Курс лекций по международному праву (MPPLEK1)

Посмотреть архив целиком

14



Лекция N 1. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ СИСТЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПУБЛИЧНОГО ПРАВА


1. Понятие, сущность и функции международного права.

2. Источники и процесс международного правотворчества.

3. Основные международно-правовые принципы и другие структурообразующие элементы системы международного права.

1. Существуют две правовые системы - внутригосударственная и междуна­родная. Термин “международное право” сложился исторически. В средние века, когда возникла идея создания права, регулировавшего отношения между госу­дарствами, юристы обратились к авторитету римского права, которое, однако, не знало подобного понятия. В нем имелось понятие “jus gentium” (право наро­дов), к которому относили нормы, регулировавшие отношения римских граждан с иностранцами и последних между собой на территории Рима, а также нормы, общие для многих стран. В дальнейшем название было модифицировано - “jus inter gentes” (“право между народами” или “международное право”).

Международное право - это особая правовая система, регулирующая меж­дународные отношения его субъектов посредством юридических норм, созда­ваемых путем фиксированного (договор) или молчаливо выраженного (обычай) соглашения между ними и обеспечиваемых принуждением, формы, характер и пределы которого определяются в межгосударственных соглашениях.

Субъект международного права - это самостоятельное образование, кото­рое благодаря своим возможностям и юридическим свойствам способно обладать правами и обязанностями по международному праву, участвовать в создании и реализации его норм. К субъектам международного публичного права относятся государства, нации и народы, борющиеся за свое освобождение, государство-по­добные образования, международные учреждения.

Объектом данной отрасли права является регулирование системы между­народных отношений, которые выступают как совокупность экономических, по­литических, идеологических, правовых, дипломатических, военных и иных связей между государствами, основными социальными, экономическими и обществен­ными движениями, действующими на международной арене, т.е. между народами в широком смысле этого слова.

Сущность международного права раскрывается в его сопоставлении с внутригосударственным правом. Обе эти правовые системы имеют довольно много сходных черт и отличий. Сходства между международным и внутригосу­дарственным правом заключаются в том, что они:

* представляют собой совокупность юридических принципов и норм - обя­зательных для субъектов правил поведения, выполнение которых может быть обеспечено принудительно;

* обладают сходной структурой (принципы - отрасли - подотрасли - инсти­туты - нормы);

* используют практически одни и те же юридические конструкции и опре­деления, но поскольку каждая правовая система обладает своей спецификой, по­нятия и категории МП не всегда идентичны применяемым в национальном праве.

В то же время своеобразие международного права проявляется в различ­ных аспектах. Во-первых, две правовые системы различаются по объекту регу­лирования, поскольку международное право охватывает своей регламентацией общественные отношения исключительно с участием публичного иностранного элемента, тогда как внутригосударственное право регулирует отношения с учас­тием международных аспектов только “в том числе”, отдавая приоритет внут­ренним отношениям в данном обществе.

Во-вторых, если субъектами внутригосударственного права являются фи­зические и юридические лица, органы государства, то субъектами международ­ного права - главным образом образования, имеющие публичный характер на международной арене (государства, нации и народы, государствоподобные об­разования и т.д.).

В-третьих, внутригосударственная и международная правовые системы различаются по доминирующим формам источников. Если в первой преобладает нормативный акт в виде закона, то во второй предпочтительнее обычаи и дого­воры.

В-четвертых, различен механизм нормотворчества в двух этих правовых си­стемах. Поскольку в межгосударственной системе нет законодательного ор­гана, нормы международного права создаются самими субъектами международ­ного права, прежде всего государствами, путем соглашения, сущностью которого яв­ляется согласование воль государств и других субъектов МПП. Другими сло­вами, если внутригосударственные нормы создаются “сверху вниз”, то междуна­родно-правовые нормы - “горизонтально”.

В-пятых, в отличие от локальных норм национального права, харак­тер ко­торых находится в зависимости от социальной природы данного госу­дарства, нормы международного права имеют в основном общедемократический харак­тер.

В-шестых, поскольку в межгосударственной системе не существует судеб­ных и исполнительных органов, идентичных существующим в государствах, функцио­нирование международного права и прежде всего его применения суще­ственно отличаются от функционирования и применения внутригосударствен­ного права.

