Древнерусские музыкальные инструменты (106771)

Посмотреть архив целиком

Древнерусские музыкальные инструменты

Из всех источников о древнерусском музыкальном инструментарии самый бесспорный возник при археологическом изучения Новгорода. Здесь в культурных наслоениях ХI - XV вв. обнаружено множество предметов сигнального и музыкального назначения. Различной степени сохранности, изготовленные из кости, глины, металла, дерева - все они есть научное и культурное сокровище не только национальное русское но, и общеевропейское.

Впервые описание, классификацию и варианты реконструкции древних новгородских музыкальных инструментов предпринял в 1960 - 1970 гг. Б.А. Колчин. За последнее десятилетие усовершенствовались методы реконструкции, заметно увеличилось число археологических музыкальных находок, среди которых выявились и типологически новые. Всё это побуждает к составлению свода древнего новгородского инструментария, краткому обзору которого посвящено настоящее сообщение.

Можно предполагать, что в древнем Новгороде, как и поныне в некоторых сёлах на русском Северо-Западе, самыми архаичными из звукообразующих приспособлений были те, которые изготавливались посезонно в полевой обстановке из непрочных материалов, например, древесной коры или трубчатых растений. Идеологическая их нагрузка, связанная с повериями об охранительной силе их звучания, перешла позднее на инструменты, изготовляющиеся в стационарных условиях, - керамические погремушки и свистульки, металлические бубенчики, колокольчики, шумящие привеси, ботала, варганы и, наконец, деревянные, так называемые, благородные - сопели, гусли, гудки. Последние, в большей мере, подвергались эстетизации, что и отражено в их конструкции, художественном оформлении, способе изготовления, музыкальных исполнительных возможностях и, по-видимому, репертуаре, содержавшем какие-то элементы византийского профессионального музицирования. В былинах, например, варьируется такая мысль:

"Играет-то Садке в Новгороде,

А выигрыш ведет от Царя-града ".

Конструктивные идеи струнных, развитые некогда в древних цивилизациях Ближнего и Среднего Востока, Египта и Средней Азии, проникая в 1-м тысячелетии в различные уголки Европы, приспосабливались к местным ремесленным и музыкальным традициям и воплощались в обновленных формах. Таковы, к примеру, гусли с игровым окном. Факт их бытования в истории человечества - полная неожиданность. Расширяя в целом границы европейской традиции строительства лирообразных, по принципу звукообразования они явно отличались от западноевропейских лир.

Среди традиций, слагавших музыкальную культуру в древнем Новгороде, основными представляются следующие: 1) народная песенная - преимущественно обрядовая дохристианская, бесписьменная; 2) народная инструментальная - профессиональная и непрофессиональная, бесписьменная, взаимодействовала с народной песенной; 3) церковная певческая - официальная культовая христианская с канонами, воспринятыми от Византии, письменная.

На Руси во время церковного богослужения музыкальные инструменты не использовались. Иерархия православия, следуя традиции ранневизантийского христианства, осуждали народные игрища с их "бесовскими песнями" и "гудебными сосудами" такими, как бубен и сопель, гусли и смык, то есть гудок. Осуждение в ХVII в. обернулось преследованием профессиональных народных музыкантов - скоморохов, что известно из письменных источников. Археологические же материалы подобных событий пока что не отражают и говорят скорее о другом: во-первых, о популярности гуслей и гудка среди всех сословий древних новгородцев, во- вторых, об изготовлении некоторых инструментов руками отроков.

Открытие археологами в Новгороде обломков древних музыкальных инструментов повлекло за собой их научную реконструкцию. Было достигнуто формальное звучание сопелей, гуслей, гудков. После чего стало возможным поставить перед фольклористами задачу поиска на Северо-Западе России образцов традиционного инструментального музицирования. Ныне такие образцы, пополнившие золотую фонотеку народной музыки, дают право на попытки доказательного озвучивания средневековых инструментов.

В комплексе новгородских музыкальных древностей представлены основные группы инструментов - самозвучащие, мембранные, духовые и струйные. Кроме непосредственно музыкальных инструментов, о них имеются также изобразительные и письменные свидетельства.

С А М О З В У Ч А Щ И Е

Колокол, било или блюдо (гонг). В берестяной грамоте № 605 второй четверти ХII в. раньше, чем в других источниках, сообщается о церковных звонах на Руси. В посланиях одного монаха к другому говорится: "А пришьла есве оли звонили" - А пришли (то есть вернулись) с ним, когда звонили. Звоны в христианских храмах унаследовали от древности охранительный смысл.

Ботало или колоколка. Традиционно привешивается домашнему скоту к шее для того, чтобы он не потерялся в лесу и чтобы на него не напал зверь или дух болезни. Уплощенная, согнутая из жести и сваренная медным припоем колоколка встречается в слоях ХII - XV вв. Одновременно бытовали литые колоколки из цветных металлов, некоторые из них, возможно, предназначались для музыкальных целей.

