Культуру - народу: духовная жизнь Москвы (105616)

Посмотреть архив целиком

ТЕМА: Духовная жизнь Москвы Ковчегин Игорь 9б




Культуру – народу

В первой половине 20-х годов Москва становится центром советской литературной жизни. В столице собираются ведущие писатели, создаются произведения, в которых активно утверждаются новые принципы социалистического реализма.

В эти годы над романом "Железный поток" в Москве работал А. С. Серафимович – выдающийся советский писатель. В 1922 г. начинают печататься Ю. Н. Либединский, Л. М. Леонов, И. П. Уткин, Л. Н. Мартынов, в 1923 г. – А. А. Фадеев, Б. А. Лавренев, в 1924 г. – К. Г. Паустовский и др. На страницах московских журналов с 1923 г. появляются произведения М. А. Шолохова.

В 1921 г. в Москву переезжает Д. А. Фурманов. "В Москву, в нее, белокаменную, новую, гордую и благо­родную... вечно бьющую ключом жиз­ни,–Москву,–записывает Фурма­нов.–Я хочу быть среди рабочих, ко­торые покрыли себя неувядаемой сла­вой в Октябрьские дни. Скорей, скорей туда, к красному пылающему сердцу".

Знаменательной вехой в повороте крупнейших деятелей русской культу­ры на сторону Советской власти было возвращение из эмиграции в 1923 г. А. Н. Толстого. Приезд в Москву в 30-е годы (он жил на Спиридоновке, ныне эта улица названа его именем) открыл новый плодотворный период его творчества. Здесь была завершена трилогия "Хождение по мукам", напи­саны другие произведения, вошедшие в золотой фонд советской литературы.

С Москвой связано творчество заме­чательного лирического поэта Сергея Есенина. Он был среди тех русских литераторов, которые сразу приняли

Октябрьскую революцию. В своих про­изведениях Есенин стремился показать победу нового мира ("Небесный бара­банщик"), изменение облика Родины ("Русь советская"), героику революци­онной борьбы ("Баллада о двадцати шести"). Говоря о поэтическом творче­стве, великий русский критик В. Г. Бе­линский утверждал, что у каждого по­эта можно выявить его главный пафос. Пафосом поэзии Есенина, определив­шим ее народность, была любовь к Родине. "Моя лирика,–говорил сам о себе Есенин,–жива одной большой любовью, любовью к Родине".

В 20-е годы Москва не только кон­центрировала лучшие писательские си­лы страны. Здесь создается крупней­шая организационная база литературно­го движения–издательства, журналы. В середине десятилетия в столице на­считывались сотни больших и малых книгоиздательств.

Советская литература выходит на широкую международную арену. Мно­гие произведения советских, и прежде всего московских, писателей издаются в Германии, Англии, Польше, Франции, Испании, Японии и в ряде других стран.

Огромным событием в литературной жизни Москвы был приезд из-за грани­цы М. Горького.

"Это было 28 мая 1928 года,–вспо­минал впоследствии очевидец встречи великого пролетарского писателя об­щественностью столицы.–В городе праздник. Всюду толпы народа. Троту­ары пестрят разноцветными красками весенней одежды. Из окон домов ма­шут ручонками дети... Взоры всех устремлены к Белорусскому вокзалу. Туда же движется людской поток...

Он (Горький.– Авт.) хорошо виден всем. Высокий, несколько сутулый, но с широким разворотом плеч. Лицо со впалыми щеками и резко очерченными скулами. Лоб прямой, с глубокими складками морщин. Темно-русые воло­сы подстрижены бобриком и почти не тронуты сединой. Только виски замет­но посерели. А ведь недавно, всего лишь два месяца назад, вся наша стра­на отмечала его шестидесятилетие.

Он выглядел молодо, гораздо моложе своих лет. Когда он говорил, длинные усы его, цвета спелого льна, топорщи­лись: он будто сердился, а темно-серые глаза, полные радостных слез, сияли такой неизбывной силой духа, еще столько в них было молодой энергии, что казалось, вот он сейчас стремитель­но сойдет с трибуны, вмешается в толпу и будет крепко жать руки всем, обнимать всех и вместе со всеми кри­чать "ура"..."

Поселившись с 1929 г. в Москве, Горький оказывается в самой гуще литературной жизни столицы. Он много пишет, редактирует десятки книг и журналов. Его московский дом всегда полон людей: писателей и художников, рабочих и крестьян, инженеров и ученых.

