может предоставлять эти средства взаймы на 3-5 лет другим странам-членам. Это соглашение первоначально было заключено на четыре года, затем неоднократно продлевалось. В ходе очередного его пересмотра в декабре 1983 г. участники Соглашения договорились увеличить лимит кредита до 17 млрд. СДР (23,3 млрд. долл.). 5 января 1993 г. МВФ продлил Генеральное соглашение о займах в прежнем объеме на пять лет до декабря 1998 г. Необходимость увеличения кредитных операций потребовала от МВФ в 80-е годы расширения источ­ников заемных средств с целью укрепления его финан­совой базы. Фонд получал займы у казначейств и центральных банков Бельгии, Саудовской Аравии, Швейцарии, Японии и некоторых других стран, а так­же БМР. К заимствованиям у частных банков МВФ пока не прибегал.



Глава 2. Основные направления деятельности.

2.1. Предоставление кредитов на реализацию экономических программ.



В Уставе Фонда для идентификации его кредитной деятельности использу­ются два понятия: 1) сделка (transaction) предостав­ление валютных средств странам из его ресурсов; 2) операция (operation) оказание посреднических фина­нсовых и технических услуг за счет заемных средств. МВФ осуществляет кредитные операции только с офи­циальными органами казначействами, центральны­ми банками, стабилизационными фондами. Разли­чаются кредиты на покрытие дефицита платежного баланса и на поддержку структурной перестройки эко­номической политики стран-членов.

Страна, нуждающаяся в иностранной валюте, про­изводит покупку (purchase) или иначе заимствование (drawing) иностранной валюты либо СДР в обмен на эквивалентное количество своей национальной валю­ты, которое зачисляется на счет МВФ в центральном банке данной страны. При разработке механизма МВФ предполагалось, что страны-члены будут предъ­являть равномерный спрос на валюты, а поэтому их национальные валюты, поступающие в Фонд, станут переходить от одной страны к другой. Таким образом, эти операции не должны были являться кредитными в строгом смысле слова. На практике в Фонд обращают­ся с просьбами о предоставлении кредита главным образом страны с неконвертируемыми валютами. Вследствие этого МВФ, как правило, предоставляет валютные кредиты государствам-членам как бы «под залог» соответствующих сумм неконвертируемых на­циональных валют. Поскольку на них нет спроса, они остаются в Фонде до выкупа их странами-эмитентами этих валют.

Доступ стран-членов к кредитным ресурсам МВФ ограничен определенными условиями. Согласно перво­начальному Уставу они состояли в следующем: во-первых, сумма валюты, полученной страной-членом за двенадцать месяцев, предшествовавших его новому обращению в Фонд, включая испрашиваемую сумму, не должна была превышать 25% величины квоты стра­ны; во-вторых, общая сумма валюты данной страны в активах МВФ не могла превышать 200% величины ее квоты (включая 75% квоты, внесенных в Фонд по подписке). В пересмотренном в 1978 г. Уставе первое ограничение было устранено. Это позволяет странам-членам использовать их возможности получения валю­ты в МВФ в течение более короткого срока, чем пять лет, которые нужны были для этого прежде. Что ка­сается второго условия, то в исключительных обстоя­тельствах и его действие может приостанавливаться.

МВФ взимает со стран-заемщиц разовый комисси­онный сбор в размере 0,5% от суммы сделки и опреде­ленную плату (charge), или процентную ставку, за предоставляемые им кредиты, которая базируется на рыночных ставках.

По истечении установленного периода времени страна-член обязана произвести обратную опера­цию выкупить национальную валюту у Фонда, вер­нув ему средства в СДР или иностранных валютах. Как правило, эта операция, означающая возмещение полученного ранее кредита, осуществляется в течение срока от 3/4 до 5 лет со дня покупки валюты. Помимо того, страна-заемщик обязана досрочно производить выкуп своей излишней для Фонда валюты по мере улучшения ее платежного баланса и увеличения валют­ных резервов. Если находящаяся в МВФ национальная валюта страны-должника покупается другим государ­ством-членом, то тем самым погашается ее задолжен­ность Фонду.

Приобретаемая страной-членом в МВФ первая по­рция иностранной валюты в размере до 25% квоты (до Ямайского соглашения бывшая золотая доля) с 1978 г. называется резервной долей. Она определяется как превышение величины квоты страны-члена над суммой находящегося в распоряжении Фонда запаса нацио­нальной валюты данной страны. При этом если Фонд использует часть внесенной национальной валюты страны-члена для предоставления средств другим странам, то резервная доля такой страны соответст­венно увеличивается. Сумма займов, предоставленных страной-членом Фонду в рамках дополнительных кре­дитных соглашений, образует ее «кредитовую пози­цию». Резервная доля и кредитовая позиция вместе составляют резервную позицию страны-члена в Фон­де (Reserve Position in the Fund). В пределах резервной позиции страны-члены могут получать средства в МВФ автоматически, по первому требованию. Ис­пользование этой позиции не требует от страны про­центных и комиссионных платежей и не налагает на нее обязательства вернуть полученные валютные средства.

Средства в ино­странной валюте, которые могут быть приобретены страной-членом сверх резервной доли (100% вели­чины квоты), делятся на четыре кредитные доли (транши) по 25% квоты. Предельная сумма кредита, которую страна может приобрести у МВФ в резуль­тате полного использования резервной и кредитных долей, составляет 125% размера ее квоты. МВФ предъявляет стране, прибегающей к кредиту, опреде­ленные требования, причем степень их жесткости по мере перехода от одной кредитной доли к другой постоянно нарастает. Обязательства страны-заемщицы, предусматривающие проведение ею соответ­ствующих финансово-экономических мероприятий, фиксируются в «письме о намерениях», направляе­мом в МВФ. Если Фонд сочтет, что страна исполь­зует кредит «в противоречии с целями Фонда» или не выполняет его предписаний, он может ограничить или полностью прекратить кредитование страны. Использование первой кредитной доли может быть осуществлено как в форме прямой покупки ино­странной валюты, при которой страна получает всю испрашиваемую сумму немедленно после одобрения Фондом ее запроса, так и путем заключения с МВФ соглашения о резервном кредите. Такие соглашения стали практиковаться с 1952 г. Что же касается вы­деления Фондом средств в счет верхних кредитных долей, то оно почти во всех случаях производится посредством договоренностей со странами-членами о резервных кредитах15.

Соглашения о резервном кредите, или соглашения «стэнд-бай» (Stand-by Arrangements), обеспечивают стране-члену гарантию того, что она сможет получать иностранную валюту МВФ в обмен на националь­ную в соответствии с договоренностью в любое время при соблюдении страной оговоренных условий. Подо­бная практика предоставления кредитов аналогична открытию кредитной линии. С начала 50-х и до сере­дины 70-х годов соглашения о резервных кредитах заключались на срок до года, с 1977 г. —- до 18 месяцев и даже до 3 лет в связи с увеличением масштабов дефицита платежных балансов16.

Главным назначением кредитов «стэнд-бай» яв­ляется в настоящее время кредитование макроэконо­мических стабилизационных программ стран-членов МВФ. Валюта, предоставляемая Фондом в виде ре­зервного кредита в рамках верхних кредитных долей, выдается определенными порциями (траншами) через установленные промежутки времени в течение срока соглашения. Ход выполнения этого соглашения стра­ной-получателем кредита контролируется с помощью специальных целевых критериев. Пока не зафиксирова­но достижение критериев, предусмотренных в соглаше­нии с Фондом, страна не может получить следующую порцию валюты. Таким образом, механизм резервного кредита позволяет МВФ оказывать экономическое да­вление на страны-заемщицы. Созданная в 1974 г. си­стема расширенного кредитования дополнила резерв­ную и кредитные доли. Она предназначена для предо­ставления валютных средств странам-членам на более длительные периоды времени и в больших размерах по отношению к квотам, чем это предусмотрено Уставом в рамках обычных кредитных долей.

Основанием для обращения страны к МВФ с про­сьбой о предоставлении кредита в рамках системы расширенного кредитования может быть серьезное на­рушение равновесия платежного баланса, вызванное структурными расстройствами в области производст­ва, торговли или ценового механизма. Соглашения о расширенных кредитах обычно ограничены сроком в три года; при необходимости и по просьбе стран-чле­нов до четырех лет. В настоящее время лимиты доступа стран-членов к ресурсам МВФ в рамках резервных и расширенных кредитных соглашений (вместе или раздельно) пересматриваются ежегодно.

Вступая в МВФ, государство-член обязуется информировать других членов об используемом механизме определения стоимости национальной валюты по отношению к валютам других стран, воздерживаться от применения ограничений на обмен национальной валюты на иностранную и проводить экономическую политику упорядоченного и конструктивного роста национального богатства и благосостояния всего сообщества. Государства-члены обязуются соблюдать данные нормы. МВФ не может заставить страны выполнять эти обязательства, но он может оказывать и оказывает на них моральное давление, с тем чтобы страны придерживались тех правил и положений, которые они добровольно согласились соблюдать. Если страна постоянно пренебрегает своими обязательствами, остальные государства-члены МВФ, действуя через Фонд, могут постановить, что страна-нарушитель лишается права получать кредиты, или, в качестве последней меры, попросить страну выйти из организации. Однако обычно подразумевается, что страна готова содействовать МВФ, насколько это возможно, в решении общих задач (в противном случае она не вступала бы в организацию) и любое невыполнение обязательств, добровольно принятых ею в качестве государства-члена, объясняется факторами, не поддающимися непосред­ственному контролю.

В различные периоды государства-члены ставили перед МВФ разные задачи, в зависимости от складывающихся условий, и Фонд продемон­стрировал исключительную гибкость в решении этих задач. В настоящее время страны-члены возлагают на МВФ обязанности контроля за общей системой упорядоченного обмена национальных валют, кредитования государств-членов, проводящих реорганизацию экономики в целях более полноценного сотрудничества в рамках системы, и предоставления дополнительных услуг, включая техническую помощь в целом ряде областей, для оказания содействия членам в проведении политики, отвечающей интересам всего сообщества.

Хотя МВФ создавался как учреждение сотрудничества в области надзора за международной валютной системой, он также обеспечивает функционирование этой системы, выпуская в нее время от времени определенные денежные средства, иногда весьма значительные, в виде кредитов государствам-членам. Так, МВФ, возможно, наиболее известен широкой общественности операциями по накачке миллиардов долларов в систему во время кризиса задолженности 80-х годов. Например, в 1983 и 1984 годах МВФ выделил кредиты на общую сумму около 28 млрд долл. США странам-членам, испытывавшим трудности в выполнении финансо­вых обязательств перед другими членами организации. Быстрая и широко освещавшаяся в печати реакция МВФ на этот кризис, возможно, ввела в заблуждение наблюдателей, решивших, что МВФ прежде всего является кредитным учреждением. Это неверно, поскольку МВФ остается преиму­щественно контролирующей организацией, занимающейся координацией усилий по расширению сотрудничества в разработке экономической политики. Тем не менее финансовая функция является важным направ­лением деятельности МВФ.

МВФ кредитует только страны, испытывающие трудности с осущест­влением платежей, то есть страны, которые не имеют достаточных поступлений в иностранной валюте для оплаты закупок у других стран. Поступления страны складываются из доходов от экспорта, от оказания услуг (таких как банковские и страховые услуги) и от туризма. Денеж­ные средства также поступают в форме доходов от капиталовложений за границей и, в случае более бедных стран, в форме помощи, оказываемой более благополучными странами. Однако страны, как и люди, могут тратить больше, чем они получают, покрывая разницу путем заимствова­ния, пока не будет исчерпан предоставленный им кредит, что в конечном итоге и случается. Когда это происходит, страна сталкивается с рядом трудностей, из которых далеко не самыми сложными являются общее падение покупательной способности национальной валюты и вынужден­ное сокращение импорта из других стран. В этой ситуации страна может обратиться за помощью к МВФ, который на время предоставит ей достаточные инвалютные средства, с тем чтобы она могла выправить положение в экономике, преследуя задачи стабилизации валюты и укрепления торговли.

Столкнувшись с проблемой в области платежей, страна может немедленно получить в МВФ 25 процентов квоты, оплаченные золотом или в конвертируемой валюте. Если эти 25 процентов квоты недоста­точны, государство-член, испытывающее более серьезные трудности, может просить МВФ предоставить большие средства и в течение нескольких лет получить в общей сложности кредиты, в три раза превышающие взнос по квоте.

Предоставляя государству-члену кредиты на сумму, превышающую первоначальные 25 процентов квоты, МВФ руководствуется двумя принципами. Во-первых, общий валютный резерв, находящийся в распоряжении МВФ, должен использоваться на благо всего сообщества. Поэтому ожидается, что каждая страна, заимствующая валюту другой страны из общего резерва, возвратит средства, как только будут преодо­лены проблемы осуществления платежей. Таким способом эти средства могут обращаться среди государств-членов и предоставляются, когда в них возникает потребность. Во-вторых, прежде чем МВФ выдаст средства из общего резерва, страна должна показать, каким образом она намерена решать проблему платежей, с тем чтобы она была в состоянии оплатить задолженность перед МВФ в течение обычного срока возврата кредитов, составляющего три-пять лет (в отдельных случаях этот срок может быть продлен до десяти лет). Логика этих требований проста. Страна, испытывающая проблему платежей, тратит больше средств, чем она получает. Ситуация будет сохраняться, пока не будет проведена экономи­ческая реформа.

Поскольку МВФ несет обязательство перед всеми членами проводить финансово обоснованные операции, он предоставляет кредиты только на условии их эффективного использования странами-членами. Поэтому страна-заемщик обязуется начать проведение серии реформ для устранения причины затруднений с осуществлением платежей и для создания условий экономического роста. Направляя просьбу о выделении кредита, потенциальный заемщик представляет МВФ план реформы, обычно обязуясь при этом снизить стоимость своей валюты по отношению к другим валютам (если она завышена), стимулировать экспорт и сократить государственные расходы. Конкретные положения программы определяются самой страной, и поэтому программа реформ исходит от государства-члена, а не от МВФ. Организация следит только за тем, чтобы изменения в политике были достаточны для преодоления проблемы платежей государства-члена и не наносили излишнего ущерба другим членам. В зависимости от сложности проблемы платежей и испрашиваемой суммы кредита, исполнительные директора, представ­ляющие все сообщество, решают, являются ли реформы действительно достаточными и имеются ли у МВФ разумные основания полагать, что средства будут возвращены.

