Москва - Петербург - Великое противостояние столиц (6838-1)

Посмотреть архив целиком

Москва - Петербург - Великое противостояние столиц

Сейчас как никогда ранее перед Россией стоит вопрос - куда двигаться, по какому пути развиваться? Политики много спорят - идти на Запад или на Восток? Или оставаться Россией, потому, что нет ничего в мире похожего на Россию, вспомнить, что у нас есть своя, российская культура и свои корни, столь многовековые, что Западной Европе, тем более колонизированной Америке и не снились?

Когда же Россия впервые пришла к этому перепутью?

В свое время Русь пошла по греческому, православному пути развития. Сложные географические и внешнеполитические условия (суровый климат и постоянные набеги западных и восточных соседей), в которых жила Русь, относительная скудность земли воплощали христианское смирение и становились источником сострадания, столь свойственного русскому народу.

Киевская Русь пала под яростным натиском монгольского нашествия, под ударами католической Польши и языческой Литвы. Значительная часть русского населения устремилась в Северо-восточную Русь, огражденную от завоевателей дремучими лесами и топями болот. Здесь, за естественными преградами стала формироваться Московская Русь - цивилизованное государство.

В московской Руси созидательной силой выступала церковь. Святитель Петр увидел в Москве и ее князе Иване Калите надежду и опору будущей Руси. И с тех пор союз великокняжеского московского трона и митрополичьей кафедры являлся гарантом могущества Руси. Митрополиты сдерживали княжеские междоусобицы, привносили в развитие государства мир и Божью помощь. Со своей стороны они нуждались в княжеской поддержке для борьбы с ересями, распространявшимися с Запада и Востока.

К концу XVII века Москва являлась стержнем закаленной в суровых испытаниях ига и смутного времени Руси. Что же случилось потом? С приходом к власти Петра Алексеевича этот стержень был вынут. Определившееся веками, выстраданное первенство Москвы, преемницы Византии, "третьего Рима" вдруг в одночасье было оспорено.

Петр I поставил под сомнение богоизбранность Москвы, пренебрег покровительством церкви, что в конечном итоге привело к подрыву самих устоев православия, являющихся залогом мощи России. Петр поставил церковь на колени, сделав ее служанкой государства, ограничил ее роль исполнением "треб" светской власти. С падением Московского престола - как светского, так и патриаршего, начался новый период развития России. Период, последствия которого сказались на всей последующий истории, и, к сожалению, не лучшим образом.

Таким образом сопоставление Москвы и Питера - это не просто сопоставление двух городов, двух столиц - это сопоставление двух разных путей развития России.

***

Традиционная точка зрения историков-западников такова: Московская Русь к началу царствования Петра в политическом, культурном, военном и экономическом отношении находилась на краю бездны. Если бы не Петр, Московская Русь рухнула бы в эту бездну. И величие Петра заключается якобы в том, что хотя и пытками и батогами, но он заставил жителей варварской Московии перенять от Европы начала европейской культуры. Вместо варварского Московского царства Петр в кратчайший срок создал по высоким образцам тогдашней Европы Российскую Империю. В этой европеизированной России все, абсолютно все, было выше по своей культуре, по своей морали, чем в допетровской Руси.

Вся эта схема есть стопроцентная историческая ложь, в одних случаях бессознательная, в других случаях сознательная - но в обоих случаях вопиющая ложь. Московская Русь на краю бездны не находилась. Трафаретное изображение Московской Руси историками западного толка сводится к тому, что - Петр I:

Над самой бездной

На высоте, уздой железной

Россию вздернул на дыбы.

Целая плеяда историков, зачарованная ярким поэтическим сравнением Пушкина прошла мимо вопросов: а стояла ли Русь времен отца Петра I, Русь Тишайшего царя Алексея "над самой бездной"? И нужно ли было эту Русь вздергивать на дыбы, да еще уздой железной?

***

У молодого Петра не было того мудрого учителя, который учил его старших братьев и сестер - Симеона Полоцкого. Мало того, предоставленный самому себе, опальный царевич в силу своей кипучей натуры не только бегал где придется в окрестностях Преображенского, но и знакомство заводил с кем придется - в основном с мастеровыми Немецкой слободы, мало образованными, зато отличающимися западной свободой нравов. Вместе с ремеслами и западными науками - математикой, фортификацией и военным искусством - Петр набрался у своих учителей высокомерию по отношению к патриархальной Руси и любви не только к хорошим, но и к плохим обычаям Запада.