Одной из крупнейших фигур литера­турной Москвы тех лет был В. В. Ма­яковский. Его деятельность неразрывно связана со столицей. "Он был,–писал Л. В. Никулин,–неотделим от мос­ковского пейзажа, летнего пыльного полдня и московской сумеречной белой ночи... Именно здесь, на улицах, он был более к месту, чем в тесном человеческом жилье. Только на улице и на эстраде Политехнического музея или Дома союзов он был пропорцио­нален масштабам здания". Здесь, в Москве, совершались все основные со­бытия его творческой жизни. Тема Москвы проходит через целый ряд его стихотворений. Для него, побывавшего во многих советских и зарубежных городах, Москва всегда оставалась са­мым любимым городом. В 1925 г. Мая­ковский писал:

Я хотел бы

жить

и умереть в Париже,

Если б не было

такой земли –

Москва.

В 20-х годах острые полемические афиши Маяковского то и дело появля­лись у входа в Политехнический музей, оповещая о его яростных схватках с литературными противниками. Как вспоминал Л. В. Никулин, у него была "редкая способность разговаривать с тысячами, возвращать удары и напа­дать, не опускаясь до злобной и неум­ной глупости. И, наконец, когда тысяча пятьсот человек признавали себя по­бежденными, умолкали, восхищенные этой могучей игрой мускулов, легко­стью в переходе от защиты к нападе­нию, он простирал руку и обрушивал на тысячу пятьсот человек:

Читаю стихи о советском паспор­те!".

Маяковский стремился сделать свое творчество полезным в различных сфе­рах новой жизни. Так, например, он создал своеобразный жанр стихотвор­ной рекламы для ГУМа, Моссельпрома и других торговых организаций Москвы. Надолго запоминались брос­кие, веселые стихотворные строчки-призывы: "Нигде кроме как в Моссельпроме", "Лучших сосок не было и нет–готов сосать до старости лет" и др. В праздничные дни поэт читал свои стихи на площадях Москвы.

Популярность Маяковского среди москвичей была исключительно велика. Весть о его кончине повергла Москву в траур. Мимо его гроба, установленного в писательском клубе, прошло за три дня, 15–17 апреля 1930 г., 150000 че­ловек. Огромные толпы народа прово­жали его в последний путь по улицам столицы.

Первые годы развития советской ли­тературы характеризовались наличием различных направлений и жанров. При всем том главное, определяющее место в творчестве писателей и поэтов заняло реалистическое отображение черт ново­го, советского человека. Складывался новый тип литератора, тесно связанно­го с народом.

Революция оказала плодотворное вли­яние не только на литературную, но и на театральную жизнь Москвы. Уже 9(22) ноября 1917 г. был издан декрет ВЦИК и Совнаркома "Об уч­реждении Государственной комиссии по просвещению". В состав созданной комиссии входил отдел искусств, кото­рый занимался, в частности, и вопроса­ми, связанными с развитием театра. 26 августа 1919 г. В. И. Ленин подпи­сал декрет "Об объединении театраль­ного дела". Этот документ, как и дру­гие законодательные акты Советской власти в области искусства, закладывал прочную основу для перестройки теат­ра как общественно-просветительного и воспитательного института.

Сохранилась интересная запись бесе­ды В. И. Ленина с А. В. Луначарским о судьбах театра в условиях новой эпохи. Резюмируя все сказанное ему Лениным, Луначарский выделяет следу­ющие ленинские слова: "Все более или менее добропорядочное в старом искус­стве–охранять. Искусство не музей­ное, а действенное–театр, литература, музыка–должны подвергаться некото­рому не грубому воздействию в сторо­ну скорейшей эволюции навстречу но­вым потребностям. К новым явлениям относиться с разбором. Захватничеством заниматься им не давать. Давать им возможность завоевывать себе все более видное место реальными художе­ственными заслугами. В этом отноше­нии елико возможно помогать им". Коммунистическая партия и Советское правительство содействовали росту но­вых творческих коллективов столицы и в то же время принимали меры к созданию наиболее благоприятных ус­ловий для развития старейших театров, известных своими прогрессивными тра­дициями, для их постепенного сближе­ния с революционной современностью.

