Стены и башни Московского Кремля (105856)

Посмотреть архив целиком

Стены и башни Московского Кремля

Предшественники существующих стен и башен

Несмотря на то, что сейчас официальной датой основания Москвы считается 1147 год, когда она впервые упоминается в летописях, поселения на этом месте существовали задолго до XII века.

Первые поселения Дьяковской культуры находились на месте современного Кремля на Боровицком холме примерно в IV-III веках до н.э. После этого какое-то время (несколько столетий) Боровицкий холм пустовал, хотя вообще на территории современной Москвы поселения Дьяковской культуры сохраняются до VIII-IX веков н.э., когда их сменяют племена летописных вятичей. С приходом вятичей мысовая крепость на холме возобновляется, и именно это время можно считать началом всей архитектуры Москвы (и собственно Москвы). По всей видимости, именно следы первой московской крепости были обнаружены при строительстве Оружейной палаты. В месте примыкания к кремлевской стене были обнаружены дубовые бревна подпорных стенок, несущие городовую стену. (см статью Г.В. Борисевича). Найденная около Оружейной башни печать XI века позволяет отнести существование первой крепости ко временам похода Владимира Мономаха на вятичей.

К середине XII века Москва - небольшой городок, который только начинает принимать важное стратегическое значение на пути из северо-восточной Руси в Киев. Здесь располагается усадьба Юрия Долгорукого, куда он приглашает Святослава черниговского в 1147 г. М.Г. Рабиновичем установлено, что с конца XI до середины XII века у мысовой крепости существовало предградие, располагающееся в границах Дьяковского городища. Возможно, что это предградие и носило имя Кучково, встречающееся в повестях о начале Москвы, и именно здесь располагался двор Юрия Долгорукого.

В 1156 году по распоряжению князя Юрия из Киева, князь Андрей Боголюбский строит здесь, на холме в устье Неглинной, деревянную крепость. Эта крепость объединяет существовавшую старую мысовую и предградие, потому что именно в середине XII века по археологическим наблюдениям ров, разделявший предградие и крепость, был засыпан. Для укрепления поречных косогоров Неглинной были применены "крюковые конструкции". На поперечных покладках с крюками на концах были уложены дубовые бревна. Крюк держал бревно и не позволял ему смещаться под напором грунта. На крюковых конструкциях строительство стен можно было вести по прямой, не считаясь с микрорельефом, чувствительным для рубки стен из венцов. Сама стена крепости середины XII века представляла собой разгороженные продольными и поперечными стенами клети (они были найдены при рытье котлована Дворца Съездов). Скорее всего периметр стен этой крепости был около 500 м. За полтора столетия со времени постройки крепости и до конца XIV века она еще как минимум дважды строилась заново, скорее всего сохраняя старые очертания. В 1177 году ее сжег Глеб рязанский, после чего стены были восстановлены и в 1237-1238 гг. Москва доставила много хлопот монголам, которые ее снова сожгли. В 1305 и 1308 году к стенам Москвы дважды подступала рать Михаила тверского, но так и не смогла взять "град", что говорит о том, что к этому времени стены снова были восстановлены. В 1331 году стены сгорели в пожаре, а довершил их уничтожение пожар 1337 года, "когда вся Москва погоре". Эта крепость именуется в источниках еще не "кремлем", а "кремником"; слово "кремль" впервые встречается в Тверской летописи под 1315 г. Точное происхождение его пока неустановлено.

Через два года после пожара 1337 г., 25 ноября 1339 г., Иван Калита закладывает новую крепость, которая была срублена до великого поста 1340 года. Крепость была дубовой, ее конструкция точно неизвестна, а хранящиеся в историческом музее конструкции связываются с ней только предположительно (см. статью Н.Н. Воронина). Протяжение новой крепости существенно превосходило периметр первоначальной: теперь длина стен равнялась 780 саженям (1670 м). Граница новой крепости подтверждается рвом, прослеженным на материке при обновлении Малого дворца (примерно от сегодняшнего грота в Александровском саду). Внутри города находился Чудов монастырь, основанный в 1365 году, что тоже говорит о его (города) размерах.

Стены Калиты прослужили примерно 25 лет. В это время Москва примерно раз в 10 лет становилась жертвой страшных пожаров (1343, 1354, 1365 гг) от которых, несомненно, страдала и крепость. После пожара 1365 г. в начале зимы 1366 г. князем Дмитрием Донским в совете с князем Владимиром Андреевичем и боярами было решено ставить каменный город. В ту же зиму началась заготовка камня. К весне следующего, 1367-го, года запасы камня были уже достаточны, чтобы начать строительство, которое было проведено с исключительной быстротой. Уже к 1368 году новый Кремль был готов. Его не смогла взять литовская рать Олгерда в 1368 году и в ноябре 1370 года. Потом он не раз осаждался неприятелем. В 1382 г. его изменой взяли войска Тохтамыша. В 1408 г. двадцать дней простоял под Москвой хан Едигей. Спустя тридцать лет Москву безуспешно осаждал хан Улу-Мухамед. В 1451 году под стенами Кремля внезапно появился и так же внезапно ушел царевич Мазовша (так называемая "скорая татарщина").