Звонец или колокольчик. Небольших размеров, литой, бронзовый. Имеются образцы конца XI, первой половины XII и последней четверти XIV вв. Мог использоваться как в сигнальной так и в музыкальной роли.

Бубенчик или шарок. Несколькими разновидностями бубенчики литые или тесненые из цветных металлов представленных в слоях с X по XV вв. Одни из них использовались как привески к одежде, другие могли входить в комплект музыкальных погремушек.

Шумящая привеска-амулет. Типологически различные образцы привесок, как правило бронзовые литые, обнаружены в слоях XI-XV вв. Это были, надо полагать, детские игрушки с охранительной сущностью.

Варган. Изготовлялся из железа в форме подковки с удлинёнными концами и проскакивающим упругим язычков. В слоях XIII-XV вв. найдено пят экземпляров. Варган конструктивный прототип гармоник.

Трещотки. Наподобие книжицы, состоят из набора деревянных дощечек (по 5-7 штук), одна из которых снабжена ручкой. Свободно скрепляющий их ремешок проходит сквозь пару отверстий, прорезанных в каждой из дощечек. При встряхивании, ударяясь одна о другую, издают щёлкающий звук. Таковы реконструированные трещотки, замечательный образец которых в виде двух уцелевших от них еловых дощечек был в 1992 г. в слое первой половины XII в. Это, наверно, и есть первое свидетельство о загадочной разновидности трещоток, которые в "Реэстре" на случай свадьбы Никиты Зотова в 1714 г. были поименованы "новгородскими". Возможны два варианта их реконструкции - с односторонним относительно дощечки-держалки расположением дощечек - лопасток и с двухсторонним. Выяснилось, что второй вариант в ХХ в. на Новгородчине использовался как "колотушка" сторожа.

М Е М Б Р А Н Н Ы Е

Бубен. Обнаружены его принадлежности, датируемые XI - XV вв. Это деревянные колотушки с шарообразным навершием а также деревянные с петелькой шарики, составляющие, по-видимому, вощагу, то есть бич с шариком на конце, навощив который, ударяли в бубен. Роль колотушки известна, а вот с вощагой дело обстоит сложнее. Известны описания ее устройства и считается, что бич с шариком на конце, ударяемый бубнистом в бубен, запечатлён в Радзивиловской летописи XV в. на миниатюре "Игрища славян" - лист 6-й, на обороте. Но более вероятно другое толкование этой нарисованной детали: миниатюрист, допустив неточность, пытался изобразить не вощагу, а изогнутую колотушку, подобную той, которой ударяет в бубен один из персонажей миниатюры "Гадание у чудского волхва" - лист 105. Устройство же вощаги как известного некогда орудия наказания показано на листе 103-ем упомянутой летописи. При новом толковании в книге сохраняется логичная система условных знаков, но оказывается вне изобразительных свидетельств вощага как составная деталь музыкального бубна. Всё это подкрепляет лишь одну мысль: на Руси вощага могла быть в комплекте ратного, прежде всего конного, мембранного ударного инструмента.

Д У Х О В Ы Е

Брунчалка или гудалка. Небольшая трубчатая косточка животных или птиц с одним (или двумя) просверлённым отверстием, в которое продевался тонкий ремешок (или нитка). Вращаемая взад-вперёд посредством периодичного натяжения ремешка, она издавала угрожающий гул. В древности, вероятно, использовалась жрецами народных культов для отпугивания злых духов. Позже перешла в распоряжение детей. Брунчалки обнаруживаются в слоях XI - XV вв. В 1991 г. найдена 40-я по счёту гудалка. Она уникальна: один из её концов оформлен резной мордочкой зверька, что делает допустимой о её сакральной роли.

Свистулька. Керамическая, с двумя игровыми отверстиями, в виде коника или каплеобразная. Насчитывается более 20 экземпляров. Популярна в XIV -XV вв. и позднее, хотя отдельные обломки позволяют предполагать бытование свистулек в XIII, XII и даже XI вв. В 1849 г. И.П. Сахаров сообщал, что в Вятской губернии свистулька использовалась во время "свистопляски" - праздника поминовения предков. Ныне свистулька - детская игрушка. Суть конструкции свисткового приспособления та же, что и у деревянных сопель.

Сопель. Было найдено три экземпляра сопелей. Реконструировать удалось две - XV и XI вв.; первая с тремя игровыми отверстиями, вторая с четырьмя. Они мастерились из древесных стволиков; первая из ясеня, вторая из ивы. В вероятной конструктивной связи с ними была дудка, изображённая на створке серебряного обруча из Старорязанского клада XII - XIII вв. Восстановление внешних форм сопелей привело к открытию их звукорядов. При комбинированном их перекрывании игровых отверстий на сопелях XI и XV вв. извлекаются следующие звуки: (Ноты вставить)


Случайные файлы

Файл
4507.rtf
154602.rtf
68334.doc
144812.rtf
60490.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.