Предметом особой заботы Советской власти была имевшая очень важное значение для развития культуры рабо­та московского Большого театра, уже в декабре 1917 г. объявленного государственным. В новую дирекцию театра, назначенную в 1919 г., вошли Вл. И. Немирович-Данченко, Ф. И. Ша­ляпин, Н. С. Голованов, С. А. Кусе-вицкий и др. Основу репертуара театра тех лет составляла русская классика: оперы "Борис Годунов", "Князь Игорь", "Царская невеста", "Пиковая дама", "Золотой петушок", "Сказка о царе Салтане", балеты "Лебединое озе­ро", "Щелкунчик" и др.

Театр располагал великолепными ар­тистическими силами. Незабываемые образы на его сцене были созданы А. В. Неждановой, Л. В. Собиновым, Н. А. Обуховой, Г. С. Пироговым, Е. К. Катульской, Е. В. Гельцер, В. В. Кригер, М. П. Кандауровой, В. В. Смольцовым и др. Музыкальное руководство осуществляли выдающи­еся дирижеры В. И. Сук, Н. С. Голо­ванов, много сделавшие для развития всего советского оперного искусства.

Наряду с классическими произведе­ниями на сцене Большого театра в середине 20-х годов появляются новые оперные и балетные спектакли, став­шие заметным явлением в музыкальной жизни столицы. Бесспорной удачей со­ветского музыкального театра была по­становка в 1927 г. балета P.M. Глиэра "Красный мак". Содержательное либ­ретто, талантливая музыка, великолеп­ные исполнители (в ведущей женской партии Тао Хоа блестяще выступила Е. В. Гельцер) принесли балету заслу­женный успех и долголетнюю жизнь на сцене. "Прекрасное, уже советское тво­рение"–так охарактеризовал эту по­становку М. И. Калинин.

Революция обогатила новаторскими идеями все области музыкального ис­кусства–от оперного исполнительства до массовой песни и хоровой самоде­ятельности. Появились новые оперные студии, стремившиеся творчески осво­ить прогрессивный опыт Московского Художественного театра но примене­нию реалистического метода системы Станиславского. В 1919г. была откры­та музыкальная студия МХТ, в 1926 г. преобразованная в Музыкальный театр им. Вл. И. Немировича-Данченко, а в 1922 г.–студия К. С. Станиславского, превратившаяся через несколько лет в самостоятельный музыкальный театр. С 1922 г. в столице начала функциони­ровать Государственная филармония, которая взяла на себя руководство кон­цертной деятельностью.

В 20-х годах появляется большое число новых массовых песен, в основ­ном революционного содержания. Наи­более популярными песнями тех лет были "Расстрел коммунаров", "Смело мы в бой пойдем", "Гулял по Уралу Чапаев-герой", "Гей, по дороге" и др., явившиеся результатом коллективного, зачастую безымянного творчества и ставшие подлинно народными. Многие из этих песен долгие годы сохранялись в репертуаре лучших хоровых коллек­тивов, таких, как Русский народный хор под руководством М. Е. Пятницко­го и организованный в 1928 г. Ансамбль красноармейской песни и пляски под управлением А. В. Александрова. Соз­дают свои песни молодые советские композиторы И. О. Дунаевский, братья Дм. Я. и Д. Я. Покрасс, А. Г. Новиков и др.

20-е годы были временем становления советской симфонической музыки. На­ряду с произведениями композиторов старшего поколения–А. Ф. Гедике, Р. М. Глиэра, М. М. Ипполитова-Иванова,–продолжавшими классиче­скую традицию, в концертных залах зазвучала 1-я симфония юного Д. Д. Шостаковича. Одновременно де­лались попытки отразить в програм­мных симфонических произведениях современную советскую тематику. Лучшими из них стали "Траурная ода" А. А. Крейна, посвященная памяти В. И. Ленина, и "Симфонический мону­мент 1905–1917" М. Ф. Гнесина.

Большими событиями в музыкальной жизни столицы были первые исполне­ния 5-й и 6-й симфоний крупнейшего советского симфониста Н. Я. Мясков­ского. Особенно это относится к 6-й симфонии–одному из самых ярких произведений композитора, явившемуся откликом на события революции и гражданской войны.

