Орган в России (10440-1)

Посмотреть архив целиком

Орган в России

Орган, развитие которого издревле связывалось с историей Западной церкви, смог утвердиться и в России, в стране, где Православная церковь запрещала использование музыкальных инструментов во время богослужения.

Киевская Русь (1012 вв.). Первые органы в Россию, как и в Западную Европу, пришли из Византии. Это совпало по времени с принятием на Руси христианства в 988 и правлением князя Владимира Святого (ок. 9781015), с эпохой особенно тесных политических, религиозных и культурных контактов между русскими князьями и византийскими правителями. Орган в Киевской Руси был устойчивой составной частью придворной и народной культуры. Самое раннее свидетельство об органе в нашей стране находится в киевском Софийском соборе, который вследствие его продолжительного строительства в 1112 вв. стал «каменной летописью» Киевской Руси. Там сохранилась фреска Скоморохи, на которой изображен играющий на позитиве (маленький стационарный орган) музыкант и два кальканта (качальщики мехов органа), накачивающие воздух в мех органа. После гибели Киевского государства во время монголо-татарского владычества (12431480) культурно-политическим центром Руси становится Москва.

Московское великое княжество и царство (1517 вв.). В эту эпоху между Москвой и Западной Европой складывались все более тесные отношения. Так, в 14751479 итальянский архитектор Аристотель Фьораванти возвел в Московском Кремле Успенский Собор, а брат Софьи Палеолог, племянницы последнего византийского императора Константина XI и с 1472 года жены царя Ивана III, привез в Москву из Италии органиста Иоанна Сальватора.

Царский двор того времени выказывал живейший интерес к органному искусству. Это позволило в 1578 поселиться в Москве голландскому органисту и органостроителю Готлибу Эйльгофу (русские называли его Данило Немчин). 1586 годом датировано письменное сообщение английского посланника Джерома Горсея о покупке для царицы Ирины Федоровны, сестры Бориса Годунова, нескольких клавикордов и органа, построенного в Англии.

Широкое распространение получили органы и среди простого народа. Странствовавшие по Руси скоморохи играли на портативах (маленький переносный орган) по самым разнообразным поводам, что осуждалось Православной церковью. В постановлении Стоглавого собора (1551) говорилось: «В мирских свадбах играют глумотворцы и органники, и смехотворцы, и гуселники, и бесовские песни поют, и как к церкви венчатся поедут, священник со крестом едет, а перед ним со всеми теми играми бесовскими рыщут, а священницы им о том не возбраняют, и священником о том достоит запрещати!»

Во время правления царя Михаила Романова (16131645) и далее, вплоть до 1650, кроме русских органистов Томилы Михайлова (Бесова), Бориса Овсонова, Мелентия Степанова и Андрея Андреева, в Потешной палате в Москве работали также иностранцы: поляки Ежи (Юрий) Проскуровский и Федор Завальский, органостроители братья-голландцы Яган (вероятно Йохан) и Мельхерт Лун.

При царе Алексее Михайловиче с 1654 по 1685 служил при дворе Симон Гутовский, музыкант и «мастер на все руки» польского происхождения, родом из Смоленска. Своей многогранной деятельностью Гутовский внес значительный вклад в развитие русской музыкальной культуры. В Москве построил несколько органов, в 1662 по повелению царя он и четверо его подмастерьев отправились в Персию, чтобы передать один из своих инструментов в дар персидскому шаху. Одним из значительнейших событий в культурной жизни Москвы явилось основание в 1672 придворного театра, который был также оснащен органом Гутовского.

Эпоха Петра Великого (16821725) и его преемников. Петр I живо интересовался Западной культурой. В 1691 девятнадцатилетним юношей он поручил знаменитому гамбургскому органостроителю Арпу Шнитгеру (16481719) построить для Москвы орган с шестнадцатью регистрами, украшенный сверху фигурами из орехового дерева. В 1697 Шнитгер направил в Москву еще один, на этот раз восьмирегистровый инструмент для некоего господина Эрнхорна. Петр I, стремившийся перенять все западноевропейские достижения, среди прочего поручил гёрлицкому органисту Кристиану Людвигу Боксбергу, продемонстрировавшему царю знаменитый орган Еугена Каспарини в церкви cвв. Петра и Павла в Гёрлице (Германия), установленный там в 16901703 (III/P/64) (так выглядит краткая характеристика органа: римская цифра указывает на количество мануалов ручных клавиатур, «Р» свидетельствует о наличии педальной клавиатуры, арабская цифра сообщает количество регистров), спроектировать для митрополичьего собора в Москве еще более грандиозный орган. Проекты двух диспозиций (перечней регистров, вспомогательных устройств и основных конструктивных характеристик органа) этого «органа-гиганта» (Monstre-Orgel) на 92 и на 114 регистров были подготовлены Боксбергом ок. 1715. В годы правления царя-реформатора органы строились по всей стране, прежде всего в лютеранских и католических храмах.