Если исполнительные директора считают, что реформы решат пробле­му, осуществляется поэтапная выдача кредита (обычно в течение одного-трех лет), в зависимости от прогресса в осуществлении реформ. Если не возникнет новых проблем, кредит будет возвращен в срок и государство-член, проведя необходимые реформы, выйдет из сложившейся ситуации экономически окрепшим.

МВФ кредитует страны-члены, испытывающие проблемы платежей, в рамках различных механизмов, в зависимости от характера конкретных проблем. Например, в последние двадцать пять лет МВФ выделял крупные кредиты странам-членам в рамках механизма, созданного для преодоления временных сокращений экспортных поступлений по при­чинам, не поддающимся непосредственному контролю. Скажем, мороз уничтожил большую часть кофейных бобов, предназначенных для экспорта, за который страна получает иностранную валюту (к примеру, доллары США), используемую для оплаты текущих финансовых обяза­тельств перед другими странами. Страна может просить МВФ выделить кредит в связи с сокращением экспортных поступлений. Кредит обеспечит необходимые долларовые средства для покрытия текущих обязательств до экспорта следующего урожая и восстановления нормаль­ного оборота долларовых средств.

Наиболее широко используется механизм соглашений о кредитах стэнд-бай, позволяющих странам, испытывающим трудности в выполне­нии финансовых обязательств, получить кредитную линию на срок до трех лет для реорганизации своих финансов. В течение этого срока страна может брать частями средства у МВФ вплоть до максимальной величины кредита на цели осуществления внешних платежей, при условии что она продолжает проводить программу реорганизации. Другой механизм - кредиты расширенного структурного регулирования - позволяет бедным странам получать кредиты под низкие проценты на период коренной экономической перестройки в целях преодоления факторов, в течение длительного времени подрывающих эффективность хозяйства. Особенностью этого вида кредитования является то, что он требует тесной координации со Всемирным Банком, родственной организацией МВФ, которая занимается исключительно экономическим развитием беднейших стран мира, проводя реформы, призванные устранить причины, вызывающие проблемы с платежами, и заложить основу экономического роста. Этот механизм финансируется за счет добровольных взносов государств-членов, которые, руковод­ствуясь духом сотрудничества, отказываются от рыночных процентных ставок, под которые они могли бы инвестировать эти средства. Страны-члены МВФ, находящиеся в более благополучном положении, выделили на цели этого механизма около 22 млрд долл. США.

Предоставление Фон­дом кредитов странам-членам связано с выполнением ими определенных политико-экономических условий. Подобный порядок получил наименование «обуслов­ленности» (conditionality). МВФ обосновывает эту пра­ктику необходимостью быть уверенным в том, что страны-заемщики будут в состоянии погашать свои долги, обеспечивая бесперебойный кругооборот ресур­сов МВФ. Поэтому Фонд требует, чтобы страна, по­крывая за счет его кредитов дефицит платежного бала­нса, заботилась о его ликвидации или сокращении. С расширением кредитных операций с 80-х годов Фонд взял курс на ужесточение их обусловленности. Такая практика придает МВФ роль стража мирового эконо­мического порядка, по оценке западных специалистов.

Принцип обусловленности кредитов находит свое выражение в согласовании со страной-заемщицей определенной программы экономической политики, реализация которой и кредитуется Фондом. До недав­него времени такую программу называли программой приспособления, то есть перестройки, хозяйственного ме­ханизма. Теперь используется термин «программа эко­номической реформы» (economic reform program). Это набор макроэкономических мер, которые, по мнению МВФ, должны обеспечить восстановление равновесия ее платежного баланса и гарантировать своевременное погашение долга Фонду.

При выработке своих рекомендаций МВФ традици­онно руководствуется монетаристской концепцией при анализе платежного баланса. Такой подход устанавли­вает взаимозависимость между величиной денежной массы в стране, различными финансовыми агрегатами, объемом совокупного спроса, с одной стороны, и со­стоянием платежного баланса ­— с другой. Соответст­венно основную причину неуравновешенности баланса международных расчетов Фонд видит в наличии избы­точного совокупного платежеспособного спроса в стране, вызываемого в первую очередь дефицитом го­сударственного бюджета и чрезмерным расширением денежной массы17.

Стабилизационные программы разрабатывает либо МВФ, либо правительство страны-заемщика с учетом его рекомендаций и с участием миссии Фонда, которая изучает на месте обширную экономическую информацию. Стабилизационные программы Фонда, основанные, как правило, на монетаристской концеп­ции, на использовании преимущественно рыночного регулирования экономики, носят дефляционный харак­тер. Обычно они включают: сокращение государствен­ных расходов, в том числе на образование, здравоох­ранение, пенсионное обеспечение и другие социальные цели; увеличение налогов на личные доходы; отмену или уменьшение государственных субсидий на продо­вольствие и товары широкого потребления, что ведет к повышению цен на эти товары; сдерживание роста, или «замораживание», заработной платы; повышение учетных ставок, ограничение объема кредита, в том числе потребительскую либерализацию внешнеэконо­мических связей; девальвацию национальной валюты, введение единого валютного курса, урегулирование внешней задолженности и т.п. В зависимости от конк­ретной ситуации, существующей в разных странах, эти меры используются в разных сочетаниях.

Дефляционные меры далеко не всегда достигают желаемой цели, особенно если нарушение равновесия платежного баланса носит устойчивый, структурный характер и происходит спад производства. Подобные меры зачастую вызывают свертывание инвестиций, то­рможение темпов экономического роста, а также уси­ливают социальные проблемы. Это связано с уменьше­нием реальной заработной платы, снижением жиз­ненного уровня, ростом безработицы, перераспределе­нием доходов в пользу предпринимателей за счет менее обеспеченных групп населения, ростом имущест­венной дифференциации. Таким образом, проблема обусловленности кредитов МВФ это проблема со­циальной цены за осуществление при его содействии и опеке стабилизационных макроэкономических про­грамм.

Учитывая негативные последствия шаблонного ис­пользования монетаристской дефляционной модели, МВФ с середины 80-х годов стал уделять больше вни­мания долгосрочным, структурным и институциональ­ным проблемам экономической политики.18 Усилия по­добного рода созвучны концепции «экономики пред­ложения», нацелены на укрепление производственной базы, совершенствование отраслевой структуры на­циональных экономик. Наконец, Фонд стал уделять внимание социальным аспектам проводимых при его поддержке реформ. Реализуя принцип обусловленно­сти кредитов, МВФ оказывает воздействие на выбор пути общественного развития, расстановку социально-политических сил в странах-заемщиках. Рекомендации МВФ усиливают противоборство между различными общественными силами.

2.2. Регулирование ликвидности и курсовая политика.



МВФ осуществляет наблюде­ние и контроль за соблюдением странами-членами своего Устава, который фиксирует основные структур­ные принципы мировой валютной системы.

Во-первых, МВФ наделен полномочиями создавать безусловные ликвидные средства путем выпуска СДР. Последние предназначены для пополнения официаль­ных валютных резервов, погашения пассивного сальдо платежного баланса, расчетов стран с Фондом. Стра­на, имея счет в СДР, может приобретать у других участников системы СДР конвертируемую валюту. Ре­гулирующая роль МВФ заключается в том, что он обеспечивает странам гарантированную возможность приобретения необходимой валюты в обмен на СДР путем назначения стран, которые ее предоставляют. При этом МВФ учитывает состояние платежного ба­ланса и валютных резервов «назначенных» стран-кре­диторов. МВФ контролирует соблюдение установлен­ных лимитов операций в СДР. Каждая страна обязана принимать СДР в обмен на конвертируемую валюту в пределах двойной суммы ее лимита в СДР, то есть пока сумма СДР на счете не возрастет до 300% по отноше­нию к чистой кумулятивной величине выделенных ей Фондом СДР.

После пересмотра в 70-е годы Устава МВФ рас­ширены возможности стран использовать СДР для более широкого круга операций со всеми признанными Фондом владельцами этих резервных активов без его активного посредничества, как это было прежде. Опе­рации в СДР дают возможность странам в известной мере покрывать дефицит их пла­тежного баланса.

В пересмотренном в результате Ямайского согла­шения Уставе МВФ зафиксирована обязанность стран-членов «сотрудничать с Фондом и другими странами-членами, имея в виду, что их политика относительно резервных активов будет согласовываться с целями содействия установлению лучшего международного надзора за международной ликвидностью и превра­щения СДР в главный резервный актив международ­ной валютной системы». Предполагалось, что СДР будут выступать в роли альтернативы как золоту, так и доллару, а также другим национальным валютам, исполняющим функцию международного резервного средства. Намечалось также использовать единицу СДР в качестве универсального стоимостного этало­на для установления паритетов денежных единиц стран-членов. Иными словами, ставилась цель транс­формировать СДР в основу международного валют­ного механизма. Пока нет оснований говорить о реальном прогрессе на пути перестройки структуры международной валютной ликвидности путем унифи­кации резервных активов на базе СДР. Продвижение этого процесса тормозят, в частности, США, посколь­ку они не намерены отказаться от роли доллара как международного платежно-резервного средства. Си­стема СДР не решила проблему интернационализа­ции международной ликвидности и централизованно­го управлению ею.

Во-вторых, МВФ выступает в качестве проводника принятой Западом, по инициативе США, установки на демонетизацию золота, ослабление его роли в миро­вой валютной системе.

Первым шагом на пути устранения золота из по­слевоенного международного валютного механизма стало прекращение Соединенными Штатами в августе 1971 г. продаж золота за доллары, принадлежащие официальным органам других стран. В соответствии с вступившим в силу в 1978 г. новым Уставом МВФ страны-члены не могут использовать золото в качестве средства выражения стоимости их валют (Статья IV, раздел 2,в), равно как и их валютных паритетов, если они будут восстановлены Фондом (приложение С, па­раграф 1); одновременно были упразднены золотое содержание единицы СДР и официальная цена золота в долларах. В соответствии со Статьей V, раздел 2,а, МВФ должен руководствоваться в своих действиях «целью не допускать регулирования цены или установ­ления фиксированной цены на рынке золота», что рав­нозначно трактовке золота как обычного рыночного товара.

По действующему Уставу взнос стран-членов по подписке в золоте в размере 25°/о квоты заменен взно­сом в СДР и конвертируемых валютах. 1/6 часть золо­того запаса МВФ (около 25 млн. тройских унций, или 777,5 т) в 1977—1980 гг. была возвращена странам-членам в обмен на их национальные валюты по цене 35 СДР за 1 тройскую унцию пропорционально их кво­там. Другая (1/6) часть была продана в 1976—1980 гг. на открытых аукционах по рыночным ценам. Изменен­ный Устав МВФ предоставил Фонду право реализо­вать оставшиеся 2/3 золотого запаса по прежней офи­циальной цене либо на базе рыночных цен. Золото практически исключено из расчетов между МВФ и его членами. Однако, несмотря на внесение в Устав МВФ ряда положений, направленных на окончательное вы­теснение золота из мировой валютной системы, офи­циальные золотые запасы остаются резервным фон­дом мировых средств платежа. В периоды обесценения национальных валют и падения доверия к ним авто­ритет этих запасов, а также рыночная оценка золота соответственно возрастают19.

В-третьих, МВФ осуществляет межгосударственное регулирование режима валютных курсов. В соответст­вии с Уставом, определившим принципы Бреттонвудской валютной системы, МВФ контролировал соблюде­ние странами-членами принятых ими и утвержденных Фондом официальных золотых и валютных паритетов, а также санкционировал их изменения. Легализация в обновленном Уставе (с 1978 г.) режима плавающих валютных курсов не означает, что МВФ вообще устра­нился от воздействия на валютную политику стран-членов. В Статье IV измененного Устава МВФ зафик­сирована обязанность каждой страны «сотрудничать с Фондом и с другими странами-членами в целях обес­печения упорядоченных валютных механизмов и со­действия поддержанию стабильной системы валютных курсов». Страна-член должна, в частности, «избегать манипулирования валютными курсами или мировой валютной системой, направленного на то, чтобы пре­пятствовать эффективной перестройке платежного ба­ланса или получать несправедливые конкурентные пре­имущества перед другими странами-членами».

Вторая серия поправок к Уставу МВФ предоставила странам-членам возможность выбора: либо сохранять плавающий курс валюты, либо установить и поддержи­вать фиксированный курс валюты (центральный курс), который может быть выражен в единице СДР или иной международной счетной денежной единице, либо, нако­нец, «привязать» валюту (то есть установить твердое сто­имостное соотношение) к другой национальной валюте или нескольким валютам (валютной корзине) по со­бственному выбору. При этом возможность выражения стоимости валюты в золоте исключается.

Из сказанного следует, что обязательства стран-членов по регулированию валютных курсов в ныне действующем Уставе МВФ (по сравнению с предыду­щим) носят расплывчатый характер. Это дает странам возможность различных толкований тех или иных поло­жений, предоставляя им относительную свободу для принятия собственных решений в данной области. Со­гласно Уставу МВФ может установить, что «междуна­родная экономическая ситуация позволяет ввести широ­кую систему валютного регулирования, базирующегося на стабильных, но изменяемых паритетах». При такой системе допускаются отклонения рыночных валютных курсов от паритетов в пределах ± 4,5%. Переход к данной системе возможен при одобрении ее странами-членами, располагающими большинством в 85% голо­сов, то есть практически при согласии США и стран ЕС.