Важную роль в становлении и разви­тии советской музыкальной культуры играла Московская консерватория. Как и другие высшие учебные заведения страны. Московская консерватория ши­роко открыла свои двери вчерашним красноармейцам, детям рабочих и кре­стьян, завоевавшим право на высшее музыкальное образование. Их обучени­ем руководили выдающиеся музыканты. отдавшие свои знания и опыт стро­ительству новой, социалистической культуры,–профессора К. Н. Игум­нов, М. М. Ипполитов-Иванов, А. Б. Гольденвейзер, Ф. М. Блуменфельд. А. А. Брандуков и др. Блестя­щие успехи обновленной консервато­рии в деле подготовки музыкантов-исполнителей получили яркое подтвер­ждение на I Международном конкурсе пианистов им. Шопена в Варшаве в 1927 г., где москвичи Л. Н. Оборин и Г. Р. Гинзбург завоевали соответствен­но первое и четвертое места. В стенах Московской консерватории сложились отличные камерные ансамбли, вскоре получившие широкую известность,– квартеты им. Комитаса и им. Бетхове­на. Последний, организованный в 1923 г. молодыми исполнителями Д. М. Цыгановым, В. П. Ширинским, С. П. Ширинским и В. В. Борисовским, был отмечен премией на I Всесоюзном конкурсе смычковых квартетов, кото­рый состоялся в Москве в 1927 г.

Большое значение в деле становления социалистической культуры приобрел драматический театр, ставший одним из важных факторов коммунистического воспитания и просвещения народа.

В 20-х годах театральная жизнь Москвы была очень интенсивной. Веду­щую роль играли Художественный и Малый театры.

Уже в первые годы Советской власти мхатовцы предприняли попытку соз­дать спектакль, созвучный революции. Таким спектаклем стала поставленная К. С. Станиславским в 1920 г. философско-символическая драма Дж. Бай­рона "Каин", рассматривавшаяся ре­жиссером как произведение большого общественного смысла.

В 1926 г. МХАТ показал премьеру пьесы М. А. Булгакова "Дни Турби­ных", положившую начало регулярно­му обращению театра к историко-революционной теме. Успеху спектакля способствовала его художественная за­вершенность, блистательная игра актер­ского ансамбля, составленного в основ­ном из артистической молодежи. В нем были заняты Н. П. Хмелев (Алексей Турбин), И. М. Кудрявцев (Николка), В. С. Соколова (Елена), Б. Г. Добро­нравов (Мышлаевский), М. И. Прудкин (Шервинский), М. М. Яншин (Лариосик) и другие актеры, ставшие впоследствии гордостью советского театрального ис­кусства.

Одним из важнейших этапов в исто­рии развития советского театра была постановка пьесы Вс. Иванова "Броне­поезд 14-69" (1927 г.), осуществленная во МХАТе И. Я. Судаковым под руко­водством К. С. Станиславского. В об­разе Никиты Вершинина, которого сыг­рал В. И. Качалов, наглядно прояви­лось то новое, что пришло в театр с революцией. В памяти современников навсегда остались председатель под­польного большевистского ревкома Пеклеванов (Н. П. Хмелев), партизан Васька Окорок (Н. П. Баталов) и дру­гие герои спектакля.

Своим путем к сближению с револю­ционной современностью шел Малый театр. Уже в первые годы Советской власти он активно пополнял свой репер­туар лучшими драматургическими про­изведениями русской и зарубежной классики.

Крупнейшим событием в жизни теат­ральной Москвы стало празднование 50-летнего юбилея творческой деятель­ности М. Н. Ермоловой, состоявшееся 2 мая 1920 г. На чествовании выда­ющейся русской актрисы в Малом теат­ре присутствовал В. И. Ленин. В связи со знаменательной датой М. Н. Ермо­лова первой из деятелей советской сце­ны была удостоена звания "Народная артистка Республики".

В 1926 г. Малый театр поставил пьесу К. А. Тренева "Любовь Яровая". Этим спектаклем коллектив театра доказал свое умение увидеть и передать то новое, что несла с собой советская жизнь, что было так ярко и вырази­тельно воссоздано Треневым в его за­мечательном произведении. Любовь Яровая в исполнении В. Н. Пашен­ной–человек высокой и чистой души, проходящий путь к осознанию и без­оговорочному принятию идей комму­низма. Важнейшее место в спектакле заняли образы стойкого большевика комиссара Романа Кошкина и матроса Федора Шванди, созданные выдающи­мися мастерами П. М. Садовским и С. Л. Кузнецовым. Но главным героем спектакля стал народ, отстаивающий завоевания величайшей из революций.

