Коломенское (105776)

Посмотреть архив целиком

Коломенское

В районе сел Коломенское и Дьяково обнаружен целый ряд славянских поселений конца XI—XIII столетий, наиболее изученным из которых является городище «Дьяково-пойма» конца XI века, расположенное у подножия Дьяковского холма. Здесь славяне создали поселение из домов-срубов с многочисленными хозяйственными постройками, которое просуществовало около 200 лет,а затем было заброшено.Возможно это связано с легендарным событием в истории Коломенского—приходом на его земли в 1237 году беженцев из разорённого татаро-монгольскими войсками города Коломны. Повидимому, приток беженцев был значительным,это позволило им ассимилировать немногочисленное местное население и со временем назвать данную местность в честь родного города Коломенским. Этимологически название поселения исследователи пытались воспроизвести как от древнерусских, так и от финно-угорских слов: «Коломище» — могилище. Это, вероятно, в том случае, если Дьяковский холм в легендах XI—XIII столетий считался большим могильником. «Коломенка» — речное грузовое судно: возможно, при интенсивном судоходстве в этих местах Коломенское являлось пунктом остановки или ремонта здесь судов.

Впервые в исторических документах Коломенское упоминается в двух духовных грамотах великого князя Московского Ивана Калиты 1336 и 1339 годов. Отъезжая в рискованное по тем временам путешествие в Золотую Орду, Иван Калита завещал Коломенское своему младшему сыну Андрею, князю Серпуховскому и Боровскому: «А се даю есмь сыну своему Андрею... село Ясиновьское, село Коломниньское, село Ногатиньское».

Расположенное на скрещении важнейших водных и сухопутных дорог к столице Каширской и Серпуховской, ограждённое с севера болотами Нагатина, с востока Москвой-рекой, Коломенское с течением времени становится важным опорным пунктом в борьбе против внешних врагов, а также неоднократно используется захватчиками для размещения войск при подготовке к осаде Москвы.

Во второй половине XIV века эта небольшая вотчина принадлежала замечательному русскому полководцу князю Владимиру Андреевичу Серпуховскому, двоюродному брату Дмитрия Донского.

К этому времени относятся первые известные исторические события, происходившие в Коломенском.

8 сентября 1380 года русские войска под предводительством великого князя Дмитрия Иоанновича нанесли сокрушительный удар по золотоордынскому игу на Куликовом поле в битве, окончательно похоронившей веру в непобедимость завоевателей. В этой великой битве принимал участие и хозяин усадьбы князь Владимир Андреевич Серпуховской, командовавший осадным полком, который решил участь боя. После победы великий князь разделил войска для возвращения в Москву.

«И того бо ради разлучися с братом своим, что не вместятся дорогами множество людей».

По легенде, в конце сентября войско Дмитрия Донского вошло в Коломенское. Здесь великий князь стал дожидаться своего брата для победоносного вступления в Москву. Войску была устроена торжественная встреча: народ и купцы-сурожане одаривали воинов деньгами, мехами и хлебом. Через некоторое время в Коломенское подошла часть войска во главе с князем Владимиром Андреевичем Серпуховским, а 1 декабря 1380 года все войско вступило в Москву. Можно предположить, что на территории кладбища Коломенского были погребены воины, умершие в обозе от ран.

В конце XIV века Коломенское считается уже крупной удельнохозяйственной единицей и постоянно упоминается в духовных грамотах князей среди наиболее ценных земель. В 1401 — 1402 годах, желая обеспечить семью в случае своей смерти, князь Владимир Андреевич Серпуховской передаёт Коломенское жене «Олене» — Елене Ольгердовне:

«А из московских сёл дал есмь княгине своей Коломенское село со всеми луги и с деревнями...». «А размыслит Бог о княгине моей по её животе Коломенское село и с заретцкими луги сыну князю Ивану...» Однако эти земли были слишком привлекательны для великих московских князей. Ослабевшие потомки Владимира Андреевича уже не могут удержать в своих руках эти богатые земли, и в 1433 году вдова Владимира Андреевича передаёт Коломенское великому князю Московскому Василию Васильевичу:

«А благословляю своего господина великого князя Василья Васильевича по своем животе селом Коломенским с деревнями, что к нему потягло...»

«Село Нагатинское «с городскими ногатьинцы с пошьлинами» вдова передала своей невестке Василисе, вдове сына Семёна. «Городские ногатьинцы» — это, вероятно, люди, обслуживающие двор Елены Ольгердовны и её детей, имеющие статус горожан и занимающиеся городскими ремёслами и торговлей. Село «Дьяковское з деревнями и луги» предназначалось внуку Елены князю Василию Ярославичу.