Содержание и сущность международного публичного права раскрывается также в сравнении его с международным частным правом. МПП и МЧП разли­чаются прежде всего по субъектам, объектам, источникам, методам регулирова­ния, форме ответственности и сфере действия. Так, например, если субъектами МПП выступают прежде всего государства и т.п., то субъектами МЧП - физиче­ские и юридические лица; если в качестве объекта МПП служит целый комплекс международных отношений в различных областях прежде всего межгосудар­ственного (публичного) взаимодействия, то объектом МЧП являются частнопра­вовые отношения с иностранным элементом; если к источникам МПП относятся прежде всего международный договор и международный обычай, то источни­ками МЧП служат национальное законодательство, международные договоры, торговые обычаи и т.д.; если МПП регулирует общественные отношения и вы­рабатывает нормы путем согласования воль государств, то МЧП в качестве основного метода регулирования избирает преодоление коллизий; если основной формой ответственности в МПП является международно-правовая ответствен­ность, то в МЧП - гражданско-правовая ответственность; если МПП - глобаль­ная система права, то МЧП - национальная (в каждом государствен свое МЧП).

Однако МПП и МЧП находятся в постоянном взаимодействии, которое проявляется в том, что обе правовые системы имеют однородную направлен­ность (регулируют международные отношения) и покоятся на общих началах (прежде всего благодаря преломлению основных принципов МПП в доктрине МЧП). Таким образом, МПП выступает по отношению к МЧП как правовая среда, способствующая развитию норм последней. МЧП - является не самостоя­тельной правовой системой, а комплексным образованием, включающим в себя как международно-правовые, так и внутригосударственные нормы, регулирую­щие более-менее однородные отношения.

Функции МПП - это основные направления его воздействия на социаль­ную среду, определяемые его общественным назначением. По своим внешним признакам они делятся на две группы: социально-политические и юридические функции. К первой группе, суть которой заключается в упрочении существующей системы международных отношений, относятся:

* функция поддержания в системе международных отношений должного стабильного порядка;

* функция противодействия существованию и появлению новых отношений и институтов, противоречащих его целям и принципам (предотвращение кон­фликтов, запрещение угрозы и применения силы и т.д.);

* функция интернационализации, состоящая в расширении и углублении взаимосвязей между государствами и укреплении тем самым международного сообщества;

* информационно-воспитательная функция, смысл которой заключается в передаче накопленного опыта рационального поведения государств, в просве­щении относительно возможностей использования права, в воспитании в духе уважения к праву и к охраняемым им интересам и ценностям (особенно каса­тельно государств, недавно вставших на путь интеграции в мировое сообще­ство).

Во вторую группу функций МПП, суть которой составляет правовое регу­лирование межгосударственных отношений, вошли:

* координирующая функция, поскольку нормы МПП устанавливают обще­приемлемые стандарты поведения в различных областях взаимоотношений госу­дарств;

* регулирующая функция, которая проявляется в принятии государствами твердо установленных правил, без которых невозможны их совместное существо­вание и общение;

* обеспечительная функция, содержание которой состоит в том, что МПП имеет нормы, побуждающие государства следовать определенным правилам по­ведения;

* охранительная функция, заключающаяся в наличии у МПП механизмов, которые защищают законные права и интересы государств (при этом не су­ществует надгосударственных механизмов принуждения, в случае необходимости государства сами коллективно обеспечивают поддержание международного пра­вопорядка).

Необходимым качеством МПП является юридически обязательная сила. При создании нормы МПП в результате соглашения имеется два основных ас­пекта правотворчества: первый - относительно содержания собственно нормы, второй - о придании ей юридически обязательной силы (зачастую, согласившись о содержании нормы, государства договариваются о придании ей не юриди­ческой, а политической силы, что уже не влечет международно-правового харак­тера. Соглашение государств придает обязательную силу и всему МПП в целом, что находит выражение в принципе добросовестного выполнения обязательств по международному праву (принцип pacta sunt servanda - договоры должны со­блюдаться).