В первые послереволюционные годы в Москве появляется много новых теат­ров: Театр им. МГСПС (ныне Театр им. Моссовета), Театр Революции (ныне Театр им. Вл. Маяковского), Театр са­тиры и др. К ним относится и 3-я Студия МХАТа, преобразованная в 1926 г. в Театр им. Евг. Вахтангова. Первой творческой заявкой этого кол­лектива на свой, оригинальный путь в советском театральном искусстве стал спектакль "Принцесса Турандот" по пьесе-сказке К. Гоцци (1922 г.). В этой работе выдающегося советского режис­сера Е. Б. Вахтангова с исключитель­ной яркостью проявились его высокое режиссерское мастерство, неисчерпа­емая фантазия, творческая изобрета­тельность, поэтичность, умение органи­чески сочетать правду чувств с подчер­кнуто театральной формой.

В середине 20-х годов вахтанговцы обратились к советской драматургии. В 1925 г. они поставили пьесу по пове­сти Л. Н. Сейфуллиной "Виринея", убедительно показав, как революция ломает устои старой деревенской жизни, какие духовные силы пробуж­дает она в людях, а в 1927 г., к десяти­летию Октября,–"Разлом" Б. А. Лав­ренева, овеянный духом революцион­ной романтики.

Значительное влияние на развитие со­ветского сценического искусства оказал Театр им. Вс. Мейерхольда (Театр РСФСР 1-й). Несомненной заслугой те­атра явилось его обращение к пьесе В. В. Маяковского "Мистерия-буфф", премьера которой состоялась 1 мая 1921 г. Мощный революционный пафос этого произведения, высокий образец политической сатиры, продемонстриро­ванный И. В. Ильинским и другими ак­терами, вызывали горячий сочувствен­ный отклик у зрителей.

Творческие принципы Театра им. Вс. Мейерхольда, решительно ломав­шего старые сценические каноны, были во многом близки драматургии В. В. Маяковского. Поэтому закономер­ным является то, что именно в этом театре были впервые поставлены его пьесы "Клоп" (1929 г.) и "Баня" (1930 г.). Однако поиски новых форм агитационного, публицистически ост­рого зрелищного театра сочетались у Мейерхольда с определенными фор­малистическими тенденциями.

Заметным явлением в театральной жизни 20-х годов стали постановки пьес "Первая Конная" Вс. Вишневского в Те­атре Революции и особенно "Шторм" В. Н. Билль-Белоцерковского в Театре им. МГСПС. Известный советский дра­матург Н. Ф. Погодин, вспоминая позднее свое впечатление от спектакля "Шторм", писал: "Это властно заявляло себя новое слово в искусстве... это рождалась новая драматургия и новый советский театр, какого еще не было в мире".

В декрете Советского правительства "Об объединении театрального дела", подписанном В. И. Лениным, специаль­ный параграф был посвящен цирку. Им были определены перспективы раз­вития этого вида искусства. Сезон 1919/20 г. московские цирки начали уже как государственные зрелищные пред­приятия. В их программах на первый план была выдвинута сатирическая кло­унада, к работе над которой привлека­лись крупнейшие писатели, в том числе В. В. Маяковский. К сатирическому репертуару обращались клоуны В. Е. Лазаренко, К. К. Танти, С. С. и Д. С. Альперовы и др. Сатирические номера с дрессированными животными ставил В. Л. Дуров–выдающийся ма­стер советского цирка.

С первых лет Советской власти Москва заняла ведущее место в развивающейся отечественной кинематографии. Когда массы овладеют кино, гово­рил В. И. Ленин, и когда оно будет в руках настоящих деятелей социа­листической культуры, то оно явится одним из могущественнейших средств просвещения масс. В 1919 г. в Москве была создана 1-я Государственная кино­школа, позже преобразованная во Все­союзный государственный институт ки­нематографии, где под руководством режиссеров В. Р. Гардина, Л. В. Куле­шова и др. выросло первое поколение советских киноработников.

Важную роль в развитии советского киноискусства сыграли такие организа­ции, как Госкино, Пролеткино, Кино-Москва, смешанное акционерное обще­ство "Межрабпом-Русь" (с 1928 г.– студия "Межрабпомфильм") и др.

В первые послереволюционные годы основным направлением советской кине­матографии стала хроника–жанр, в котором много и плодотворно работа­ли такие прославленные деятели кино­искусства, как Эдуард Тиссэ, Дзига Вертов и др. В 1922–1925 гг. Д. Вертов выпустил 23 номера периодического журнала "Киноправда", эксперимен­тальный фильм "Кино-глаз", а в 1926 г. подготовил две полнометражные доку­ментальные ленты–"Шагай, Совет!" и "Шестая часть мира". Яркие и ориги­нальные по форме, проникнутые иде­ями социалистического строительства, эти фильмы воспевали созидательную деятельность советского народа.

