Азербайджанский мугам (106701)

Посмотреть архив целиком

Азербайджанский мугам

Богатое художественное наследие Азербайджана сконцентрировало в себе многовековые традиции народного и профессионального творчества. Его широко распространенные виды - прикладное искусство: ковроткачество, ювелирное искусство; устное народное творчество: эпос, сказки, легенды, поговорки, загадки; наконец, музыкальное искусство; народная музыка, профессиональная музыка устной традиции - отмечены ярко национальными чертами.

Не случайно, основоположник азербайджанской профессиональной музыки Узеир Гаджибеков, касаясь истории азербайджанского искусства писал в 1948 году в своей статье "Цветущее искусство Азербайджана": "Культура и искусство Азербайджана имеет древнюю историю. Великие представители азербайджанской поэзии и музыки Низами, Физули, Абд-аль Кадыр Мараги, Сафи ад-дин Урмеви и другие известные всему миру личности. С древних времен азербайджанские рубаи, стихи, покоряющие красотой песни наших певцов, завоевали огромную славу на Кавказе, Средней Азии и на Ближнем Востоке". И действительно, музыкальное искусство азербайджанского народа, шлифуясь, богатея, развиваясь веками, в настоящее время смогло подняться к вершинам мастерства.

Говоря об азербайджанской музыке, мы имеем в виду песни, танцы и инструментальную музыку. Богатство тех и других проявляется в жанровом многообразии, разветвленностью сюжетов и тем, связанных с трудовыми процессами, семейно-бытовыми отношениями, обрядами и т. д. Широкое распространение получили азербайджанские лирические песни и танцы, звучащие в свободное от работ время. Все этот явилось предпосылкой для создания различных жанров азербайджанского народного музыкального творчества: обрядовых, детских, лирических, героических, сатирических, юмористических, исторических песен и танцев.

Важное место в музыкальном наследии азербайджанского народа занимает ашугское музыкально-поэтическое творчество, которое имеет промежуточное положение между народным и профессиональным музыкальным творчеством устной традиции, что связано, с одной стороны с народной музыкальной стилистикой и строением произведений ашугского творчества, а с другой - с использованием в основном поэтических текстов классиков ашугской поэзии и богатых традиционных форм музыкального исполнительства, близких к профессиональной музыке. Ашугское музыкальное творчество литературоведы считают синтезом фольклора и письменной литературы. Так, например, народный писатель, академик Азербайджанской Республики Мирза Ибрагимов пишет об этом "… Ашугская поэзия между народным творчеством и письменной литературой занимает среднее место, образуя между ними прочный мост. Он, с одной стороны, связан с народным творчеством, а с другой - с письменной литературой. С той и другой находится во взаимодействии. Его корни в фольклоре, народном творчестве, его ветви с давних времен - в литературе, которая влияет на него и питается им". Все сказанное дает нам право отнести ашугское музыкально-поэтическое творчество непосредственно к народно-профессиональной музыке. В музыкальном искусстве Азербайджана ещё с древних времен (X-XI века) сформировался профессионализм, который развивался и совершенствовался в течение последующих веков. Следует отметить, что по мере своего развития профессионализм достиг больших результатов в создании и развитии различных видов (жанров) азербайджанской музыкальной классики, а также исполнительного искусства. Причем распространение азербайджанской профессиональной музыки происходило путем устной передачи, так как на практике нотная письменность, несмотря на существование нотографии, почти не применялось. Поэтому и профессиональную музыку тех времен называют профессиональной музыкой устной традиции. Азербайджанская профессиональная музыка устной традиции, характеризуется большим разнообразием жанров и форм. Сюда относят развитые по форме и мелосу мугамы-дастгях, зерби-мугамы, теснифы и ренги.

Азербайджанская музыка имеет три уровня - народная, народно-профессиональная и профессиональная музыка устной традиции. Ведущее место в азербайджанской профессиональной музыке занимают мугамы, издавна привлекающие внимание исследователей и содержащие в себе все богатство содержания, приемов и методов развития азербайджанской музыки указанной традиции, во все времена тесно связанной с традициями народного музыкального искусства. На всех этапах истории развития образцы устной профессиональной музыки - азербайджанские мугамы, как известно, не были подвергнуты какой-либо письменной фиксации, а передавались устно от учителя ученику, от одного ханенде к другому, от одного исполнителя к другим. Понятно, что пытаться воспроизвести в нотном тексте все тонкие нюансы и особенности исполнения - дело почти невозможное. Именно, по этой причине азербайджанские народно-профессиональные музыканты до XX века не прибегали к нотной записи названных образцов, в то время, когда на Востоке система нотации музыки существовала уже в VIII-X веках. Интересно, что в условиях существования на Востоке ряда способов нотации (хазы, невмы и др.), в Азербайджане музыкальные образцы устного профессионального творчества - мугамы так и не были записаны на ноты. Именно эти музыкальные образцы до XX века развивались непосредственно в русле устной традиции. Первая причина этого, на наш взгляд, объясняется фактом неполного совершенства существующих в то время на Востоке систем нотации, таких, скажем, как бытующие в Европе универсальные системы музыкальной нотации. Вторая причина заключается в том, что этот вид музыкального творчества, переходя от поколения к поколению устно, привел к формированию высокоразвитой многожанровой азербайджанской устной профессиональной музыки. Большую часть музыки первых опер У. Гаджибекова и М. Магомаева составляют, как известно, мугамы.

