Традиции старообрядческого церковного пения: средства музыкальной выразительности (74350-1)

Посмотреть архив целиком

Традиции старообрядческого церковного пения: средства музыкальной выразительности

Денисов Н. Г.

О темпе Богослужения

На протяжении всей моей работы в старообрядческих общинах я не раз задавался вопросом, почему в разных храмах разнится продолжительность богослужений, одних и тех же песнопений? Время, скорость движения в музыке, как известно, определяется темпом. На собственном опыте я убедился в том, что у старообрядцев из всех средств музыкальной выразительности именно темп выполняет одну из самых важных, определяющих функций. В каждой общине принят свой темп исполнения тех или иных песнопений, в зависимости от типа богослужений. Более того, темп может меняться и на протяжении одной службы.

Относительно времени ведения службы в целом во всех общинах абсолютно все певцы констатировали убыстрение темпа на протяжении XX столетия и особенно в послевоенное время. Причины этого явления простые, чисто житейские: удаленность храма от места жительства, производственная занятость людей (в советское время). Наконец, влияет на старообрядчество, как и на всех людей в целом, ускоряющийся в XX, особенно в XXI веке темп жизни. Валентин Александрович Лукин, уставщик Рогожской общины вспоминал, что в начале XX века всенощная на Рогожском длилась семь часов. К тому же на ней вычитывались Пролог, Синаксарь и т. д. В настоящее время в этом же храме оно длится в среднем пять часов. При этом Валентин Александрович всегда возмущался "быстрым", с его точки зрения, темпом служения и не один раз критиковал за это духовенство: "Безобразие. Очень быстро заканчивают молиться". Стрельниковские и костромские певцы также констатировали ускорение темпа: "Раньше пели пореже". Некрасовцы вспоминают, что в бытность их в Турции в храмах служение и чтение было более медленным. А в настоящее время у них самая скорая во всем старообрядчестве служба. Всенощная длится всего три часа. "В Турции пореже читали, — поясняет Семен Иванович Милушкин. — Строго там было. Там, если что, подходит и за ухо, если сильно (то есть быстро. — Н. Д.) читаешь. Там прямо малыши читали... Так что там пореже. Или даже кричали с другого клироса — пореже читай".

В Вилкове и Куничах убыстрение темпа служения и пения наблюдалось так же после 1940 года. Хотя в настоящее время богослужения здесь длятся намного дольше, чем в других местах в России. Так, в 1991 году всенощная в праздник вешнего Николы длилась семь часов. Федор Иоакимович Изотов, руководивший правым клиросом, рассказывал: "Мне митрополит (Алимпий. — Н. Д.) говорит: "Немножко сжать". А мы по-своему" (разница в темпе, особенно по сравнению с Москвой, замечалась и раньше. — Н. Д.). "В Москву как начали ездить, отец Моисей еще был, так и все попеределали. Дело вот в чем. Вот, я приду, скажем, в три часа, а Вы придете в шесть. Вам, конечно, хочется пореже. Еще Владыка Иосиф говорил: "Что вы растягиваете? Человек пришел с работы, и он хочет какой часок постоять. Я вы тянете резинку".

Аналогичная ситуация складывалась и в Куничах, о чем мне опять-таки рассказывал отец Иван. "Приехал к нам владыка Иосиф. Ну, кончили всенощное, ну, священник так входную делает. "Пошли, пошли, — говорит. — Бери книгу". А я тогда дьяком был. "Бери книгу". Я взял книгу и — ирмосы "Волною морскою". Я разложил книгу, налойчик взял, поставил. "Ну вот, слушайте, как лучше петь". Вот запевает. А у нас редко пели, так "напевкой". И вот... "Или, — говорит владыка, — вот, значит, вот" (отец Иван поет при этом. — Н. Д.). Я говорю: "Конечно так, Владыко". — "Ну, так вот, отец Иван". То есть давай, — говорит, немножко убыстрять. Ну и начали немножко. Да, да, да. Я с того времени, когда мне владыка Иосиф сказал это все... ну и начали немножко мы круглить, да".

Видимо, епископу Иосифу принятый в этих приходах темп служения и пения казался не совсем обычным. Фактически епископ Иосиф в молдавско-дунайских приходах явился проводником особенностей традиций жизни и служения российских общин, в частности Московской, Нижегородской. Как свидетельствует отец Иван, в Куничах пели в то время намного медленнее, господствовала "напевка". Новое пение, по их понятиям, заключалось в убыстрении темпа — "немного круглить стали", как метко выразился священник.

В Кисловодской общине приехавшие туда новосибирские певцы стремились установить свою традицию исполнения песнопений и жаловались на местных певцов: "Они пели быстро, грубо, громко, "напевкой". Мы плакали навзрыд от такого пения. В Новосибирске еще медленнее поют", — подчеркивали они при этом. В 1980-е годы пение в Гомельской общине, наоборот, резко выделялось своим быстрым темпом среди окружающих приходов юго-западной части России — в Добрянке, Клинцах, Новозыбкове.