В районе Коломенского росли и ширились не только княжеские владения. Здесь старались приобрести земли и знатные московские бояре. В первой четверти XV века одним из коломенских и нагатинских лугов завладел влиятельный боярин того времени Иван Дмитриевич Всеволжский, роднившийся с князьями. Выдавая замуж дочь Елену за князя Андрея Радонежского, он дал за неё луг в качестве приданого. Позднее, когда Андрей умер, Елена пожертвовала коломенский луг Троице-Сергиеву монастырю. Тем не менее, первенство оставалось за князьями. Переход Коломенского в руки великого князя Василия Васильевича повлёк за собой расширение в этой части Подмосковья великокняжеских владений. В договоре, заключённом в 1447 году между великим князем Василием Васильевичем и внуком Владимира Храброго Василием Ярославичем, последний признавал: «А што, господине, села твои, Коломенское и Дьяковское...», и обязывался не претендовать на них, хотя по завещанию Елены Ольгердовны Дьяковское должно было принадлежать именно ему.

Судьба Коломенского и близких к нему сёл менялась. Василий Тёмный перед смертью в 1462 году завещал сёла Коломенское, Нагатинское и Дьяковское своей жене Марии Ярославне. Из духовной грамоты великого князя выясняется, что Мария владела Дьяковским ещё при жизни мужа. А Нагатинское она должна была получить после смерти Василисы, наследницы Елены Ольгердовны. Очевидно, великий князь дал, как практиковалось в те времена, кредит Василисе, а она за это должна была завещать княжеской семье принадлежавшее ей Нагатинское. Таким образом, примерно к последней четверти XV столетия все земли вокруг Коломенского и само село стали великокняжескими. Но принадлежали они не великому князю, а великой княгине. Мария Ярославна на два с лишним десятилетия пережила мужа. Она скончалась в 1484 году, а её коломенские владения перешли к старшему сыну, Ивану III. Он же должен был передать их своему первенцу от брака с греческой царевной Софьей Палеолог Василию III. В средние века в правящих русских княжеских семьях существовал обычай, согласно которому владения великой княгини-матери переходили к великой княгине-невестке. Если так, то Коломенским и близлежащими сёлами должны были владеть жёны Ивана III, сначала Мария Борисовна, а затем Софья Палеолог, и жёны Василия III Соломонида Сабурова и Елена Глинская. В связи с этим строительство в Коломенском в 1532 году замечательной церкви Вознесения, осуществлённое на средства Василия, видимо, во владениях жены, можно расценивать как своего рода подарок великой княгине Елене Глинской за рождение долгожданного наследника — будущего грозного царя Ивана IV.

Каким же было Коломенское в XIV—XV веках? В немногочисленных документах, сохранившихся до наших дней, содержится только упоминание села. Так было в 1408 году, во время набега темника Едигея: «Я сам Едигей пришед, ста в Коломенском и виде, яко вси людие ужасошася и ни единого противу иму стояша и распусти по всей земли воинство...». В приведённом документе нет описания строений Коломенского, разгрома, пожара. Описания села не найдено и в более поздних документах. По-видимому, это было небольшое великокняжеское село, расположенное на террасе берега Москвы-реки. Можно почти с уверенностью говорить о существовании где-то в этом районе каменной или деревянной церкви, посвященной, по преданию, Георгию Победоносцу. Возможно, церковь располагалась на месте существующего комплекса Передних ворот XVII века, поблизости от которого в результате раскопок было обнаружено древнее кладбище XIV— начала XVI столетия с надгробными плитами, а также множество напольных керамических плиток этого же времени вокруг Георгиевской колокольни XVI века. По предположению архитектора Н.Н. Свешникова, церковь стояла на берегу небольшого водоёма, что было обычным явлением, особенно для русских деревянных храмов. Когда, в какое время и где появился первый великокняжеский дворец, остаётся неизвестным, как неизвестным остаётся и расположение древнейшего великокняжеского села. Во время раскопок 1976 года к востоку от церкви Вознесения был вскрыт культурный слой XV — начала XVI века с многочисленными хозяйственными остатками бытового характера. В 1930 году спелеолог И.Я. Стеллецкий во время поисков легендарной библиотеки Ивана Грозного заложил шурф в подклете церкви Вознесения на глубину 9 метров, где найдены фрагменты белокаменных деталей и кладки какого-то сооружения, ранее стоявшего на этом месте. В это же время древние белокаменные детали неизвестного происхождения были обнаружены в кладке колокольни церкви Святого Георгия. Что же за фрагменты были найдены? Остатки древней церкви, дворца? Однозначного ответа нет. С большей или меньшей степенью уверенности можно предположить, что не могло быть столь тесного соседства древнего великокняжеского дворца при Василии III и кладбища, располагавшегося здесь до строительства знаменитого храма Вознесения.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.