В-четвертых, важным направлением регулирующей деятельности МВФ является устранение валютных ограничений. Статьи Соглашения МВФ регламенти­руют функционирование механизма валютных рынков, режим валютных операций. Статья VIII содержит обя­зательство стран-членов не вводить без согласия Фонда ограничений в отношении платежей и переводов по текущим операциям платежного баланса, не использо­вать дискриминационных валютных режимов и не при­бегать к множественности валютных курсов. Валютные ограничения допускаются только в двух случаях: 1) на основании Статьи XIV Устава их могут сохранять или устанавливать новые члены МВФ в течение переход­ного периода, продолжительность которого не опреде­лена; 2) официальное заявление Фонда о дефицитности определенной валюты дает право любой стране-члену после консультации с Фондом вводить временные огра­ничения операций в этой валюте.

С момента создания МВФ постоянно добивается от стран-членов устранения валютных ограничений и множественности валютных курсов. Однако значи­тельная часть развивающихся, а также восточноевро­пейских стран все еще не имеет возможности устано­вить в полном объеме свободную конвертируемость своих валют.

В-пятых, МВФ участвует в регулировании между­народных валютно-кредитных отношений путем пре­доставления кредитов странам, а главное, в результате выполнения им функции координатора международ­ного кредитования. Частные коммерческие банки рас­сматривают МВФ как гаранта получения максимально высоких прибылей и инструмент, способствующий рас­ширению их кредитной деятельности в странах-заем­щиках. Заключения МВФ об экономической политике и уровне платежеспособности того или иного прави­тельства расцениваются частными банками как пока­затель международного доверия к заемщику. Поэтому даже небольшой кредит, полученный от МВФ, приоб­ретает эффект цепной реакции, открывая возможность привлечения более крупных сумм на рынке ссудных капиталов. Таким образом, происходит фактическое согласование кредитной политики МВФ. с одной сто­роны, и главных кредиторов (как государственных, так и частных) мирового рынка ссудных капиталов с другой20.

МВФ наряду с другими международными органи­зациями активно участвует в урегулировании внешнего долга развивающихся стран, стран Восточной Европы, России, других государств СНГ. Что касается ТНК и ТНБ, то они поддерживают мероприятия МВФ лишь в той мере, в какой его кредитная политика отвечает их собственным интересам, обеспечивая регулярность платежей стран-должников. Поэтому эффективность регулирования спекулятивных перемещений кратко­срочных капиталов, координации процесса выравнива­ния диспропорций в международных платежах, целена­правленного воздействия на международную ликвид­ность в ряде случаев ослабляется противодействием частных компаний и банков.

В-шестых, МВФ осуществляет постоянный надзор и наблюдение за макроэкономической политикой стран-участниц и состоянием мировой экономики. Он собирает огромный массив информации, относящейся к отдельным странам и к мирохозяйственным процес­сам в целом. Эта информация включает сведения о динамике экономического роста и цен, денежном об­ращении, экспорте и импорте товаров, услуг, капита­лов, состоянии платежных балансов, официальных зо­лотых и валютных резервов, производстве, экспорте и импорте золота, размерах заграничных капиталовло­жений, движении валютных курсов и многом другом и подвергается тщательной аналитической обработке. Страны-члены обязаны беспрепятственно предостав­лять Фонду эти сведения и консультироваться с ним по вопросам их макроэкономической и валютной полити­ки.

МВФ осуществляет надзор за макроэкономической и валютной политикой двумя путями. Одним из них являются предусмотренные Статьей IV Устава кон­сультации с правительственными учреждениями стран-членов. Другой путь это регулярные (дважды в год) обсуждения доклада «Мировой экономический обзор». Такие обсуждения представляют собой анализ гло­бальной экономической ситуации в многосторонней перспективе. МВФ занимается также оказанием технической помощи странам-членам и предоставлением им разнообразного набора консультационных услуг.

За время своего существования МВФ превратился в подлинно универсальную организацию, добился широ­кого признания в качестве главного наднационального органа регулирования международных валютно-кре­дитных отношений, авторитетного центра междуна­родного кредитования, координатора межгосударст­венных кредитных потоков и гаранта платежеспособ­ности стран-заемщиц. Одновременно он начинает иг­рать важную роль в реализации решений «семерки» ведущих государств Запада, становится ключевым зве­ном формирующейся системы регулирования мировой экономики, международной координации, согласова­ния национальных макроэкономических политик. Фонд зарекомендовал себя активно функционирую­щим мировым валютным институтом, накопил боль­шой и полезный опыт21.

Конечно, как и всякая международная организация, МВФ является ареной не только партнерства, но и соперничества национальных экономических и полити­ческих интересов. США лишились возможности моно­польно определять политику Фонда. Они вынуждены согласовывать свою линию поведения с главными го­сударствами Западной Европы и Японией. Одновре­менно в МВФ усиливается влияние развивающихся стран Азии, Африки и Латинской Америки, отстаи­вающих свои интересы. Начинают активнее заявлять о себе и бывшие страны члены СЭВ, особенно Россия и другие государства СНГ. Из этого вытекает потреб­ность в более эффективном механизме сопоставления, учета и примирения конфликтных интересов в рамках МВФ к выгоде всего мирового сообщества, необходи­мость совершенствования как институциональных структур Фонда, так и реализуемых им программных политических установок

2.3. Политика надзора и оказание технической помощи.



В первые годы все страны, вступая в МВФ, обязались применять один и тот же метод расчета стоимости своей валюты. Это была так назы­ваемая паритетная система. В то время Соединенные Штаты выражали стоимость доллара в золоте. Цена одной унции золота составляла ровно 35 долларов. Золотое содержание доллара обеспечивалось правительством США, которое в случае надобности обменивало золото на доллары именно по этому курсу. Вступая в МВФ, все остальные члены также должны были выражать стоимость своей валюты в золоте, а поскольку, если каждый из двух предметов равен третьему, то они равны между собой, стоимость всех валют для большего удобства было принято котировать в долларах США. Государства-члены поддерживали стоимость своих валют в пределах 1 процента данного паритета, и, если они считали, что изменение курса отвечает их экономическим интересам, они обсуждали предлагаемые изменения с другими странами в рамках МВФ и должны были получить их согласие на такие изменения. Система паритетной стоимости имела то значительное преимущество, что курс валют оставался стабильным и предсказуемым. Это было весьма удобно для международных инвесторов, дилеров и туристов, но со временем проявились и некоторые недостатки системы. Изменение паритетной стоимости валюты представляло собой огромную проблему для прави­тельства, связанную со значительным политическим риском, и каждое изменение паритетной стоимости одной из основной валют грозило общим кризисом системы. Паритетная система достаточно успешно применялась в течение приблизительно 25 лет. Однако она была отменена в начале 70-х годов, когда золотые запасы США оказались недостаточными для удовлетворения спроса всех желающих обменять доллары на золото: возможность получить унцию золота за 35 долларов представлялась слишком заманчивой сделкой.

После отмены паритетной системы государства-члены МВФ решили, что каждая страна будет иметь право самостоятельно выбирать метод определения стоимости валюты. Единственное требование - страны не должны больше определять стоимость валюты в золоте и должны точно информировать других членов, по какому методу устанавливается стоимость валюты. Существуют самые разнообразные методы. Многие крупные промышленно развитые страны используют плавающий валют­ный курс: деньги стоят столько, сколько за них готовы платить участ­ники рынка. Другие страны привязывают курс валюты к одной из основных валют или группе валют, и тогда, например, при росте стоимости доллара США растет и курс их валют. Многие европейские страны поддерживают курс своей валюты по отношениям к другим валютам группы в определенном заранее установленном диапазоне22.

Может сложиться впечатление, что переход от паритетной системы к нынешней системе открытого обмена означает подрыв влияния МВФ. Но это не так, поскольку нынешний подход требует еще более активного участия МВФ в определении экономической политики государств-членов, влияющей на валютный курс. При переходе к нынешней системе страны-члены просили МВФ не только включить в сферу своей деятельности вопросы обменного курса, который в конечном итоге является лишь отражением широкого круга экономических мер, а рассматривать все аспекты экономической жизни стран-членов, которые сказываются на стоимости валюты, и объективно оценивать развитие экономики всех членов. Словом, нынешняя система предполагает большую транспарентность политики государств-членов и предоставляет более широкие полномочия МВФ. Данная деятельность МВФ именуется «надзором», или контролем за политикой членов в отношении обменного курса. Осуще­ствление надзора основывается на той посылке, что твердая и после­довательная внутренняя экономическая политика обеспечивает стабиль­ность обменного курса, а также развитие и процветание мировой экономики.

Проводя периодические консультации с государствами-членами, МВФ получает информацию, позволяющую судить, насколько ответственно и открыто действует страна, определяя условия купли и продажи ее валюты правительствами и гражданами других стран, а также информацию об общем экономическом положении страны. Эти консультации дают к тому же возможность МВФ содействовать отмене ограничений, которые вводятся странами в отношении прямого перевода национальной валюты в иностранную. В первые годы существования МВФ такие периодические консультации были обязательны только для членов, установивших ограничения на обмен валюты, но с 1978 года они проводятся со всеми членами23.

Обычно консультации проводятся ежегодно, но Директор-распоряди­тель может предложить дополнительные обсуждения, если страна начи­нает неожиданно испытывать серьезные экономические трудности или считается, что она придерживается практики, противоречащей интересам других членов. Каждый год в столицу страны направляется группа из четырех или пяти сотрудников МВФ, которые проводят около двух недель, собирая информацию и проводя дискуссии с представителями правительства по вопросам государственной экономической политики. Первый этап консультаций связан со сбором статистических данных по экспорту и импорту, уровню заработной платы, ценам, занятости населения, процентным ставкам, денежной массе в обращении, инвести­циям, налоговым поступлениям, бюджетным расходам и другим аспектам экономической жизни, влияющим на обменный курс валюты.

Второй этап заключается в проведении обсуждений с высокопоставленными государственными лицами для определения эффективности экономиче­ской политики в течение предыдущего года и ожидаемых изменений в следующем году, а также прогресса, достигнутого страной в устранении возможных ограничений на валютный обмен. По завершении совещаний группа возвращается в штаб-квартиру в Вашингтоне и готовит подробный доклад персонала для обсуждения на Исполнительном совете. В обсу­ждениях, естественно, участвует исполнительный директор, представ­ляющий страну. Он поясняет экономическое положение страны и заслушивает оценки ее экономических показателей другими исполни­тельными директорами. Резюме обсуждения, часто содержащее пред­ложения по преодолению экономических недостатков, затем передается правительству страны.

Помимо периодических консультаций МВФ также проводит специаль­ные консультации со странами, политика которых оказывает значитель­ное влияние на мировую экономику. В ходе таких специальных консуль­таций рассматривается экономическая ситуация в мире и определяются возможные изменения в экономике. Результаты этих и других обсужде­ний публикуются МВФ дважды в год в издании "World Economic Outlook" («Перспективы мировой экономики»). Это издание содержит ценную информацию о мировой экономике и прогнозы ее развития, и, поскольку в нем указываются различные варианты политики, оно помогает странам строить экономическую политику с учетом возможных изменений в политике других государств.

Кроме контроля за международной валютной системой и финансовой поддержки стран-членов, МВФ оказывает содействие путем подготовки кадров в своем учебном институте в Вашингтоне, предоставления технической помощи в некоторых специальных областях своей деятель­ности, а также выпуска разнообразных публикаций по вопросам между­народных денежно-кредитных отношений.

В Институте МВФ, с момента его основания при штаб-квартире в Вашингтоне в 1964 году, были организованы курсы и семинары для почти 10 000 должностных лиц из практически всех стран-членов, которые по работе тесно связаны с деятельностью МВФ. Большинство слушателей являются работниками министерств финансов, центральных банков и других государственных финансовых ведомств. За это время Институт добился значительных успехов в ознакомлении слушателей с работой валютной системы и ролью МВФ в ее функционировании. Обучение в Институте также помогло стандартизировать в мировых масштабах методы сбора и представления статистических данных о платежном балансе, денежно-кредитной системе и финансах, что было на пользу всему сообществу. Кроме того, около 1 300 человек прошли обучение на курсах и семинарах МВФ в Объединенном венском институте, используе­мом МВФ и другими международными организациями24.

Иногда из-за отсутствия кадров, обученных технически сложным вопросам государственных финансов и деятельности центрального банка, многие страны обращаются к МВФ за помощью в решении проблем в этих областях или просят предоставить эксперта для работы с государ­ственными финансовыми ведомствами, пока не появятся достаточно квалифицированные отечественные кадры. Такие просьбы об оказании помощи особенно часто поступали в 60-е и 70-е годы, когда многие вновь независимые страны неожиданно столкнулись с проблемами создания центральных банков, выпуска новой валюты, создания налоговой систе­мы и введения других финансовых и денежных систем современного суверенного государства. МВФ направлял экспертов из числа своего персонала или опытных консультантов для передачи необходимых знаний и подготовки кадров. В 90-е годы решение стран Восточной Европы и бывшего Советского Союза перейти от централизованного планирования к рыночной экономике и войти в международную валютную систему поставило перед МВФ необычайно сложные задачи по оказанию им технической помощи. В настоящее время поступают просьбы об ока­зании специальной помощи в области бухгалтерского учета, подготовки бюджета, разработки денежно-кредитных инструментов, систем соци­ального обеспечения и социальной защиты, формирования денежных рынков, банковского регулирования и надзора, статистики, исследова­тельской работы, законодательства, налоговой политики и управления.

Доступ к данным о положении в налогово-бюджетной и денежно-кредитной сферах и размере внешнего долга каждого государства-члена позволил МВФ стать уникальным источником такой информации для всего сообщества. МВФ рассматривает обмен статистическими данными как неотъемлемый элемент сотрудничества в рамках организации. Практически со времени своего основания МВФ издает ежемесячные и ежегодные статистические публикации, такие как "International Financial Statistics" («Международная финансовая статистика»), которые не только информируют страны о финансовом положении других членов, но являются и самым надежным источником статистической информации для банков, исследовательских институтов, университетов и средств информации.