Свобода воли, соглашения государств не означают произвола. Они детер­минированы условиями существования государств. Признание за МПП обяза­тельной силы определяется потребностями жизни мирового сообщества и корен­ными интересами государств. МПП ограничивает свободу действий государств, но не его суверенитет. Более того, оно дает ему все большие гарантии. Оно раз­граничивает сферы действия суверенитета государств, регулирует взаимодей­ствие суверенных властей, тем самым устраняя возможность “наложения и кол­лизий суверенитетов”. МПП расширяет возможности суверенной власти, благо­даря чему последняя приобретает возможность и способность юридически регу­лировать международные отношения, увеличивая тем самым степень своего по­литического влияния на мировое развитие. Таким образом, принимая на себя международно-правовые обязательства, государство расширяет возможности осуществления своих суверенных прав, иначе оно бы их не принимало.

МПП, находясь в ряду других механизмов регулирования международных отношений (политика, идеология, мораль), имеет с ними весьма сложные взаимо­связи. Внешняя политика - это стратегия международной деятельности госу­дарства, ею определяется расстановка всего арсенала средств воздействия на окружающую среду, в состав которого входит и международное право. МПП от­крывает перед политикой дополнительные возможности, предоставляя в ее рас­поряжение чисто юридические средства. Что касается дипломатии, то она яв­ляется важнейшим инструментом создания норм международного права. В то же время, МПП не является результатом какой-то определенной политики, пред­ставляет собой самостоятельное социальное явление и, более того, ограничивает политику общеприемлемыми рамками. Так, в Уставе СНГ среди основных прин­ципов содержится и такой как “верховенство международного права в межгосу­дарственных отношениях” (ст.3).

Идеология и международное право суть явления взаимосвязанные. Они оба относятся к нормативным явлениям. Политика и право служат важнейшими средствами реализации идеологических концепций. В свою очередь, политика и право нуждаются в идеологии для обеспечения себе социальной поддержки, а также теоретического осмысливания стоящих перед ними задач. Идеология воз­действует на международное право как через политику, так и непосредственно. Она включает в себя политические, правовые, моральные философские идеи, принципы, установки. В состав идеологии входят и международно-правовое со­знание, которому принадлежит важная роль в функционировании международ­ного права. Так, например, в период “холодной войны” у определенной части западных юристов-международников существовала устойчивая точка зрения, согласно которой в силу коренных различий в идеологии соглашения между со­циалистическими и капиталистическими государствами невозможны. Достаточно вспомнить весьма показательный идеологический постулат президента США Р.Рейгана относительно того, что СССР - это “империя зла”. “Взаимностью”, впрочем, платили и советские правоведы. Крайней точкой зрения, пожалуй, яв­ляются утверждения А.Гитлера: “...Договоры могут заключаться лишь между контрагентами, стоящими на одной и той же мировоззренческой платформе”.

В свою очередь МПП оказывает влияние на идеологию своими целями, принципами, нормами, а также практикой их реализации. Кроме того, МПП рег­ламентирует и содержание идеологической деятельности на международной арене. Запрещена пропаганда, способная создать или усилить угрозу миру или нарушение мира. Поставлена вне закона нацистская идеология, расизм и т.п. В настоящее время звучат слова о “деидеологизации” международных отношений и права. Под этим следует понимать устранение из международных споров о преимуществе той или иной социальной системы, а также приемов идеологи­ческой войны. Что касается борьбы идей, то она остается и служит фактором дальнейшего развития мирового развития.

Постоянное взаимодействие существует также между международной об­щечеловеческой моралью и международным правом. Нередко моральные нормы превращаются в нормы МПП, или, точнее, в МПП возникают нормы, соответ­ствующие нормам общечеловеческой морали. Так, например, преступления про­тив мира и человечности длительное время осуждались лишь моральными нор­мами. Однако после первой мировой войны они постепенно превратились в принципы МПП, окончательно оформившись после второй мировой войны. “В сущности, весь Устав ООН, этот важнейший документ международного права, основан на некоторых простых законах нравственности и справедливости... Нельзя недооценивать того факта, что дух современного международного права выражает вековые чаяния народов”.1 Показательным является также тот факт, что фундаментальный принцип международного права - принцип добросо­вестного соблюдения обязательств - является одновременно ключевым принци­пом международной морали, международного “кодекса джентльменского пове­дения” государства.

