Дьяково

Село Дьяково располагающееся высоком правом берегу Москвы-реки. С севера оно отгорожено от Коломенского глубоким и живописным Голосовым оврагом, называемым в древних документах Безымянным.

Название Дьяково, возможно, происходит от дьяка князя Владимира Андреевича Серпуховского, управляющего сёлами и имевшего здесь двор.

Сёла Коломенское и Дьяково находятся совсем рядом, но в Духовных грамотах Калиты 1336 и 1339 годов о Дьякове упоминаний нет, значит, его в то время ещё не существовало. Отсюда можно сделать вывод о том, что село Дьяково возникло между 1339 и 1400 годами.

В 1401 году село упоминается уже как существующее, следовательно, само оно и его название возникли раньше. В сохранившихся документах Дьяково впервые упоминается в духовной грамоте князя Владимира Андреевича Серпуховского, родного брата Дмитрия Донского, завещавшего села Коломенское своей жене Елене Ольгердовне, дочери великого князя литовского Ольгерда. В завещании князь Владимир Андреевич оговорил что села княгини полностью находились в ее распоряжении:"А дети мои в материн удел и в села и что из уделов села подавал есмь своей княгини, не вступаются ни каковыми делами, и в Медкино село с деревнями и в Дьяковское село с деревнями".

С этого времени Дьяково находилось в постоянном «опричном» владении московских княгинь.

По другим источникам село Дьяково появляется в документе 1401— 1402 годов — Духовной грамоте князя Владимира Андреевича Серпуховского, в которой вместе с Коломенским он завещает сыну Ивану и село Дьяково с деревнями .

Встречающийся в этом документе термин — «село» говорит о что Дьяково в этот период было крупным поселением и было административным центром округи, куда, очевидно, входило несколько деревень.

В середине XV в. жена великого московского князя Василия Темного-Мария Ярославна выменяла Дьяково у своей тетки княгини Василисы. Первоначально она предполагала отдать село Рождественскому монастырю в Москве, служившему усыпальницей московских княгинь и в котором она завещала себя похоронить. Однако позднее она изменила свое решение в пользу сына — будущего великого князя Ивана III. Так Дьяково снова попало во владение великих московских князей и стало их дворцовой вотчиной-В 1447 году в «Докончании великого князя Василия Васильевича с князем Серпуховским и Боровским Василием Ярославичем» наряду с Коломенским говорится о селе Дьякове уже как о владении великого князя....

Имеется предположение, что в Духовной грамоте 1401 года упоминается не наше, а другое Дьяково, тогда первое упоминание, относится к 1447 году.

Во всех последующих документах оно упоминается вместе с соседним Коломенским в качестве его «приселка».

Древнее село просуществовало до недавнего времени. Любопытно, что археологические исследования, проведённые на его территории, и изучение письменных источников показали, что переселение крестьян Дьякова в 1985 году проводилось во второй раз, а впервые это было в 1662 году .Сады требовали под свое размещение специально подобранных условий: почвы, микроклимата, наклона склона, отношения к сторонам света и т.п. Этим условиям как нельзя лучше отвечал южный склон Голосова оврага, где размещалось Дьяково, и поэтому в 1662 г. село было перенесено на новое место расположения — вдоль Москвы-реки. Прежнее место, по показаниям выборных крестьян, было «пригорожено в государев сад». Долго и тщетно делались попытки найти на его территории остатки поселения XIV—XV веков, но ничего древнее монет начала XVIII столетия обнаружить не удавалось.Где же располагалось село, упоминавшееся в великокняжеских грамотах? Поиски его возле церкви Иоанна Предтечи также ничего не дали, поскольку местность у церкви была занята разросшимся кладбищем. И всё же оказалось, что село находилось недалеко от церкви, вдоль Голосова оврага, на южных склонах которого археологи нашли бытовую керамику XIV— XV веков. Внимательное прочтение документов XVII века подтвердило выводы археологов. В одной из «сказок» дьяковских причетников имеется замечание о том, что они были лишены своих старых дворов и переведены на новое место в связи с устройством государева сада. Возможно, государев сад был специально создан для длительного царского посещения и увеселения.

В Государевых садах росли яблони, груши, дули (сорт груш), белые и красные вишни, крыжовник, красная и черная смородина, сливы, грецкие орехи малина. Из овощей культивировались капуста, огурцы, редька, петрушка, свекла, шпинат, кресс-салат. Здесь же был устроен и «садок» — искусственный пруд для содержания рыбы.

В писцовых книгах Ивана Офросимова (1675—1677) отмечено, что «на тяглом крестьянском дворе поставлено государевых хором две избушки, а в них ценинные печи. Двери и окошки в обеих избушках обиты красным сукном. Ворота створчатые, избушки и ворота крыты тёсом. Около двора четыре шалаша стрелецких». Для стрельцов постоянно покупали продукты, хлеб и калачи «для кормления».

