Москва и Московская область в 1941—1945 годах (2777-1)

Посмотреть архив целиком

Москва и Московская область в 1941—1945 годах

А.И.Казанский, А.К.Казанская, Н.А.Сундуков

Разгром немецко-фашистских войск под Москвой

В планах операций 1941 года враг отводил центральное место захвату Москвы, рассчитывая, что с ее падением война будет окончена. Наступление на Москву гитлеровская армия вела в составе восьмидесяти отборных фашистских дивизий, из них двадцать три танковые и моторизованные.

Сюда гитлеровцы направляли лучших своих летчиков. Бомбило Москву около 400 бомбардировщиков.

В первый же день войны, 22 июня, сразу поднялась вся Москва. На предприятиях, больших и малых, в учреждениях и научных институтах состоялись митинги.

Многотысячный коллектив завода «Серп и молот» заявлял: «Мы — рабочие и работницы, инженеры и техники, служащие завода, сплоченные большевистской партией, приложим все силы, чтобы вместе с нашей доблестной Красной Армией, Красным флотом и Красной авиацией разбить врага. Дадим нашей любимой Родине тысячи тонн металла сверх плана, поможем нашим славным воинам разбить врага». В тот же день рабочие приступили к выполнению взятых на себя обязательств.

Бороться до полной победы решили коллективы заводов «Красный пролетарий», имени Владимира Ильича, «Серп и молот», Трехгорной мануфактуры и др.

Десятки тысяч женщин пришли на заводы. Жены ушедших на фронт рабочих становились за станок мужа, девушки — за станок отца и брата. Многие старые мастера, давно ушедшие на покой, вернулись в цехи. Творческий порыв охватил рабочих. Резко выросла производительность труда. На фронт пошли эшелоны с военной продукцией московских заводов. Москва стала арсеналом страны. Одновременно столица превратилась в базу резервов армии. В день нападения фашистов коллектив Московского автозавода заявил: «Мы дадим все, что потребует от нас партия и правительство. Мы готовы в любую минуту сменить станок на винтовку, чтобы в рядах героической Красной Армии беспощадно бить врага до его полного и окончательного уничтожения».

Сразу же после митинга началась запись добровольцев. Москвичи брали в руки винтовку, чтобы защищать Родину. Заявления от рабочих и служащих с просьбой послать на фронт подавались не только в военные комиссариаты, но и в партийные и комсомольские организации. Свыше 50 тысяч комсомольцев подали заявление в районные комитеты в первые же три дня войны.

Московский комитет партии организовал комиссии для отправки коммунистов, пожелавших добровольно идти в армию. В распоряжение армейских политических органов было направлено 6000 коммунистов.

С начала войны было решено сформировать в Москве ополченческие дивизии. В несколько дней Москва своими силами создала целую армию. В народном ополчении было представлено около 30 национальностей. В ополчении рядом стояли рабочие, инженеры и техники, ученые и художники, писатели и артисты, учителя и врачи. Крупнейшие заводы города и области формировали целые полки. Народное ополчение ярко показывало, какие изменения в составе населения Москвы произошли за годы Советской власти.

Одновременно с организацией народного ополчения проводилось всеобщее военное обучение населения. Готовили снайперов, истребителей танков, летчиков. Сотни тысяч москвичей ждали приказа, чтобы явиться в части вполне подготовленными бойцами. «Превосходная должность - быть на земле человеком»,— сказал когда-то Алексей Максимович Горький.

«Превосходная должность на земле — быть молодым советским человеком и, смело глядя в лицо смерти, уничтожать гнусных двуногих зверей, которые мешают жить честным людям!» — так говорил после одной из своих воздушных побед московский комсомолец летчик-истребитель Герой Советского Союза Виктор Талалихин.

...Это было в ночь на 7 августа 1941 года. Боевая тревога: группа вражеских самолетов подходит к Москве. Талалихин поднимается в воздух. Ночь ясная. На высоте почти пяти тысяч метров Виктор видит: «Хейнкель-III» идет к Москве. Сразу же пристроившись в хвост вражескому самолету, Виктор дает очередь. Клубы черного дыма окутывают «Хейнкель». Но враг недобит: повернувшись, он уходит на запад. У Виктора израсходован весь боевой комплект. Пулеметы молчат. «Неужели уйдет?» Талалихин вспоминает о таране — оружии храбрецов. Приблизившись к вражескому самолету, Виктор пытается своим винтом обрубить хвостовое оперение «Хейнкеля», но пулеметная очередь прошивает «ястребок». Талалихин ранен в руку. А враг по-прежнему идет на запад. «Нет, не уйдешь!». Превозмогая боль, Виктор сверху бросает «ястребок» на фашиста. Резко клюнув вниз, «Хейнкель» камнем падает на землю. Но «ястребок» потерял управление. Виктор выбрасывается с парашютом.

Через три дня страна узнает: московскому комсомольцу летчику-истребителю Виктору Талалихину присвоено звание Героя Советского Союза.