В настоящее время роль международного права возрастает, так как миро­вое сообщество находится в состоянии очередной трансформации после ликви­дации послевоенной биполярной модели международного развития. С одной стороны, усиливаются процессы регионализации межгосударственных отноше­ний; с другой стороны, развивается общемировое информационное простран­ство, которое все больше объединяет мировое сообщество; с третьей стороны, нарастают новые противоречия в отношениях между крупнейшими державами, которые приводят к возникновению новых форм сотрудничества и переделу по­литического влияния; с четвертой стороны, постепенно ослабляется роль между­народных механизмов по поддержанию, которые в целом успешно работали в период “холодной войны” (ООН, КБСЕ и т.д.) и так далее. В этих условиях меж­дународное право может выступить инструментом поддержания порядка в миро­вом сообществе, обеспечить преемственность между позитивными достижениями в международном сотрудничестве XX века и грядущей моделью международных отношений века XXI. Именно поэтому Генеральная Ассамблея ООН на 60-м пле­нарном заседании 17 ноября 1989 г. приняла резолюцию 44/23 о провозглашении 90-х гг. XX в. Десятилетием международного права.


2. Если социальным содержанием международного права является согла­сованная воля субъектов, то его юридическим содержанием - правило поведения. Правило поведения есть юридическое содержание понятие нормы. Норма меж­дународного права - это правило поведения, которое признается государствами и другими субъектами международного права в качестве юридически обязатель­ного. Таким образом, международное право существует в форме норм. Процесс совершенствования системы международного публичного права означает про­цесс нормотворчества, в основе которого лежит соглашение субъектов, являю­щееся единственным способом создания норм. Конечным результатом нор­мотворчества является возникновение источника международного права. Источ­ником международного права принято считать форму выражения его нормы и соответственно - форму нормотворчества.

Несмотря на различие теоретических концепций относительно источников международного права, по этому вопросу существует соглашение, участниками которого является большинство государств мира. Это - Статут Международного суда, ст.38 которого, сформулированная еще после первой мировой войны для Постоянной палаты международного правосудия, гласит: “Суд, который обязан решать переданные ему споры на основании международного права, применяет:

а). международные конвенции, как общие, так и специальные, устанавли­вающие правила, определенно признанные спорящими государствами;

б). международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы;

в). общие принципы права, признанные цивилизованными нациями;

г). с оговоркой, указанной в статье 59, судебные решения и доктрины наи­более квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм”.

Тем не менее, приходится признать, что источники сформулированы до­вольно туманно, поэтому необходимо их более четко классифицировать. Все ис­точники международного права разделяются на две основные группы: основные и вспомогательные средства создания международно-правовых норм.

В первую группу вошли международный обычай и международный дого­вор, ко второй относятся решения международных организаций, внутригосудар­ственное законодательство, судебные решения, доктрины ученых в области международного права.

Международный обычай - сложившееся в международной практике пра­вило поведения, за которым субъекты МПП признают (по большей части молча­ливо) юридически обязательный характер. Статут Международного Суда ООН (пп. “b” п.1 ст.38) определил обычай как доказательство “общей практики, при­нятой в качестве правовой нормы”.

В современном МПП существует два вида обычных норм. Первый, тради­ционный представляет собой сложившееся в практике неписаное правило, за ко­торым признается юридическая сила. При этом практика должна быть доста­точно определенной, единообразной и продолжительной, чтобы из нее можно было вывести общее правило. Правда, с развитием систем информатизации тре­бование длительности практики теряет свое былое значение из-за возросшей интенсивности употребления становящейся обычной нормой отдельного прояв­ления практики.

Второй, новый, вид обычной нормы представляет собой нормы, созда­ваемые не длительной практикой, а признанием в качестве таковых правил, со­держащихся в нескольких или даже в одном акте. Данные нормы сначала форму­лируются либо в договорах, либо в резолюциях международных организаций и конференций, а в дальнейшем за ними признается статус норм общего междуна­родного права. Примером, в частности, могут служить резолюции Генеральной Ассамблеи ООН или Заключительный акт СБСЕ. Важное значение в определе­нии практики, в становлении обычных норм принадлежит Международному Суду ООН. Акты международных организаций, являющиеся выражением согла­сованных позиций нескольких государств не только формируют и фиксируют, но также толкуют и проводят в жизнь обычные нормы.