В дополнение к статистическим публикациям и выходящему два раза в год справочнику "World Economic Outlook" («Перспективы мировой экономики»), МВФ издает серию брошюр, разъясняющих его политику и программы, непериодические серии документов по долгосрочным вопросам финансов и торговли, экономические обзоры по странам, «Обзор МВФ» (выходящее раз в две недели издание, в котором поме­щаются статьи об экономическом положении в странах и международных финансах), ежеквартальный академический журнал ("Staff Papers"), рассказывающий о результатах экономических исследований персонала МВФ, а также ряд книг по правовым, институциональным и экономи­ческим аспектам международной валютной системы.





Глава 3.

«Помощь в урегулировании финансовых кризисов.»

3.1. Участие в преодолении мексиканского долгового и финансового кризиса.

Внешняя задолженность Мексики и других латиноамериканских стран обусловила в начале 80-х годов самый глубокий со времен "великой депрес­сии" экономический спад в регионе, носивший структурный характер.

Стратегия предыдущих лет, ориен­тированная на "развитие в кредит" в расчете на высокие доходы от экспорта нефти, обанкротилась, как только был преодолен мировой кризис и цены на этот вид топлива существенно снизи­лись. Резкое сокращение валютных поступлений Мексики потребовало но­вых займов, чтобы поддерживать преж­ний довольно высокий прирост произ­водства 8% и сохранить уровень заня­тости населения. В то же время уве­личение процентных ставок как по го­сударственным, так и особенно по част­ным кредитам, взвинтило расходы по внешней задолженности. В результате за один только 1982 г. выплаты Мекси­ки в счет процентов возросли на 4 млрд долл., а в целом расходы по обслуживанию внешнего долга до­стигли 12% ВВП, а по отношению к стоимости экспорта — 75%.

Страна оказалась не в состоянии выполнять внешнедолговые обязательства и вынуждена была в августе 1982 г. прекратить на три месяца выплаты как процентов, так и основной суммы долга. За Мексикой последовали и другие госу­дарства Латинской Америки.



Год

ВВП

Внеш­ний долг

Обслу­живание внешне­го долга

Погаше­ние ос­новной суммы долга

Процен­ты по внеш­нему долгу

Экспорт товаров и услуг

Импорт товаров и услуг

1970

35,4

6,1

1,0

0,7

0,3

2,7

3,4

1975

66,8

15,4

2,3

1,2

1,1

6,0

8,5

1980

198,8

48,6

9,0

2,7

6,3

23,5

25,7

1981

154,8

74,9

13,0

4,6

8,4

28,9

33,5

1982

214,6

87,6

19,7

7,0

12,4

26,2

19,9

1983

182,1

93,8

10.2

4,0

10,3

27,1

12,7

1984

172,8

96,7

14,3

2,4

11,9

30,0

16,2

1985

219,9

97,8

13.5

3,6

9,9

27,4

18,4

1986

186,3

100,5

11,7

3,4

8,3

21,9

16,3

1987

189,6

102,4

13,7

5,6

8,1

27,6

17,2

1988

219,1

100,9

16,5

7,9

8,6

36,8

34,3

1989

228,4

95,1

17,2

7,9

9,3

42,4

42,6

1990

240,4

106,7

21,3

12,0

9,3

48,8

51.9

1991

250,6

117,8

20,1

10,8

9,3

51,5

60,9

1992

260,0

116,5

9,7

55,5

74,1

1993

264,8

130,5

11,2

61,4

77,4

1994

277,1

139,8

-

11,9

71,2

92,3

1995

258,9

165,8

13,8

89,2

81,4

1996

272,3

160,0

13,7

106,8

99,7



Табл.1. ОБЪЕМ ВНЕШНЕГО ДОЛГА МЕКСИКИ И ВЫПЛАТЫ ПО ЕГО ОБСЛУЖИВАНИЮ (в млрд долл.)25

В результате перего­воров Мексике удалось продлить на 20 лет выплату 44 млрд долл. основного долга, срок погашения которых прихо­дился на период 1982—1990 гг. Что касается новых займов, то с октября 1986 г. по декабрь 1987 г. кредиторы обе­щали предоставить Мексике 12 млрд долл. (6 млрд долл. частные банки, остальные б МВФ, МБРР, МАБР, а также стра­ны члены Парижского клуба).26

Новым и весьма важным моментом соглашения Мексики с кредиторами явилась выдвинутая ею взаимосвязь между внешним финансированием и конъюнктурой мировых цен на нефть, а также состоянием экономики страны. В случае падения цен на нефть ниже 9 долл. за баррель предусматривалось дополнительное кредитование. Для этой цели МВФ ассигновал 720 млн. долл. В свою очередь Мексика взяла на себя обязательство автоматически перево­дить в иностранные банки в счет амор­тизации внешнего долга всю разницу валютных поступлений в случае уве­личения экспортных цен на нефть свыше 14 долл. за баррель.

Падение цен на нефть (с их последую­щей компенсацией за счет новых кре­дитов) оборачивалось в конечном счете наращиванием долговых обязательств Мексики со всеми вытекающими от­сюда последствиями. В случае же по­вышения нефтяных котировок допол­нительные поступления шли на пога­шение внешнего долга, сдерживая тем самым темпы экономического роста.

Если учесть, что объем обещанных кредитов приближался к сумме обслу­живания долга, то можно заключить, что они практически служили лишь гарантией для ежегодных выплат по кредитам. При этом новые займы, уве­личивая внешнюю задолженность, а следовательно, и ежегодные обязательства по ее погашению, далеко не обеспечивали потребности страны в ускорении темпов хозяйственного развития.

Итоги десятилетия 80-х годов сви­детельствуют о том, что реструктуризация внешнего долга, стоившая больших усилий мексиканскому правительству, лишь ослабила на какое-то время остро­ту проблемы, но отнюдь не решила ее. За 80-е годы только по процентам была вы­плачена сумма, равная объему долга на 1989 г., а с учетом амортизационных от­числений она превысила его на 44 млрд долл. (см. таблицу).

Имея в виду, что с 1982 по 1989 г. среднегодовой прирост ВВП составлял всего 0,4%, можно сделать вывод, что экономика Мексики работала практи­чески на обслуживание внешнего долга в течение этого периода, вошедшего в ис­торию как "потерянное десятилетие". Однако общий долг при этом не сократил­ся, а увеличился. Его отношение к ВВП выросло с 24% в 1980 г. до 42% в 1989 г.

Таким образом, претворение в жизнь тезиса "расти, чтобы платить" увязыва­лось по результатам реструктуризации не столько с сокращением ежегодных выплат по долгам, сколько с получением новых кредитов, что усили­вало зависимость дальнейшего эконо­мического развития страны от внешне­го финансирования.

Очередным важным этапом в деле реструктуризации внешнего долга яви­лось принятие в 1989 г. новой амери­канской инициативы, известной как "план Брейди". Для Мексики он озна­чал частичное сокращение (примерно на 1/3) задолженности 500 частным банкам-кредиторам, которая составляла 54 млрд долл., или половину всего внеш­него долга страны; снижение учетных ставок по оставшейся его части до 6,25%; предоставление новых кредитов на сумму около 3 млрд долл. в год в течение последующих четырех лет. Кроме того, предполагалась конверсия краткосрочных долгов в облигации долгосрочного займа (сроком на 30 лет из расчета 6,25% годовых) под гаран­тию США, МВФ и МБРР.

Привилегированное положение Мек­сики объяснялось также ее лидерством (в рамках региона) в проведении в 80-е годы неолиберальных реформ в эконо­мике. По замыслам США и МВФ, Мексика была призвана продемон­стрировать другим странам Латинской Америки все преимущества этих преоб­разований. Следует отметить, что в ответ на привилегии Мексика сменила в конце 80-х годов свою прежнюю роль "буфера" между США и латиноамери­канскими странами на функции про­водника и рупора стратегических пла­нов северного соседа, активно пропа­гандируя модель открытой экономики и идею общеконтинентального свобод­ного рынка.

Если экономический кризис послу­жил основой для пересмотра уже из­жившей себя стратегии импортзамещающей индустриализации, то про­блема внешнего долга, требовавшая неотложного решения, явилась своего рода катализатором последующих нео­либеральных реформ. Именно стремле­ние Мексики как можно быстрее вы­браться из "долговой ямы", с одной сто­роны, и использование внешними креди­торами долга как мощного рычага давле­ния, с другой, ускорили претворение в жизнь монетаристских рекомендаций МВФ и рыночных рецептов, изложенных в планах Бейкера и Брейди.

Столкнувшись с жесткой позицией транснациональных банков (ТНБ) и убедившись в тщетности попыток до­говориться напрямую с частными бан­ками о новых кредитах, мексиканское правительство вынуждено было все шаги в этом направлении связывать с МВФ, фиксируя в соглашениях с ним свои обязательства по дальнейшей ли­берализации хозяйственной жизни.

В результате структурных реформ и наметившейся в 90-е годы макроэко­номической стабилизации повысилось доверие к Мексике со стороны между­народных финансовых организаций, ТНБ, а также стран членов Па­рижского и Лондонского клубов, что выразилось прежде всего в предостав­лении Мексике дополнительных креди­тов, которые за первую половину деся­тилетия выросли на 40 млрд долл.

Все это вызвало настроение эйфо­рии в правительственных кругах Мек­сики и США. Последние широко рек­ламировали Мексику как пример для подражания не только перед латино­американскими странами, но и перед всем развивающимся миром. Однако ускоренные темпы неолиберальных ре­форм вскоре продемонстрировали и свою отрицательную сторону. Прежде всего это проявилось в чрезмерном привлечении иностранного капитала в виде краткосрочных портфельных ин­вестиций спекулятивного характера. Из 100 млрд долл., поступивших в страну за период "салинастройки", портфель­ные инвестиции иностранных, в ос­новном американских, компаний со­ставили 76,7 млрд долл.27 Как извест­но, подобного рода вклады могут при­вести к массовому бегству капитала за рубеж в любой момент.28

Это случилось в конце 1994 г., ког­да правительство только что пришед­шего к власти президента Э.Седильо было вынуждено девальвировать мек­сиканское песо. Девальвация произо­шла на фоне срыва переговоров с по­встанцами штата Чьяпас, которые про­должались десять месяцев) не дав по­ложительных результатов. Все это вы­звало опасения иностранных вклад­чиков не только за экономическую, но и за политическую стабильность в Мексике. В результате, только по офи­циальным данным, отток капиталов за рубеж составил 6 млрд. долл. в 1994 г. и 5 млрд долл. в 1995 г. Массовый пе­ревод средств за границу привел к кри­зису ликвидности банковской системы, сокращению официальных инвалютных резервов, банкротству ряда коммер­ческих банков и в конечном итоге к ново­му валютно-финансовому потрясению, ко­торое по масштабам и глубине могло сравниться с кризисом 1982 г.

Мексиканский кризис 1994—1995 гг. поставил под сомнение ряд принципи­альных положений концепции неоли­беральной стратегии развития, в том числе и по вопросу полной отмены внутренних ограничений на движение иностранного капитала. Его масштабы вызвали вполне обоснованные опасе­ния и в отношении НАФТА, а также будущего инициативы США по обра­зованию под своей эгидой общеамериканской зоны свободной торговли. Можно полагать, что именно это об­стоятельство, наряду с вполне реальной угрозой очередной дестабилизации ми­ровой финансовой системы, побудило США вместе с МВФ принять срочные меры по спасению мексиканской эко­номики и выступить гарантами пакета помощи в 51 млрд долл. Об этом прези­дент США Б.Клинтон заявил 31 января 1995 г., а уже 2 февраля было подписано соглашение, по которому Мексике выде­лялось 20 млрд долл.29 Из них 10 млрд должны были быть предоставлены до середины года для финансовой стабилиза­ции, а остальные в зависимости от складывающейся в стране ситуации. В целом пакет состоял из краткосрочных (до 1 года), среднесрочных (3—5 лет) и долго­срочных (до 10 лет) займов. Они не связы­вались с состоянием текущих выплат и предназначались только для реструктуризации долга.

В результате новых долларовых влива­ний в мексиканскую экономику кризис не был затяжным. Резкое падение производ­ства в 1995 г. на 6,6% сменилось уже в следующем году приростом в 5,2%, а в 1997 т., по оценкам ЭКЛАК, отмечен самый высокий за последние 16 лет рост ВВП на уровне 7%. Инфляция, составившая в 1995 г. 52%, снизи­лась в 1997 г. до 17%.30

Большое значение в плане восста­новления внутрифинансовой стабилизации имело превышение, начиная с 1995 г., экспорта над импортом, что способствова­ло росту платежеспособности Мексики. Быстро восстановились ее позиции и на международном рынке капиталов. В 1997 г. страна разместила здесь прави­тельственные облигации долгосрочных займов на сумму в 9 млрд додл.. Это позволило ей в том же году произвести досрочные выплаты по задолженности казначейству США и МВФ, а также по банковским обязательствам, выпущенным в 1996 г. В результате государственный долг сократился со 111,6 млрд долл. в 1996 г. до 99 млрд в 1997 г., а общая задолженность снизилась соответствен­но со 160 до 156 млрд долл.31

Макроэкономические показатели свидетельствуют о том, что экономика Мексики вошла в стадию относитель­ной стабильности. Вместе с тем до­вольно трудно предсказать, насколько длительной она окажется. С точки зре­ния обслуживания внешнего долга на­стораживает тот факт, что хозяйствен­ная структура страны остается уязви­мой по отношению к конъюнктуре международного финансового капита­ла. Наметившаяся тенденция превыше­ния экспорта над импортом оказалась нестабильной, продемонстрировав с 1995 по 1997 г. снижение положительного торгового сальдо с 8 до 1,4 млрд долл., несмотря на то, что в торговле с США в 1997 г. это сальдо составило 13 млрд долл. в пользу Мексики.32

В целом, видимо, можно говорить об определенных позитивных результа­тах массированного внедрения модели открытой рыночной экономики. Вмес­те с тем главным фактором развития страны до сих пор остается внешнее финансирование. Это означает, что, как и в 80-е годы, Мексика продолжает развиваться в кредит. Острота долгово­го кризиса была снята прежде всего за счет пролонгирования сроков погаше­ния ранее полученных кредитов. Одна­ко в целом данная проблема весьма далека от решения и продолжает висеть тяжелым грузом на мексиканской эко­номике, усиливая зависимость страны от внешних факторов.