В целом же более медленное исполнение песнопений принято в общинах в Стрельниково и Костроме, Дворищах (Костромская область), в Иваново (кроме песнопений, поющихся по устным версиям, которые почему-то звучат у них очень быстро), Вилково, Куничах, Новозыбкове, Новосибирске, Новопокровском. В Москве же, Гомеле, Нижнем Новгороде и у некрасовцев богослужение и соответственно пение в храмах идет в более быстром темпе.

Здесь нужно уточнить, что на самом богослужении темп определяется в первую очередь функциональным назначением пения — донести текст молитвословий до верующих. Кроме того, существуют песнопения, сопровождающие определенные ритуалы и звучащие во время совершения некоторых священнодействий. Так, на всенощной псалом "Благослови, душе моя, Господа" поется во время каждения священником храма. Пение и чтение псалма должно длиться столько времени, сколько необходимо священнику, чтобы пройти с кадилом всю церковь и вернуться в алтарь. На Литургии, во время Евхаристии, песнопения должны звучать столько времени, сколько нужно священнику для вычитывания полагающихся в этот момент молитв. На Литургии Василия Великого, из-за большего объема молитвословий на Евхаристии, соответственно, песнопения исполняются еще медленнее. Мелизматического склада причастны должны петься так, чтобы священник мог в алтаре причаститься. Во время пения Херувимской песни, которую старообрядцы исполняют у амвона, священник должен успеть прочитать все полагающиеся молитвы и выйти на Великий вход. Хористы по время пения следят за действиями священника. В Уставе относительно данного песнопения есть даже указание — петь "со вниманием".

Когда же клирошане исполняют стихиры на "Господи воззвах", на стиховне на глас, силлабическим стилем, то, естественно, темп ускоряется. При выходе на литию певцы запевают стихиру, посвященную храму. Как правило, они знают ее наизусть, поют медленно, так как все вслед за священником идут в притвор храма.

На каноне, под великие праздники, ирмос 9-й песни священник запевает в алтаре, за закрытыми дверями. Чтобы его было слышно, он делает это погромче, поторжественнее, то есть помедленнее. Соответственно, медленнее поют ирмос хористы. Верующие в этот момент вновь зажигают свечи. Ирмосы предшествующих песен, которые клироса исполняют поочередно, звучат несколько быстрее, нежели на катавасии, когда их поет хор в полном составе (двумя клиросами).

Темп песнопения "Святый Боже" большого знаменного роспева диктуется тем, что он сопровождает ритуалы — вынос Креста, шествие с Плащаницей. В Рогожской общине Плащаницу вокруг храма несут, по установившейся традиции, под пение стихиры 5-го гласа "Приидите, ублажим Иосифа". Так как московский храм — большой по своим размерам, шествие продолжается долго. Стихиру в данном случае исполняют следующим образом: пропевают фрагмент, затем делают паузу, идут молча, — потом еще поют фрагмент. В тот момент, когда процессия возвращается в храм, стихира звучит на словах "покланяемся страстем Твоим, Христе". И все верующие делают земные поклоны.

На темп влияет и категория службы (рядовая, праздничная, великопостная); при этом существенно, кто совершает богослужение (один священник, архиерей, или это вообще соборное служение с хиротонией) и т. д. Свои коррективы вносят в богослужение традиции общины. Зависят они от состава хора (смешанного или чисто мужского), возраста певцов (молодые любят петь быстрее, как, например, в Нижнем Новгороде или Гомеле), географического положения общины (на севере вообще поют медленнее), местонахождения прихода — в городе или в селе (в городских храмах есть тенденция петь быстрее), наконец, от руководителей хора. Со всем этим не надо путать тот реальный случай, о котором рассказал Федор Иоакимович Изотов из Вилково, приводя в пример просьбу митрополита убыстрить, "немножко сжать" пение. Традицию же общины характеризуют типичные, устоявшиеся особенности, а не случайности, исключения.

В отдельно взятой общине различные песнопения воспроизводятся тоже по-разному. У казаков-некрасовцев поют быстро, почти скороговоркой: "Верую", Великое славословие, стихиры на глас. Очень быстро читают. А песнопения мелизматического склада, наоборот, выпеваются медленно. На Литургии, в момент, когда священник причащается, должны исполняться сложные в мелодическом отношении причастны. Казаки не знают их напевов и пропевают почти речитативом. В оставшееся время у них принято петь литийную Богородичную стихиру.

Ярким показателем установленных в приходе традиций, в частности темпа исполнения песнопений за богослужением, является простое "Господи помилуй" на ектениях. Оказывается, именно это песнопение в храмах оказалось менее всего подверженным изменению, в частности темповому.

Термины, которыми все старообрядческие певцы характеризуют темп, являются "частое и редкое пение". Про медленный темп стрельниковцы еще говорят "долго надо тянуть".


Случайные файлы

Файл
160284.rtf
186375.doc
182727.rtf
6398-1.rtf
23112.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.