Эшпай Андрей Яковлевич (12228-1)

Посмотреть архив целиком

Эшпай Андрей Яковлевич

Народный артист СССР, лауреат Ленинской и Государственных премий.

Родился 15 мая 1925 года в старинном волжском городе Козьмодемьянске Марийской Республики. Супруга, Александра Михайловна, пианистка, много лет была заведующей фортепианным отделом издательства "Композитор". Дети: Валентин - научный работник Института Кино, Андрей (младший) - режиссер на киностудии имени М.Горького.

На формирование творческой личности Андрея Эшпая - выдающегося композитора современности, ярчайшего представителя российской музыкальной культуры, основное влияние, несомненно, оказали родители.

Отец, Яков Андреевич Эшпай (1890-1963), композитор, музыковед-фольклорист, хормейстер и педагог. Он был разносторонне одаренным человеком, прекрасно рисовал и является автором проникновенных акварельных зарисовок. Яков Эшпай - создатель первых марийских инструментальных произведений для симфонического, духового оркестров, оркестра народных инструментов, для скрипки и фортепиано, большого числа сольных и хоровых вокальных сочинений. Подлинным примером служения искусству является подвижнический труд Я.Эшпая по записи и обработке народных мелодий (свыше 500 записей). Свое научное исследование он посвятил народным инструментам, защитил диссертацию и был удостоен ученой степени кандидата искусствоведения.

За заслуги перед Родиной Я.А.Эшпай награжден орденами Красной Звезды (1946) и "Знак Почета" (1951), двумя медалями. В память о своем выдающемся музыканте марийский народ установил на его родине в селе Кокшамары мемориальную доску, присвоил его имя одной из центральных улиц столицы республики, города Йошкар-Олы.

Мать Андрея Эшпая, Валентина Константиновна (1898-1982), учительница русского языка и литературы, знаток родных русских песен, а также марийских, чувашских, мордовских, которые с юности пела в учительском хоре. Она - племянница композитора А.Н.Тогаева, жившего в Мариинском Посаде (Чувашия), в доме которого и познакомились будущие родители А.Эшпая.

В 1928 году семья Эшпаев переехала в Москву. Отец учился в аспирантуре Московской консерватории, мать - в педагогическом институте. Начались музыкальные занятия и у их старшего сына Валентина. Трехлетнему Андрею тоже не терпелось поиграть на загадочном пианино, но его занятиям мешала ужасная непоседливость.

Каждое лето братья проводили на Волге, в Мариинском Посаде, в семье Тогаевых. Хозяин дома, где "даже воздух пропитан музыкой" (как сказал уже взрослый Андрей), Анатолий Николаевич Тогаев, композитор, автор многих задушевных песен, создатель нескольких хоровых коллективов, учитель пения, играл на гуслях и скрипке. Он был дружен со знаменитым Митрофаном Пятницким, который подарил ему сборник собственных песен с надписью "Родной душе - родные звуки".

К Тогаевым "на огонек" стекались все, кому дорого искусство, - от народного певца до маститого художника. Здесь бывали Мариан Коваль, Виктор Белый, венгр Ференц Сабо. А заводилой вечеров выступала жена Тогаева - Александра Васильевна, которая даже после выхода на пенсию продолжала играть на любительской сцене. В каждый свой приезд сюда непременными участниками импровизированных концертов становились и родители А.Эшпая. Ловко срезанная ветка в руках Якова Эшпая превращалась в дудочку, рожок или свирель, а скрипка под его смычком умела петь вселенской болью.

Удивительная жизнь и многогранная деятельность отца, притягательная сила просторов Волги, добрые и открытые сердца окружающих людей не могли не оказать благотворного влияния на чуткие души подростков. Не потому ли Андрей Эшпай так часто любит возвращаться в страну своего детства?

Редкую щедрость души ощутил А.Эшпай и в своем первом педагоге в музыкальной школе имени Гнесиных - в Валерии Владимировне Листовой. Их знакомство состоялось, когда Андрею было всего 4 года. Но в этом ребенке, в этом маленьком человечке она сумела разглядеть задатки настоящего, большого музыканта. Валерия Владимировна пробудила в питомце фантазию мысли и звуков, интерес к урокам музыки, помогла ему найти живой отклик на природу, искусство и "планету людей". Познания В.Листовой в различных сферах художнической деятельности были неистощимы. Ее воздействие - педагога-мыслителя, наделенного чувством Высшей Справедливости, - во многом способствовало становлению Эшпая как творческой личности.

Большое внимание Валерия Владимировна уделяла развитию технических навыков. "У меня были ученики, которые любили играть гаммы, не отрывая рук от клавиатуры; так и ползли по полутонам, играя гаммы одну за другой: до мажор, до-диез мажор, ре мажор и т.д. Предварительно они изучали, конечно, каждую из них с большой тщательностью, и только один ученик не учил гамм и играл их без всякой подготовки. Он говорил мне: "Зачем я буду учить гаммы, когда я чувствую их под пальцами с каждой клавиши в терцию, сексту, дециму". Он обладал удивительным слухом. Это был Андрей Эшпай". (Из книги Е.Макуренковой "О педагогике В.В.Листовой". - М., 1971, стр.73).