3.2. Организация финансовых пакетов для стран Юго-Восточной Азии.

Азиатский финансовый кризис, затронувший в 1997-1998 гг. Таиланд, Индоне­зию, Малайзию, Южную Корею и, в меньшей степени, Филиппины, был кризисом краткосрочной частной задолженности, увеличившим сверх критического уровня дефицит платежного баланса и вызвавшим обвал регионального финансового и фондового рынков. Кризис показал опасность завышения курсов национальных ва­лют и сохранения при любых условиях их привязки к подорожавшему в 1996-1998 гг. американскому доллару. Он высветил структурные и технологические слабости эко­номики азиатских НИС, исчерпавших резервы стратегии "догоняющей индустриали­зации".

Для преодоления финансового кризиса в Азии с помощью МВФ и под его дав­лением разработаны меры финансового, экономического и социального характера. Претворение в жизнь рекомендаций МВФ позволило добиться определенных успе­хов, но в то же время имело негативные социально-экономические и политические последствия. Меры, принятые в азиатских странах для их преодоления, представ­ляют собой вторую составляющую программы выхода из кризиса. Третьей состав­ляющей стала экономическая дипломатия азиатских государств, нацеленная на обеспечение внешних условий преодоления кризиса. Четвертой - поиск руково­дством и общественностью азиатских стран ответов на два вопроса: кто несет от­ветственность за финансовый обвал и какова приемлемая цена финансовой стаби­лизации?

Философской основой политики финансового оздоровления в Азии стала кон­цепция усиления роли государства в стабилизации национальных финансовых рын­ков при использовании косвенных методов финансового регулирования без прямого административного вмешательства.

Реализация мер по преодолению азиатского финансового кризиса поставила перед мировым сообществом ряд фундаментальных вопросов;

- остались ли у азиатских НИС резервы для продолжения ускоренного разви­тия или их ожидает длительная стагнация производства?

- каковы наиболее уязвимые места взаимодействия валютного и фондового рынка развивающихся стран с реальной экономикой?

- какие угрозы несет развивающимся обществам глобализация мировых фи­нансовых рынков и мировой экономики?

- как оценить роль МВФ в погашении азиатского кризиса и, более широко, в регулировании мировой экономики?

- есть ли способы предотвратить расползание финансового кризиса и не на­стало ли время для глобального регулирования мировых финансовых потоков в ин­тересах стабильности национальных экономик и мировой экономики в целом?

Эти фундаментальные вопросы имеют непосредственное отношение к Рос­сии. Как представляется, России трудно будет найти выход из нынешней кризисной ситуации (независимо от того, каким будет ее правительство) без учета экономиче­ского опыта азиатских НИС и без ответа на эти вопросы - применительно к россий­ским реалиям.

Финансовые меры по преодолению кризиса, разработанные азиатскими НИС совместно с МВФ, включают:

- отказ от привязки национальных валют к доллару и предоставление обмен­ным курсам возможности упасть до "естественного уровня";

- повышение ставки рефинансирования ради укрепления национальной валю­ты;

- проведение жесткой фискальной политики для уменьшения дефицита госу­дарственного бюджета;

- урегулирование проблем частной задолженности национальных финансовых и хозяйственных институтов посредством (а) переговоров с иностранными партне­рами о реструктуризации долга и (б) финансовой помощи национальному частному сектору со стороны государства (в том числе на средства, полученные от МВФ) в по­гашении внешнего долга;

- оздоровление банковской системы путем (а) ликвидации "безнадежных" бан­ков или их национализации с последующей продажей крупным национальным или иностранным финансовым институтам, (б) слияния, под диктовку правительства, проблемных, но потенциально жизнеспособных банков с более крепкими, (в) списа­ния "плохих" частных долгов и их приобретения государством с последующей река-питализацией. Для оздоровления банков в НИС созданы специальные государст­венные агентства по оценке надежности финансовых институтов и разработке и осуществлению мер против слабых и "плохих" банков. Частные финансовые инсти­туты должны стать прозрачными для контроля со стороны государства и междуна­родных финансовых организаций;

- полное выполнение обязательств банков перед физическими лицами;

- открытие финансового рынка для иностранного капитала в целях развития конкуренции и интернационализации национальных экономик;

- осуществление на практике реального, а не только декларируемого принци­па независимости центральных банков:

- предотвращение перегрева (необоснованного вздувания цен на акции и зем­лю) национального фондового рынка и рынка недвижимости.

Основанные на рекомендациях МВФ меры социально-экономического харак­тера предполагали:

- свертывание дорогостоящих экономических проектов и отмену государст­венных субсидий на любые товары;

- изменение взаимоотношений в треугольнике "бизнес - профсоюзы - полити­ческая власть", направленное, с одной стороны, на борьбу с коррупцией, клановыми (в Южной Корее и Таиланде) и семейными (в Индонезии) финансовыми льготами, а с другой - на отмену системы пожизненного найма и развитие государственного со­циального страхования,

- реформирование внутрикорпоративных связей (особенно в Южной Корее) с тем, чтобы устранить сложившуюся систему перекрестного кредитования внутри промышленно-финансовых групп и тем самым заблокировать появление "плохих" кредитов.

Негативными побочными последствиями реализации рецептов МВФ стали спад производства, массовые банкротства мелкого и среднего бизнеса, крах систе­мы здравоохранения и социального обеспечения, рост безработицы, сокращение импорта, сужение внутреннего спроса, падение жизненного уровня, усиление соци­альной и политической напряженности. Ответные действия руководства азиатских НИС концентрировались на следующих мерах:

- снижение вопреки давлению МВФ ставки рефинансирования. Малайзия, да­бы не усложнять доступ национальных производителей к заимствованиям, вообще отказалась от кредитов МВФ. Южная Корея сразу же начала торг и, стабилизировав курс национальной валюты, добилась от МВФ согласия снизить ставку рефинанси­рования с первоначальных 25% до 10%. Центральные банки в большинстве НИС на деле остаются под контролем правительства;

- смягчение тяжелых для наемных рабочих последствий массовых увольнений из-за реструктуризации крупных корпораций. НИС, несмотря на жесткие бюджетные установки МВФ, увеличили государственные расходы на программы переподготовки уволенных рабочих и притормозили увольнения даже ценой замедления и снижения эффективности корпоративных преобразований;

- усиление прямого вмешательства государства в экономику, опять же не­смотря на противодействие МВФ. В Малайзии с сентября 1998 г. был отменен пла­вающий и введен фиксированный курс национальной валюты (на 10% выше рыноч­ного курса), установлен жесткий контроль за национальным и иностранным капита­лом. Таиланд неохотно открывает внутренний фондовый рынок иностранцам. В Юж­ной Корее президент использует политическое давление на крупнейшие монополии, добиваясь от них взаимного обмена определенными видами производств с тем, что­бы, скорректировав специализацию монополий, повысить их эффективность. Индо­незии еще предстоит восстановить разрушенную кризисом систему государственно­го регулирования рынка:

- ускорение научно-технического прогресса и повышение наукоемкости нацио­нального производства. Лидером здесь выступает Южная Корея, активно исполь­зующая тайваньский опыт создания небольших, но не бюрократизированных вен­чурных фондов для освоения новых технологий.

Неотъемлемой составной частью мер по преодолению кризиса в азиатских странах стало пропагандистское обеспечение реформ. При этом особо важными считаются:

- пропаганда идеи сплоченности нации перед лицом общей опасности. В Таи­ланде и Южной Корее с успехом прошли кампании по сбору золота в государствен­ные фонды, что позволило этим странам пополнить золото-валютные резервы. В Малайзии возымели действие призывы экономить продукты питания;

- возложение вины за кризис на предыдущие администрации. В Южной Корее был взят под стражу бывший министр финансов. В Индонезии финансовые провалы списаны на происки семьи Сухарто.33

В странах АСЕАН, в первую очередь в Индонезии, негативной стороной про­пагандистской кампании, явно или неявно подогреваемой властями, стали притес­нения и погромы китайской общины, обнаружившей больший иммунитет к финансо­вым встряскам и тем самым вызвавшей ненависть местного населения. Руководству стран не удалось погасить и раздражение населения тем, что главную роль в осуще­ствлении экономических реформ играют международный капитал, США и МВФ, а не национальные правительства.34

Политическая составляющая комплекса мер по преодолению азиатского фи­нансового кризиса связана с кризисом власти, сопровождавшим финансовые потря­сения. В Индонезии в мае 1998 г. под давлением народа ушел в отставку президент Сухарто. В Южной Корее недовольство избирателей провальной политикой бывшего президента Ким Ен Сама стало одним из факторов победы на президентских выбо­рах в декабре 1997 г. оппозиционера Ким Дэ Чжуна. В Таиланде в ноябре 1997 г. кризис привел к отставке кабинета министров. Премьер-министр Малайзии Махатир Мохамад устоял, однако в сентябре 1998 г. ушел в отставку бывший вице-премьер и правая рука Махатира Анвар Ибрагим.

Новое руководство НИС столкнулось с застарелыми политическими пробле­мами, обострившимися во время финансового кризиса, и вынуждено было провоз­гласить политические реформы. В Индонезии новый президент заявил о готовности дать больше прав регионам, начиная с предоставления "особого статуса с широкой автономией" Восточному Тимору. На расширение полномочий местных органов вла­сти и ослабление зависимости политиков от крупного капитала направлена полити­ческая реформа в Южной Корее, начатая в середине 1998 г. В Таиланде власти ре­шают вопрос, как - в интересах банковской реформы - ограничить власть королев­ской семьи и военных, контролирующих два крупнейших, но нерентабельных банка страны.

Внешнеполитическое обеспечение реформ включало:

- укрепление отношений с США, имеющими наиболее весомые позиции в МВФ, и с Японией, главным донором НИС:

- присоединение к международному давлению на Китай, чтобы предотвратить девальвацию юаня, чреватую новой волной кризиса, а также на Токио - с требовани­ем оживить японскую экономику и открыть ее для азиатских товаров;

- использование китайско-тайваньского соперничества, позволившее НИС по­лучить около 4 млрд.долл. помощи от Тайбея и около 2 млрд.долл. - от Пекина.

Попытки АСЕАН скоординировать антикризисные действия и усилить интегра­цию внутри Ассоциации не удалось из-за того, что не все страны-участницы оказа­лись в одинаково тяжелом положении и не все одинаково понимали характер кризи­са и пути выхода из него. Наибольшие экономические и социальные трудности ис­пытала Индонезия, тогда как Сингапур сумел вообще избежать кризиса. Таиланд ищет выход из ситуации в либерализации рынка при опоре на МВФ, в то время как Малайзия остается привержена жесткому государственному вмешательству в экономику и отвергает помощь МВФ. Из-за наплыва беженцев из Индонезии обостри­лись малазийско-индонезийские отношения. Таможенные разногласия ухудшили от­ношения между Малайзией и Сингапуром. Сингапур негативно отреагировал на от­ставку Сухарто, что не могло не омрачить отношения с Джакартой.35

Результаты осуществления мер, призванных вывести азиатские экономики из кризиса, неоднозначны. С одной стороны, советы МВФ повысить ставки рефинанси­рования и ужесточить фискальную политику позволили остановить валютный и фон­довый кризис. К середине 1998 г. азиатские валюты и фондовые рынки стабилизи­ровались, хотя и на более низком (на 40-50%, в Индонезии - на 80%) уровне по сравнению с серединой 1997 г. В то же время экономические последствия политики финансовой стабилизации оказались более тяжелыми, чем ожидалось. Первона­чальные предположения, что страны выберутся из кризиса уже к концу 1998 - началу 1999 г., оказались слишком оптимистичными. По последним оценкам, ВВП азиатских НИС в 1998 г. уменьшился на 5-8%, Индонезии - на 15%. Дальнейшая стратегия восстановления экономики НИС предполагает: - завершение структурных реформ финансового, фискального и администра­тивного характера;36

- начало восстановления экономик посредством наращивания экспорта и при­влечения иностранных инвестиций;

- переход к фазе роста путем увеличения внутреннего потребления и частных инвестиций. На преодоление социально-экономических последствий финансового кризиса уйдет, таким образом, не менее 4-5 лет.

Азиатский финансовый кризис снизил на 2-3 процентных пункта темпы эконо­мического роста Китая, Тайваня и Сингапура, чьи большие валютные резервы, по­ложительное сальдо текущего платежного баланса и умеренность в зарубежных ча­стных заимствованиях позволили избежать финансового шока. В то же время уязви­мым местом китайской экономики стал Гонконг. Экономика Гонконга, построенная на фондовых спекуляциях и реэкспорте, продолжает функционировать под решающим воздействием стагнирующих азиатских рынков. В годы экономического подъема Гон­конг мог бы способствовать привлечению иностранных капиталов в Китай. Однако в условиях финансового кризиса в Азии и оттока международных капиталов с рынков развивающихся стран Гонконг, чей ВВП в 1998 г. сократился на 2-3%, превращается в угрозу экономической стабильности Китая.

Осенью 1998 г. Пекин оказался перед выбором: либо продолжать массиро­ванные государственные интервенции на гонконгский фондовый и валютный рынки, чтобы уберечь их от спекулятивных атак и предотвратить возможный обвал, либо смириться с девальвацией гонконгского доллара и нестабильностью на гонконгской бирже. Первый вариант был бы оправдан в случае весьма быстрого оживления ази­атской экономики - тогда у Китая и Гонконга хватило бы валютных резервов для ры­ночных интервенций. Однако длительная стагнация в Азии может исчерпать резер­вы Китая и Гонконга и поставить под удар финансовую стабильность Китая в сред­несрочной перспективе. Немедленный же отказ от интервенций в Гонконге чреват оттоком капитала не только из Гонконга, но и из самого Китая, с последующей прак­тически неминуемой девальвацией юаня. Китаю потребуется ужесточить контроль за вывозом иностранного капитала и валютными операциями, приостановить реформы банковского сектора и государственной промышленности, чтобы смягчить удар че­рез гонконгское "окно".