Огромная роль в становлении и раз­витии советского киноискусства при­надлежит выдающемуся советскому ре­жиссеру С. М. Эйзенштейну. В начале 1925 г. вышел его фильм "Стачка", явившийся, как писала газета "Прав­да", первым истинно пролетарским фильмом, а в декабре того же года– "Броненосец "Потемкин"", в котором талант Эйзенштейна проявился необы­чайно ярко. Фильм, снятый как бы на одном дыхании, отличают идейная ясность, художественная убедитель­ность и поразительная эмоциональная сила.

"Броненосец "Потемкин"" нес огром­ный заряд революционных идей. За рубежом вокруг фильма разгорелись острые политические споры. В Герма­нии, например, голосованием депутатов рейхстага была принята резолюция, запрещавшая его демонстрацию. Од­нако зрители заставили власти отме­нить запрет, и фильм продолжал свой путь к людям, неся им великую правду века.

"Броненосец "Потемкин"" – явление эпохальное. Он высоко поднял престиж молодого киноискусства Страны Советов, оказал большое идейное и эстети­ческое влияние на развитие не только советского, но и мирового кино.

В 1927 г., к десятилетию Великой Октябрьской социалистической револю­ции, С. М. Эйзенштейн вместе с режис­сером Г. В. Александровым и операто­ром Э. К. Тиссэ создал фильм "Ок­тябрь", охватывающий события от фев­раля 1917 г. до II съезда Советов. Кад­ры штурма Зимнего дворца были сняты настолько достоверно, что позже они неоднократно использовались в других историко-революционных фильмах.

Крупным событием в киноискусстве тех лет стал также фильм В. И. Пудов­кина "Мать" (1926 г.), снятый по одно­именному роману М. Горького. В нова­торском по своему характеру произве­дении Пудовкин необычайно точно вос­создал атмосферу действия, подлинно реалистические, живые, одухотворен­ные образы русских революционных рабочих. Фильм свидетельствовал о вы­соких достижениях актерской и изобра­зительной культуры советского кино­искусства. "Люди в картине необык­новенные,–писал один из крупней­ших режиссеров советского кино, М. И. Ромм,–ибо за каждым из них дышит время... за каждым видятся тысячи таких же, и вместе с тем каждый особен своей неповторимой правдой".

Художественный метод социалисти­ческого реализма получил дальнейшее развитие в фильмах "Старое и новое" С. М. Эйзенштейна и Г. В. Алексан­дрова, "Конец Санкт-Петербурга" и "Потомок Чингисхана" В. И. Пудовки­на, "Привидение, которое не возвраща­ется" А. М. Роома, "Обломок импе­рии" Ф. М. Эрмлера, "Земля жаждет" Ю. Я. Райзмана и в целом ряде других.

В 20-х годах появляются также пер­вые советские кинокомедии, многие из которых, такие, как "Шахматная горяч­ка" В. И. Пудовкина, "Закройщик из Торжка" и "Дон Диего и Пелагея" Я. А. Протазанова, "Девушка с короб­кой" Б. В. Барнета, "Два друга, модель и подруга" А. Д. Попова и др., не потеряли своего художественного зна­чения и в наши дни. Ряд фильмов сатирического характера– "Процесс о трех миллионах" и "Праздник свя­того Иоргена" Я. А. Протазанова, "Иуда" Е. А. Иванова-Баркова и др.– средствами комедийного гротеска обли­чал хищнические порядки буржуазного общества, лицемерие и ханжество цер­ковников.

Подъем кино способствовал оживле­нию кинопечати. В Москве начали вы­ходить "Киножурнал "АРК"" (орган Ассоциации революционной кинемато­графии), журнал "Советский экран", газета "Кино", ставившие на своих страницах теоретические вопросы, важные для развития советского кино­искусства.

Великая Октябрьская социалистиче­ская революция открыла новую страни­цу в развитии изобразительного искус­ства и архитектуры. Несмотря на разру­ху и голод, молодая Республика Сове­тов большое внимание уделяла охране памятников истории и культуры, взяв под свою опеку художественные ценно­сти, созданные народом на протяжении многих столетий.

