Культура и общественная мысль в Москве второй половины XIX века (4741-1)

Посмотреть архив целиком

Культура и общественная мысль в Москве второй половины XIX века

Ирина Олеговна Лебедева

Во второй половине XIX века облик Москвы значительно изменился. По воспоминаниям Н.В.Давыдова: «Дореформенная старая Москва отжила, стала достоянием прошлого… Что-то неуловимое изменило общий вид Москвы, отняв у нее свойственные ей прежде характерные черты неподвижного захолустья, столицы сонного царства». Освобождение крестьян, введение земского и городского самоуправления, судебные уставы, новый университетский устав – все это всколыхнуло московское общество, ввело в него новые элементы, заставило смириться с происходящим сторонников старого режима. Со строительством железных дорог Москва приобрела значение общероссийского центра, она стала железнодорожным узлом, равного которому не было в России. Удобство подвоза сырья способствовало развитию промышленности и превращению столицы в крупнейший торгово-промышленный центр страны.

Такой торгово-промышленный характер Москвы второй половины прошлого века накладывал отпечаток и на внешний вид города. Приезжие отмечали обилие магазинов, рынков, амбаров и складов, а на улицах – оживленное движение обозов, розвальней, телег. Люди «либеральных» профессий терялись среди представителей торгового и промышленного мира. Не случайно Москву во второй половине XIX века называли «мужицко-купеческим» городом. Мемуаристы и бытописатели Москвы «купеческой», такие как П.Д.Боборыкин, Н.А.Найденов, П.А.Бурышкин, Н.И.Астров, утвердившие это определение в сознании читателей, признавали лидирующую роль купечества в экономической, общественной и культурной жизни пореформенной Москвы, пришедшего на смену дворянству. Значительно возросший культурный и общеобразовательный уровень купеческого сословия сказывался и на культурной жизни Москвы. Представители ярких московских купеческих фамилий Мамонтовых, Бахрушиных, Алексеевых, Морозовых, Третьяковых, Солдатенковых и других становились известными благотворителями, меценатами, коллекционерами.

Но несмотря на новшества, москвичи сохраняли «свой особый отпечаток», вместе со своими неуемным балагурством и излишней суетливостью, они лелеяли приверженность к московской старине, ее традициям, быту, языку. Именно это, а отнюдь не право рождения, делало столичного обывателя истинным москвичом.

Во второй половине XIX– начале XX вв. Москва – это поистине столица русской литературы, искусства, науки, переживавших небывалый подъем. С Москвой тех лет были связаны замечательные писатели Л.Н.Толстой, А.П.Чехов, А.Н.Островский, В.Г.Короленко, М.Горький, А.Белый, В.Я.Брюсов, А.А.Блок, И.А.Бунин, А.И.Куприн и другие. Здесь творили выдающиеся музыканты П.И.Чайковский, Н.Г.Рубинштейн, С.В.Рахманинов, А.Н.Скрябин, С.И.Танеев; талантливейшие художники В.И. Суриков, В.Г.Перов, А.К.Саврасов, В.М.Васнецов, В.Д.Поленов, И.И. Левитан, И.Е. Репин, В.А.Серов, М.В.Врубель, М.Н.Нестеров, К.А.Коровин и другие.

На сцене Большого, Малого, Художественного театров и Частной оперы выступали знаменитые актеры М.П. и О.О. Садовские, М.Н.Ермолова, А.И.Южин, К.С.Станиславский, певцы Ф.И.Шаляпин, Л.В.Собинов, А.В.Нежданова.

В Москве работали всемирно известные русские ученые: «отец русской физиологии» И.М.Сеченов, биолог К.А.Тимирязев, П.Н.Лебедев, опыты которого имели решающее значение для утверждения электромагнитной теории света, основатель теоретической и технической аэродинамики Н.Е.Жуковский, химик Н.Д.Зелинский, минералог и геохимик В.И.Вернадский, историки С.М.Соловьев и В.О.Ключевский, филологи Ф.И.Буслаев, Ф.Ф.Фортунатов и Н.И.Стороженко, правовед и социолог М.М.Ковалевский.

Эти и многие другие деятели русской культуры и науки сделали культурную жизнь Москвы тех лет чрезвычайно насыщенной и незабываемой.

***

Во второй половине XIX века вопросы будущего России, ранее страстно обсуждавшиеся в московских салонах, переходят в сферу реальной политики. Страна вступает в эпоху великих реформ. Проводимые сверху, они готовились в обстановке общественной активности. Общество, в свою очередь, по-своему реагировало и «переваривало» происходившие в стране изменения.

Начавшаяся в последние годы царствования Николая I Крымская война (1853—56) вызвала бурный отклик в общественном мнении этих лет. Поражение которое терпела Россия в этой войне, подтверждало необходимость реформ. В Москве больше, чем где-либо зрело недовольство правительственным курсом. События, происходившие в эти годы в культурной жизни Москвы, имели и ярко выраженный политический характер.