Перерастание азиатского финансового кризиса в кризис общеэкономический заставляет отдельные НИС изменить свои подходы к таким, казалось бы, устояв­шимся направлениям стратегического развития стран, как интеграция и глобализа­ция экономики и финансов. Во второй половине 1998 г. в Азии наметилась тенденция к изоляции национальных экономик. К уже упоминавшимся шагам Малайзии (введение валютного регулирования и ограничений на вывоз капиталов) добавились схожие шаги Гонконга и Тайваня, введших жесткие ограничения на приток и отток краткосрочных капиталов иностранных спекулятивных фондов.

Продолжающая сохранять верность открытой экономике Южная Корея в ок­тябре 1998 г. потребовала от МВФ (в качестве компенсации) серьезных уступок, ко­торые, по мнению Сеула, должны будут оживить национальное хозяйство. Накоп­ленный к этому времени 40-миллиардный (в долларовом исчислении) валютный ре­зерв позволил южнокорейскому правительству жестко поставить перед МВФ вопрос о дальнейшем снижении процентных ставок, увеличении дефицита госбюджета и денежной эмиссии как средств оживления внутреннего спроса и запуска новых про­изводственных мощностей.

Ставя вопрос об ответственности за финансовый кризис, МВФ полагал, что ни в коем случае не должны пострадать мелкие вкладчики, а бремя расходов на анти­кризисные меры должны нести руководители ненадежных финансовых институтов и политические лидеры. По мнению МВФ, экономический спад является неизбежной платой за ошибки и минимальной ценой выхода из кризиса.

На деле, однако, именно наименее обеспеченные слои населения, а также мелкие и средние предприниматели оказались в наибольшем проигрыше от кризиса и от рекомендованных МВФ мер по его преодолению. Сегодня банки отказываются давать кредиты мелкому и среднему бизнесу, концентрируя ресурсы в больших транснациональных корпорациях. В меньшей степени пострадали от кризиса экспор­теры, работающие на национальном сырье, и фирмы, не имеющие долгов в ино­странном валюте. Выиграл от реформ по сценарию МВФ крупный иностранный ка­питал, получивший возможность дешевле и легче, чем прежде, приобретать акции наиболее жизнеспособных азиатских компаний.

Общая оценка рецептов МВФ по преодолению азиатского кризиса не одно­значна.И в самих НИС, и в международных организациях, таких как ОЭСР, и в аме­риканских политических и научных кругах распространено мнение, что политика МВФ, направленная на завышение ставок рефинансирования и борьбу с бюджетным дефицитом, не только тормозят рост национального производства, но и опасна для мировой экономики, находящейся сегодня под угрозой вступления в дефляционный этап своего развития.

Сила предложенных МВФ мер в том, что они заставили азиатские страны меньше тратить, лучше собирать налоги, аккуратнее заимствовать на международ­ном рынке частных кредитов, реальнее смотреть на истинный вес национальной ва­люты, начать борьбу с административно-политическими и семейно-клановыми пре­пятствиями к оздоровлению национальных банковских систем. Минусы рецептов МВФ в том, что они не учитывают социально-экономических и политических послед­ствий жесткой монетарной и фискальной политики, не принимают во внимание спе­цифики стран - в Индонезии это спровоцировало народные волнения и, в конечном счете, отставку президента.

МВФ, по существу, не справился с ролью лидера в оздоровлении азиатских экономик. Его рецепты разработаны экспертами из развитых стран, с устойчивыми финансами и фондовыми рынками, и далеко не во всем годны для развивающихся государств и государств с переходной экономикой. Слепое следование типовым ре­цептам МВФ может привести к катастрофе.

Применение жесткой фискальной политики и поддержание высоких процентных ставок в стране, страдающей от бартера и неплатежей, лишает эконо­мику дефицитных денег и усиливает денежный голод, сдерживая и спрос и инвести­ции. Требования МВФ о дерегулировании, либерализации торговли и инвестицион­ного процесса, приватизации государственных предприятий без учета экономико-географических характеристик страны и ее историко-психологических управленче­ских традиций в такой стране как например, Россия, делают и без того еще слабый национальный частный сектор уязвимым для иностранного спекулятивного давления и лишают общество возможности справедливо (через бюджет) распределять доходы от разработки национальных природных богатств (нефти, газа, драгоценных метал­лов и т.д.).

Вместе с тем азиатский кризис выявил готовность МВФ корректировать свои программы в зависимости от складывающейся ситуации - так было в Индонезии, ко­гда в ответ на коллапс потребительского рынка МВФ снял требование об отмене субсидий на товары первой необходимости, или в Южной Корее, когда МВФ все же пошел на уменьшение ставки рефинансирования.

Трудно согласиться с идеями об упразднении МВФ как организации, не спра­вившейся со своими задачами. Трудно согласиться и с теми, кто рекомендует свести роль Фонда лишь к роли последнего бастиона обороны для слабых и попавших в финансовую беду экономик. Напротив, представляется, что МВФ мог бы стать базой для создания международного центра регулирования мировой экономики. На первых порах МВФ мог бы усилить контроль за потоками спекулятивного капитала и, при со­трудничестве стран, предупреждать проблемные экономики о надвигающейся опас­ности. В дальнейшем МВФ должен (или, в более мягком варианте, мог бы):

- стать центром по разработке и координации осуществления мировой и ре­гиональной социально-экономической стратегии развития;

- осуществлять свои программы помощи и координации с анализом и учетом социальных и политических особенностей стран;

- изменить кадровую политику подбора своих экспертов, усилив штат за счет специалистов из стран с переходной и развивающейся экономикой;

- в случае увеличения своих финансовых возможностей МВФ смог бы сыграть роль "последнего рубежа обороны" для стран, попадающих в финансовые трудно­сти, не заставляя их завышать процентные ставки ради остановки падения нацио­нальной валюты и тем самым обрекая спасаемые страны на долгие годы экономи­ческого спада и депрессии.

Наконец, принимая во внимание, что финансовая и экономическая безопас­ность в период после окончания холодной войны становится не менее, а во многих случаях более важным фактором международной стабильности, чем военная безо­пасность, МВФ и мировое сообщество должны пойти на усиление политического контроля за работой Фонда со стороны не только одних США, а всех постоянных членов Совета Безопасности ООН. В этом контексте, кстати, включение Японии и Германии в число постоянных членов Совета Безопасности было бы весьма обосно­ванным.

Уроки преодоления азиатского финансового кризиса для России состоят в том, что рецепты МВФ надо применять, но с учетом российской специфики - убеждая руководство МВФ в необходимости скорректировать типовую модель помощи при­менительно к российской ситуации и помогая экспертам Фонда глубже понять не только макроэкономическую, но и социально-экономическую и политическую ситуа­цию в России.

3.3. Финансовая помощь России.

Главный принцип МВФ заключается в том, чтобы помогать странам, испытывающим временные трудности в уравновешивании платежного баланса. Россия же с самого начала (она стала членом Фонда в 1992 г.), по существу, рассматривала его кредиты как средство спасения режима от хронического финансового кризиса. В настоящее время Россия является крупнейшим должником Фонда. По состоянию на конец авгу­ста 1998 г. ее долг составлял около 19 млрд. долл. (более 22% мирового итога). Следом идут Южная Корея (свыше 17 млрд.) и Мексика (8,7 млрд.). Однако есть большая разница: основная часть долга Кореи представлена так называемым кре­дитом "стэнд-бай", то есть суммой иностранной свободной валюты, которая еще не взята ею, но может быть использована в любой момент.

Фонд практикует в последние годы формирование крупных кредитных пакетов, включающих деньги других международных организаций, правительств развитых стран и коммерческих банков. Это помогает Фонду экономить свои большие, но все же жестко ограниченные ресурсы, главным источником которых являются взносы развитых стран во главе с Соединенными Штатами. Конгресс США все неохотнее идет на оче­редное увеличение квот, величина которых определяет размеры взносов, а для стран-должников служит мерой использования кредитов МВФ. В настоящее время Россия получила кредитов на сумму, почти в 4 раза превышающую ее квоту, что представляет собой особую льготу.

Дискуссия о благотворности или злокозненности МВФ идет чуть ли не со вре­мен его основания в 40-х годах. В Советском Союзе было принято относиться к нему резко отрицательно и изображать орудием закабаления американскими империали­стами ослабленных войной европейских стран, а затем на протяжении десятилетий -развивающихся. Во многих развивающихся странах также существует сильная оппо­зиция Фонду и его политике. Дело в том, что он оказывает помощь только при усло­вии жесткой экономии бюджетных средств, соблюдения принципов рыночной эконо­мики, налоговой и кредитной дисциплины. По многим причинам нравится это далеко не всем. Суровую антиинфляционную политику, на которой настаивает Фонд, во многих случаях прежде всего обвиняют в том, что она тормозит экономический рост, а то и прямо вызывает спад в экономике. Как известно, подобные обвинения стали постоянными на российской политической сцене. Политика, которую рекомендует своим "клиентам" МВФ, не с руки популистским режимам и политикам: она мешает им проводить социальное расточительство, за что населению потом приходится тя­жело расплачиваться. Чиновники, живущие за счет всевозможных ограничений, льгот, квот, разрешений и запрещении, против которых принципиально выступает Фонд, тоже часто не в восторге от его деятельности. МВФ настаивает на необходи­мости до последнего защищать стабильный курс национальной валюты. Это противоречит интересам хозяев экспортных отраслей экономики, которые предпочитают наживаться за счет очередной девальвации вместо того, чтобы сокращать издержки.

То, что Фонд "увяз" в России, усиливает в последнее время его критику и на Западе. Противники нынешней кредитной активности, развернутой Фондом, указы­вают на то, что его ресурсы недостаточны, чтобы спасти все неэффективные и рас­точительные режимы. Уверенность, что в крайнем случае Фонд так или иначе на по­мощь придет, толкает правительства многих стран к популистской экономической политике, к утрате финансовой дисциплины. Таким образом, МВФ сам косвенно го­товит почву для финансового кризиса.

Единодушное мнение западных экспертов вне МВФ заключается в том, что его политика в России провалилась. Но часто пишут и о том, что он в немалой степени несет ответственность и за кризис в Азии и что его помощь Бразилии может не столько выручить ее, сколько углубить кризис.

Российский финансовый кризис требует особого обсуждения, в котором роль МВФ все же должна быть подчиненной. Нельзя не признать, что взаимодействие с МВФ сыграло определенную роль в том, что впервые с начала реформирования российской экономики инфляция была существенно снижена и направлена в контролируемое русло. Была остановлена бесконтрольная эмиссия денег, раздувание дефицита бюд­жета, обвальное падение курса рубля. Россия присоединилась к восьмой статье Устава МВФ, сделав тем самым значительный шаг на пути дости­жения внешней конвертируемости рубля. Эти успехи позволили России вступить в 1997 г. в новый, низкоинфляционный и в целом более управ­ляемый этап экономического развития, благодаря чему на повестку дня можно поставить новые задачи выхода из кризиса.

Какие же направления решения экономических проблем в России предлагаются Фондом и адекватны ли они российским условиям?

Контроль уровня бюджетного дефицита.

По-прежнему требование регулирования уровня бюджетного дефи­цита выступает приоритетным направлением политики Фонда в отно­шении России. Это требование основано на убежденности в том, что фи­нансовая стабилизация, достигаемая прежде всего путем снижения уров­ня бюджетного дефицита, выступает важнейшей предпосылкой эконо­мического роста в реформируемой стране. А именно возобновление эко­номического роста (рост реального ВВП) служило бы важнейшим пока­зателем выхода России из кризиса и появления условий для повышения народного благосостояния.

Проблема достижения экономического роста или увеличения его темпов стоит перед всеми странами с переходной экономикой. Многие из них уже имеют успешный опыт в решении данной проблемы. В связи с этим представляется целесообразным обратить внимание на то, как при этом изменяется дефицит бюджета таких стран.

Недавние эконометрические исследования, проведенные экспертами МВФ, показывают, что существует сильная положительная корреляция между снижением дефицита бюджета и снижением инфляции, а также между снижением инфляции и ростом реального ВВП. Для 26 стран с переходной экономикой, включающих страны бывшего СССР, Восточ­ную Европу и Монголию, статистически подтверждено существование такой корреляции.

Существует много крупных предприятий про­мышленности (вокруг них возникли целые города), продукция которых чрезмерно дорога, низкокачественна и на нее зачастую нет спроса. Со­хранение таких предприятий в их нынешнем виде требует огромных средств из госбюджета37. Необходимо подчеркнуть, что МВФ вовсе не требует их закрытия, однако если снижать уровень дефицита госбюдже­та, то такие предприятия нужно санировать, перепрофилировать, при­нимать другие меры для ликвидации их убыточности, но в России пока делать это не торопятся. Конечно, трудности России на этом пути вели­ки: отсутствие средств для модернизации, низкая мобильность рабочей силы и т.д. и т.п., однако необходимо находить выход из таких ситуаций.

МВФ имеет опыт содействия реформированию таких "утяжелен­ных" отраслей в странах Восточной Европы и Балтии. Этот опыт ценен, но не всегда применим к России. В данных странах доля таких отраслей в общей структуре экономики ниже, чем в России, при единичных случаях закрытия предприятий рабочая сила имела возможность мигрировать на другие рабочие места без значительных трудностей, в том числе в другие населенные пункты при характерной для этих стран небольшой удален­ности населенных пунктов друг от друга. Зачастую решение проблемы облегчалось созданием новых рабочих мест в традиционно высоко раз­витой легкой промышленности, которая уже перестроилась и функцио­нирует в полную силу.

Итак, не вызывает сомнения, что сокращать бюджетный дефицит необходимо. В пользу этого свидетельствуют как теоретический анализ, так и практический опыт. Однако в России решение данной задачи пред­полагает активное участие государства в создании новых рабочих мест, стимулировании структурной перестройки промышленности, осуществ­ляемой в соответствии не только с экономическими, но и социальными требованиями, другие меры, уменьшающие, если не исключающие, со­циальные осложнения оздоровления государственного бюджета. Дей­ственность таких мер зависит не от МВФ, а от самой России.

