Власть в Москве (6772-1)

Посмотреть архив целиком

Власть в Москве

Андрей Полонский

История московской власти - тема не только на редкость увлекательная, но и представляющая немалый научный и практический интерес. На протяжении семи веков Москва - столица России (столичный статус она не теряла и в императорский период). С одной стороны, она чуть ли не самый русский из русских городов (особенно в оппозиции к Петербургу), с другой - мегаполис, Вавилон, город двунадесяти языков, инопространство по отношению к провинции (прежде всего среднерусской и восточной). Здесь в наибольшей степени сказались специфические черты национальной традиции в области государственного строительства; здесь всегда остро чувствовались сильные и слабые стороны этой традиции.

Обстоятельства

На протяжении всей истории Россию отличало богатство возможностей и бедность форм. Простор не способствовал концентрации, лучшим способом полемики оставался побег - и поэтому власть не затрудняла себя диалогом с обществом. Со своей стороны общество, то отрицая государственные институты, то относясь к ним вполне лояльно, не полагало себя чем-либо обязанным власти, в том числе обязанным к сотворчеству, к заинтересованному участию.

В русской истории крайне редки случаи созидательной инициативы снизу, - управление и закон оставались исключительно делом бюрократии. За пределами выполнения должностных функций русские люди (в том числе и чиновники в свободное от присутствия время) всегда были в большинстве своем склонны к поиску слабых мест и прорех в законодательстве и в повседневной административной практике ("закон, что дышло, как повернешь, так и вышло"), в крайнем случае - к резкой политической оппозиции (конец XIX - начало XX в., 1980-е - начало 1990-х гг.), но ни в коем случае не к обоюдополезному сотрудничеству.

Наследие римского муниципального права не проникло далее Польши, в России почти не чувствовалось бюргерского самосознания, и городское самоуправление, которое пыталась навязать центральная власть (цари и императоры от Ивана Грозного до Александра II) очень часто мыслилось продолжением бюрократической системы (за исключением, быть может, земского периода, с 1870-х гг. до 1917 г.).

В этих условиях осуществление власти неизбежно оставалось монологом или репрессией, трудно преобразуемой в творчество или диалог. Подданные вообще с трудом становятся гражданами (горожанами, ощущающими город - как свой, себя - как хозяев); они - объекты и потребители действий начальства всех сортов и рангов. Гражданское общество в России до сих находится в стадии становления (отчуждение людей от власти имеет неоспоримые преимущества в сфере социокультурной, но делу строительства городского самоуправления мешает).

Государственное строительство в России пережило несколько достаточно резко выделенных периодов:

- органичный (от начала Русского государства до монгольского нашествия), когда институты власти вырастали из глубин племенной жизни, все города имели естественное самоуправление (вече и т.п.), в разной степени оппозиционное усилению княжеской власти;

- сакрально-ситуационный (от монгольского завоевания до конца XVII в.), при котором власть выстраивала свои институты в соответствии с собственным представлением о культурно-конфессиональной идентичности и под давлением внешней опасности или внешнеполитических задач;

- первый имитационный (конец XVII - первая половина XVIII в., от воцарения Петра до воцарения Екатерины Великой), когда осуществление прорыва в большую европейскую политику пытались обеспечить путем воспроизведения на отечественной почве административных институтов Северной и Центральной Европы;

- стратегический, имперский (вторая половина XVIII в. - 1917 г.), в рамках которого встала задача синтеза культурополагающих оснований отечественной жизни и западного политического опыта - в контексте ответа на внешнеполитический, государственный и военный, а также социально-психологический вызов нового времени;

- волюнтаристски-утопический (1917-1991), в чем-то параллельный сакрально-ситуационному периоду государственного строительства, когда судьба законов, лиц и учреждений зависела как от соответствия коммунистической идеологии, так и от произвола отдельных исторических персонажей; этот период характеризуется расцветом мнимых властных институтов;

- второй имитационный (с 1991 г.), когда выход из постсоветского структурного кризиса пытаются обеспечить за счет укоренения государственных учреждений, хорошо себя зарекомендовавших или за пределами России, или в России, но в совершенно иных исторических обстоятельствах.

Организуя свою жизнь вместе с Россией, Москва почти не знала относительно благополучной домонгольской эпохи. Со дня первого упоминания в летописи о нашей столице не прошло еще и ста лет, когда татары ударили своими стенобитными орудиями в кремлевские ворота. Московские князья собирали русские земли под свою жесткую руку уже в условиях существования великого евразийского государства - Золотой орды. В принципе москвичи объединили не только Россию, но и всё пространство от Китая до Австрии, завоеванное Чингисханом.

