Музыкальная культура эпохи феодальной раздробленности (106688)

Посмотреть архив целиком

Важным обстоятельством, обусловившим независимость Новгорода, была возможность новгородцам самим выбирать главу церкви — архиерея. Традиции "новгородской вольницы" отразились даже на вкусах прихожан, что способствовало созданию яркой и самобытной церковной культуры. В своем стремлении противопоставить себя Москве и доказать свое превосходство Новгород указывал на те традиции давности новгородской церкви, которые делали ее непосредственной преемницей Константинополя и которых не имела Москва.

Бóльшая часть древнейших рукописных музыкальных памятников происходит из Новгорода. Они являются свидетельством высокой музыкальной культуры новгородцев. Так, новгородской по происхождению является первая русская книга — Остромирово евангелие (1056—1057). Оно содержит древние музыкальные знаки экфонетической нотации. Новгородского происхождения и первая музыкальная певческая рукопись — Кондакарь Типографского устава конца XI—XII вв., в котором собраны важнейшие песнопения годового цикла, записанные кондакарной и знаменной нотациями.

Свободный дух новгородской жизни благотворно сказался и на развитии народного искусства. Скоморошество в Новгороде ценилось более, чем в других местах. Скоморохи селились в деревнях. В Новгородской области эти деревни носили особые названия — Скоморохово, Скоморошиха. Циклы новгородских былин пронизаны бытовыми чертами. В новгородских былинах нередко скоморохи становились главными действующими лицами. Такова былина о Садко — новгородском певце и гусляре, или новгородские былины о Василии Буслаеве, Добрыне Никитиче, донесшие память о новгородских музыкантах.

Новгородское искусство сочетает в себе мощь, величие, суровую простоту и праздничную яркость. В Новгороде складываются свои традиции архитектуры — тоже простой и подчас суровой, не терпящей лишних украшений.

Новгородская иконопись, монументальное изобразительное искусство — фрески — отличаются радостным, гармоничным видением мира, ясностью и четкостью рисунка. Новгородские иконы отмечены любовью к открытому яркому цвету — качество, которое можно заметить в искусстве русского Севера даже в значительно позднее время, например в вышивках Северного края. Особенно выразительна на новгородских иконах киноварь, придающая им радостный ликующий характер. Вершиной развития новгородского изобразительного искусства явилось творчество Феофана Грека, фрески которого поражают силой динамики и драматизма.

Новгородцы были большими любителями инструментальной музыки6. Гусельная игра звучала на боярских пирах и княжеских торжественных церемониях, на крестьянских братчинах, на свадьбах и тризнах.

В новгородских былинах красочно описывается игра на гуслях и гудках. Богатыри Добрыня Никитич, заморский гость Соловей Будимирович, боярин Ставр Годинович играют на гуслях.

Певцом на княжеском пиру, переодетым скоморохом, был Добрыня. Свое пение он сопровождал игрой на гуслях, производившей на всех глубокое впечатление:

Учал (Добрыня) по стрункам похаживать,

Учал он голосом поваживать...

или:

Зачал (Добрыня) в гусли играть, приговаривать,

И все на пиру приутихли сидят,

Сидят на скоморошину посматривают...

или:

Заиграл Добрыня по-уныльнёму,

По-уныльнёму, по-умильнёму,

Как все-то ведь уж князи и бояре-ты

А ты эты рускийские богатыри

Как вси они тут приослушались.

В былине рассказывается о Добрыне, играющем свои наигрыши (тонцы) из далеких мест:

Тонцы повел от Нова города,

Другие повел от Царяграда.

Как начал он гуселок налаживати,

Струну натягивал, будто от Киева,

Другу от Царяграда

И третью с Еросолима,

Тонцы он повел-то великие,

Припевки-то он припевал из-за синя моря7.

В былинах Новгородского цикла складываются самобытные черты.

В отличие от киевских былин, былины Новгородского цикла более лиричны, в них больше бытовых подробностей, нередко их называют былинами-новеллами, так как в них повествуется о геройских подвигах, далеких плаваниях, шумных пирах, в которых новгородцы представлены деловыми, предприимчивыми удальцами. Нередко главными действующими лицами в новгородских былинах становятся музыканты — певцы, гусляры и скоморохи.

С другой стороны, искусство новгородских скоморохов полно юмора, о чем свидетельствуют широко распространенные в Новгороде былины-скоморошины, отличающиеся социально-обличительным характером с грубоватым юмором. Среди наиболее распространенных сюжетов скомороший выделяется былина "Терентий и скоморохи".

Напев этой былины-скоморошины интонационно близок "камаринской". Сами исполнители этих былин называли эти песни перегудками. Такое название иногда дается народными певцами небылицам, песням-пародиям. Возможно, слово "перегудка", "погудка" некогда обозначало пение в сопровождении гудка, поэтому исполнителей этих песен называли гудошниками8.

