Топонимические традиции русской усадьбы (1861-1917 гг.) (6577-1)

Посмотреть архив целиком

Топонимические традиции русской усадьбы (1861-1917 гг.)

Михаил Коробко

Своеобразная визитная карточка любой усадьбы - ее название, далеко не всегда поддается расшифровке. Зачастую оно не имеет устоявшейся формы и употребляется сразу в нескольких вариантах. Разные интерпретации названия одной и той же усадьбы встречаются даже в документах одного временного периода.

Как известно, ряд земель в Подмосковье и других регионах и основанные на них усадьбы и другие населенные пункты получили свои названия по именам или прозвищам их владельцев и основателей. В составе имений могло быть несколько населенных пунктов, но, как правило, обычно только название усадьбы становилось названием всего имения. К числу таких "владельческих названий" относятся: Любвино (Рузский уезд) [*], названное так по имени владелицы Л.Г.Пыльцовой, основавшей эту усадьбу незадолго до Первой мировой войны[1], Щапово, ранее Александрово (Подольский уезд) по фамилии коммерсанта И.В.Щапова, владевшего этой усадьбой в 1889-1896 гг. [2], Ржевское, ранее Шаболово (Московский уезд), по представителем дворянской фамилии, бывших последними владельцами этой усадьбы[3] и т.п.

При смене владельцев многие старые топонимические реалии зачастую уходили в небытие, новые либо занимали их место, либо существовали параллельно. Так Ховрино (Московский уезд) по новым владельцам купцам Грачевым стало называться Грачевка[4], Демьяново (Клинский уезд), в 1883-1917 гг. принадлежавшее В.И.Танееву, стало называться Танеевкой[5], Ивановское (Клинский уезд), перешедшее к князьям Козловским, соответственно Ивановское-Козловское[6], Малхино (Дмитровский уезд), в конце XIX в. приобретенное купцами Малюшиными, неофициально называлось Малюшино, хотя юридически сохраняло свое прежнее название[7] и т.п. В редких случаях в качестве названия употреблялась не фамилия владельца, а титул, но эта тенденция относится к дореформенному времени.

Названия усадеб, обязанные своим возникновением исключительно фантазии владельцев, т.е. более личные топонимически, можно разделить на две группы. Одна из них, носящая "пасторальный" характер, наглядно показывает отношение владельца к своей усадьбе и его стиль жизни. Так Никольское (Клинский уезд) после покупки у Е.А.Алмазовой Д.Б.Черняевым и реконструкции, было переименовано в Молодое[8]; усадьба, устроенная в конце XIX-начале ХХ вв. недалеко от железнодорожной станции Одинцово, получила название Отрадное (Звенигородский уезд) [9] и т.п. Отметим, что такие названия не характерны для пореформенного времени, хотя эпизодически и продолжили появляться.

Другая группа названий аналогичного происхождения внешне якобы носит владельческий характер, но на самом деле отражает желание владельцев увековечить имена близких им людей в названии имений и усадеб. Так, коллекционер А.А.Бахрушин, купивший в 1913 г. Афинеево (Верейский уезд), переименовал его в Верино по имени жены[10]. Подобного происхождения название Наташино (Московский уезд), возникшее в 1901 г. (Наталья - имя дочери владельца этой усадьбы потомственного дворянина Е.А.Скальского) [11], и некоторые другие топонимы.

Еще одна группа объединяет названия, данные по гидронимам или разного рода географическим, историческим и природным реалиям. Для пореформенного времени такой тип новых усадебных названий, нехарактерен, хотя иногда и встречался. Так Апрелевка (Верейский уезд), устроенная в 1892 г. писателем Н.Н.Златовратским, на участке, приобретенном у генерала Кохманского из состава его имения Бурцево, названа по протекавшей через территорию усадьбы речке Апрелевке[12]; возникшая на рубеже XIX-XX вв. усадьба Смирновых (Верейский уезд), впоследствии перешедшая к С.Р.Муратовой называлась Пустошь Капустино, т.е. унаследовала название участка, на котором она была создана, долгое время бывшего пустошью - незаселенным и незастроенным[13] и т.п.

Наконец большая группа названий свойственна исключительно усадьбам, возникшим в дореформенное время, причем лишь тем из них, в которых имелись церкви. Такие топонимы носят исключительно "церковный" характер: Богородское (Богородицкое), Влахернское, Ильинское, Троицкое и т.п. и даже до сих пор встречаются достаточно часто. Поэтому, как правило, у усадеб их имеющих, как правило, еще существуют и другие названия, либо владельческого характера, либо отражающие местные отражающее географические реалии. В Московском уезде параллельно существовали усадьбы: Троицкое на Теплых Станах, Троицкое на Обитце, Троицкое-Лыково и Троицкое-Черемушки (Троицкое-Андреево) [14]; Богородское-Воронино и Узкое-Богородское (Узкое) [15]; в Звенигородском уезде: Петровское-Дальнее (Дурнево) и Петровское-Алабино (Петровское-Княжищево) [16] и т.п. Однако в ряде случаев и это не помогало, поэтому в одном из названий (не церковном) меняли ударение. Например, в Подольском уезде было две усадьбы, называвшиеся Чириково (Покровское) одна на Варшавском, другая на Калужском шоссе. Первую из них называли Чири ково, второе Чи риково[17].

