К вопросу о причинах возвышения Москвы (23007-1)

Посмотреть архив целиком

К вопросу о причинах возвышения Москвы

Вопрос о том, почему именно Москва стала в период монголо-татарского владычества центром объединения русских земель в единое государство, издавна привлекал внимание исследователей. В качестве факторов, способствовавших возвышению Москвы, назывались выгодное географическое положение , поддержка московских князей Ордой , перенесение в Москву резиденции митрополита, формирование в Москве особенно сильного военно-служилого войска (двора) и активная колонизационная политика московских монастырей .

Мнение об особой выгодности географического положения Москвы подверг критике А.А. Зимин, обоснованно указавший, что для утверждений о наличии в пределах Московского княжества выгодных торговых путей и богатых природных ресурсов нет оснований . Действительно, можно говорить лишь об относительно большей безопасности жителей Московского княжества и предполагать приток на его территорию во второй половине XIII в. населения из центральных областей Владимиро-Суздальской земли, сильнее всего страдавших от татарских походов; но это было характерно не только для Московского, но и для других окраинных (западных, северных и восточных) княжеств Северо-Восточной Руси -Тверского, Ростовского, Ярославского, Костромского, Городецкого. Поддержка Ордой претензий московских князей на первенство в Северо-Восточной Руси не прослеживается до 1317 г., и до конца XIV в. она была далеко не постоянной. Местом пребывания митрополита Москва стала только со второй четверти XIV в. Колонизационная деятельность московских монастырей отмечается лишь с конца этого столетия. Усиление войска московских князей за счет активного перехода к ним на службу князей, бояр и служилых людей более низкого ранга из различных княжеств Северо-Восточной Руси и других русских земель наблюдается с 30-х гг. XIV в. Между тем начальный этап усиления Московского княжества приходится на эпоху, когда ни один из перечисленных факторов еще не действовал: уже во второй половине 90-х гг. XIII в. московский князь Даниил Александрович начал борьбу за великое княжение владимирское (обладатель которого считался верховным правителем всей Северной Руси, включая Новгород Великий) в первой четверти XIV в. Московское княжество является уже одним из двух (наряду с Тверским) сильнейших на Северо-Востоке. Между тем политическая ситуация, сложившаяся на рубеже XIII-XIV вв., мягко говоря, не способствовала выдвижению Москвы на первые роли.

С 1294 г. (по смерти своего старшего брата великого князя владимирского Дмитрия) Даниил Александрович возглавлял княжескую коалицию, в которую кроме него входили тверской князь Михаил Ярославич и переяславский князь Иван Дмитриевич. Им противостояла группировка во главе со средним сыном Александра Невского - Андреем Александровичем, великим князем владимирским (с 1294 г.) и князем городецким. При этом в отличие от Андрея и его союзников, являвшихся вассалами сарайского хана, Даниил, Михаил и Иван ориентировались на Ногая - фактически самостоятельного правителя западной части Золотой Орды (между Нижним Дунаем и Днепром). Ведущая роль Даниила в коалиции была, однако, связана не столько с силой Московского княжества, сколько с тем, что среди входивших в нее князей он был "старейшим".

В 1299-1300 гг. Ногай потерпел поражение от сарайского хана Тохты и погиб. Орда вновь стала единым государством, и это сразу же сказалось на соотношении сил в Северо-Восточной Руси. После княжеского съезда в Дмитрове летом 1300 г. Михаил Тверской стал союзником великого князя Андрея. В 1302 г. умер (не оставив потомства) Иван Переяславский, а в следующем году - Даниил Московский. Если Даниил по принципу родового старейшинства был первым претендентом на великокняжеский стол в случае смерти Андрея, то новый московский князь Юрий Данилович правами на великое княжение по этому принципу не обладал: он был младше не только Михаила Тверского, своего двоюродного дяди, но и сына Андрея Александровича Михаила, своего двоюродного брата. А по отчинному принципу даже в перспективе Юрий Данилович не имел оснований претендовать на Владимир, так как его отец на великокняжеском столе не сидел. Таким образом, общая политическая ситуация складывалась для московских князей неблагоприятно: они лишились могущественного покровителя в Орде (1300 г.), князей-союзников (1300-1302 гг.), формальных прав на великое княжение (1303 г.). Но, несмотря на все это, деятельность московских князей была на удивление успешной.

