Тургенев в Москве (71494-1)

Посмотреть архив целиком

Тургенев в Москве

Предки Ивана Сергеевича Тургенева - и по отцу и по матери - были, в сущности, коренными москвичами. При первых Романовых "дворянские гнёзда", где владельцы жили бы оседло из поколения в поколение, встречались в провинции редко. После Смутного времени там ещё было небезопасно. Состоятельные и родовитые семьи как правило содержали благоустроенные усадьбы в столице, или в больших городах, а в свои деревни ездили ненадолго. Для Лутовиновых и Тургеневых, пращуров Ивана Сергеевича, было традицией считаться московскими жителями.

У предков матери в допожарной Москве имелось несколько собственных домов: на Остоженке, в приходе церкви св. Сергия, "что в Пушкарях"2), в Барашевском переулке в Яузской части3), владение И.И.Лутовинова, унаследо-ванное племянницей Варварой. И это далеко не полный перечень их усадеб в Москве 17-го - начала 19 веков. Большинство из этих домов погибли в Отечественную войну при пожаре столицы. Точно так же и у рода Тургеневых: их коренная усадьба близ Арбата, у Сенного рынка, фасадом на Спасо-Песковскую площадку. Другая, в течение почти 200 лет, размещалась в Ки-тай-городе, в приходе старинной церкви Преображения Господня, "что слывет в Глинищах", между Ильинскими и Варварскими воротами 4). Родители будущего писателя долгие годы сохраняли привер-женность психологии старомосковской знати. Варвара Петровна ещё девицей имела дом с целым штатом на Девичьем поле, в приходе церкви Неопалимой Купины. События 1812 года, пожар и разорение Москвы окончательно обрекли Лутовиновых и Тургеневых на постоянное проживание в губернской глубинке. Иван Тургенев недолюбливал сплетницу - первопрестольную. Но город хорошо знал с раннего детства, которое лишь частью прошло в деревне. Значительно дольше, иногда годами, дети Тургеневых безвыездно жи-ли и учились в Москве. Первый раз они приехали в "белокаменную" в мае 1822 года, когда семья целой вереницей собственных экипажей направлялась из Спасского-Лутовинова в Петербург и дальше - в пу-тешествие по чужим краям. Простился же Тургенев с Москвой в конце лета 1881 года, в последний приезд на родину. Биографы насчитыва-ют в Москве свыше пятидесяти адресов и памятных мест, связанных с Тургеневым. Многие до сих пор сохраняют свой прежний вид. Постоянным московским жителем Иван Тургенев стал в 1824 году (он уже значится здесь в "исповедной" ведомости). Мать и отец посе-лились тогда в Москве для обучения подрастающих сыновей. Ребенок на всю жизнь запомнил случившуюся тогда встречу с поэтом-баснописцем И.И.Дмитриевым (с ним были знакомы родители): "Твои басни хоро-ши, а у Крылова - лучше!" - простодушно заявило дитя5). Собс-твенного жилья в Москве у Тургеневых в то время не было. Наняли на год дом статской советницы А.В.Коптевой в приходе церкви Георгия, что на Всполье (ныне - место строения N 57 на Б.Никитской ул.) 6). Это первый московский адрес будущего писателя.

