Материальная культура Москвы в XIV-XV вв. (4372-1)

Посмотреть архив целиком

Материальная культура Москвы в XIV-XV вв.

Дмитрий Олегович Осипов

Быт москвичей

Средневековый город был жил не только крупными историческими событиями и культурными свершениями. Повседневная жизнь, быт, заботы о хлебе насущном занимали основную часть жизнь горожан, чем люди прошлого сходны с нами, жителями конца XX века. Всем нам приходилось неоднократно бывать в исторических и краеведческих музеях, где хранятся различные вещи (оружие, посуда, украшения и т.д.) которыми пользовались люди разных эпох. Каждый из этих предметов может многое рассказать о том где и как он был изготовлен, для чего служил, каким путем попал в то или иное место. Для историков древние вещи, или просто “древности” являются важным источником информации. С помощью археологии – “науки о древностях” – ученые стараются заставить вещи говорить, чтобы составить представление о быте, ремесле, торговых отношениях тех далеких времен. Именно в этом и состоит основная задача археологии, а не поиски сокровищ, как кажется многим. К сожалению в письменных источниках сохранившихся до наших дней описаны лишь крупные политические события. Будничная жизнь с ее каждодневными заботами мало интересовала летописцев. Тому, что окружало людей каждый день, что составляло их обычаи и привычки в хрониках уделяется мало внимания. Интересные подробности сохранились лишь в воспоминаниях иностранцев, столкнувшихся с диковинной для них культурой московитов. Поэтому изучение материальной культуры возможно лишь с помощью раскопок дающих нам бесценную коллекцию древностей. По своему характеру работа археолога больше напоминает криминалистику. Внимательное изучение и сопоставление всех найденных при раскопках предметов помогают специалистам реконструировать древние постройки, предметы одежды и обуви, посуду, узнать как изготавливались и использовались те или иные предметы, не только назначение, но и название которых давно исчезли из людской памяти.

Ремесло

Летописи и другие письменные источники сохранили до нас сравнительно мало сведений о ремесле. Большей частью это случайные упоминания. Лишь в последнее время благодаря археологическим раскопкам историки получили дополнительные источники освещающие историю московских ремесел XIV—XV веков. В культурных напластованиях средневекового города было зафиксировано немало следов ремесленного производства представленного самыми разнообразными видами деятельности.

Среди посадского населения города к ремесленникам, обслуживающим нужды княжеского двора и жителей самого города, принадлежала довольно значительная часть. “Чернь”, “черные люди” нередко упоминаются в московских летописях, особенно в связи с внешними бедствиями и нападением татар. В Москве, как и в других древнерусских городах был распространен средневековый обычай ремесленников селиться отдельными кварталами (слободами). По-видимому, в начальный период существования Москвы ремесленники в основном работали на заказ. В дальнейшем процесс развития производства позволил мастерам перейти к рыночному производству. В XIV—XV вв. наряду с политическим возвышением Москвы происходит неуклонный рост хозяйственного значения города. В столицу из Новгорода, Пскова и других русских городов были переведены многие ремесленники обогатившие приемы и навыки московских мастеров.

Самыми массовыми находками представлена продукция гончарного производства, поскольку основное количество посуды использующейся в быту изготовлялось из глины. В XIV—начале XV веков гончары населяли восточную окраину посада, называвшуюся Зарядьем. При раскопках этого участка были найдены остатки специальных горнов для обжига сосудов, а также яма, заполненная производственным браком. Во второй половине-конце XV века, по мере разрастания города, гончаров переводят на склоны Заяузского холма. Именно там в течении долгого времени располагалась Гончарная слобода, где изготовляли глиняную посуду. Ассортимент гончарной продукции достаточно широк. К более простой кухонной посуде использовавшейся, в основном, для приготовления пищи относятся горшки, корчаги, миски и кастрюли. Более изящная столовая посуда включала кувшины, кумганы и фляги. Кроме посуды гончары изготовляли детские игрушки в виде медведей, лошадок и птичек-свистулек, а также терракотовые плитки со штампованным орнаментом. Такие плитки служившие для украшения зданий заменяли трудоемкую и дорогостоящую резьбу по камню. Сложный процесс изготовления сосудов включал следующие операции: в начале на гончарном круге формовался сам сосуд. Затем, по сырой глине на него наносился орнамент или лощение, после чего посуда обжигалась в горне при температуре 700—900° . На днищах сосудов мастер ставил клеймо самое распространенное из которых было выполнено в виде четырехконечного креста в круге.

К одной из самых ранних ремесленных специальностей появившихся в начальный период существования Москвы относится добывание железа из руды. Мастера, занимавшиеся плавкой и обработкой металла именовались кричниками и серебряниками. Как показали раскопки в Зарядье, где в слое конца XIV—начала XV века были обнаружены следы мастерской, процесс восстановления железа происходил в небольшой домнице с внутренним диаметром дна примерно 30—40 см при температуре 950—1100° . Топливом для этого служил древесный уголь как лиственных, так и хвойных пород деревьев. Здесь же были найдены глиняные тигли для плавки цветных металлов и каменная литейная форма. К массовой продукции ремесленников относятся железные и бронзовые булавки с шаровидными головками на конце, подвески различной формы и круглые пуговицы с коническим выступом в центре. Красивые пуговицы тонкой работы, особенно металлические – золотые, серебряные, бронзовые, были важной деталью щегольского костюма. В былинах так называемого Киевского цикла сохранился рассказ о соревновании двух щеголей Чурилы Пленковича и Дюка Степановича “который из них лучше повыступит” (оденется), костюмы которых украшались диковинными пуговицами.

