Книжность и просвещение средневековой Москвы (7213-1)

Посмотреть архив целиком

Книжность и просвещение средневековой Москвы

"Дремучая" Русь

В конце XIX - начале XX веков господствовало мнение о бедности и убожестве старинной русской культуры, о том, что грамотность, образованность в Древней Руси была доступна лишь боярам, князьям да монахам, а ремесленники, купцы, крестьяне были поголовно неграмотны. Более того, само образование тогда якобы преследовала церковь, требовавшая только, чтобы ученики кое-как твердили наизусть молитвы и понемногу разбирали печатные богослужебные книги. Да и учили, мол, лишь детей поповских, готовя их к принятию сана. Те же из знати, кто верил в истину "учение - свет...", поручали образование своих отпрысков выписанным из-за границы иностранцам. Остальные же обретались "во тьме незнания ".

Иметь противоположное мнение считалось проявлением "квасного патриотизма" и дилетантства. Правда, находились оппоненты таких "просветителей", причем несомненно более талантливые - И.Е.Забелин, Н.П.Лихачев, А.Н.Соболевский. Но беда заключалась в том, что все они принадлежали к консервативным кругам. Их выступления рассматривались как своеобразная поддержка царского режима, весьма непопулярного в те "демократические" годы.

"Невежественность" средневековой России и до сих противоставляется "веку просвещения" - петровским и послепетровским временам. Этой позиции придерживаются ученые, этому учат наших детей в школах…

Как оно было на самом деле

Однако, наука уже давно располагает сведениями, которые начисто опровергают это заблуждение.

Уже к середине XX века при раскопках средневековых русских городов ученые-археологи обнаружили большое количество берестяных грамот - деловые письма, документы. Эти находки позволили сделать вывод, что письменность была привычным средством общения между людьми всех сословий. Как заметил археолог В. Л. Янин, "само количество грамот поразительно и способно навсегда перечеркнуть мнение о невежественности людей Древней Руси. Среди авторов и адресатов встречаются феодалы и управляющие, ключники и крестьяне, бояре и ремесленники, священники и прихожане, ростовщики и должники, мужья и жены, дети и родители…".

Грамотность или неграмотность человека в Древней Руси также не зависела от половой принадлежности. "Княжна Черниговская Евфросиния, дочь Михаила Всеволодовича, завела в Суздале училище для девиц, где учили грамоте, письму и церковному пению ", - говорит Костомаров, основываясь на летописных свидетельствах.

Наличие на Руси образования подтверждают рукописи XVII века - "Азбуковники", - вмещающие в себя несколько разных учебников того времени. Просвещенность России отражена и в более древнем документе - книге "Стоглав" (собрание постановлений Стоглавого Собора, проходившего с участием Ивана IV и представителей Боярской думы в 1550-1551 годах). В ней содержатся разделы, говорящие об образовании.

Обладая грамотностью, русский народ не мог не тянуться к чтению книг, к книжной премудрости, к просвещению, не мог не создать свою книжную культуру…

Литературное наследие Древней Руси. Древнейшие книжные собрания и Либерея Ивана Грозного

Древняя Русь оставила множество рукописных и печатных произведений. До нас дошли около 100 древнерусских грамот и свыше 500 рукописных книг. Многочисленные летописи, поучительные "Слова…", как переводные, так и написанные русскими авторами "Жития святых", повествующие нам об истории народа "Сказания…" и "Повести…", поэтичные и драматические "Задонщина", "Хождение Богородицы по мукам"… Книг было, видимо, еще больше. Но одни - истреблены во время междоусобных войн, другие - сгорели, третьи - разграблены. Тяжелым для русского народа и его культуры было татаро-монгольское нашествие. Летописи не раз горестно сообщали о варварском уничтожении рукописей, подавляющее большинство которых безвозвратно утрачено. Рукописи погибали и по другим причинам. Так, к безчисленным пожарищам, пожиравшим русские книги, Б. В. Сапунов добавляет реформы Никона и дальше - глубокую и устойчивую антипатию Петра к быту и культуре Московской Руси. Тем не менее, много безценных древнейших произведений русских авторов сохранились. Большинство из них - благодаря древним "книгохранительным палатам" и частным собраниям.

Вспомним златоверхий древний Киев, "мати русских городов ", где на берегу Днепра, в храме Софии Киевской, Ярослав Мудрый, собрав переписчиков и переводчиков, учил почитать книги - эти "реки, напояющие Вселенную мудрость". Софию Киевскую называют днепровским светочем, откуда семена просвещения позднее были перенесены в Русь Северную, где в Ростове Великом, на берегу озера Неро, в Григоровском затворе в домонгольские (!) времена воспитанники изучали греческий и латинский, осваивали книжную мудрость.

