Коллекция легенд об основании Москвы (6449-1)

Посмотреть архив целиком

Коллекция легенд об основании Москвы

Михаил Минц

В 1997 г. отмечалось 850-летие Москвы. Понятно, что подобные цифры-юбилеи всегда несколько условны.

Общепризнанная дата основания нашей столицы взята из Ипатьевской летописи: под 1147 годом в ней описывается встреча суздальского князя Юрия Долгорукого и черниговского князя Святослава Ольговича, происшедшая в Москове.

Но уже из того, что в 1147 г. два князя избрали этот город местом своей встречи, следует, что основан он был значительно раньше.

По современным археологическим данным, Москва возникла, вероятнее всего, около 1000 лет назад. Однако точных данных о времени и, тем более, обстоятельствах ее основания нет. Отсутствие этих данных с успехом компенсируется множеством легенд, популярных и непопулярных, более или менее правдоподобных, самого различного содержания. Наиболее известные из них я хотел бы рассмотреть.

Князь, боярин, чудесное видение и кровная месть

Можно выделить восемь легенд об основании Москвы. Вначале следует остановиться на четырех из них, имеющих общие черты.

Самая подробная и известная из них — легенда о князе Юрии Долгоруком и боярине Степане Кучке. Она была записана в XVII в. по поручению царя Алексея Михайловича.

В то время поисками преданий о столице растущего Российского государства занимались независимо друг от друга четыре разных человека. Каждый из них слышал устные рассказы, которые, видимо, существенно разнились. В результате получилось четыре повести.

Рассказ о Степане Кучке — самый правдоподобный из них1.

Согласно легенде, в 1158 г. (!) князь Юрий Долгорукий ехал из Киева во Владимир. Посреди болота он увидел «огромного чудного зверя. Было у зверя три головы и шерсть пестрая многих цветов... Явившись людям, чудесный зверь затем растаял, исчез, словно туман утренний».

Греческий философ на вопрос Юрия о значении видения сказал, что в этих местах «встанет град превелик треуголен, и распространится вокруг него царство великое. А пестрота шкуры звериной значит, что сойдутся сюда люди всех племен и народов».

Князь поехал дальше и увидел город Москву, бывшую во владении боярина Кучки. Юрий решил остановиться в этом городе, но Кучка «не почте великого князя подобающею честию»2.

Сначала он отказался впустить Юрия с дружиной в город под предлогом нехватки места в хоромах, которые якобы были недавно частично разобраны и теперь строились заново, а затем и вовсе отказался подчиняться князю, говоря, что все беглые из владимиро-суздальских вотчин сбегаются к нему, и он скоро станет вровень с Юрием.

Тогда князь, заподозрив Кучку в сговоре с новгородцами, повелел «того боярина ухватити и смерти предати»3. После непродолжительного боя суздальская дружина через главные ворота ворвалась в город, а Кучка через малые ворота вместе с воеводой Букалом (по другой версии этой легенды, изложенной А.Ф.Малиновским, Букал был отшельником и жил в маленькой хижине неподалеку от Москвы4) и остатком воинов бежал в леса, где был вскоре настигнут и убит воинами Юрия.

Город Москва стал частью владений великого князя.

К детям Кучки, попавшим в плен, Долгорукий отнесся милостиво, говоря, что они не виноваты в преступлении своего отца. Дочь боярина Улита была выдана замуж за сына Юрия, Андрея Боголюбского; сыновья Яким и Петр стали его слугами.

Долгое время они жили в мире и согласии, но однажды, уже после смерти Юрия Долгорукого, Улита неожиданно встретила в лесу воеводу Букала, уже глубокого старца, и узнала от него историю гибели своего отца. Рассказ Букала Улита пересказала братьям. Охваченные жаждой мести, они решили убить князя Андрея.

Кучковичи напали на князя во время охоты, но Андрею удалось ускакать от них. Загнав коня, князь отправился дальше пешком и вышел на берег реки. Там он увидел перевозчика и попросил перевезти его на другой берег, но тот, выманив у князя плату вперед, уплыл прочь. Андрей, оставшись один и опасаясь погони, спрятался на ночь в сруб-могилу.

Кучковичи же, боясь его мести, на следующий день отправились на поиски, взяв с собой по совету Улиты любимого княжеского пса-выжлеца. Пес привел их к срубу-могиле, где спрятался князь, всунул голову в сруб и, радуясь хозяину, замахал хвостом. Увидев это, Кучковичи, раскрыв крышу на срубе, набросились на князя и убили его.

Но вскоре слуга Андрея, Давыд, ночью убежал к брату князя — Даниилу Юрьевичу Киевскому (вымышленный персонаж) — и рассказал ему, что Андрей убит. После этого Даниил пришел с войском под Москву, и москвичи выдали ему Кучковичей. Улита с братьями были казнены, а тела их положены в берестяные короба и пущены в озеро.