Осенью 1300 г., сразу после разрыва союза с тверским князем, Даниил Александрович отправляется походом на Рязанское княжество: "Данило князь московъскыи приходил на Рязань ратью и билися у Переяславля, и Данило одолелъ, много и татаръ избито бысть, и князя рязаньского Костянтина некакою хитростью ялъ и приведъ на Москву". Наступательные действия против князя, пользовавшегося военной поддержкой Орды, на его территории - факт беспрецедентный. В конце 1302 г. Даниил захватил выморочный Пере-яславль, который, согласно существовавшим нормам наследования, должен был отойти в состав великого княжества Владимирского; при этом он изгнал из Переяславля успевших войти туда великокняжеских наместников. Юрий Данилович в 1304 г., по смерти Андрея Александровича, предъявил претензии на великое княжение . Хан Тохта отдал ярлык Михаилу Тверскому, но, несмотря на это, Юрий не прекратил борьбы. Будучи вынужден уступить в конце 1305 г. Переяславль, он до лета 1308 г. оспаривал княжение в Новгороде Великом (которое было частью великокняжеских прерогатив). Около 1309 г. московский князь овладел (по смерти Михаила Андреевича) выморочным Нижегородским (бывшим Городецким) княжеством, наследством Андрея Александровича - своего дяди и главного противника Даниила. Несмотря на активное противодействие великого князя Михаила Ярославича (которого поддерживала Орда), Юрию удалось сохранить контроль над Нижним Новгородом. В 1314 г. он сумел занять стол и в Новгороде Великом. Наконец, в 1317 г. Юрию Даниловичу удалось получить от хана Узбека ярлык на великое княжение владимирское,

Какой же фактор способствовал тому, что в начале XIV в. московские князья усиливают свое влияние, хотя общее развитие политической ситуации должно было, казалось бы, привести к его ослаблению? В это время происходит некоторое увеличение территории Московского княжества: были присоединены Можайск (скорее всего, около 1291 г.)  и , Коломна (вероятно, в результате похода Даниила на Рязань 1300 г.). Однако это расширение привело только к тому, что власть московских князей распространилась на все i течение р. Москвы, и Московское княжество вошло в число княжеств Северо-Восточной. Руси, которые можно считать крупными - наряду с Тверским, Ярославским, Городецко-Нижегородским и великим Владимирским (находившимся вначале под властью городецкого, а затем тверского князя). При этом оно продолжало значительно уступать по размерам своим западным и юго-восточным соседям - Смоленскому и Рязанскому княжествам i (у которых и были отняты соответственно Можайск и Коломна). Наконец, присоединение 1 Коломны произошло уже на фоне ухудшавшейся для Москвы политической ситуации, поэтому его трудно отнести к факторам, способствовавшим усилению Москвы; скорее, это ' одно из следствий данного усиления. Остается предположить, что на рубеже XIII-XIV вв. j произошло заметное увеличение военной силы московских князей за счет прихода к ним на службу значительного числа служилых людей из других княжеств.

В летописных известиях о событиях конца XIII - начала XIV в. московские бояре не упоминаются. По более поздним же источникам выявляются имена лишь семи представителей знати, в отношении которых можно с достаточной степенью уверенности полагать, что они служили московским князьям уже в первой четверти XIV столетия. Это - Протасий (родоначальник Вельяминовых), Федор Бяконт (родоначальник Плещеевых), Нестер Рябец (родоначальник Квашниных), Окатий (родоначальник Валуевых), Мина (родоначальник Софроновских и Проестевых), а также Василий Кочева и Терентий Ртищ (упоминаемые в "Житии Сергия Радонежского" соответственно в качестве воеводы, посланного' Иваном Калитой в начале 30-х гг. в Ростов и радонежского наместника того же времени). О происхождении четырех последних данных нет. Протасий вел свой род от бояр, издревле живших во Владимиро-Суздальской земле. Что касается Федора Бяконта и Нестера Рябца, то они выступают в источниках как выходцы из других земель.

Согласно родословным книгам XVI в., Федор Бяконт пришел на службу в Москву из Чернигова. Наиболее ранний источник, упоминающий этого боярина - первая редакция Жития его сына, митрополита всея Руси Алексея, составленная вскоре после его смерти (1378 г.), по-видимому, между 1379-1382 гг. Этот памятник (известный как рассказ "О Алексеи митрополите") сохранился в составе летописей, восходящих к так называемому общерусскому своду конца XIV - начала XV в. Фрагмент о происхождении Алексея встречается в них в двух вариантах. Один представлен в Московском своде конца XV в. (МС), Владимирском летописце (Вл) и Ермолинской летописи (Ерм): "Сей убо иже въ святых отець нашь Алексеи митрополитъ бе родомъ от славных и нарочитых бояръ черни-говтэскых. Преселшу же ся отцю его именемъ Феодору и с женою своею Мариею и съ всемъ домомъ своимъ въ славный и преименитыи град Москву, ту же и родиша сего освященнаго отрока". Другой вариант читается в Рогожском летописце (Рог) и Симеоновской летописи (Сим): «Сии убо преподобный отець нашь Алексии митрополитъ беаше родомъ боляринъ, славныхъ и нарочитыхъ бояръ (в Сим добавлено - "литовскыхъ" - А .Г.) отъ страны Русскыя, отъ области московьскыя, благородну и благоверну родителю сыну отъ отца нарицаемого Феодора и матери именем Марии» . Какой из этих вариантов первичен?


Случайные файлы

Файл
163967.rtf
97893.doc
18845.rtf
18418.rtf
94749.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.