Из воспоминаний А.Эшпая о Листовой: "Валерия Владимировна - воплощение ума, благородства, тонкого юмора, аристократична и проста. Мы - все ее ученики - были влюблены в нее".

Школьные годы Андрея были окружены заботой и вниманием многих наставников. Среди них знаменитые сестры Гнесины - Елена, Ольга и Елизавета Фабиановны. В роковом 1941 году музыкальную школу имени Гнесиных по классу фортепиано В.Листовой окончили два ярких ученика - Андрей Эшпай и Станислав Нейгауз...

Учебу в 10-м классе средней школы Эшпай продолжил в Мариинском Посаде, в эвакуации. Андрей рвался добровольцем на фронт, но его время тогда еще не пришло.

В январе 1943 года он поступил в Чкаловское (Оренбургское) пулеметное училище, затем окончил курсы военных переводчиков при ВИИЯКА, и с конца 1944 года Андрей Эшпай находился в действующей армии на 1-м Белорусском фронте. В составе 608-го стрелкового полка 146-й стрелковой Краснознаменной, ордена Суворова Островской дивизии 7-го стрелкового корпуса 3-й ударной армии лейтенант взвода разведки А.Я.Эшпай был на передовой и участвовал в боях за освобождение Варшавы, брал Померанский вал (западнее Быдгоща), принимал участие в окружении и преследовании противника в районе Польцина и Кольберга на Балтийском море, на реке Одер и побережье Померанской бухты. Тяжелейшими были бои как на подступах к вражескому логову, так и в самом Берлине. Район Маобит, театр Комише опер, рейхстаг - места, где вел битву против отборных эсэсовских частей взвод Эшпая. У стен рейхстага погибли два лучших друга Андрея, разведчики Володя Никитинский из Архангельска и Гена Новиков из Ташкента. После окончания войны еще до сентября 1946 года Эшпай служил в управлении информации (Берлин, Карлсхорст).

Боевой путь отважного разведчика лейтенанта Андрея Эшпая отмечен государственными наградами: орденом Красной Звезды, медалями "За освобождение Варшавы", "За взятие Берлина", "За победу над Германией", польской медалью "За Варшаву, 1939-1945 гг.".

Именно на фронте А. Эшпай осознал свое призвание, почувствовал неодолимую тягу к творчеству. После демобилизации он стал студентом музыкального училища при Московской консерватории, где обучался на двух факультетах: фортепианном (класс Р.Чернова) и композиторском (класс Е.Месснера). Сильное воздействие на формирование композиторского почерка А.Эшпая оказало изучение стилистики народных песен. Эта область была ему особенно близка. Он приступает к обработке песен, придавая им форму вокальных и инструментальных миниатюр. Я.А.Эшпай помогал сыну отбирать в своеобразнейших народных образцах самое интересное из записанного им в фольклорных экспедициях.

В 1948 году Андрей поступил в Московскую консерваторию и снова на два факультета: композиторский (класс Н.Ракова, Н.Мясковского, Е.Голубева) и фортепианный (класс В.Софроницкого). В итоге композиторские и исполнительские достижения Эшпая были признаны отличными. Открывалась дорога в школу высшего мастерства - аспирантуру, куда он был принят в класс А.Хачатуряна (1953-1956).

Опусы А.Эшпая студенческих лет свидетельствуют о том, как быстро росло и развивалось мастерство молодого композитора. Он сочиняет Сонатину для фортепиано, пьесы для скрипки, кларнета, флейты, "Колыбельную" и "Танец" для двух роялей (1952), Пассакалью для органа (памяти Н.Мясковского, 1950). Много позже, в 1977 году, Эшпай посвятил памяти своего учителя еще одно произведение - Второй скрипичный концерт.

К крупным сочинениям той поры относятся "Симфонические танцы" на марийские темы (1951). Две из них подлинно народные, третья - оригинальная, но близкая по складу национальному мелосу. Эта подвижная тема передана автором малому кларнету (на фоне динамичного движения струнных). Она попала в книгу Д.Рогаль-Левицкого "Современный оркестр" (М., 1956) как удачный пример использования данного вида кларнета.

Характер каждой из выбранных тем рельефный: это архаический танец, шуточный напев, лирическая песня. Разработка тем в первой части произведения близка глинкинским вариациям, во второй - изысканно полифонична. Глубина изобретательности, с которой Эшпай выстраивает взаимодействие тем, приводит к их лирической трансформации и ослепительному блеску финала. Это сочинение вошло в репертуар многих оркестров. Среди интерпретаторов-дирижеров был такой поразительный музыкант, как С.Самосуд.

Общность музыкальных корней марийского и венгерского народов объясняет интерес композитора к мелодиям Венгрии. В "Венгерских напевах" для скрипки с оркестром (1953) в рапсодической форме объединено шесть разнохарактерных мелодий, получающих исключительно темпераментное и виртуозное воплощение.


Случайные файлы

Файл
401.doc
162820.rtf
157344.rtf
22803.rtf
57345.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.