Москва прирастала слободами. Слободы Шаболовская и Донская (6874-1)

Посмотреть архив целиком

Москва прирастала слободами. Слободы Шаболовская и Донская

Сергей Романюк

В XVII веке в Москве было около 150 слобод - разбросанных по всему городу поселений ремесленников, торговцев, переселенцев из других мест. Названия слобод отражали занятия слобожан - стрелецкие, бронные, конюшенные, садовые.

От Калужской площади, на которой стояли ворота Земляного вала, расходились две дороги - одна на Калугу, ставшая Большой Калужской улицей (с 1957 г. - Ленинский проспект), другая - к Серпуховс кой заставе и к месту сбора таможенных пошлин - Мытная улица, а между ними шли две улицы - Шаболовка и Донская - основное ядро одноименных слобод.

Шаболовка

Несмотря на то, что Шаболовка - одна из радиальных улиц, она никогда не была магистралью, ее возникновение связано прежде всего с дорогой, ведшей из города в недальнее подмосковное село Шаболово, что за деревней Черемушки. По этому селу называлась и Шаболовская слобода, находившаяся к северо-востоку от Донского монастыря.

В начале улицы, с ее левой стороны - трамвайный парк, которому городские власти когда-то отдали помещение Серпуховской полицейской части. По этой же стороне - Троицкая церковь, здание которой (№ 21) многократно перестраивалось. Сначала в "новопостроенной" слободе появилась деревянная церковь, возведенная в 1699 году. В приходе ее, в доме некоего капитана Якова Тухачевского жили мать и сын протопопа Аввакума, а мать его была и похоронена при церкви. Каменное же здание церкви начали строить в 1745 году и освятили храм 15 февраля 1747 года, но в следующем веке церковь перестраивали. В XIX веке окраина Москвы начала быстро расти и заселяться, и в 1840-1842 годах по проекту архитектора Н. И. Козловского были построены колокольня и широкая трапезная с двумя приделами - Покровским и Никольским, рядом с которыми совсем потерялся небольшой одноглавый четверик старой церкви. К концу века в приходе появились состоятельные прихожане, и было решено построить новый просторный храм. Церковь была построена по проекту архитектора Н. В. Никитина. Освящение состоялось 21 сентября 1896 года. В декоративном оформлении храма использовались типичные детали русской архитектуры. Интерьеры были оформлены по рисункам архитектора Д. Н. Чичагова.

В советское время в церкви устроили клуб, обломав верхние ярусы колокольни и церковный шатер.

Шаболовка в начале нашего столетия была широкой улицей, на которой в основном стояли низенькие деревянные домики, окруженные садами, а между ними находились солидные каменные здания благотворительных учреждений и фабрик. Так, в начале улицы, на правой стороне, в 1910-1911 годах построили "убежище имени С. А. и А. П. Тарасовых" - красивый трехэтажный дом (№ 4), а рядом - со шлемовидным куполом церковь Воскресения Словущего. Здание убежища, предназначенного для "лиц интеллигентных, а также и таких, кто провел жизнь не в нищете, а в известном достатке", было выстроено по проекту архитектора А. И. Роопа. Деньги, 900 тысяч рублей, были пожертвованы вдовой Степана Алексеевича Тарасова, бывшего московским городским головой в 1883-1885 годах. В советское время убежище стало Домом отдыха ветеранов революции имени Ильича.

Другое благотворительное учреждение, занимающее такой же солидный дом (№ 33), как и тарасовское убежище, находилось ближе к концу улицы, на ее левой стороне. Там помещалась дворянская Нечаевская богадельня, выстроенная на пожертвования того самого Ю. С. Нечаева-Мальцева, благодаря пожертвованиям которого мы имеем прекрасный Музей изобразительных искусств на Волхонке.

Юрий Степанович Нечаев был скромным незаметным чиновником, когда он неожиданно получил многомиллионное наследство от дяди И. С. Мальцева, владельца стекольных заводов в Гусь-Хрусталь ном. Бизнесом Нечаев-Мальцев (он добавил к своей фамилии фамилию дяди) не интересовался, а полученным наследством распорядился по-своему - тратил большие средства на путешествия, меценатство и благотворительность. Он и его брат основали приют на Шаболовке (архитектор Р. Клейн) в память об отце Степане Дмитриевиче Нечаеве, человеке незаурядном, в молодости близком к декабристам, занимавшем крупные посты в российской бюрократии, серьезном любителе истории, поэте и прозаике.

Нечаевскую богадельню открыли в 1906 году, церковь при ней во имя святого архидьякона Стефана освятили 15 мая этого же года. Газеты писали, что она была "отделана внутри с замечательной роскошью".

Недалеко от Нечаевской богадельни - старый телецентр (№ 53), расположенный в здании Варваринского сиротского дома (1849 г., архитектор М. Д. Быковский). Благотворителем был Алексей Иванович Лобков, разбогатевший мещанин, ставший действительным статским советником и крупным коллекцио нером старинных книг и рукописей, икон и картин. В приюте на полном обеспечении жили девочки, которые остались сиротами после смерти неимущих родителей. Они получали там начальное образование и навыки рукоделия и домашнего хозяйства.