Совокупность обычных норм обеих видов принято называть общим меж­дународным правом, которое является ядром всей международно-правовой си­стемы, поскольку распространяет свое действие на всех субъектов. При форми­ровании норм общего права в данном случае основную роль играет в настоящее время протест. Если нет протеста на возникшее правило поведения, значит госу­дарство согласно с ним и оно переходит в разряд обычной международно-право­вой нормы. О возрастании роли общего международного права говорит тот факт, что Международный Суд ООН в последние годы почти во всех решениях опи­рается преимущественно на обычное право. Более того, он дает обычным нор­мам четкие юридические формулировки.

Международный договор - соглашение между субъектами МПП относи­тельно установления, изменения или прекращения их взаимных прав и обязанно­стей. В прошлом договору принадлежала важная роль в формировании междуна­родного права. Международные договоры разделяются на общие международ­ные конвенции, в которых участвуют или могут участвовать все государства и которые содержат такие нормы, которые обязательны для всего мирового сооб­щества, т.е. нормы общего права; и специальные договоры, к которым относятся договоры с ограниченным числом участников, для которых обязательны поло­жения этих договоров. Характерной чертой современного международного права является рост числа и роли многосторонних договоров. Только в рамках ООН их было заключено свыше 200.

Многосторонние международные договоры могут быть источниками как норм общего права (опосредованно), так и непосредственно содержать матери­альные нормы международного публичного права. Однако, как справедливо от­мечают исследователи, даже договор, рассчитанный на всеобщее участие, обяза­телен лишь для его сторон, в отличие от обычая, который не требует специаль­ного активного утверждения (молчание - знак согласия). Еще в меньшей мере можно считать в качестве источников общего права двусторонние договоры. Они влияют на общее международное право лишь как разновидность практики, при этом весьма авторитетной.

Формы участия международных организаций в правотворческом процессе весьма разнообразны. В процессе работы международных организаций проис­ходит процесс согласования воль государств, выяснения потребностей и возмож­ностей создания новых норм, в том числе и путем заключения многосторонних договоров. Подготавливается почва для начала процесса нормотворчества. Не­редко в своих резолюциях организации определяют также принципы и нормы, подлежащие воплощению в договорах.

Вспомогательные источники международного не могут рассматриваться как формы нормотворчества в области общего права.

Резолюции международных организаций подразделяются с точки зрения процесса нормотворчества на юридически обязательные и рекомендательные. Ряд специализированных учреждений принимают имеющие различные названия нормативные регламенты, которые устанавливают нормы поведения, обязатель­ные для государств в области, входящей в компетенцию данной международной организации (Всемирный почтовый союз, Международный союз электросвязи, Всемирная организация здравоохранения и т.д.). Регламенты принимаются двумя основными способами - молчаливым согласием (например, санитарные регла­менты ВОЗ) или явно выраженным одобрением , например, ратификацией (Всемирный почтовый союз).

Рекомендательные резолюции становятся часто первоначальными прави­лами, которые в итоге превращаются в обычные нормы общего права, о чем го­ворилось выше. Кроме того, декларированные положения рекомендательных резолюций входят в международное право, трансформировавшись в договорные нормы. Например, резолюции ГА ООН сыграли первостепенную роль в создании комплекса договоров по правам человека, Договора о нераспространении ядер­ного оружия и т.д. Сказанное относится и к специализированным учреждениям ООН - Международной организации труда (МОТ), Организации Объединенных наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) и т.д. ­

К международному правотворчеству в качестве вспомогательного источника привлекается внутригосударственное право. Достаточно вспомнить хотя бы тот факт, что права человека впервые были сформулированы в национальных документах, а в последствии, как один из самых ценных институтов перекочевал в общее международное право. В данном случае национальное право выступило в качестве первичного источника. В дальнейшем институт прав человека транс­формировался в практике ООН. Особая роль принадлежит односторонним актам государства (заявлениям, нотам, выступлениям и т.д.), которые не являясь источ­ником международного права (не создают норм), тем не менее могут порождать для государства юридические обязательства.

Судебные решения в качестве самостоятельного источника международ­ного права признаются в англоязычных государствах. Однако, как вспомога­тельный источник права, решения Международного Суда ООН, имеют важное значение прежде всего по причине выше упомянутой конкретизации обычных норм. Кроме того, его решения сами могут быть первоначальным шагом на пути создания обычных международных норм, поскольку в них формулируются или уточняются важные принципы, регулирующие международные отношения.