В Москве средоточием просвещения долго являлся Кремль, его Успенский Собор, где было хранилище книг, велась московская летопись, звучали теологические и философские споры. В Москву, под защиту державы, могущество которой росло из года в год, свозились книги, рукописи, свитки, целые библиотеки не только из русских городов, но и иностранных библиотек.

Рассказывали, что византийский император Иоанн незадолго до взятия Константинополя турками в 1453 году отправил драгоценные греческие рукописи в Москву для их спасения.

Мать Василия Ивановича - Софья Палеолог наверняка привезла с собой часть библиотеки. Позже Патриарх Никон послал на православный Восток Арсения Суханова для покупки древних рукописей. Так или иначе, в письмах Иоанна Грозного Курбскому содержится большое количество ссылок на различного рода литературного произведения, что также говорит о наличии библиотеки у Царя.

Об этом же мы знаем из множества свидетельств иностранцев, приезжавших в Москву того времени. Одно из них, записанное со слов очевидца магистра Иоганна Веттермана в "Ливонской хронике" XVI столетия, отличается большей обстоятельностью и конкретными деталями о тройных замках и о двух сводчатых подвалах. Ливонский пастор видел патриаршую библиотеку в 1565 году и впоследствии описал в своих сочинениях.

Шведский богослов Николай Берг, выпустивший уже при Петре I труд о русской церковной книжности, говорит и о библиотеках, в том числе и о библиотеке великих князей. Он отмечает каллиграфическое мастерство переписчиков, широкое распространение книг, наличие фондов в монастырях и церквах.

Известно, что французские купцы обращались с просьбой к Ришелье о приобретении в Москве каких-то редких сочинений. В записках польских, хорватских и итальянских знаменитостей встречаются упоминания московских книжных собраний.

А в 1822 году в архивах города Пярну был обнаружен список редких книг этой библиотеки, составленный в XVI веке безвестным немецким пастором. Приведенная цифра - 800 томов - поражает воображение! "Сколько у Царя рукописей с Востока; таковых было всего до 800, которые частью он купил, частью получил в дар. Большая часть суть греческие; но также много и латинских". Среди греческих упомянуты "Полибиевы истории" (всего их было 40 томов, до нашего времени дошли пять; сколько было в библиотеке русского Царя - неизвестно). Далее - "Базилика, новелла конституционес. Каждая рукопись также в переплете", "Гефестионова географика", другие труды. Из римских - история Тита Ливия, Цицероновы книги "Де република" и восемь книг "Историарум", "Жизнь двенадцати цезарей" Гая Светония, "Тацитовы истории", "Вергилия Энеида", "Оратории и поэмы Кальвуса", "Юстинианов кодекс конституций и собрание новелл" - многие из этих книг частично или полностью утрачены, о некоторых ученые узнали лишь из этого списка.

По другим свидетельствам, в патриаршей библиотеке находились: две "Илиады", история Павзания, география Страбона, история Фукидида, философия Аммония, философия Арата, арифметика Никомаха, комедии Аристофана, физика Аристотеля, речи Аристида, трагедии Эсхила и Эврипида, категории Аристотеля и другие книги, ставшие уже в XVII веке большой редкостью в Западной Европе. И.Е.Забелин предполагал, что царская библиотека погибла во время пожара 1571 года. Но, возможно, она и сейчас хранится в подземельях Кремля, которые существовали там еще в XVI веке.

Помимо потрясавшего воображение очевидцев патриаршего собрания книг, была еще и Синодальная библиотека. После переноса столицы в Петербург она оказалась разрозненной. Хорошо известно и о библиотеках московских бояр, собиравших книги. Например, стольник В.Н.Собакин, живший в XVII веке, князь В.В.Голицын, известный как обладатель большого числа рукописей и печатных книг.

Максим Грек

Однако вернемся к патриаршей библиотеке. Первое упоминание о ней содержится еще в "Житии Максима Грека". Тот факт, что в XVI веке Великий Князь Василий Иоаннович пригласил в Москву афонского книжника для перевода греческих книг, уже доказывает существование в Москве библиотеки. Просвещенный европеец, Максим Грек был несказанно удивлен огромной библиотекой, какой не видел даже у себя на родине - в одной из крупнейших столице мира:

"По меле же времени великий государь приснопамятный Василий Иоаннович сего инока Максима призвав и вводит его во свою царскую книгохранительницу и показа ему безчисленное множество греческих книг. Сей же инок во многоразмышленном удивлении бысть о Толиком множестве безчисленного трудолюбного собрания и с клятвою изрече пред благочестивым государем, яко ни в Грецех толикое множество книг сподобихся видети… Великий же государь Василий Ивановичь в сладость послуша те его и преда ему книги на рассмотрение разобрати, которые будут еще непреложены на русский язык".


Случайные файлы

Файл
Sleng.doc
8767-1.rtf
35740.rtf
178823.rtf
11018-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.