В итоге усадьбы, имевшие пять семь названий, не были редкостью, что, в свою очередь усугубляло путаницу в изданиях справочного характера и до сих пор создает определенные трудности при работе с архивными документами. Но это были, как правило, усадьбы, созданные в дореформенное время и имевшие не менее чем полутора двухсотлетние истории. Усадьбы созданные в пореформенное время, разумеется, имели меньше названий и поэтому при работе с источниками идентифицируются значительно легче.

Имения и усадьбы могли оставаться без названий до тех пор, пока в них не появлялась необходимость, т.е. до их фиксации в официальных документах обычно при покупке, продаже или передаче в наследства всего землевладения. Так не имели названия: усадьба художника В.В.Верещагина, находившаяся между деревнями Новинки и Нижние Котлы (Московский уезд) [18]; усадьба, приобретенная в 1913 г. актером П.Н.Орленевым у станции Востряково Рязано-Уральской железной дороги (Бронницкий уезд) [19]; усадьба художника К.В.Лемоха, расположенная недалеко от села Ховрино (Московский уезд) [20] и др.

Архивные документы позволяют проследить даже сам процесс официального присвоения названий некоторым имениям и усадьбам. Так, при приобретении Московской уездной земской управы, не имевшего собственного названия имения надворного советника Р.И.Келлера, расположенного близ деревни Свиноедково (Московский уезд) старший нотариус Казаков потребовал присвоить ему таковое при утверждении купчей крепости 28 сентября 1900 г. С того времени бывшее имение Р.И.Келлера стало называться Земское по своему новому владельцу[21].

Перепрофилирование ряда зданий и сооружений с одной стороны, с другой собственное обустройство приводили к созданию новых топонимических реалий и утрате старых. В Кузьминках в пореформенное время ряд отдельных построек, которые стали использовать под дачи, были переименованы: дом садовника на Садоводстве по своему цвету стал называться Серая дача, больница Белая дача, а Померанцевая оранжерея Оранжевая дача[22], Парадный двор в начале ХХ в. фигурирует в описи усадьбы под названием Главная площадка[23]; Александр II в Ильинском (Звенигородский уезд), принадлежавшем его жене императрице Марии Александровне, "бывшие названия корпусов […] приказал уничтожить, и именовать их кавалерскими домами под номерами; название же флигеля для его высочества наследника цесаревича "Нечуй горе" по просьбе великого князя Александра Александровича [т.е. самого наследника - М.К.] приказал оставить" [24]; новые дорожки, проложенные в парке Узкого (Московский уезд), по инициативе жены владельца княгини А.В.Трубецкой получили названия: Большая прогулка и Маленькая прогулка (согласно протяженности каждой из них) [25] и т.п.

Характерной особенностью большинства усадеб была так называемая семейная микротопонимика, зачастую незафиксированная в официальных документах, но находившей свое отражение в личных бумагах, письмах, дневниках, воспоминаниях владельцев, членов их семей и многочисленных гостей: кедровая роща рядом с господским домом во Введенском (Звенигородский уезд) называлась Верин гай, в честь жены владельца купца В.И.Якунчикова[26]. Меньшове (Подольский уезд) существовала Сонина гора, названная так в честь дочери одного из владельцев С.А.Лопухиной "…потому что она там однажды, девочкой, ускользнув от надзора старших, вскочила на неоседланную крестьянскую лошадь и на ней носилась по горе" [27]; в Абрамцеве (Дмитровский уезд) одно из зданий называлось Поленовской дачей т.к. там одно время жил художник В.Д.Поленов[28], в одной из подмосковных усадеб в начале ХХ в. была устроена беседка с архаичным названием "Ривьера спокойствия" [29] и т.п.

Со временем причины возникновения ряда названий забылись (в особенности это относится к названиям владельческого характера), поэтому, как правило, возникли и до сих пор возникают местные легенды, которые стараются их объяснить исходя из местных реалий самого разного характера: исторических, архитектурных, природных и т.п.

К числу распространенных примеров такой ложной топонимики относится до сих пор периодически встречающееся в литературе утверждение, относительно того, что якобы Кузьминки (Московский уезд), получили название по имени некоего Кузьмы, работавшего на мельнице, рядом с которой была основана эта усадьба[30]. Однако, существование этого легендарного персонажа не подтверждается документально, кроме того, согласно нормам русского языка название населенного пункта, образованное от имени Кузьма, было бы Кузьмино, а не Кузьминки. Отметим, что Кузьминками в народе называли праздники в честь Косьмы и Дамиана (Кузьмы и Демьяна), отмечаемые 1 июля и 1 ноября (по старому стилю). Поэтому логично предположить, что в более ранний период, когда рядом с мельницей находилась деревня, в ней одно время существовала часовня Косьмы и Дамиана[31].


Случайные файлы

Файл
156656.doc
89992.rtf
13099.doc
101642.rtf
62001.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.