В документе, составленном через пятнадцать лет , указано, что в «... августе 12, велено купить и послать в село Коломенское в потешной верхний городок, что под присёлком Дьяковским, в избушку, что перед столовою, печь ценинну против старой печи нанять сделать». Сам государев сад, окружавший «избушки», был размером 170х 121 сажень и состоял из 1160 яблонь, 12 гряд красной смородины, полторы десятины красной вишни. Кроме того, вишней была обсажена вся дорога из Коломенского в Дьяково... Потешный двор вполне мог использоваться для содержания соколов для соколиной охоты, которых привозили из Москвы перед приездом царя Алексея Михайловича. Царь неоднократно приезжал и отдыхал в своей избушке в Дьяково.

Тренировки птиц, по-видимому, осуществляли на пустоши Кречетово, расположенной неподалёку от потешного двора.

Из исчезнувших сооружений на территории Дьякова можно отметить и часовню, построенную из большемерного кирпича, скорее всего, в XVII веке и украшенную полихромными изразцами. Она обнаружена в конце XIX столетия во время раскопок археологом В.И. Сизовым(по другим предположениям это была беседка царя Алексея Михайловича).

В течение многих веков село Дьяково являлось как бы продолжением Коломенского и имело с ним одну историческую судьбу, однако источников по его истории сохранилось крайне мало.

Судя по описанию 1646 г., в Дьякове было 30 дворов, где проживало около 80 человек. Подсчет общего числа жителей затруднен тем обстоятельством, что в документах XVII в. обычно фиксировались только мужчины — дворохозяева и их сыновья. Женщины упоминались лишь тогда, когда вдова вела самостоятельное хозяйство. Спустя тридцать лет 1676—1677 гг. в селе числилось 27 дворов, в которых насчитывалось около 180 душ обоего пола. То же количество видим и столетие спустя.По данным Генерального межевания второй половины XVIII в.- несколько возросло, правда,толко число жителей — их уже 230 человек. Значительный прирост населения в селе приходится на первую половину XIX в. В 1859 г. в Дьякове значится уже 70 дворов с 500 жителями.

По материалам XVII в., население Дьякова, так же как и Коломенское делилось на четыре категории. Основную часть жителей состовляли тягловые крестьяне, работавшие на пашне. Из трех десятков дворов, составлявших село в 1646 г., 21 двор принадлежал тягло крестьянам. Другую категорию жителей села составляли «бобыли» так назывались «непашенные» крестьяне, как правило, не имевшие возможность содержать семью. К их числу могли принадлежать и деревенские ремесленники, также именовавшиеся бобылями. В селе находились и дворы церковного причта местного храма Иоанна Предтечи—священников, дьякона, пономаря, церковного сторожа. Причт находился, как правило, на государевом довольствии («руге»), которое выплачивалось не слишком регулярно и поэтому нередко заменялось предоставлением земельных угодий: пашни, сенокосов и пастбищ которые причт использовал для своих нужд. Природные условия Дьякова и Коломенского не способствовали занятиям пашенным земледелием. И поэтому приблизительно с середины XVII в. цари заводят здесь садовое хозяйство, которое обслуживали специально выделенные из тягловых крестьян государевы садовники. Самое древнее упоминание о них в Дьякове удалось обнаружить на двух белокаменных надгробиях, найденных на Дьяковском кладбище.Надпись на одном из них гласит: «Лета 7157 (1649) генваря 2 день преставися раб божий Филипп Кирилов государев садовник». Рядом находилось надгробие его жены — дочери крестьянина Кирилла Пантелеева, умершей двумя годами позже.

Служба в государевых садовниках требовала известной квалификации и специальных познаний в агрономии. Происходили, очевидно, и наборы крестьян в садовники. Видимо, с этим связано упоминание в переписных книгах 1676—1677 гг. целого ряда лиц, пришедших в Дьяково из других районов, порой весьма отдаленных. Из этого источника становится известно, что Якушка Родионов пришел в село из соседней деревни Кожухово, Васька Данилов прибыл из подмосковного Озерецкого, Мишка Яковлев был родом из Белоруссии, а Пронька Яковлев из далекой северной Тотьмы.

В селе Дьяково XVII—XVIII вв.под дворами находилось 11 десятин земли, и средний размер приусадебного участка составлял, таким образом, примерно полгектара (после коллективизации самый большой размер приусадеб ного участка составлял 25 соток).

По соседству с крестьянскими домами находились Потешный и Конюшенный государевы дворы, являвшиеся как бы филиалами дворцовых построек в Коломенском. Здесь же на тяглом крестьянском дворе были поставлены небольшие государевы хоромы, нередко использовавшиеся царем Алексеем Михайловичем. Осталось довольно любопытное их описание в одном из документов того времени: «Государевых хором две избушки поземные, а в их печи ценинные, двери и окошки в обоих избушках обиты красным сукном, ворота створчатые, избушки и ворота крыты тесом, около двора четыре шалаша стрелецкие».


Случайные файлы

Файл
27859.rtf
151497.rtf
4356-1.rtf
55849.rtf
49144.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.