Налоговая реформа.

Острый бюджетный кризис в России обусловлен в первую очередь неполным сбором налогов, что, в свою очередь, не позволяет правитель­ству выполнять свои обязательства по расходной части, приводя к ог­ромной социальной напряженности.

Неприятие значительной частью общества текущей политики пра­вительства (главным образом из-за невыплаты пенсий и зарплат работ­никам бюджетной сферы), подогреваемое политикой прокоммунистических партий и объединений, имеет своей первопричиной прежде всего ситуацию со сбором налогов. Это неприятие привело к формированию негативного отношения широких слоев населения к МВФ. Однако МВФ, естественно, не имеет никакого отношения к невыплатам пенсий и зар­плат: напротив, требуя соблюдения взаимного соответствия доходов и расходов, МВФ исходит, в частности, из того, что это необходимо для выполнения финансовых обязательств государства перед населением. Именно неспособность российского правительства достичь предусмот­ренного бюджетом уровня доходов побудило МВФ включить осенью 1996 г. в список своих требований новое требование - по уровню соби­раемости налогов.

В 1997 г. в фокусе политики Фонда оказалась проблема налоговой реформы в целом. В обращении директора-распорядителя МВФ Мишеля Камдессю к студентам и сотрудникам МГИМО МИД РФ проблема налоговой реформы была названа в числе трех основных про­блем России, наряду с достижением экономического роста и борьбой с коррупцией. М. Камдессю подчеркивает, что налоговый кризис близок по своей сущности к кризису демократии как основы современного рос­сийского государства: "Кризис неплатежей налогов все еще является се­рьезной проблемой. Он близок к кризису демократии, поскольку демо­кратия по своему происхождению есть свободное согласие граждан пла­тить налоги и признавать роль государства в их сборе. Когда государ­ство оказывается неспособным к этому, оно порождает огромный риск установления анархии или диктатуры"38. По мнению М. Камдессю, причины налогового кризиса кроются не в отсутствии средств у пред­приятий-налогоплательщиков, как утверждают многие представители директорского корпуса, а в простом уклонении от уплаты налогов.

По мнению экспертов Фонда, одной из основных причин такой си­туации является тесная связь правительственных чиновников и ряда крупных предприятий, что позволяет последним извлекать выгоду из получаемых налоговых освобождений либо просто уклоняться от упла­ты официально начисляемых налогов. Проблема сбора налогов, таким образом, тесно связана с проблемой борьбы с коррупцией.

Экспертами Фонда предлагаются различные пути решения пробле­мы сбора налогов. Они сводятся к упрощению налоговой системы и ми­нимизации исключений из нее, что, в свою очередь, должно сформиро­вать новую культуру платежей налогов. Так, экономист Эндерс Эсланд в своем выступлении перед Университетом Джонса Хопкинса, Вашингтон, отметил, что "единственное долгосрочное решение [проблемы сбора на­логов] - снизить налоговые ставки, расширить их базу, устранить ис­ключения и заставить платить всех, кто должен платить".

Стратегия упрощения налоговой системы с одновременным сниже­нием налоговых ставок и сведением к минимуму исключений с одновре­менным повышением эффективности и "прозрачности" государственных расходов представляется нам целесообразной и единственно верной для долгосрочного решения данной проблемы.

Реформа системы социального обеспечения.

В числе обсуждаемых и согласовываемых с Фондом мер видное место занимает реформа системы социальной защиты в России. Необхо­димость изменения существующей системы обусловлена такими пробле­мами переходного периода, как возросшая безработица, сложности ис­полнения государственного бюджета и др. Вопросы социальной защиты осложняются неполнотой и искаженностью имеющейся информации о группах населения, нуждающихся в помощи. Это является следствием наличия теневой экономики, трудностями учета деловой активности, а следовательно уровня доходов, и т. д. Хотя вышеперечисленные пробле­мы в той или иной степени встречаются во всех странах, они наиболее характерны именно для переходного периода.

Предлагаемые Фондом пути проведения реформы социального обе­спечения основываются на опыте других стран с переходной экономи­кой. Так, в исследовании экономистов Кеянг Чу и Санджив Гапта пред­лагаются три группы мер. Первая группа связана с реформированием структуры социальных льгот и критериев для их получения. Основными мерами в этой группе выступают повышение пенсионного возраста и снижение пенсий для работающих пенсионеров. Такие меры проводит, в частности, Эстония: пенсионный возраст ежегодно увеличивается на 6 месяцев для достижения планового уровня в 65 лет для мужчин и 60 лет для женщин. Даже на фоне таких мер политика Эстонии вызывает наре­кания у экспертов МВФ, поскольку позволяет включать время обучения в университете в трудовой стаж39.

Вторая группа мер озаглавлена как "мобилизация финансовых ре­сурсов" и предусматривает, в основном, расширение налогооблагаемой базы и включение в нее элементов трудового вознаграждения, ранее не облагавшихся налогами.

Третья группа мер носит название "снижение административных расходов". Для такого снижения предусматривается повысить эффектив­ность целевой социальной помощи, однако конкретных механизмов для этого не предлагается.

Вопрос об осуществлении вышеуказанных мер в России стоял на повестке дня во время переговоров директора-распорядителя МВФ Ми­шеля Камдессю с Правительством России в апреле 1997 г.

Нужно, однако, отметить следующее: даже если признать вышеназ­ванные меры в принципе уместными, нельзя не обращать внимание на низкий жизненный уровень значительной части населения России, что делает такие меры для него особенно болезненными. Представляется, что данное обстоятельство, очевидно, не учитывается МВФ при разра­ботке его рекомендаций. Хотя МВФ опирается при этом на имеющийся международный опыт решения аналогичных проблем, в т. ч. опыт дру­гих стран с переходной экономикой. Ясно, что перенести его на россий­ские реалии без существенных корректировок невозможно вследствие, как правило, более сложной социальной ситуации, во многом порожден­ной как безответственным принятием во многом невыполнимых бюд­жетных планов, так и неудовлетворительным исполнением доходной части бюджета, низкой бюджетной дисциплиной и т. д. Необходимо принимать во внимание и такие российские особенности, как высокий удельный вес лиц, имеющих доходы ниже прожиточного минимума, глубокая имущественная дифференциация населения, традиционная ориентация общества на патернализм государства. По этим характери­стикам Россия значительно отличается от стран Восточной Европы. В этой связи приходится констатировать недостатки традиционно механи­стического подхода МВФ к решению социальных проблем.

Борьба с коррупцией.

Недавно, впервые с начала экономических реформ, тема коррупции в высших эшелонах российской власти зазвучала с высоких трибун меж­дународных организаций. До сих пор проблема коррупции в России ни­когда не поднималась дипломатами высокого уровня, традиционно от­личающимися сдержанностью и осторожностью в своих высказываниях и оценках. Для уяснения проблем экономического развития России этот факт весьма существенен. По мнению экспертов Фонда, основа корруп­ции в России лежит в излишнем вмешательстве государства в экономику. Так, М. Камдессю отмечает, что «там, где государственное регулирова­ние бесконечно, и бесконечно сложно, и где субсидии и налоговые осво­бождения доступны немногим избранным - там стимулы поиска специ­альных выгод и личного обогащения становятся ненормально высоки, так же как и возможности их предоставлять». Многие западные экономисты исходят из того, что роль государства состоит прежде всего, в обеспечении условий для саморегуляции рынка, а именно - в создании законодательной базы, применимой ко всем экономическим субъектам, обеспечении свободной конкуренции, безопасности ведения бизнеса и пр., а также в перераспределении национального дохода в соответствии с принятой концепцией социальной политики. В России же, согласно ши­роко распространенному убеждению, государство не создает правового "игрового поля", а напротив, препятствует ведению честного бизнеса40.

Выход, следовательно, заключается, прежде всего, в устранении из­лишней зарегулированности российской экономики, в ограничении вме­шательства государства в деловую активность экономических субъектов, в обеспечении одинаковых правил для всех, что, в свою очередь, суще­ственно снизит возможности для коррупции. Ясно, что такая политика может воплотиться в жизнь только при соответствующем стремлении высших эшелонов власти.

Реформирование внешнеторговой политики.

В области внешнеторговой политики России усилия МВФ направ­лены, главным образом, на устранение протекционизма во внешней тор­говле и недопущение государственного субсидирования экспортноориентированных отраслей. Необходимо отметить, что сфера внешнеторго­вой политики России и ранее являлась объектом пристального внимания Фонда. Так, в 1996 г. Россией были отменены экспортные пошлины на нефть и газ, что в значительной степени произошло под влиянием МВФ41.

Отказ от протекционистской внешней политики, на наш взгляд, имеет решающее значение для повышения конкурентоспособности рос­сийской продукции. Проблема протекционизма теоретически достаточ­но глубоко исследована; доказано, что протекционистские барьеры при­водят к уменьшению национального дохода и его неоправданному пере­распределению в пользу одних в ущерб другим слоям населения.

Политика протекционизма, тем не менее, оправдана для создания новых отраслей, при условии адекватных инвестиционных усилий госу­дарства, направленных на создание материальных условий для их кон­курентоспособности, и временности применения протекционистских ба­рьеров. На наш взгляд, для проведения такой политики необходимо, во-первых, наличие четких планов правительства по реформированию за­щищаемой отрасли и наличие реальных возможностей достижения ею конкурентоспособности и, во-вторых, ясное представление о периоде применения протекционистских мер. В России эти условия не выполняются, поэтому протекционизм приводит только к общему ухудшению экономической ситуации в стране.

В условиях низкой управленческой культуры, бюрократизированности госаппарата и отсутствия четких временных рамок реформирова­ния неблагополучных отраслей недопустимость политики протекцио­низма можно проиллюстрировать на примере функционирования уже упоминавшейся автомобилестроительной промышленности. Поддержи­ваемая государством на протяжении всей истории ее существования, эта отрасль не ощущает необходимости реагировать на конкуренцию со стороны зарубежных производителей и до сих пор стояла в стороне от достижений научно-технического прогресса.

Напротив, примером высокотехнологической отрасли, выросшей с нуля в условиях жесточайшей мировой конкуренции, является сборка компьютеров и бытовой техники в России. По оценкам экспертов, про­дукция, собираемая в России, является достаточно конкурентоспособной и даже превосходит аналоги, произведенные в передовых странах Юго-Восточной Азии. Отрасли по сборке компьютеров, бытовой техники, производству программного обеспечения и ряд других являются яркими примерами того, что высокотехнологичная отрасль может быть создана только в условиях конкуренции извне.

Необходимо отметить, что усилия Фонда, направляемые на непри­менение протекционизма в России, приобретают исключительно важное значение в свете будущего вступления России в ГАТТ/ВТО. Реформиро­вание сферы внешней торговли при поддержке такой авторитетной ор­ганизации, как МВФ, будет способствовать скорейшему принятию Рос­сии в ВТО.



Заключение.



В результате выполненного дипломного исследования мы можем сделать следующие выводы и заключение.

Быстрые изменения, происходящие в 90-е годы, поставили перед МВФ наиболее сложные задачи за всю его историю. В то же время 50-я годовщина Бреттонвудсской конференции привлекла дополнительное внимание к МВФ, чья деятельность и механизмы должны соответствовать новому мировому порядку интегрированных глобальных рынков капитала. Гибко реагируя на изменение задач и условий, МВФ продолжает оста­ваться исключительно эффективным орудием решения международных финансовых вопросов.

С начала 90-х годов МВФ проводит широкую кампанию по оказанию помощи государствам Центральной Европы, странам Балтии, России и другим государствам бывшего Советского Союза в осуществлении трудного перехода от централизованно планируемой к рыночной эконо­мике. Значительные усилия направлены на предоставление информации и кадров для создания финансовых и экономических структур (централь­ных банков, налоговых систем, конвертируемой валюты, тарифных режимов), необходимых для функционирования системы свободного предпринимательства. МВФ принял активное участие в урегулировании финансовых кризисов стран-членов. Он предоставил крупную денежную помощь Мексике и ряду стран Азии.

В середине десятилетия в Мексике разразился финансовый кризис, который продемонстрировал уязвимость государств-членов по отношению к резким изменениям настроения участников рынка, что ведет к непредсказуемым значительным оттокам капитала. Мексика быстро приняла меры по утверждению решительной программы стабилизации, а МВФ также оперативно предоставил помощь, приняв 1 февраля 1995 года крупнейший пакет финансирования, когда-либо предостав­лявшийся любому государству-члену, на общую сумму в 12,1 млрд СДР (19 млрд долларов). Эти исключительные меры были призваны укрепить доверие к международной финансовой системе и остановить распро­странение «болезни» среди других государств-членов.

После финансового кризиса Мексики государства-члены обсуждают различные механизмы чрезвычайного финансирования для преодоления аналогичных кризисов в других странах. Вместе с тем выдвигаются другие предложения, направленные на предотвращение в первую очередь самих таких кризисов путем укрепления надзора за национальной экономической политикой и финансовыми рынками. МВФ уже предпри­нял несколько шагов для улучшения диалога по вопросам политики с государствами-членами, например, стал делать более откровенные оценки рисков, сопряженных с политикой государств-членов, запра­шивать более своевременные данные, более тщательно наблюдать за финансовыми секторами государств-членов и внимательнее следить за странами, экономические потрясения в которых скорее всего могут нанести большой ущерб международному сообществу.

МВФ также призывает государства-члены публиковать важные финан­совые данные, с тем чтобы сделать экономическую политику более прозрачной для участников рынка и других сторон. Такая откры­тость должна усилить тенденцию последних лет, когда международные организации, коммерческие банки, академические круги, неправитель­ственные организации и общественность в целом все чаще рассматри­вают МВФ, а также Всемирный Банк в качестве источников информации, которая недоступна в других местах. Ответная реакция МВФ заключается в том, что он расширил свою программу внешних связей и публикаций, делится информацией с другими международными учреждениями и публикует экономические и статистические документы по отдельным странам при условии, что эти страны не возражают. Между тем руководящие органы МВФ осознают необходимость правильного соче­тания конфиденциальных отношений между Фондом и его государствами-членами с целесообразной открытостью операций и политики для неправительственных кругов.