В это время особое звучание приобрели торжества по случаю столетия Московского университета. Празднование, проходившее в Татьянин день, 12 января 1855 года, вышло далеко за рамки чисто университетского уровня, получив более широкое общественное звучание. Университетские торжества, проходившие в условиях неудачной Крымской войны, были не только открытой общественной демонстрацией оппозиционных настроений, но и явным признаком политического кризиса самодержавия.

Со всех концов России съезжались в эти дни в Московский университет его бывшие питомцы, московские газеты и журналы широко отражали это событие, писали о том вкладе, который внес университет в отечественную науку и просвещение.

Настоящий обмен мнениями шел не в присутствии официальных гостей. У историка Т.Н.Грановского собрались так называемые западники, как московские, так и петербургские, а у Ю.Ф.Самарина встретились славянофилы – К.С.Аксаков, В.А.Черкасский, Э.Дмитриев-Мамонов, А.С.Хомяков, Елагины. Именно в этих кругах шли откровенные разговоры о судьбах России, которые выносились и на более широкую аудиторию, и на улицу, в московские трактиры.

Москвичи устраивали обеды, торжественные встречи и проводы в честь героев войны, защитников Севастополя – как генералов, так и простых солдат и матросов. Подобные собрания превращались в общественные акции, которым была присуща нарастающая политическая активность. В настоящую массовую демонстрацию превратились похороны историка Т.Н.Грановского, скончавшегося 4 октября 1855 года, еще до заключения мира. Старожилы считали, что таких похорон Москве не приходилось еще видеть. Гроб с телом профессора пронесли шесть верст через весь город до Пятницкого кладбища, и весь путь был усыпан цветами и лавровыми листьями.

Большое общественный резонанс вызвал акт уже нового царя Александра II, разрешавший выезд за границу. Это привело к массовому выезду за рубеж в основном дворян и богатых купцов, которые потом возвращались на родину, надышавшись воздухом западных идей и в значительной степени либерализованные.

Общество встретило с одобрением и амнистию оставшихся декабристов, которые оказались в центре внимания прежде всего представителей демократических и либеральных кругов.

Власти вынуждены были прислушиваться к настроениям в обществе. Не случайно в 1856 году в Москве, когда отмечали 30-летний юбилей Михаила Семеновича Щепкина на сцене малого театра, Константин Аксаков встал и поднял восторженно встреченный собравшимися тост в честь общественного мнения.

А.И.Кошелев, обрисовывая общественную жизнь второй столицы тех лет, писал, что «зима 1857—58 года была в Москве до крайности оживлена. Такого исполненного жизни, надежд и опасений времени никогда прежде не бывало. Толкам, спорам, совещаниям, обедам с речами и проч. не было конца. Едва ли выпущенный из тюрьмы после долгого в ней содержания чувствовал себя счастливее нас, от души желавших уничтожения крепостной зависимости людей в отечестве нашем и, наконец, получивших возможность во всеуслышание говорить и писать о страстно любимом предмете и действовать как будто свободно».

Вопрос о крепостном праве, о ликвидации феодальных отношений стоял остро не только в обеих столицах, но и по всей России. Вокруг него разгорелась острейшая борьба, в результате которой образовывались общественные направления с их собственными программами, лидерами и поддержкой определенных социальных кругов. Вторая половина 1850-х годов характеризуется наивысшим подъемом русского либерализма как крупного общественного течения. В преддверии реформы 1861 года западники и славянофилы стали объединяться в своей борьбе против общих противников – консерваторов, поначалу отрицавших необходимость реформы, а затем всячески старавшихся свести ее до минимума.

После вступления на престол Александр II довольно часто посещал Москву, налаживал личные отношения с верхушкой московского общества и вселял немалые надежды на сторонников реформы.

Заметное оживление произошло в рядах московских западников, центром которых стал кружок А.В.Станкевича, образовавшийся еще в начале 40-х годов. В кружок входили В.П.Боткин, Ф.М.Дмитриев, Н.Х.Кетчер, Е.Ф. и В.Ф. Корши, Н.П.Кудрявцев, Н.Ф.Павлов, П.Л.Пикулин, Б.Н.Чичерин, Н.М.Щепкин и другие. Совместным предприятием московских западников стало с 1856 года издание журнала «Русский вестник». Издателем и редактором его стал М.Н.Катков. Журнал вскоре приобрел общероссийскую известность, стал одним из широко читаемых и в значительной степени формировал общественное мнение. Выступая за реформы, он привлек ряд даровитых публицистов, писателей, историков и на том этапе прослыл как журнал московской профессуры либерально-западнического направления. В нем публиковались А.Н.Островский, Л.Н.Толстой, М.Е.Салтыков-Щедрин, И.С.Тургенев, Ф.М.Достоевский, Н.П.Огарев, В.П.Анненков, другие видные писатели и поэты. В этом издании вышла статья обширная статья известного историка С.М. Соловьева «Древняя Россия», в которой он выступил с позицией строгого научного подхода к российской истории и против ее необоснованного приукрашивания. В журнале поднимались вопросы ликвидации поземельной общины, строительства железных дорог, развития промышленности и экономики в целом, а также вопросы просвещения.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.