Кроме булавок и пуговиц московские литейщики производили все виды металлических украшений характерных для праздничного наряда жителей подмосковных деревень, – семилопастные височные кольца, перстни, гривны и браслеты.

К шедеврам московского ювелирного искусства того времени относятся оклады уже известного Евангелия боярина Федора Кошки (1392 г.), а также золотые оклады икон. Потомки Калиты хорошо помнили некоего ювелира, известного в Москве золотых дел мастера Парамшу (Парамона) “...икона золотом кована Парамшина дела”, “крест Парамшина дела”, – упоминаются в духовных московских князей XIV—XV вв. При их изготовлении применялись высшие достижения ювелирной техники того времени, в том числе скань и чернь.

С конца XV века основная линия московского литейного производства направляется на крупное литье. Московские мастера еще в XIV в. прославившиеся литьем колоколов осваивают и литье пушек. С этой целью в 70-е начале 80-х гг. XV в. в Москве создается “Пушечная изба”, ставшая, впоследствии, крупнейшим литейным предприятием того времени. Она располагалась на реке Неглинной, в районе теперешних улиц Неглинной и Пушечной. С того времени сохранился образчик пушечного литья того времени: медная пищаль калибром 2,6 дюйма и весом 4 пуда 26 фунтов. Судя по литой надписи на пищали она изготовлена в 6993 (1484/1485) году.

Кожевенно-сапожное производство несомненно было одним из самых развитых на московском посаде, поскольку именно эта отрасль особенно характерна для городов, ибо здесь горожанами являются и мастер и заказчик. В деревне кожевенно-сапожное дело было развито слабо и ограничивалось изготовлением кожаных ремней, плетением подошв для лаптей и пошивом весьма примитивной обуви. Настоящей кожаной обуви тогдашняя деревня почти не знала.

В рассматриваемый нами период кожевенное производство еще не совсем отделилось от сапожного, поэтому “усмарь” – кожемяка и “усмошвец” – сапожник совмещались в одном лице. Вплоть до начала XV в. открытые в Москве мастерские являлись одновременно и кожевенными и сапожными. Позднее, уже в XV в. кожевники отделились от сапожников и поселились на низком, правом берегу Москвы-реки в тогдашнем Заречье. Когда-то здесь находилась слободская церковь Троицы в Кожевниках, а ныне упоминание слободы сохранилось в названии Кожевнической улицы и нескольких переулков.

Качественная выделка шкур требовала длительного процесса для которого требовалось большое количество воды, поэтому-то кожевенные мастерские и располагались на низменном берегу реки, в непосредственной близости. Вероятно,. что удалению кожевников с территории Великого посада способствовала и другая причина. Дело в том, что при квашении кожи в особом растворе носившем название “квас усние” выделялся сильный и довольно неприятный запах. При раскопках кожевенно-сапожной мастерской в Зарядье был обнаружен большой дубовый чан использовавшийся для квашения и дубления кожи. Резкий запах исходивший из чана сохранился и через 800 лет. Специалисты московского химико-технологического института исследовавшие процесс производства кожи в мастерских Великого посада пришли к заключению, что он остается практически неизменным на протяжении XII—XVI вв., и даже сохраняется в кустарных мастерских XIX в.

В отличие от кожевенного, сапожное ремесло за это время претерпевает значительные изменения. В сапожных мастерских оставшихся на Великом посаде поблизости от торга шили и ремонтировали самую разнообразную обувь (туфли, башмаки, сапоги, поршни и т. д.). Для изготовления обуви московские сапожники использовали специальные раскроечные ножи с короткими и широкими лезвиями, шилья, молотки, а также специальные деревянные колодки-правила на которых формовали готовую обувь. Окончивший ученье московский сапожник получал от мастера “...три сапожные деревье, наметы шилье и всякая сапожная снасть”. Влажный, насыщенный естественными консервантами слой позволяет коже и другой органике прекрасно сохраняться, что во многом способствует исследованию приемов сапожного ремесла. При раскопках в Китай-городе и на территории Белого города часто встречаются следы сапожных мастерских около которых скапливаются изношенные обувные детали и обрезки от раскроя. Изучение форм кроя, характера швов, а также другие конструктивные особенности древнерусской обуви позволяют наблюдать развитие приемов раскроя и сборки моделей, повышение их износоустойчивости и влагонепроницаемости. Некоторые находки свидетельствуют, что отдельные экземпляры богато украшались различными способами с использованием тиснения, цветных швов и декоративных гвоздиков.


Случайные файлы

Файл
161562.rtf
123876.rtf
budget.doc
55006.rtf
154736.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.