Стены и Башни Новгородского Кремля (105852)

Посмотреть архив целиком

Стены и Башни Новгородского Кремля



Деревянный детинец в XI - XIII вв.

Первое упоминание в летописях непосредственно об укреплениях в Новгороде относится к 1044 г.: "На весну же Володимир заложи Новъгород и сдела его". (Речь о Владимире Ярославиче – старшем сыне Ярослава Мудрого). Практически все ученые уверены, что какие-то оборонительные сооружения существовали и до 1044 г. Поселение к этому времени существовало и, естественно, не могло быть беззащитным. Даже в самом названии "Новгород" заложено понятие города, т. е. крепости. Так что упоминания Новгорода в летописях могут служить свидетельствами существования этих укреплений и в более раннее время. Так, например, Новгородская летопись под 1016 г. говорит о новгородцах, которые, боясь мести "иссеченых" варягов, "бежаша из града". Археологически поиски ранних городских укреплений пока не дали уверенного результата. Существует несколько предположений.

Ученые исходят из того, что местоположение укреплений должно было определяться топографической ситуацией. Среднюю часть новгородского кремля пересекал с запада на восток ручей, впадавший в реку Волхов. Остатки его в виде оврага существовали еще в XVII в. Исследованиями последнего времени выявлено, что в кремле имелся еще один ручей, проходивший с юго-запада от Златоустовской башни на северо-восток к владимирской башне. Его северный склон был обнаружен раскопками 1970 г. Г. М. Штендера и Б. Д. Ершевского у южной оконечности Никитского корпуса. Кроме того, раскопками М. X. Алешковского 1957 и 1959 гг. северо-западнее Владимирской башни был зафиксирован "естественный обрыв", т. е., вероятно, склон русла еще одного ручья. Таким образом, северная часть современного Кремля представляла собой дельту (образованную притоком Волхова с двумя рукавами), территория которой делилась на два участка с островным положением. Штендер предполагал, что самая первая крепость занимала срединную часть современного Детинца в секторе между Владимирской и Пречистенской башнями (т. е. центральный островок).

По мнению В. Л. Янина, древнейший Детинец находился в северо-западной части современного Кремля в районе Владычного двора (т. е. на северном островке). Того же мнения придерживается Э. А. Гордиенко, которая считает, что самым древним укреплением был Владычный двор. А, соответственно строительство Владимира Ярославича в 1044 г. было первым расширением укреплением и несомненно было связано со строительством огромного Софийского собора. Адо упомянуть, что высказывались и мнения о том, что первоначальный детинец был расположен в южной части кремля (в частности эту точку зрения высказывал С. Н. Орлов)

Раскопки земляного вала, проведенные М. X. Алешковским в 1957, 1959 и 1960 гг. под восточной частью Владимирской башни и западнее нее, с обеих сторон крепостной стены выявили интереснейшую внутривальную деревянную конструкцию. Это система городней — срубов из дубовых бревен, рубленных "в обло с остатком". Чашки врубок сделаны в нижних бревнах, что характерно для древних построек до XVI в. Городни делятся стенками на узкие клети и не соединяются друг с друг, а стоят рядом. Клети плотно засыпаны землей. Подобные городни обнаружены раскопками 1985 г. Г. М. Штендера и М. А. Вороновой юго-восточнее Лихудова корпуса. Кроме того, у Владимирской башни выявлено, что городни с наружной стороны укреплены вбитыми в землю кольями, а внешние (лицевые) стенки срубов состоят из необычайно толстых бревен диаметром 60—80 см. Они тщательно протесаны на 16—18 граней и укреплены с помощью также старательно обтесанных крюков — куриц (обработанных в виде крюка комлей с частью корня). Интересна система сопряжения куриц друг с другом: каждая нижняя курица одновременно держит вышележащую и врубленное бревно.

Крепость XI в. имела только двое ворот, к которым подходили главные магистрали Софийской стороны — Великая улица Неревского конца и Пробойная улица Людина конца. Первая шла к северным воротам, где позднее была проездная Федоровская башня, вторая—к южным воротам, которые находились, очевидно, в углу современных Митрополичьих покоев. Для оценки защитных свойств этой части Новгорода достаточно сказать, что в древности она возвышалась над долиной р. Волхов на 10 – 12 м, а над дном оврага на 5 – 6 м.

К северо-восточной части современного Кремля, не входившей в самый древний Детинец, относился термин "кром" или "окром", встречаемый в летописных текстах. Рассказывая о походе Всеслава на Новгород в 1065 г., летопись Авраамки сообщает, что Новгород "пожже до окрома Неревского". Вероятнее всего, этот северо-восточный сектор был присоединен при увеличении Детинца в середине XI в., а название его по традиции сохранялось еще долгое время. Что же касается южной части современного Кремля, то в древности ее называли Околотком. Здесь еще в X—XI вв. существовали жилые усадьбы Людина конца. Следует отметить, что и позднее, когда Кремль был увеличен до современных размеров, в летописях XIV—XV вв. встречается обозначение этой части Детинца как Околотка.