Важную роль в этом процессе сыг­рали принятые осенью 1918 г. декреты СНК "О запрещении вывоза и про­дажи за границу предметов особого художественного и исторического зна­чения", "О регистрации, приеме на учет и охранении памятников искусства и старины, находящихся во владении ча­стных лиц, обществ и учреждений". В Москве был создан специальный Го­сударственный музейный фонд, на ко­торый возлагались сбор и обеспечение сохранности художественных ценно­стей, ранее находившихся в усадьбах и особняках дворян и буржуазии. В Му­зей изящных искусств влилась часть коллекции Румянцевского музея. В эти же годы были созданы и новые музеи, среди которых в первую очередь следу­ет отметить Музей восточных культур (1918 г.), ставший средоточием памят­ников искусства советского и зарубеж­ного Востока.

В условиях борьбы с внутренними и внешними врагами революции важную роль в советском изобразительном ис­кусстве играл появившийся в начале 1918 г. агитационный плакат. К новому делу были привлечены лучшие художники–Д. С. Моор, В. Н. Дени, М. М. Черемных, А. А. Дейнека и др.

Стремление осмыслить великие пере­мены, происшедшие в стране, приводи­ло художников к историко-револю-ционной тематике. Примером прекрас­ных полотен на эту тему могут слу­жить созданные в 20-х годах картины Б. М. Кустодиева, М. Б. Грекова,

К. С. Петрова-Водкина и др. Многие художники, особенно молодые, начинав­шие свой творческий путь с плакатов, создают яркие живописные картины. Таков, например, путь крупного совет­ского художника А. А. Дейнеки. Его полотна тех лет (особенно "Оборона Петрограда") отличает поразительное чувство ритма, от них веет силой и энергией разбуженных революцией масс.

Значительное развитие в период 20-х годов получила портретная живопись. Многое из лучшего, что было сделано в этой области, принадлежит худож­никам-москвичам. Портреты кисти В. Н. Мешкова, Н. И. Струнникова, С. В. Малютина воссоздают образы героев гражданской войны, проникнутые силой и решительностью, полные духов­ной красоты и обаяния.

Новые черты советского человека, хо­зяина страны, строителя социализма, воплотились в картинах Г. Г. Ряжского "Делегатка" и "Председательница". Тем же стремлением запечатлеть приметы нового в жизни людей проникнуты про­изведения К. Ф. Юона "Подмосковная молодежь", Е. М. Чепцова "Заседание сельячейки", А. В. Моравова "Заседа­ние комитета бедноты" и др.

Заметным явлением в живописном ис­кусстве стала серия овеянных романти­кой портретов юных пионеров, создан­ная Н. А. Касаткиным.

Трудовая героика народа, заклады­вавшего основы социалистической индустрии, вызвала к жизни произве­дения, отразившие размах и пафос творческого созидательного труда,– "Даешь тяжелую индустрию!" Ю. И. Пименова, "Волховстрой" А. В. Моравова, "Постройка ЗАГЭС" Б. В. Иогансона и др.

Больших высот изобразительного мастерства московские живописцы достигли в пейзаже, особенно в таких картинах, как "В голубом просторе" А. А. Рылова, "Голубая весна" В. Н. Бакшеева, "Конец зимы. Пол­день" К. Ф. Юона.

Первое послереволюционное десяти­летие было отмечено небывалым рас­цветом искусства графики, в том числе таких ее видов, как книжная и жур­нальная иллюстрация, плакат, эстамп, карикатура. Произведения В. А. Фавор­ского, И. Н. Павлова, М. В. Маторина, И. И. Нивинского и многих других, увидевшие свет в 20-х годах, оставили заметный след в советском изобрази­тельном искусстве.

Характерный для искусства послере­волюционных лет в целом процесс демо­кратизации был особенно заметен в "ис­кусстве книги". Художественно офор­мленные массовые издания становились важным средством решения задач куль­турной революции.

Борьба за социалистическую идей­ность и реализм определяла всю худо­жественную жизнь Москвы 20-х годов, что нашло выражение и в творческих поисках отдельных художников, и в деятельности различных художествен­ных коллективов, созданных в это вре­мя. В 1922 г. была основана Ассоциация художников революционной России (АХРР). Членам ассоциации принадле­жала немалая заслуга в утверждении в изобразительном искусстве тем револю­ционной борьбы и нового быта. Органи­зованное в 1925 г. Общество художни­ков-станковистов (ОСТ) объединяло в основном художников, в творчестве ко­торых преобладали формалистические тенденции. Но и среди остовцев значительное место занимала группа молодых художников, тесно связанных с реалистическим направлением в изо­бразительном искусстве (А. А. Дейнека, Ю. И. Пименов, Н. А. Шифрин, А. Г. Тышлер и др.).