Несмотря на отсутствие нотных записей этих мугамных образцов, "фундамент" в деле их собирания и изучения был заложен именно в первых дореволюционных операх. В 20-30-х годах XX века обращает на себя внимание появление первых образцов нотных записей мугамов. Впервые запись мугама ("Раст") была произведена на ноты, как отмечается в монографии музыковеда Г. Исмайловой "Муслим Магомаев", в 1928 году Муслимом Магомаевым с исполнением знаменитого тариста Курбана Примова. В деле нотной фиксации мугамов особо должна быть отмечена роль выдающегося дирижера и видного композитора Ниязи. В 1930 году им была осуществлена нотная запись дастгяхов "Раст" и "Шур" (в вокально-инструментальном варианте), с исполнения прославленного ханенде Дж. Карьягды оглы. Эти мугамы не публиковались. В 1936 году издательством "Азернешр" издаются три тетради азербайджанских мугамов (в инструментальном исполнении). Эти мугамы были зафиксированы с исполнением мастера игры на таре и педагога, заслуженного деятеля искусств Азербайджана Мансура Мансурова. М. Мансуров являл собой пример творца-исполнителя, постигшего глубины и тайны мугамного искусства, обладающего энциклопедическими знаниями в этой области. Каждая из изданных тетрадей вместила в себя один мугам. Так, дастгях "Раст" и "Забул" были записаны Т. Кулиевым, а "Дугях" - З. Багировым. Все три мугама были даны в гармонизации Л. Рудольфа. Более правильным, по нашему мнению, будем считать эту гармонизацию своего рода фортепианным оформлением. В некоторых случаях гармонии искусственно усложнены, вследствие этого возникает сопровождение, не соответствующее мугамной мелодии. В 1938 году выдающийся музыковед В. С. Виноградов пишет о научном значении издания мугамов в своей книге "Узеир Гаджибеков и азербайджанская музыка". Определенная роль в сборе мугамов принадлежит и Научно-исследовательскому кабинету музыки, созданном в 1932 году при Азербайджанской государственной консерватории. Научно-исследовательским кабинетом были организованы три экспедиции по народной музыке в районы республики. Третья экспедиция проводилась в Гяндже (1938 год). В ходе этой экспедиции с исполнения К. Примова, пребывающего в то время в Гяндже, были записаны на ноты мугам "Шур", ряд теснифов и ренгов. Мугамы и теснифы были записаны на ноты и такими выдающимися композиторами как К. Караев, Ф. Амиров, Т. Кулиев, З. Багиров и музыковедом М. С. Исмайловым с исполнения прославленных азербайджанских ханенде и исполнителей Сеида Шушинского (1889-1965), Джаббара Карьягды оглы (1861-1944), Зульфи Адигезалова (1889-1963) и тариста Курбана Примова (1880-1965). Так, К. Караев записал на ноты мугам "Шур", Ф. Амиров - некоторые отделы мугамов "Раст" и "Сегях" с исполнения ханенде Билала Яхъя, Т. Кулиев - мугам "Раст" с исполнения З. Адигезалова, а М. С. Исмайлов от Дж. Карьягды оглы и ханенде Ализохаба - ряд теснифов (текст был взят из поэм Низами "Хосров и Ширин" и "Лейли и Меджнун").

В 60-х годах XX века один из знатоков устно-профессиональной музыки композитор-музыковед, заслуженный деятель искусств республики Нариман Мамедов приступает к работе по записи на ноты целого цикла мугамов-дастгях. В результате в разные годы вышли в свет инструментальные мугамы-дастгях "Баяты-Шираз" и "Шур" (1962) и вокально-инструментальный "Раст" (1978) и "Чаргях" (1970), а также инструментальные "Раст" и "Шахназ" (1963), "Чаргях" и "Хумаюн" (1962), "Сегях-Забул" и "Рахаб" (1965). Мугамы - это ценнейшие памятники материальной и духовной культуры Азербайджана, своего рода тонкий душевный отзвук на окружающий мир и мир человека, который азербайджанский народ лелеял на протяжении веков. Это волшебная музыка, отличающаяся глубоким содержанием и способная захватить мысли и чувства азербайджанца. Этот народ питает к искусству мугама горячую любовь и сложное музыкальное содержание мугамных композиций без труда усваивается им. Мугам зачастую знают даже те, кто не имеет специального образования; их можно исполнить с той или иной степенью совершенства на каком-либо музыкальном инструменте по памяти или же напеть голосом. Все это, безусловно, свидетельствует о том, что мугамы очень близки и дороги духовному складу азербайджанского народа. Думаем, что мы не ошибемся, если назовем мугамы одним из самых демократических жанров азербайджанской музыки. Основные особенности в целом были охарактеризованы выдающимся композитором Р. Глиэром, испытавшим от них большое художественное наслаждение и использовавшим некоторые из мугамов (фрагментарно) в своей знаменитой опере "Шахсенем". Его высказывание вызывает определенный интерес: "Нас поражает мудрая законченность, поразительная формальная отточенность азербайджанских мугамов, этих изумительных по богатству выражения народных поэм. Лучшие традиции классической формы - логика развития, контрастность, строгость и мудрая последовательность в чередовании частей - представлены в этих подлинных перлах музыкальной национальной культуры".


Случайные файлы

Файл
145407.rtf
130290.rtf
36165.rtf
99952.rtf
55507.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.