Новый этап строительства крепости — ее расширение — относится к началу XII в. Это происходит при князе Мстиславе, сыне Владимира Мономаха, о чем сообщает Новгородская первая летопись под 1116 г.: "В то же лето Мстислав заложи Новгород болии перваго". Незадолго до этой даты, под 1097 г., имеется летописное сведение о том, что "погоре детинец город" — это, вероятно, ускорило строительство новой крепости.

По мнению большинства ученых в 1116 г. Детинец был увеличен в южную сторону и достиг размеров современного Кремля. Археологическими раскопками М. X. Алешковского 1956-1957 гг. и А. Н. Кирпичникова 1979 г. выявлено, что строение вала южной части Детинца отличается от вала XI в., обнаруженного в северной части. Основу его составляют не городни, а дерево-земляной массив с поперечными и продольными бревнами, не скрепленными друг с другом. Верхний слой вала состоит из глины. Он прослоен поперечными тонкими лежнями. Большинство бревен — вторичного использования, о чем свидетельствуют различные врубки. Скорее всего, это бревна от жилых и хозяйственных построек, находившихся здесь до сооружения вала.

Другого мнения относительно датировки вала южной части Детинца придерживаются Н. К. Стеценко и С. В. Трояновский, после раскопок поперек вала на месте обрушения стены, между Спасской и Княжой башнями, в 1992 — 1993 гг. Здесь впервые появилась возможность полностью прорезать земляной вал. В результате исследования был сделан вывод — весь кремлевский вал в этом месте (и земляное, армированное деревом ядро, и глиняные слои над ним) относится к одному строительному периоду с каменными стенами, т. е. к XV в. Слова же летописи о том, что "Мстислав заложи Новгород болии перваго" С. В. Трояновский толкует в том смысле, что были увеличены параметры (ширина и высота) существующего фортификационного сооружения, а площадь Детинца осталась прежней. Однако это мнение пока еще считается спорным и недостаточно обоснованным. Окончательно решить эту проблему позволят только будущие археологические раскопки с привлечением новых методов исследования.

Деревянный Детинец XI—XII вв. был для своего времени надежной крепостью. За весь период его существования только один раз он был захвачен врагом — полоцким князем Всеславом Брячиславичем в 1065 г. Деревянные крепостные стены, стоящие на валу, не раз горели и вновь восстанавливались. На протяжении XII — XIII вв. в летописях нет сведений, имеющих отношение к истории строительства Детинца, кроме сообщения под 1262 г., где говорится: "срубиша новгородцы город Нов, а с Литвою мир взяша", т. е. стены в это время были отстроены заново.

Каменный детинец в XIV - XV вв.

В течение XIV – XV вв. происходит постепенная замена деревянных укреплений Детинца каменными.

Начало превращения деревянного Детинца в каменную крепость относится к рубежу XIII—XIV вв. Это время оживления строительства в Новгороде после многих лет затишья, вызванного нашествием орд Батыя. Хотя Новгород избежал непосредственного разгрома и остался хранителем достижений русской культуры, многие десятилетия монгольского ига тягчайшим образом отразились на его социально-экономической жизни.

Под 1302 г. в новгородских летописях встречается сообщение: "Заложиша город камен Новуграду". Эту краткую запись исследователи истолковывают по-разному. М. Х. Алешковский связывал эту запись с известиями о сооружении нескольких надвратных церквей — Воскресенской (1296), Спасской (1297), Покровской (1305), Владимирской (1311). Он полагал, что известие о закладке каменного города могло означать строительство каменных проездных башен, у которых незадолго до этой даты или несколькими годами позже были сооружены надвратные каменные храмы. Это предположение противоречит мнению крупного специалиста по древнерусскому оборонительному зодчеству В. В. Косточкина, который считал, что для начала XIV в., да и всего этого столетия, характерны укрепления без башен или однобашенные крепости, а боевую основу крепостей составляют не башни, а стены.

Однако известен такой факт. В 1352 г. новгородские бояре и "черные люди" "били челом" архиепископу Василию, чтобы он в Орехове "нарядил костры", и он, по словам летописца, "ехав, костры нарядил", т. е. организовал строительство башен. Ореховская крепость той поры была каменной. Из этого следует, что в середине XIV в. в новгородских крепостях уже существовали башни и были они каменными.


Случайные файлы

Файл
70709-1.rtf
150053.rtf
10948-1.rtf
16870.rtf
35197.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.