Кремль Дмитрия Донского занимал практически ту же территорию, что и современный. На месте современной Спасской башни находились Фроловские ворота Кремля, на которых во время осады Москвы Тохтамышем находился знаменитый Адам-суконник. На месте Константино-Еленинских ворот находились Тимофеевские (по имени жившего около ворот окольничего князя Дмитрия Ивановича - Тимофея Васильевича Воронцова-Вельяминова). Современные Никольские ворота были заложены не на старом месте - скорее всего стена делала поворот от Фроловской (сейчас Спасской) к современной Средней Арсенальной башне, на месте которой стояла Граненая башня крепости Донского. Старые Никольские ворота находились приблизительно на половине этого отрезка (в летописях указывается, что построенная в 1458 г. церковь Введения на подворье Симонова монастыря находилась "у Николских ворот"). О южной стене крепости известно меньше. При строительстве новой стены Ивана III здесь града прибавили, нет и случайных упоминаний башен. Есть некоторые основания предполагать, что примерно на месте Троицких ворот располагались Ризположенские или Богородицкие ворота с каменным мостом через Неглинную. Угловая Боровицкая башня существовала несомненно. В записи о постройке в 1461 году церкви Иоанна Предтечи "на бору" указано, что эта церковь стояла у "Боровитских врат". Южная (вдоль Москвы-реки) стена 1367 года совпадала с существующей сейчас. По углам стояли Свиблова и Беклемишевские башни, названные по именам бояр Дмитрия, а на месте Тайницкой башни существовали Чешковы ворота. Таким образом пять из 8 или 9 известных нам башен были расположены на восточной "приступной" стене. Такая концентрация башен на наиболее угрожаемом фронте - характерный прием крепостного зодчества XIV века. Надо отметить, что из пяти три башни были проездными - очевидно делался расчет на частые вылазки, т.е. активную оборону. Периметр стены Дмитрия Донского оценивается приблизительно в 2 км. Н.Н. Воронин в своей статье "Московский Кремль (1156-1367 гг.)" приблизительно посчитал необходимое число затрат в человеко-днях на строительство такого кремля. У него получилось, что при продолжительности строительного сезона в 168 дней в среднем на стройке должны были трудиться 1970 человек.

Однако последнее время существование полностью белокаменного кремля в 1367 году подвергается сомнению. Г.Я. Мокеевым было выдвинуто предположение, что Московский Кремль был комбинированным, каменно-деревянным. Что каменным были только стены с приступной стороны и тыловые стены от Боровицкой до Свибловой башни (ее поновлял камнем Ермолин в 1462 г.). Обе эти стены продолжались до речных берегов Неглинной и Москвы и прикрывали подол и пристани. Стены же вдоль рек были деревянными и только башни или даже только устои башен были каменными. В пользу этого предположения приводятся известия летописи под 1451 г. о том, что татары Мазовши штурмовали его там, где "несть крепости каменныя", а также известие А. Контарини 1474 г. о деревянном Кремле в Москве. Ранее эти сведения объяснялись тем, что тонкие стены из белого камня не выдержали некоторых пожаров. Так, в пожар 1445 г. "стены градные падоша во многих местех" (цитирую по статье Н.Н. Воронина). М.Н. Тихомиров в своей книге "Средневековая Москва" предполагал, что Кремль Донского просто не был достроен. Г.Я. Мокеев отмечает, что непонятно, почему, сумев выполнить большой объем работ по постройке Кремля, после Москва не могла поддерживать стены в хорошем состоянии, тем более что есть сведения о починке стены Ермолиным, то есть какие-то работы все-таки проводились.

К сожалению изображений белокаменного Кремля не сохранилось, хотя известно, что, например, Феофан Грек дважды изобразил его в своих росписях - в Архангельском соборе и в палатах князя Владимира Андреевича.

Построение существующих стен и башен в конце XV века

Решение о строительстве новой каменной крепости в Москве было принято Иваном III, по-видимому, не позднее лета 1482 года. Связано было принятие такого решения с войной с ханом Большой Орды Ахматом и возникновением после довольно длительного затишья угрозы татарского нападения на столицу. Внешняя опасность послужила толчком для решения вопроса, который уже назрел и объективно с превращением Москвы в столицу Русского государства. Первый мастер (Антона Фрязина) очевидно приехал в Москву около 1485 года, он был нанят в Италии русским послом Мануилом Доркасом (Ангеловым).






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.