В бывшем приюте девочек-сирот большевики поместили дуговые радиопередатчики, а в 1927 году здесь установили самый мощный тогда в Европе передатчик, названный "Новой радиостанцией имени Коминтерна" (в отличие от "Старой", находившейся рядом с Вознесенской улицей). Через шесть лет под Москвой соорудили радиостанцию еще более мощную, а на Шаболовке обосновалась радиолаборатория, откуда с 1937 года велись опытные передачи телевидения, ставшие после войны регулярными и продолжавшиеся до 1967 года - года вступления в строй Останкинского телецентра.

Рядом с телецентром поднимается Шуховская башня, ничем не украшенное, красивое своей откровенной утилитарностью произведение технической мысли (см. "Наука и жизнь" № 4, 1968 г.).

В 1922 году, в тяжелейшей обстановке голода и страданий, большевики стали строить башню для радиопередач - пропаганда по радио, как не без основания утверждал Ленин, было "дело гигантски важное". По его личному указанию "в чрезвычайно срочном порядке" выдали из военных складов дефицитную сталь и, несмотря ни на какие трудности, стали строить башню. Все на строительстве считались мобилизованны ми и под страхом расстрела работали беспрерывно в любую погоду (в лютый мороз зимой 1922 года оторвался трос лебедки и погибли трое рабочих).

Руководил строительством автор проекта башни знаменитый инженер В. Г. Шухов, предложивший сначала сделать башню высотой 350 метров - самую высокую в мире! - но не хватило стали, и пришлось удовлетвориться 150-метровой высотой. Несмотря на то, что при взгляде на башню кажется, что вся она сделана из изогнутых элементов, там нет ни одной криволинейной части; возводилась она без лесов - как бы вырастая сама из себя, поднимая телескопические секции.

Донская улица

Так же как Шаболовка, от Калужской площади отходит Донская улица, начало которой отмечают два стандартных здания, собранных из унифицированных деталей, - это два корпуса гостиницы Академии наук, неприглядные и снаружи и внутри. За ними по левой стороне можно отметить два двухэтажных дома под № 7, которые стоят на территории бывшей усадьбы купцов Солодовниковых, известных в Москве своей благотворительностью. Усадьба, находившаяся между Донской и Шаболовкой, куда выходил ее сад, была большой - площадью около 4000 квадратных саженей (1,8 га). Солодовниковы имели здесь жилой особняк (№ 7, строение 2), возведенный в 1835 году, к которому они пристроили "цветочную галерею". В усадьбе не только жили, но еще и устроили немалую текстильную фабрику, для которой было предназначено несколько деревянных и каменных строений, и в том числе четырехэтажное главное фабричное здание по Шаболовке. В 1880-х годах усадьба перешла к их племяннику - И. Г. Простякову, благотворителю и обществен ному деятелю. Он выстроил в 1885 году рядом со старым домом новый особняк по линии Донской улицы (№ 7, строение 1; проект архитектора Д. А. Гущина). Рядом с ним в доме № 9 находится один из самых молодых московских музеев - Музей российских меценатов и благотворителей. Музей стал своеобразным клубом, где встречаются уцелевшие потомки известных и малоизвестных купеческих родов, куда приносят семейные реликвии.

Еще один особняк с отчасти сохранившимися интерьерами в стиле модерн стоит за несколькими стандартными "девятиэтажками" далее по Донской улице: дом № 29 выстроен в 1903 году техником архитекту ры И. Климовым для купчихи А. П. Мельниковой. Тут Донская пересекается с улицей, которая называлась прежде Ризоположенской (в 1924-1973 годах она называлась Выставочным переулком, потом улицей академика Петровского, который жил в доме № 1/13). Свое название улица получила по церкви положения ризы Господней - самому яркому архитектурному памятнику на Донской улице.

Ризой Господней или хитоном называлась одежда, в которую был одет Христос на кресте: в Евангелии от Иоанна рассказывается, что "хитон же был не сшитый, а весь тканый сверху" и что он стал предметом спора между воинами, сторожившими Христа у распятия: "Итак, сказали друг другу [воины]: не станем раздирать его, а бросим о нем жребий, чей будет". По легенде, через много сотен лет риза оказалась в Грузии, а оттуда она, при завоевании Грузии в 1617 году шахом Аббасом, попала в Персию. Шах, вследствие "домогательств" царя Михаила Федоровича, решил отправить ризу в Москву. Ее встретили 25 февраля 1625 года, но москвичи, однако, не сразу поверили, что она и есть подлинная Христова риза: "нет истинного свидетельства, прислана от иноверного царя, а неверных слово без испытания во свидетельство не принимается". Посему решили подвергнуть сомнительный подарок различным тестам - "свидетель ствовать ее чюдесами, пети молебны, ходити с нею к болящим, полагати на них и просити всещедрого Бога, чтобы он тое святыни уверил". Результат не заставил себя ждать - Бог уверил недоверчивых москвичей в ее подлинности, и ризу положили в Успенский собор.


Случайные файлы

Файл
43476.rtf
136419.rtf
115112.rtf
177000.rtf
131462.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.