Вскоре Варвара Петровна купила дом на Садово-Самотечной улице 7). Однако, спустя год, в декабре 1825, Сергей Николаевич Тургенев, отец, по невыясненным пока причинам, спешно покидает Моск-ву и увозит семью в деревню. Одна из тайн тургеневской биографии. "Самотеченский" дом сдан гр.Г.И.Чер-нышову. Считается, что именно туда в начале января 1827 года за-езжал Пушкин проститься с А.Г.Муравьевой перед её отъездом в Си-бирь и передал с ней послание декабристам и стихотворение для И.И.Пущина "Мой первый друг, мой друг бесценный ...". В 1827 году родители вновь привезли сыновей в Москву и помес-тили их в частный пансион И.-Ф.Вейденгаммера, находившийся близ Пречистенки, на углу Гагаринского и Старой Конюшенной. Невольно задаешься вопросом: что же привлекло родителей, по-чему Тургеневы из трех десятков московских заведений подобного типа избрали именно этот? Прежде всего, надо полагать, обещание Вейденгаммера сосредоточиться на изучении языков. Кроме российс-кого и латинского, здесь обучали трем европейским. Содержатель брал в основном детей из знатных, состоятельных фамилий. Отчасти, и в этом заключалась его привлекающая тактика. Плата была высокой - свыше 2-х тысяч в год. По-видимому, предусматривалось и индиви-дуальное обучение, иначе говоря - дополнительное репетиторство, что сближало условия пансиона с режимом семейного воспитания. Кроме того, Вейденгаммер допускал сокращение сроков подготов-ки до полутора лет, и даже - до одного года. Это тоже обеспечива-ло пансиону предпочтение перед другими учебными заведениями. Мальчиков старшего возраста нередко требовалось наискорейшее подготовить к поступлению в полк или юнкерскую школу 8). Между московскими частными пансионами 20-х годов, такими как Кистера, Чермака, Галушки, Петрозилиуса, существовала конкуренция. Некото-рые из них были вынуждены вступить на путь специализации, когда обучение велось целенаправленно, в расчете на тот, или иной тип дальнейшего образования. Вейденгаммер готовил юношей к поступле-нию в военные школы. Именно такое решение принято тогда С.Н.Тур-геневым. "Зачем отец посадил Николая не в свои сани" (т.е. в во-енную службу)? - сетовала впоследствии Варвара Петровна. "Вас поместил отец, начальник семейства", - писала она Ивану. Правда, в отношении будущего литератора планы вскоре переме-нились. Причиной была не только болезнь родителей, слабое здо-ровье Ивана, сломавшего в начале 1833 года руку - как раз в то самое время, когда решалась его жизненная судьба. Отец и мать увидели, что средний сын обладает задатками оригинального ума и способностей. Ивана стали готовить к поступлению в университет.

В пансионе Иван оставался менее двух лет. Учение в нем прекратилось в холер-ную осень 1830 года. Отец уехал за границу на лечение. Дядя, Н.Н.Тургенев, опекавший семью, и мать решили продолжить частные уроки. Нанят дом Квашнина-Штейнгеля в Гагаринском переулке, рядом с закрывшимся пансионом (ныне N 15) 9). Для домашнего обучения приглашены, в сущности, те же учителя, которые служили у Вейденгаммера. Быть может, лучшие в то время в Москве приватные педагоги. Это - исследователь "Слова о полку Игореве", филолог Д.Н.Дубенский; математик П.Н.Погорельский; учи-тель музыки и французского Т.-Ф.Гардорф, словесник П.Ф.Калайдо-вич. И даже танцмейстер - артист Большого театра И.К.Лобанов. Среди учителей, которые в тот период оказали на юного Тургенева большое влияние, был молодой магистр Г.Е.Щуровский, преподававший латинский язык и сумевший внушить Ивану пристрастие к философии. Позднее Г.Е.Щуровский - крупный русский ученый, доктор медицины и геолог, проректор Московского университета.