Этот неуклонный порыв вширь долгое время мешал заняться домашними делами. Внутреннее благоустройство было принесено в жертву освоению новых и новых пространств. Государственные институты создавались и гибли применительно к текущим потребностям - до тех пор, пока Петр, топором палача прорубавший "окно в Европу", не навязал России прокрустову систему голландских учреждений.

Посты и ведомства

До самого конца XVII в. в Москве не было собственной городской власти. Столицей правил великий князь или царь через центральный аппарат управления. Из этого правила мы знаем всего одно исключение: Иван Грозный, разделив страну на земщину и опричнину, уступил полстолицы земским боярам.

В 1699 г. для управления жизнью посадских людей Петр создал Бурмистерскую палату, вскоре переименованную в Ратушу. Уже после переезда царя в Петербург по городовому положению 1720-х гг. Ратуша была окрещена Магистратом (немецкие названия великолепно выражали сущность этих учреждений; функционировали они на русской почве с большим трудом).

В 1708 г. в соответствии с губернской реформой постановили учредить Московскую губернию во главе с генерал-губернатором. Так как Петр всё перенимал из Голландии, то и Россия была поделена по голландскому образцу на восемь (затем на девять) губерний. Вышли они совсем немаленькими (в состав Московской входило 39 городов).

В 1719 г. губерния была разделена на 9 провинций. При Екатерине II число губерний пятикратно возросло, причем сохранились и более крупные административные единицы (теперь они назывались наместничествами). С 1802 г. границы губерний и их количество (около 50) оставались практически неизменными до 1917 г.

Государство, которое строил Петр, было немыслимо без постоянного контроля за подданными, которым предписывалось брить бороды, ходить на балы и тащить детей в школу. Поэтому не мудрено, что одним из первых административных городских учреждений стала Полицмейстерская канцелярия во главе с обер-полицмейстером (1722), в 1782 г. преобразованная в Управу благочиния (екатерининские веяния - русификация названий). В 1826 г. был создан Московский жандармский округ, в 1867 г. - Московское жандармское управление.

Первые органы городского самоуправления выстраивались по екатерининской Жалованной грамоте городам (1785). Горожане по куриям избирали Общую городскую думу, та в свою очередь выбирала Шестигласную думу; надо всем этим строением возвышался городской голова.

Городовые положения XIX в. (1862 и 1870 гг.) подтверждали, что городской голова избирается на четыре года из двух кандидатов. На рубеже XIX-ХХ столетий избирательным правом пользовались люди старше 30 лет, владевшие собственностью не менее 15 000 рублей (законодатели в то время стремились прежде всего к ответственности голосующих; предполагалось, что в выборе участвуют только те, кому есть что терять). Московский городской голова утверждался императором и с 1892 г. считался чиновником на государственной службе (очень характерное для России обстоятельство).

В 1864 г. император Александр II издал Положение о земских учреждениях, которым вменялось в обязанность:

- развитие местной промышленности и торговли;

- забота о медицине и народном образовании;

- забота о создании продовольственных запасов на местах и о дорожном строительстве.

Для этой цели земские собрания избирали постоянно действовавшие губернские и уездные управы во главе с председателями. Первые выборы в земские учреждения Московской губернии прошли в 1865 г.

Органом надзора за деятельностью городского самоуправления стало Московское присутствие по земским и городским делам, в состав которого входили губернатор, вице-губернатор, прокурор Московского окружного суда, председатель мирового съезда, председатель земской управы и городской голова.

В 1905 г. было упразднено полицейское управление, а город выделялся в особое градоначальство. Московский градоначальник получил права губернатора.

В ходе Февральской революции все учреждения императорской России были упразднены. С февраля по март 1917 г. москвичи впервые получили возможность вкусить все прелести переходного периода. Номинально власть в Москве принадлежала Комитету общественных организаций, председатель которого как бы унаследовал функции градоначальника. Сохранялась и городская дума.

Однако политические амбиции демократических лидеров, в большинстве своем лишенных чиновничьей выучки, приводили к постоянным конфликтам, а единственным центром, способным к целенаправленным действиям, стал Совет рабочих депутатов, организовавший в конце концов вооруженное восстание с пальбой по Кремлю из артиллерийских орудий и безжалостным расстрелом шестнадцатилетних юнцов на Арбате, Мясницкой и Басманной.


Случайные файлы

Файл
22686-1.rtf
181135.rtf
144073.rtf
181713.rtf
74222-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.