В Санкт-Петербурге важную роль играли католическая церковь св. Екатерины и протестантская церковь свв. Петра и Павла. Для последней в 1737 орган построил Иоганн Генрих Иоахим (16961762) из Митау (ныне Елгава в Латвии). С 1764 в этой церкви еженедельно начали проводиться концерты симфонической и ораториальной музыки. Так, в 1764 царский двор был покорен игрой датского органиста Иоганна Готфрида Вильгельма Пальшау (1741 или 17421813). В конце 1770-х годов императрица Екатерина II поручила английскому мастеру Сэмюэлю Грину (17401796) строительство органа в Санкт-Петербурге предположительно для князя Потемкина. Известный органостроитель Генрих Андреас Контиус (17081792) из Галле (Германия), в основном работая в прибалтийских городах, также построил два органа, один в Санкт-Петербурге (1761), другой в Нарве (год неизвестен).

Самым знаменитым органостроителем России конца 18 в. был Франц Киршник (17411802). Аббат Георг Йозеф Фоглер, давший в апреле и мае 1788 в Санкт-Петербурге два концерта, после посещения органной мастерской Киршника был под таким сильным впечатлением от его инструментов, что пригласил в 1790 его помощника мастера Раквица сначала в Варшаву, а затем в Роттердам.

В культурной жизни Москвы заметный след оставила тридцатилетняя деятельность немецкого композитора, органиста и пианиста Иоганна Вильгельма Гесслера (17471822). Игре на органе Гесслер обучался у ученика И.С.Баха Иоганна Кристиана Киттеля и потому в своем творчестве придерживался традиции лейпцигского кантора церкви св. Фомы. В 1792 Гесслер был назначен императорским придворным капельмейстером в Петербурге. В 1794, переехав в Москву, снискал славу лучшего фортепианного педагога, а благодаря многочисленным концертам, посвященным органному творчеству И.С.Баха, оказал огромное влияние на русских музыкантов и любителей музыки, которые уже были знакомы с именем великого немецкого полифониста благодаря Якобу фон Штелину, выпускнику лейпцигского университета и будущему академику. Штелин, отличавшийся великолепной образованностью, стал автором первых статей о русской музыке.

19 начало 20 в. В 19 в. в среде русской аристократии распространился интерес к музицированию на органе в домашних условиях. Князь Владимир Одоевский (18041869), одна из самых примечательных личностей русского общества, друг М.И.Глинки и автор первых в России оригинальных сочинений для органа, в конце 1840-х годов пригласил мастера Георга Мельцеля (18071866) для строительства органа (Санкт-Петербург, Румянцевский музей, II/P/8), вошедшего в историю русской музыки как «Себастьянон» (по имени Иоганна Себастьяна Баха). Речь шла о домашнем органе, в разработке которого принимал участие сам князь Одоевский. Этот русский аристократ одну из главных целей своей жизни видел в пробуждении интереса у русской музыкальной общественности к органу и к исключительной личности И.С.Баха. Соответственно, и программы его домашних концертов были в первую очередь посвящены творчеству лейпцигского кантора. Именно от Одоевского исходил и призыв к русской общественности собрать денежные средства на восстановление баховского органа в Новой церкви (ныне Баховская церковь) в Арнштадте (Германия).

Часто на органе Одоевского импровизировал для московской и петербургской элиты М.И.Глинка. Из воспоминаний его современников нам известно, что Глинка был наделен выдающимся импровизаторским талантом. Высоко ценил органные импровизации Глинки Ф.Лист. Во время своих гастролей в Москве 4 мая 1843 Лист выступил с органным концертом в протестантской церкви свв. Петра и Павла, включив в программу фугу Г.Ф.Генделя, свои транскрипции симфонических и фортепианных произведений Бетховена и другие сочинения.

Не утратила свою интенсивность в 19 в. и деятельность органостроителей. К 1856 в России имелось 2280 церковных органов. В строительстве органов, установленных в 19 начале 20 вв., принимали участие немецкие фирмы: «Эберхард Фридрих Валькер» (114 органов), «Вильгельм Зауэр» (42), «Георг Штайнмайер и Ко» (12) и «Фридрих Ладегаст» (10).


Случайные файлы

Файл
70832.rtf
183163.rtf
61026.rtf
86078.rtf
89794.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.