Советское правительство заботилось и о подготовке молодого поколения со­ветских художников. В 1918 г. на базе Московского училища живописи, ваяния и зодчества и Строгановского училища были созданы Свободные государствен­ные художественные мастерские, пре­образованные в 1920 г. в Высшие худо­жественно-технические мастерские (ВХУТЕМАС), а в 1926 г.–в Высший художественно-технический институт (ВХУТЕИН). Задачей этого учебного заведения была подготовка главным об­разом художников-инженеров и худож­ников-техников высшей квалификации, в первую очередь для отраслей про­мышленности, выпускающих продук­цию широкого потребления. В 1921 г. в столице учреждается Художественно-промышленное училище. Эти учебные заведения заложили основу новой си­стемы художественного образования в стране.

Москва богата традициями монумен­тального искусства.

Неисчерпаемым источником вдохно­вения и творческой деятельности работ­ников всех видов искусства, в том числе и скульпторов, был образ вождя революции В. И. Ленина. Важное ме­сто в создании художественной Ленинианы принадлежит московскому скульп­тору Н. А. Андрееву. "Никакому дру­гому художнику,–писал Н. А. Андре­ев о своей работе,–не было дано столь близко и долго изучать Владимира Иль­ича". Получив в мае 1920 г. доступ в кабинет Ленина, Андреев мог наблю­дать Ильича в деловой обстановке, наблюдать много и пристально, делая десятки быстрых карандашных набро­сков.

Одним из лучших и наиболее цени­мых самим Н. А. Андреевым скульп­турных портретов В. И. Ленина был самый ранний (датированный 1920 г.)– "Ленин пишущий". Впоследствии ху­дожником были созданы десятки про­изведений, запечатлевших облик В. И. Ленина, среди которых особое место занимает скульптура "Ленин-вождь"–завершенный образ, проник­нутый мощным пафосом мысли, воли, энергии.

В начале 20-х годов в Москве в со­ответствии с ленинским планом мону­ментальной пропаганды появляются но­вые памятники. Среди них памятники А. И. Герцену и Н. П. Огареву, двум великим гражданам России, работы Н. А. Андреева, установленные в 1922 г. перед зданием Московского уни­верситета на Моховой улице.

В 1929 г. Н. А. Андреевым был соз­дан один из лучших монументов, со­оруженных в Москве,–памятник А. Н. Островскому у здания Малого театра.

Одновременно с памятниками рево­люционерам и прогрессивным деятелям культуры всех времен и народов по плану монументальной пропаганды предполагалась установка мемориаль­ных досок. И в первую годовщину Октября, 7 ноября 1918 г., В. И. Ленин в торжественной обстановке открыл установленную на Красной площади, на Сенатской башне Кремля, мемориаль­ную доску "Павшим в борьбе за мир и братство народов", созданную замеча­тельным скульптором С. Т. Коненко­вым. (В настоящее время экспонирует­ся в Русском музее в Ленинграде.)

В октябре 1922 г. Советское прави­тельство приняло постановление о вы­пуске новых денег, которые предпола­галось украсить эмблемами труда. Скульптору И. Д. Шадру было предло­жено воплотить эту идею в произведе­ниях, которые затем могли быть вос­произведены на денежных знаках. Им были исполнены бюсты "Рабочий", "Красноармеец" и "Крестьянин". Но самый известный типический портрет этой серии–полуфигурная статуя "Сея­тель". Созданные Шадром скульптуры "денежных мужиков", как он их назы­вал, были приняты. И пошел "сеятель" по стране: на деньгах, на почтовых марках, на облигациях крестьянского займа был он–трудовой человек, отменно исполняющий доброе свое дело.

Одним из лучших скульптурных про­изведений 20-х годов, посвященных ис-торико-революционной теме, является знаменитая работа Шадра "Булыж­ник–оружие пролетариата" (1927 г.). И. Д. Шадру первому из мастеров со­ветской скульптуры удалось создать не отвлеченный образ пролетария, а кон­кретное изображение русского рабоче­го в действии, в борьбе, передав его горячую ненависть к врагу, страстный порыв борца.

В области монументальной скульпту­ры много работал С. Д. Меркуров. Его резцу принадлежат установленные в Москве после революции памятники Ф. М. Достоевскому и К. А. Тимирязе­ву, статуя "Мысль", рельефный порт­рет Э. Верхарна, скульптурная группа "Смерть вождя" и др.

13