Варвара Петровна Тургенева не любила длительное время жить в одном и том же доме. К тому же ей не нравился собственный, на Са-дово-Самотечной. После 1830 года семья Тургеневых в нём практи-чески не жила (он продан в 1844 году). Сдавали дом посторонним жильцам. Дольше всех продержалась там А.И.Анненкова, женщина бо-гатая и с причудами, мать декабриста-кавалергарда И.А.Анненкова. А Тургеневы почти каждый год нанимали для себя в "дворянских" кварталах Москвы то одно, то другое жилище. Квартировали в разное время на Сивцевом Вражке (угол Калошина пер.) у генеральши Н.Ф.Алексеевой, ныне д. 24; на Кисловке в доме М.А.Смирнова (те-перь ул. Собинова, 5-7); у М.Н.Булгаковой - в Малом Успенском пе-реулке. Драматическое лето 1833 года провели на даче за Калужской заставой, у Донского монастыря, сняв для этого усадьбу А.Е.Энгельт, бывшее загородное владение кн. П.А.Волконс-кого. После 1840 года, в течение десяти лет мать, до самой своей кончины, арендовала дом у маркшейдера Н.В.Лошаковского в приходе Успенья на Остоженке (N 37) . Этот красивый особнячок известен широкой публике как "дом Тургеневых", место действия повести "Му-му". Далеко не все знают, что дом этот наемный и никогда Тургене-вым не принадлежал.

Иван рано обнаружил незаурядные способности, что было отмече-но даже дирекцией московских училищ, когда родители в 1833 году хлопотали о помещении его в неполные 15-ть лет, в исключение вся-ких правил, на 1-й курс словесного отделения Московского универ-ситета. Год, проведенный Тургеневым в этом старейшем в России высшем учебном заведении, оказался, быть может, самым значительным в становлении будущего художника и мыслителя. То была эпоха расцвета, как выразился И.А.Гончаров, "золотого века универси-тетской республики". Вместе с Гончаровым на старших курсах тогда учились А.И.Герцен, Н.Огарев, Н.В.Станкевич, И.П.Клюшников, Конс-тантин Аксаков, поэт Василий Красов, будущий историк С.М.Строев, филолог О.М.Бодянский. Еще не изгладились из памяти пора студен-ческой фронды - "дело Костенецких", Сунгурова, т.н. "маловская история", или скандальное исключение из университета Виссариона Белинского. Тургенев по молодости в свои московские годы не успел войти в эту среду, охваченную умственным брожением. С Михаилом Бакунини-ным, Станкевичем, братьями Киреевскими, Грановским и другими он познакомился несколько позднее. Заканчивал университет Тургенев в Санкт-Петербурге, откуда вышел кандидатом. После чего слушал лек-ции в Берлине. Путешествовал. Приобщился к литературе. "Записки охотника" создавались им в основном за границей. Окончательно, свою писательскую репутацию упрочил в начале 40-х годов в кругу петербургских и московских литераторов, в "литератур-ных салонах" обеих столиц.

С Москвой у Тургенева связаны многие памятные события жизни. Здесь впервые познал волнующее чувство. Первая его любвь - княжна Екатерина Шаховская 10). В Москве от белошвейки Авдотьи Ивановой, жившей у Варвары Петровны, у него появилась дочь Полинетта. В нескольких поколениях Тургеневы рождались и похоронены в Москве: дед, Н.А.Тургенев, мать писателя, жена старшего дяди Катерина Ми-хайловна, тётка Ивана и его крестная Ф.Н.Теплова (родная сестра Сергея Николаевича), две Лутовиновых - тётки Варвары Петровны. Все они покоятся в Донском монастыре 11). Их могилы в целости. Возле алтарной абсиды Малого собора там целый некрополь писательской родни. Ещё один тургеневский некрополь находился в Ново-Девичьем монастыре. К сожалению, он срыт в 1930-е годы. Там, в частности, были похоронены старший брат писателя вместе с женой А.Я.Тургене-вой. Без малого шестьдесят лет подряд, с небольшими перерывами, Тургенев бывал и подолгу жил в Москве. Подростком, юношей, сту-дентом, начинающим литератором, богатым помещиком, знаменитым на всю Европу художником. Одно время он всерьез намеревался получить в Московском университете магистерскую степень и претендовал на место профессора. В 1855 году участвовал в торжествах 100-летия университета. Дружил с Т.Н.Грановским и был на его похоронах в Москве. Присутствовал в 1880 году при открытии памятника А.С.Пуш-кину.


Случайные файлы

Файл
34336.rtf
81989.rtf
166302.rtf
148153.rtf
153415.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.