Советские истребители и зенитчики ежедневно сбивали десятки вражеских самолетов на подступах к Москве, показывая образцы храбрости и геройства. Только отдельным вражеским самолетам удавалось прорываться к городу. Но и здесь их встречали бойцы противовоздушной обороны. Население Москвы сохраняло мужественное спокойствие, порядок и деятельно участвовало в ликвидации последствий налетов.

За месяц боев с 22 июля по 22 августа немцы потеряли свыше двухсот, то есть более половины, самолетов, подготовленных для уничтожения Москвы, а главное — потеряли своих лучших летчиков.

Неудача фашистского воздушного флота под Москвой была первым поражением гитлеровцев.

Осенью 1941 года гитлеровские полчища приближались к Москве. В начале октября начались кровопролитные бои. Войска, стоявшие на пути к Москве, изматывали противника, не только сдерживая его натиск, но и переходя в контрнаступление. Но у немцев было превосходство и в технике и в количестве войск. Фашисты продвигались вперед. 14 октября немцы вступили в Калинин, на юге — в Тульскую область, в центре взяли Бородино и Можайск.

Над столицей Советского Союза нависла серьезная угроза. По указанию ЦК партии Московский комитет поднял всех большевиков на борьбу с фашистами. В каждом районе Москвы были созданы рабочие коммунистические батальоны. Московский Совет призвал жителей столицы на строительство оборонительных рубежей. Их возводило 500 000 человек. Немцам нигде не удалось прорвать оборонительных сооружений, построенных в те дни москвичами.

Часть промышленных предприятий и большинство правительственных учреждений были эвакуированы в глубь страны. Вся страна, затаив дыхание, следила за битвой под Москвой. На подмосковных полях дрались сыны всего многонационального Советского Союза. Назревал перелом в битве за Москву.

27 ноября «Правда» в передовой статье «Под Москвой должен начаться разгром врага!» писала: «Мужественное сопротивление частей Красной Армии задержало разбег фашистских полчищ. Они вынуждены перейти на медленный шаг. Они не мчатся вперед, как бывало, а ползут, обильной кровью поливая каждый свой шаг. Но они все же ползут! Значит, надо удесятерить стойкость защитников Москвы...Надо во что бы то ни стало сорвать разбойничий план Гитлера...Этого ждет вся наша страна. Под Москвой должен начаться разгром врага!!!»

30 ноября 80 тысяч московских юношей и девушек обратились с письмом к молодым защитникам Москвы: «Судьба столицы — в наших руках. Мы должны отстоять Москву, и мы ее отстоим!» Эти мысли хорошо выражены в известной песне Б. Мокроусова:

Не смять богатырскую силу,

Могуч наш заслон огневой,

Мы выроем немцу могилу

В туманных полях под Москвой.

Мы не дрогнем в бою

За столицу свою!

Нам родная Москва дорога.

Нерушимой стеной,

Обороной стальной

Разгромим,

Уничтожим врага!

Свои патриотические чувства и страстное желание помочь защитникам Москвы советский народ подкреплял практическими делами. С востока на запад к Москве непрерывным потоком шли эшелоны с вооружением, боеприпасами и снаряжением.

Продвижение фашистских полчищ к Москве с каждым днем замедлялось. В тылу у немцев действовали отряды партизан. Народные мстители громили немецкие штабы, взрывали военные склады, нападали на обозы, уничтожали оккупантов. Рабочие московских предприятий организовывали сбор подарков и посылали делегатов на передовые линии фронта. Рассказы представителей Москвы о героическом труде в столице поднимали настроение бойцов. В день 24-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, 7 ноября 1941 года, на Красной площади состоялся традиционный боевой смотр Красной Армии. Прямо с парада бойцы двинулись на фронт. Сопротивление Красной Армии росло с каждым днем. Попытка Гитлера прорвать фронт не удалась.

Дубосеково, разъезд Калининской железной дороги хранит память о боевой доблести героев-панфиловцев.

Гитлеровцы рвались к столице. Они бросили на Волоколамское шоссе против дивизии генерал-майора И. В. Панфилова три пехотные дивизии, одну мотодивизию и одну танковую. Активно действовала немецкая авиация.

Пехота противника при поддержке нескольких десятков танков двинулась на окопы одного из подразделений, расположенных в районе Дубосекова, и открыла по ним сильный огонь.

До Москвы оставалось 119 км. Здесь проходили асфальтированное шоссе и железная дорога на Москву. Панфиловцы, среди которых были русские, украинцы, казахи, мужественно встретили врага. Четыре часа длился этот бой. 14 вражеских танков было уничтожено. Не успели бойцы перевязать раненых, как на позицию двинулся второй вражеский эшелон — свыше 30 танков, среди них несколько тяжелых.

«Велика Россия, а отступать некуда. Позади Москва!» — воскликнул политрук Василий Клочков, обращаясь к своим бойцам. И снова разгорелся бой. Подбили еще несколько танков. С последней связкой гранат бросается под тяжелый танк Клочков.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.