Из истории Балакова (74322-1)

Посмотреть архив целиком

Из истории Балакова

Юрий Каргин, г. Балаково Саратовской области.

Традиционно годом рождения Балакова считается 1762 год, когда Екатерина II подписала Манифест, разрешавший раскольникам, некогда бежавшим в Польшу, селиться на землях между реками Большой и Малый Иргиз. Ревнителям старой веры выделялось в пользование 70 тысяч десятин (чуть более 76 тысяч гектаров) лучшей заволжской земли. Раскольники, согласно исторической "легенде", и стали основателями Балакова.

Но освоение балаковских земель началось гораздо раньше. Одно из самых древних поселений, исследованных археологами в районе Балакова, относится к эпохе бронзы - V тыс. до н.э. А если заглянуть еще дальше в глубь веков, то, по некоторым предположениям, здесь охотились за мамонтами люди каменного века, а это уже 80-100 тыс. лет назад. Впрочем, не будем копаться в столь древнем прошлом. Вернемся во второе тысячелетие.

В XV-XVI веках район устья реки Большой Иргиз (напротив Вольска) был одним из наиболее удобных мест переправы через Волгу заволжских кочевников, отправлявшихся в поход на русскую землю. Регулярно здесь переправлялись и яицкие казаки, самый знаменитый из которых атаман Ермак - перед тем, как отправиться на завоевание Сибири. Славились эти места и казачьими шайками, которые промышляли разбоем, грабя проходившие по Волге купеческие и посольские караваны. Не случайно именно в устье Иргиза. по велению Ивана Грозного, и был поставлен первый военный кордон, который должен был защищать от "воровских российских казаков" и крымских татар, а также перевозить и охранять послов разных восточных стран, едущих к царю в Москву.

Кстати, торговые и посольские караваны ходили не только по Волге, но и по суше - вдоль ее берегов. Эта дорога по право- и левобережью называлась Ардабазарной (возможное объяснение - из орды на базар, на рынок), и русские кзачьи кордоны наверняка располагались по всему пути на определенном расстоянии. Был такой кордон и в районе нчынешнего Балакова. В исторических документах начала XVIII века он именовался Балаков-Юрт по названию речки Балаковки, на берегу которой он находился.

Происхождение этого названия одни исследователи связывают со словом "балакать" : мол, любили местные жители "побалакать", т.е. поговорить; другие сопоставляют со словом "бурлак" - "бурлаковка": будто здесь останавливались на отдых бурлаки; и, наконец, третьи видят сходство со словом "балык", "рыба": славились эти места своими рыбными богатствами.

Из этих трех предположений скорее всего самое верное последнее. Когда у реки появилось название "Балаковка", здесь еще не было оседлых жителей, а потому их "балаковости"-говорливости просто не существовало. Не было в то время и бурлачества. Зато рыбу - "балык", во множестве здесь ловили издревле.

Еще в XV-XVI веках тысячи московских рыболовов промышляли на Волге, спускаясь до самого

Иргиза. А первое официальное разрешение на рыбную ловлю получил в 1606 году от царя Василия Шуйского Чудов монастырь. Ему отводились угодья в "тихих Сосновых водах от Черного Затону вниз Волги-реки на 45 верст до устья Елань-Иргиза", т.е. от Хвалынска, который назывался тогда Сосновым Островом из-за огромного острова посреди Волги, затопленного теперь Саратовским водохранилищем, - до Большого Иргиза. Вслед за Чудовым монастырем разрешили здесь рыболовствовать и Новоспасскому. Соответствующий Указ подписывал основатель царской династии Романовых Великий Князь Михаил Федорович.

Таким образом появились на участке Волги от Большого до Малого Иргиза станы рыболовных монастырских ватаг, а в конце XVII века и постоянные монастырские поселения. Возможно, рыбаки и дали "рыбные" названия безымянным тогда речкам: Балыковка (скорее всего с ударением на втором слоге), Сазанлей и Линева. А район Волги от Хвалынска до Царицына прозвали "Рыбным городком".

Слава об этом "городке" распространилась по всей России, и лучшая волжская рыба поставлялась напрямую к царскому столу.

Вслед за московскими рыбаками необжитое Саратовское Заволжье стали заселять "малые" народы, проживавшие выше по берегам Волги: мордва, татары, чуваши. С насиженных мест они срывались в поисках земли и воли целыми семьями и даже селениями. Их отдавали при Петре I во владение помещикам, и наиболее строптивые мириться с этим не хотели. Некоторых царские военные команды возвращали назад. А те, кто все-таки избежал помещичьей кабалы, забирались в самую глушь, например, на Большой и Малый Иргизы.