Екатерина Дашкова находила Петра гениальным, деятельным и стремящимся к совершенству, но совершенно невоспитанным человеком, бурные страсти которого возобладали над его разумом. "Он был вспыльчив, груб, деспотичен; его невежество не позволяло ему видеть, что некоторые реформы, насильственно введенные им, со временем привились бы и мирным путем в силу примера и общения с другими нациями. Если бы он не ставил так высоко иностранцев над русскими, он не уничтожил бы бесценный, самобытный характер наших предков. Если бы он не менял так часто законов, изданных даже им самим, он не ослабил бы власть и уважение к законам. Он окончательно уничтожил свободу крепостных, отняв у них даже право жаловаться в суд на притеснения помещиков. Он ввел военное управление, самое деспотическое из всех, и, желая заслужить славу создателя, торопил постройку Петербурга весьма деспотичными средствами: тысячи рабочих погибли в этом болоте, и он разорил дворян, заставляя их посылать крестьян на эти работы и строить себе каменные дома в Петербурге. Он построил Адмиралтейство, хотя вода в Неве так мелка, что на этих верфях строят только корпуса судов, которые затем с величайшим трудом и расходами заключают в камели и перетаскивают в Кронштадт. При Екатерине II город увеличился в 4 раза и украсился великолепными строениями, и все это совершилось без насилия, поборов и не вызывая неудовольства".

По ее же словам, репутацию "создателя России" сделали Петру I из лести и тщеславия иностранные писатели, которых Петр пригрел подле себя. Однако задолго до "создателя" русские покорили Казанское, Астраханское и Сибирское царства. Самый воинственный народ, именуемой Золотой Ордой, был побежден русскими, когда предки Петра I еще не были призваны царствовать. Русский талант создал великолепные произведения искусства. Наши историки времен Рюриковичей оставили больше бесценных документов, чем вся остальная Европа, вместе взятая. Великая империя, имеющая столь неиссякаемые источники богатства и могущества не нуждалась в сближении с кем бы то ни было, а тем более в уподоблении другому народу, поэтому сближение с Европой способствовало больше ее упадку, чем процветанию. Тем не менее Петром был выбран именно этот путь - на Запад.

А был ли возможен другой путь? Петр был далеко не первым "просветителем" России. Люди умные, образованные понимали необходимость развития наук в России, перенимания полезного опыта Европы, развитие сношений с иностранными государствами. Боярин Афанасий Ордин-Нащокин, которого называют предшественником Петра по части преобразований, заимствовал, однако, с разбором учитывая национальную самобытность. "Какое нам дело до иноземных обычаев, - говаривал он, - их платье не по нас, а наше не по них".

Русские государи тоже никогда не замыкались на внутренней политике. Ровно за 150 лет до основания Санкт-Петербурга другим русским Царем Иоанном Грозным было прорублено другое окно, окно на восток, в древнюю Азию. 2 октября 1552 года, руководимые Иоанном Грозным войска, взяли приступом столицу Казанского царства, Казань. После взятия Казани, Волга стала вся русской рекой, перед Русью распахнули бесконечные просторы Азии. Это окно, открытое в просторы Азии принесло Русскому народу неизмеримо больше пользы, чем все окна, открытые на запад.

Но не только на древний восток смотрели зоркие очи российских государей. Задолго до Петра привлекало их развитие западных наук, и они упорно старались прорубить в стенах своего царства и другое окошко - на запад. Карамзин в своей "Записке о древней и новой России" отдает предпочтение Ивану III перед Петром I за то, что он не менее возвысил могущество России и заводил сношения с соседними странами, не нарушая ее исторического народного строя, не раболепствуя перед чужеземцами и не "обезьянничая", уподобляясь "просвещенному" Западу даже в одежде и прическах.

Радели государи и о просвещении. Грозный и необузданный Иван IV был одним из самых образованнейших людей своего времени, имел обширную библиотеку, при его царствовании началось в России книгопечатание. Отец Петра I, Алексей Михайлович также не чужд был желания подтянуть "отставшую" в науках Русь. Он был также очень образован для своего времени, начитан, охотно занимался науками, знал несколько иностранных языков, был очень глубоко уважаем иностранцами, и при этом оставался верен обрядности, русским традициям. При Алексее Михайловиче за европейское платье и трубку в зубах ссылали в Сибирь, иногда кнутом били до смерти. Даже потехи Тишайшего царя, которым он предавался в минуты отдыха от государственных занятий ничем не напоминают грубых дикарских забав "просветившегося" в Европе его сына Петра. Западничество Алексея Михайловича сильно отличается от западничества Петра I - вместо разрушения старого уклада все приспосабливается к русской жизни. Это объясняется тем, что, несмотря на западничество, царь Алексей Михайлович глубоко православен и живет в церкви".


Случайные файлы

Файл
luk-kurs.doc
74580.rtf
142889.rtf
46236.rtf
125725.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.