Согласно легенде, эти короба до сих пор всплывают по ночам на поверхность, «ибо таковых злодеев ни земля, ни вода принять не хотят». Что касается Даниила, то он после этого решил не возвращаться в Киев и стал московским князем5.

Из всех легенд об основании Москвы эта является, пожалуй, самой правдоподобной, так как она единственная, которая соотносится с известными фактами.

Во-первых, среди убийц Андрея Боголюбского летопись действительно упоминает неких Якима и Петра Кучковичей.

Во-вторых, во Владимирской области до наших дней сохранилось предание, что в Плавучем озере под Владимиром плавают в дубовых коробах братья Кучковичи, убитые за вероломство великим князем Всеволодом Большое Гнездо6.

Наконец, в-третьих, в летописи есть упоминание о том, что Москва раньше называлась Кучковым: «До Кучкова, рекше [то есть] до Москвы»7. В XIV—XV вв. летописи несколько раз называют одно из московских урочищ (в районе Сретенских ворот, Чистых прудов и Лубянской площади) Кучковым полем.

Что же касается слабых мест легенды, то одно из них видно сразу же: князь Юрий Долгорукий умер в 1157 г., за год до времени ее действия. Кроме того, согласно той же летописи, в которой упоминаются братья Кучковичи, причиной убийства ими Андрея Боголюбского была не месть за смерть Степана Кучки, а решение Андрея казнить за какой-то проступок брата своего слуги Якима Кучкова — Петра. В ответ Яким и организовал упомянутый в легенде заговор.

Я думаю, реальными событиями могли быть война между Долгоруким и Кучкой, победа Юрия и, возможно, убийство Кучковичами князя Андрея. Остальное же является литературным вымыслом.

Одновременно с легендой о Юрии Долгоруком была записана и другая, согласно которой Москву основал сын Александра Невского Даниил, который отнял земли у уже упомянутого боярина Кучки и был убит за это сыновьями последнего. Эта версия почти полностью копирует предыдущую; возможно, она возникла в результате ее пересказа.

Чудесное видение упоминается еще в одной легенде, записанной тогда же. В ней также говорится о Данииле, только уже не об Александровиче, а об Ивановиче, который, в отличие от Александровича, является, скорее всего, вымышленным персонажем. Он, повинуясь видению, основал на указанном в нем месте город, получивший название Москва.

Интересно, что сцена убийства князя, абсолютно аналогичная сцене убийства Андрея Боголюбского, имеется и в другом рассказе, не имеющем ничего общего с легендой о Кучке и Юрии Долгоруком. Там не названо имя князя, но сказано, что убийцы были подосланы к нему неверной женой. Вскоре после убийства брат князя захватил в плен и казнил изменницу и ее наемников, а затем на месте совершенного ими преступления основал город — «около красных сел по Москве-реке» — и назвал его Москвой8.

Мосох и другие персонажи

Есть и еще одна интересная легенда о начале Москвы, также записанная в XVII в. — одновременно с рассказами о боярине Кучке.

Согласно этой легенде, город основал библейский герой Мосох, сын Иафета, внук Ноя. Легенда гласит, что когда-то, в незапамятные времена, он поселился на реке, которая носит сейчас название Москва, и основал там город. Названия реки и города, по мнению автора, происходит от имени Мосоха и его жены Квы. У Мосоха и Квы был сын Я и дочь Вуза, от чьих имен происходит название реки Яузы9.

Такой набор имен сразу наталкивает на мысль, что не названия рек происходят от имен Мосоха и членов его семьи, а, наоборот, имена Ква, Я и Вуза происходят от названий соответствующих рек. Тем не менее легенда эта весьма популярна.

А.Асов в статье «Сколько лет Москве» приводит рассказ дьякона удаленного от Москвы Холопьего монастыря на реке Мологе, Тимофея Каменевича Рвовского: «И созда же тогда Мосох-князь и градец себе малый на превысоцей горе той над устии Явузы-реки, на месте оном первоприбытном своем именно московском, иде же и днесь стоит на горе той церковь каменная святаго и великаго мученика Никиты, бесов мучителя»10.

Ссылка на церковь мученика Никиты сделана, очевидно, для того, чтобы придать рассказу максимальную достоверность. Асов указывает также, что легенда о Мосохе может быть подтверждена географическими данными: на Кавказе есть река Моква и племя месхов11.

Многие церковные деятели называют эту версию правильной и по сей день. Очень популярной была она и в XVII в.

Олег, Букал и другие

Помимо этих уже описанных легенд об основании Москвы существуют и другие, менее подробные и менее известные. Согласно одной из них, Москву основал сам князь Олег, правивший в 879—912 гг.: «Олег же нача грады ставите ... и прииде на реку, глаголемую Москву, в нея же прилежат реки Неглинная и Яуза, и поставил град не мал, и прозва его Москва»12.

Бытовала также легенда об отшельнике Вукале или Букале (тезке воеводы Степана Кучки), жившем где-то рядом с Москвой и предсказавшем городу его судьбу13.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.