Осваивали иргизские берега и раскольники, бежавшие от царской немилости Петра Великого. Тогда, в первой половине XVIII века, появились на Большом Иргизе старообрядческие села: Криволучье, Кормежка и другие, а на Балаковке - раскольничье поселение Балаково. Упоминаемый же в самом начале главы Указ Екатерины II лишь узаконил присутствие раскольников в Заволжье. Это подтверждается и в статье "Село Балаково", опубликованной в газете "Самарские губернские ведомости" в мае 1857 года, всего спустя 7 лет после того, как село перешло из Саратовской в Самарскую губернию. Составитель этого материала балаковский удельный голова Яблошников замечал, что, по словам старожилов, "основание села совершилось ранее Манифеста, именно в 1742 году".

И действительно, Екатерининский Манифест был подписан в декабре 1762 года, и за каких-то несколько дней до 1763-го староверы просто физически не успели бы сюда переселиться. Тем более, если, судя по историческим исследованиям XIX века, они происходили из слободы под названием "Ветка", что находилась недалеко от нынешнего Гомеля, который некогда принадлежал Польше. Но несмотря на такое пространственно-временное несоответствие, за точку отсчета истории Балакова был все-таки взят 1762-й год, вероятно, для большего удобства.

С самого начала своего существования Балаково не имело своего хозяина-помещика и считалось селом удельным, т.е. государственным. Поэтому всеми делами заправляло выбираемое на сельском сходе сельское правление. От балаковцев в обязательном порядке только и требовалось платить в государственную казну некую сумму, которая в начале XIX века состояла из оплаты по 5-8 рублей с каждого двора.

Первые несколько десятилетий Балаково во многом отставало от ближайших сел Широкий Буерак, Алексеевка, Криволучье и Кормежка. И, хотя на открытие первой балаковской церкви в честь Святых Козьмы и Дамиана свои дары прислала, по преданию, сама Екатерина Великая, это еще не говорило о какой-то особой значимости Балакова: тогда императрица одаривала многие новые церкви в России.

На рубеже XVIII-XIX веков село находилось под огромным влиянием старообрядчества, которое стремительно распространялось по Заволжью благодаря бурному развитию раскольничьих монастырей на Большом Иргизе. Кроме того, через Балаково проходила так называемая "сиротская дорога", по которой пробирались в Сибирь и глухое Заволжье скрывавшиеся от преследования властей беглые государственные преступники и последователи различных раскольничьих сект.

Однако ни раскольники, ни "транзитники" не превратили Балаково в село потенциальных бунтовщиков. Жизнь здесь была спокойной и размеренной. Только во времена Пугачевского бунта часть балаковцев выступила на стороне восставших казаков. Вот и все проявление непокорности.

Долгое время Балаково входило в состав Малыковской волости, а с 1780 года, когда село Малыковка стало городом Волгском (Вольском), - Волгского (Вольского) уезда Саратовского наместничества, с 1798-го - губернии. Балаково рубежа XVIII-XIX веков таким образом представлено в "Экономических примечаниях Вольского уезда Луговой стороны реки Волги":

"Селение лежит на левом берегу речки Балаковки при озере Линеве. В нем две церкви деревянные, ветхие, одна во имя Живоначальной Троицы, а другая - Рождества Христова, построенные обывательским коштом (в складчину - авт.), первая в 1767 году, а другая - в 1770-м. Волостное правление, три мучные мельницы: первая - близ самого села при р. Балаковке, другая - расстоянием от села в трех верстах на оз. Линеве, а третья - на р. Березовке в четырех верстах, каждая о двух поставах (парах жерновов - авт.). Действие имеют, кроме полой воды, во все годовое время, на коих мелется разный хлеб для обывателей села, а отчасти на посторонних, с коих с годового дохода содержатели получают вообще разным хлебом до ста восьмидесяти четвертей, деньгами до четырех рублей, в казну платится ежегодно с каждой четверти по 1р. 15к. В показанном селе зимним временем еженедельно по вторникам небольшие торги, приезжают купцы из города Волгска с разными мелочными товарами, а из близлежащих селений жители с хлебом и собственными припасами.

Крестьяне состоят на поденном оброке, промышляют хлебопашеством. Женщины, сверх полевой работы, упражняются в домашних рукоделиях: прядут лен, шерсть, ткут холсты, сукна для своего употребления, а частью на продажу."

В начале XIX века в Балакове - 1609 душ (773 "мужеска" и 836 "женска") и 220 дворов. Всего занимаемая площадь составляла 14096 (более 15 тысяч гектаров), в том числе 123 - под селениями, 7530 - пашенной земли, 3404 - сенных покосов, 538 - лесу и 2501 - "неудобных мест", т.е. земли, не пригодной для сельскохозяйственной обработки.

Центром села считалась Христорождественская площадь (там, где сейчас предприятие "Иргиз-Элегант" - угол улиц Красная Звезда и Топоринская) с одноименной церковью, сельским приказом и сельским училищем. Отсюда под прямым углом и расходились главные улицы вдоль Балаковки и Линева. Граница села была обозначена нынешними улицами бр. Захаровых, 20 лет ВЛКСМ, Советской и Пушкинской и план его чем-то напоминал букву "Г" в зеркальном отражении.


Случайные файлы

Файл
71663.rtf
politeko.doc
53236.doc
179726.rtf
144077.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.