Требования к МВФ относительно предоставления финансовой помощи Мексике, а также другим развивающимся странам и странам с переход­ной экономикой привели к возникновению исключительно крупных потребностей в ресурсах. Государства-члены активно рассматривают предложения об укреплении финансовой базы МВФ (например, о предоставлении чрезвычайного финансирования, повышении квот или выпуске дополнительных СДР) для удовлетворения нужд государств-членов в условиях все более неопределенной мировой экономической ситуации.



Список использованной литературы.



  1. Барковский В.Б.Риск-менеджмент. — М.; Финансы и статистика. 1998. —188 с.—188 С.

  2. Богуславский М.М. Международная передача технологии: правовое регулирование. — М.;Наука, 1998.

  3. Богуславский М.М. Правовое регулирование международных хозяйственных отношений. М.: Наука, 1997.

  4. Вавилов Ю.Я., Горчаренко Л.И., Родионова В.М. и др. Финансы. — М.: Финансы и статистика,1999.

  5. Вельяминов Г.М. Правовое урегулирование международной торговли. Опыт ЮНКТАД, -- М., Международные отношения, 1997.

  6. Вестник Межпарламентской Ассамблеи государств-участников Содружества Независимых Государств. Вып. 1-14, — СПб.: ВЕСТИ, 1998-99.

  7. Внешнеэкономические связи. Сб. нормативных материалов: в 4 т.—М.: Международные отношения, 1998.

  8. Внешнеэкономические связи. Сб. типовых контрактов/ Сост. В.М.Лавров. — М.: Недра, 1997.

  9. Герчикова И.Н. Маркетинг и международное коммерческое дело. — М.: Посткриптум, 1990. —264 с.

  10. Гражданское и торговое право капиталистических государств / Под общ. ред. Р.Л. Нарышкина. — М.: Международные отношения, 1996.

  11. Грачев Ю.Н. Практика внешнеэкономической деятельности. — М.Посткриптум: 1998. — 233 с.

  12. Зыкин И.С. Обычаи и обыкновения в международной торговле. — М.: Международные отношения, 1996.

  13. Информационный Бюллетень. №№ 1-10, Межпарламентская Ассамблея государств-участников Содружества Независимых Государств. — СПб.: ВЕСТИ, 1998.

  14. Комаров А.С. Ответственность в коммерческом обороте. — М.: Юридическая литература, 1998.

  15. Контрактное право. В 4-х томах. / Под ред. Г.В. Петровой — М.: Изд. дом ИМИДЖ, 1997.

  16. Краткий англо-русский толковый словарь экономических и финансовых терминов / Пер. с англ. А.Н. Полякова, С.Н. Поташева, Н.В. Свиридова / Под ред. Е.М. Четыркина. — М.: Финансы и статистика, 1997.

  17. Кузьмичев А.Л.,Шапкин И.Н. Отечественное предпринимательство. —М.: ПРЕСС-АКАДЕМИЯ, 1998. —198 с.

  18. Львов Ю.А. Основы экономики и организации бизнеса. — СПб.: ГМП ФОРМИКА, 1999.

  19. Международные банки и страховые компании в мире капитала. Экономико-статистический справочник/Сост. И.А. Бубнов и др. —М.: Мысль, 1998.

  20. Мозолин В.П. Фарнсфорт Е.А. Договорное право США и СССР. — М.: 1988. Мусин В.А. Международные торговые контракты. — Л.: 1986.

  21. Недужий И.И. Международные торги. — М.: Международные отношения, 1998.

  22. Основы внешнеэкономических знаний. Словарь-справочник / С.И. Долгов, В.В. Васильев, С.П. Гончарова и др.—М.: Высшая школа, 1999.

  23. Регистр текстов международных конвенций и других документов, касающихся права международной торговли, т. 1. Нью-Йорк, 1999.

  24. Рябов В.А. Международный обмен технологическими знаниями. — М.: Международные отношения, 1998.

  25. Рубанов А.А. Теоретические основы международного взаимодействия национальных правовых систем.—М.: Наука, 1997.

  26. Справочник финансиста государственного предприятия (объединения). Справочное издание / Под ред. М.В. Романовского, И.Н. Лазарева, В.В. Бочарова. — 5-е изд., перераб. и доп. — М.: Финансы и статистика, 1998. —662 с.

  27. Федоров Б. Англо-русский глоссарий новых валютно-кредитных терминов / Отв. ред. М.А. Портной. — М.: Институт мировой экономики и международных отношений АН СССР, 1988.

  28. Банки на развивающихся рынках: В 2 т.: Пер. с англ.: Т. 1: Укрепление руководства и повыше­ние чувствительности к переменам / Д. Мак Нотон, Д. Дж. Карлсон, К. Т. Дитц и др.— М.: Финансы и статистика, 1998.

  29. Банковский маркетинг / Сост. АО «Москов­ское Финансовое Объединение» / Под ред. А. В. Фалько. М.: Вече, 1999.

  30. Банковское дело: Справ, пособие / Под ред. Ю. А. Бабичевой. М.: Экономика, 1998.

  31. Березина М. П., Крупнов Ю. С. Межбанков­ские расчеты. М.: Финстатинформ, 1998.

  32. Бор М. 3., Пятенко В. В. Стратегическое уп­равление банковской деятельностью. М.: Приор, 1998.— 164 с.

  33. Валютный портфель: Кн. финансиста. Кн. коммерсанта. Кн. банкира / Отв. ред. Е. Д. Платонова,Ю. Б. Рубин.М.:Соминтек, 1998.

  34. Гамидов Г. М. Банковское и кредитное дело.— М.: Банки и биржи: ЮНИТИ, 1998— 94 с.

  35. Ганидов П.К. Деньги, банки и кредитно-финансовые отно­шения в современной рыночной экономике. М.: Посткриптум., 1999.

  36. Жангериев Ю. А. Кредитные отношения в условиях рынка: Методол. и теорет. вопр. На­льчик: Эль-Фа, 1999.

  37. Нуреев Р. М. Деньги, банки и денежно-кре­дитная политика: Учеб. пособие. М.: Финстатинформ, 1999.

  38. Предпринимателю о банках, биржах, бизнесе: Справ, изд./Авт.-сост. А. С. Марков.Калинин­град: Кн. изд-во, 1999.

  39. Расчеты. Банки. Кредиты: Законодат. акты, примеры оформления док.: Вып. 2.— М.: Атлас, 1998.

  40. Ривуар Ж. Техника банковского дела: Пер. с фр. / Общ. ред. И. В. Широких. М.: Прогресс-Универс, 1998. (Деловая Франция).

  41. Рудько-Силиванов В. В. Банковское дело в регионе: Учеб. пособие / Под ред. Л. И. Вотинце-вой, М. Р. Оленичевой. Владивосток: Дальнаука, 1998.

  42. Сарчев Д. М. Ведущие коммерческие банки в мировой экономике. М.: Финансы и статистика, 1998.

  43. Симановский А. Ю. Финансово-банковский сектор российской экономики: Вопр. формирова­ния и функционирования / Отв. ред. Ю. Б. Рубин.— М.: Соминтэк, 1999.

  44. Усоскин В. М. Современный коммерческий банк: Управление и операции. М.: Все для Вас, 1998.

  45. Финансово-кредитный механизм и банков­ские операции / Под ред. В. И. Букато, М. X. Лапидуса. М.: Финансы и статистика, 1998.

  46. Халевинская Е. Д. Евробанк: политическая структура, банк развития, коммерческий банк.М.: Финансы и статистика, 1998.

  47. Шенаев В. Н.,Наумченко О. В. Центральный банк в процессе экономического регулирования: Зарубеж. опыт и возможности его использования в России. М.: Консалтбанкир, 1998.

  48. Ширинская Б. Б. Операции коммерческих банков и зарубежный опыт. М.: Финансы и ста­тистика, 1998.

  49. Беренс В., Хавранек П. М. Руководство по оценке эффективности инвестиций: Пер. с англ. перераб. идоп. изд.М.: Интерэксперт: Инфра-М, 1997.

  50. Боссерт В. Д. Инвестиционные проблемы ре­формируемой экономики России. М.: ПСБ Трайдинг Инк., 1999.

  51. Денежно-кредитная система России: состояние и пути выхода из кризиса // Деньги и кредит. 1994. № 2.

  52. Десять широко распространенных заблуждений по поводу деятельности Международного Валютного Фонда. Отдел внешних сношений Междуна­родного Валютного Фонда. 1993.

  53. Долгосрочная концепция развития денежно-кредитной системы Россиии // Деньги и кредит. 1993. № 1.

1 The IMF at Fifty: Facing the Challenges Ahead—Four Addresses by Michel Camdessus (1994), р. 49.

2 А.Бельчук. Финансовые кризисы в Азии и России и страны СНГ. М.,Из-во Академии наук РФ., 1999., с.79.

3 Обухов Н. П. Кредитный рынок и денежная политика // Финансы. 1995. № 2, с. 28.

4 Десять широко распространенных заблуждений по поводу деятельности Международного Валютного Фонда. Отдел внешних сношений Междуна­родного Валютного Фонда. М.,Посткриптум.,1993, с. 53.

5 Cheney, David M. and Everaert, Luc D. Promoting Economic Stability: The IMF's Compensatory and Contingency Financing Facility, 1994, р. 86.

6 Смыслов Д. В. Международный валютный фонд: со­временные тенденции и наши интересы. М.: Финансы и статисти­ка, 1993, р. 61.

7 Е. Хесин.Финансовый кризис и европейская экономика.,М., Из-во Академии наук РФ.,1999г.,с.47.

8 Е. Хесин. Финансовый кризис и европейская экономика., М.,Из-во Академии наук РФ., 1999г.,с.47.

9 Исаева Е. Б. Денежно-кредитная политика в России: возможности и результаты // Деньги и кредит. 1993. № 9, с. 42.

10 Г.Матюхин. В сб-ке статей «Причины мирового кризиса». Пора перестать искать внешние причины наших бед. М.Из-во Академии наук РФ.,1999.,с.84.

11 Старрелс, Джон М. Поддержка реформ в Центральной и Восточной Европе.. (1992) , с. 28.

12 IMF « International Financial Statistics». Yearbook, 1998, p.21.



13 Ray, E. Funding the IMF: Why an increase in Quotas?.London, 1990, р. 69.

14 Ray, E. Funding the IMF: Why an increase in Quotas?.London, 1990, р. 86.

15 Самуэльсон П. Экономика. М.Изд-во «Финансы»., 1992. Т. 1, с. 97.

16 Симонов В. В. Кредитная система и государственное регулирование // Деньги и кредит. 1992. № 4, с. 104.

17 Самуэльсон П. Экономика. М.Из-во «Финансы»., 1992. Т. 1, c. 86.

18 Е. Хесин. Финансовый кризис и европейская экономика.,М.,Из-во Академии наук РФ.,1999г.,с.47.

19 Лакшина О. А. Банковские резервы как условие эффективного функционирования кредитной системы // Деньги и кредит.М., 1994. № 7, c. 92.

20 Старрелс, Джон М. Государства Балтии в период перехода к рыночной экономике. (1993) , с. 97.

21 Cheney, David M. and Everaert, Luc D. Promoting Economic Stability: The IMF's Compensatory and Contingency Financing Facility, 1994, р. 45.

22 Старрелс, Джон М. Государства Балтии в период перехода к рыночной экономике. (1993) , c. 28.

23 Fisher, S., Sahay, R. & Vegh, Carlos A. Stabilization and Growth in Transition Economies: The Early Experience. IMF Working Paper. April 1996. IMF, Washington D.C. , р. 121.

24 Обухов Н. П. Кредитный рынок и денежная политика // Финансы. 1995. № 3, c. 61.

25 Источники: Reporte de coyuntura. Mexico, 1985, N 18-19; CEPAL. Anuario estadistico de America Latina у el Caribe, 1988, 1989, 1991, 1996; CEPAL. Estudioecon6micode America LatinayelCaribe. Santiago de Chile, 1985, 1988, 1991, 1992, 1994, 1996, 1997; CEPAL. Ba­lance preliminar de la econornfa de America Latina у el Caribe. Santiago de Chile, 1997.

26 Мексика: капитализм и общество. Противоречия развития. М., 1990, с. 94; Латинская Америка, 1989,№ 6, с. 142-144.

27 Смыслов Д.В. Международный валютный фонд: Современные тенденции и наши интересы. М.,Посткриптум., 1993.,с.155.

28 Д.В.Белов. Латинская Америка: пере­стройка экономики и государство. М., 1996, с. 30.

29 Д.В.Белов. Латинская Америка: пере­стройка экономики и государство. М., 1996, с. 30.

30 Estudio economico de America Latina у el Caribe. 1997.,р.125.

31 Estudio economico de America Latina у el Caribe. 1997.,р.154.

32 Estudio economico de America Latina у el Caribe. 1997.,р.232.

33 А.Бельчук. Международный финансовый кризис: новый этап., М., РАН.,ИМЭМО, 1999, с. 79.

34 Федоровский А. Китай и восточноазиатский кризис.,М.,Из-во Академии наук РФ.,1999.,с.59.

35 Там же.

36 Г.Матюхин (бывший председатель Центробанка России).Пора перестать искать внешние причины наших бед. М.1999.,с.83.

37 Russia Commited to Reform. Sturs Memorial Lecture. IMF Survey, London.16 December .1996.

38 Долгосрочная концепция развития денежно-кредитной системы Россиии // Деньги и кредит. 1998. № 6, р. 92.

39 Чекмаева Е. Н. Межбанковский кредитный рынок и его регулирование // Деньги и кредит. 1994. № 6, р. 142.

40 Социально-экономическое положение России. 1993 — 1994. М.: Государственный комитет Российской Федерации по статистике. 1995, с. 49.

41 Обухов Н. П. Кредитный рынок и денежная политика // Финансы. 1995. № 5 , с. 86.


Случайные файлы

Файл
kardiostimulyator.DOC
4011-1.rtf
183206.rtf
work.doc
11107-1.rtf