Популярными героями новгородских былин были Садко, Василий Буслаевич, Добрыня Никитич. Так, в былине Новгородского цикла "Садко и морской царь" Садко получает богатства от водяного царя за игру на гуслях. В былине повествуется о том, как Садко играет на свадьбе дочери морского царя новгородские напевы, "а выигрыш ведет от Царя-града". Не случайно в былине упоминается Царьград (Константинополь). Новгород лежал на Великом водном пути "из варяг в греки". Влияния Востока и Запада оказывали непосредственное воздействие на новгородскую культуру.

Широкое развитие в Новгороде получило искусство колокольного звона. С древнейших времен колокольный звон стал неотъемлемой чертой русской жизни. Колокольным звоном отмечали праздники и торжества, созывали народ на вече, на помощь в случае пожаров и несчастья, звали заблудившегося путника. Колокольный звон сопутствовал всей жизни человека: торжественным колокольным звоном сопровождались свадьбы, траурным — похороны, в трагические для народа дни призывали на защиту отечества. Звонами колоколов приветствовали победное возвращение полков с поля брани.

Во время бедствий, пожаров раздавался и набатный звук самого звучного колокола. Этот колокол назывался набатным или всполошным, а в древнем Новгороде — также вечевым или вечным, так как он созывал народ на вече. При завоевании городов вечевой колокол увозили, бывали случаи, когда вечевые колокола отправляли в ссылку9. Так, Иван III, завоевав Новгород (1456), велел вывезти вечевой колокол и вырвать ему язык в знак лишения Новгорода свободы.

В Новгороде с XVI в. разыгрывались средневековые мистерии, театрализованные действа на библейские темы: "Пещное действо" и "Шествие на осляти". Эти представления были связаны с византийскими и западноевропейскими мистериями — священными представлениями10. "Пещное действо" отличалось большой зрелищностью. Несмотря на то что действо разыгрывалось в церкви, в нем принимали участие и персонажи, изображавшие язычников, — халдеи, допрашивавшие трех благочестивых отроков и ввергавшие их в горящую пещь. Все эти моменты сближали действо со скоморошьими представлениями, однако музыкальная его часть основывалась на традиционных культовых песнопениях, к тому же действа разыгрывались в главном соборе — Софии Новгородской.

В XIII—XIV вв. Новгород, свободный от ордынского ига, явился не только хранителем традиций художественной культуры Киева, в Новгороде складываются самобытные черты музыкального творчества.

С середины XVI в. начинается заметное обновление в области музыкального искусства русской церкви, которое из Новгорода распространяется повсеместно. Происходит некий сдвиг в творчестве и певческом искусстве, вызванный появлением путевого, демественного, большого знаменного распева, создаются новые распевы и формы. Возникает двух- и трехголосное строчное пение, обилие местных распевов. Новгородским теоретиком Иваном Шайдуром совершается перелом и в теоретической области. Систематизация и уточнение Шайдуром знаменной нотации свидетельствуют о его соприкосновении с западной музыкой. Это заметное движение во многом было обусловлено и тем, что с начала XVI в. активизируется творчество русских гимнографов и распевщиков. Появляются такие распевы, как тихвинский, опекаловский, псковский, усольский, новгородский.

Еще в XIV—XV вв. Новгород славился своими мастерами пения. Среди них называют новгородских клирошан11 св. Софии, а именно Наума-клирошанина, умершего в 1416 г.

В Москве и Новгороде складываются Московская и Новгородская певческие школы, о которых свидетельствуют упоминания Стоглавого собора (1551):

...прежде сего в российском царствовании на Москве и в Великом Новгороде и по иным городам многия училища бывали грамоте и писати, и пети, и чести учили, и потому тогда грамоте и пети, и чести гораздых много было. Но певцы и чтецы добры и славны были по всей земле и доднесь.

Новгород значительно обогатил русскую музыкальную культуру и в XVI в., который, судя по богатству и разнообразию новшеств, явился золотым веком русского певческого искусства. Имена многих распевщиков остались безвестны, но ряд имен сохранился. В одной рукописи упоминается некто "инок именит Маркелл, слыл Безбородой", который распел псалтырь в Великом Новгороде, Василий Рогов — основоположник многоголосного пения — "муж благовеин, зело пети был горазд, знаменному и троестрочному и демественному пению был роспевщик и творец". Новгородцами были крупнейшие распевщики XVI в., ученики Саввы Рогова Федор Крестьянин, Иван Нос и Стефан Голыш — создатели нового стиля знаменного пения — большого знаменного распева.

Список литературы






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.