Особое место в международно-правовой системе принадлежит в доктри­нам международного права. Теория всегда играла существенную роль в юрис­пруденции. Достаточно хотя бы вспомнить, что Дигесты Юстиниана представ­ляли собой свод выдержек из трудов римских юристов. В формировании между­народного права труды юристов имели очень большое значение. Именно в этих трудах была высказана сама идея его сознания. Тем не менее исторически док­трины международного права всегда страдали национализмом и только в по­следнее время усиливается процесс интернационализации международно-право­вой теории. Особое значение при этом имеет коллективное мнение юристов раз­ных стран, которое находит выражение в документах таких организаций, как Ассоциация международного права, созданная в 1873 г. (штаб-квартира в Лон­доне), Института международного права (учрежден в 1873 г. в Брюсселе) и т.д. Тем не менее, доктрина, согласно российской теории права, - только вспомога­тельное средство для определения норм.

Одним из важнейших способов международного правотворчества является кодификация международного права. Кодификация - процесс систематизации действующих норм, устраняющий противоречия, восполняющий пробелы, заме­няющий устаревшие нормы новыми.

Кодификация международного права осуществляется следующими основ­ными способами:

* установлением точного содержания и четкого формулирования уже из­давна существующих (обычных и договорно-правовых) принципов и норм меж­дународного права в той или иной сфере отношений между государствами;

* изменением или пересмотром устаревших норм;

* разработкой новых принципов и норм с учетом актуальных потребно­стей международных отношений;

* закреплением в согласованном виде всех этих принципов и норм в едином международно-правовом акте (в конвенциях, договорах, соглашениях), либо в ряде актов (в конвенциях, декларациях, резолюциях конференций).

Кодификация может быть официальной и неофициальной. Официальная кодификация осуществляется в форме договоров. Она началась во второй поло­вине прошлого века и целиком была вначале посвящена законам и праву войны. Важную роль в кодификационном процессе сыграли две созванные по инициативе России Гаагские конференции мира (1899 и 1907 гг.), Лига Наций. Однако реальные достижения на этом пути были получены только с созданием ООН, которая создала механизм для кодификации международного права. Цент­ральное место в нем занимает Комиссия международного права, состоящая из 34 членов, избираемых ГА на 5-летний срок. На базе проектов КМА были приняты две конвенции по праву договоров, конвенции по дипломатическому и кон­сульскому праву, четыре конвенции 1958 г. по морскому праву и т.д. Кодифика­ционной работой занимаются также другие структурные подразделения ООН (например, Комиссия по правам человека).

Неофициальная кодификация осуществляется общественными организа­циями в соответствующих отраслях и учеными-правоведами в частном порядке. Примером первого типа неофициальной кодификации может служить подготовка проектов кодификации гуманитарного права вооруженных конфликтов Между­народным Красным Крестом, на основе которых были приняты четыре Же­невских конвенции 1949 г. о защите жертв войны и два дополнительных прото­кола к ним 1977 г. Доктринальная кодификация впервые была предпринята ав­стрийским юристом А. Домин-Петрушевичем в 1861 г. Впоследствии кодифика­цией международного права активно занимались уже упомянутые выше Ассо­циация международного права и Институт международного права.


3. Система МПП представляет собой довольно сложную структуру, со­стоящую из различных элементов. Ядро современного МПП образуют его основ­ные принципы - обобщенные нормы, отражающие характерные черты, а также главное содержание международного права и обладающие высшей юридической силой. Эти принципы наделены также особой политической и моральной силой. Принципы МПП разделяются на основные и дополнительные, всеобщие (зафиксированные в многосторонних конвенциях мирового значения) и регио­нальные (зафиксированные в региональных конвенциях), общие и отраслевые (принципы морского права).

Основные принципы МПП были зафиксированы в Уставе ООН, Деклара­ции о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН 1970 г., Заключительном акте СБСЕ 1975 г. Необходимо при этом заметить, что прин­ципы МПП постоянно находятся в развитии в связи с усложнением общественной и юридической практикой. Так, например, первые два документа зафиксировали семь таких принципов, а Заключительный акт добавил к ним еще два.

Принципы МПП имеют свои характерные черты:

* универсальность, которая понимается как обязанность всех субъектов МПП соблюдать их (принципы - фундамент международного правопорядка);

* необходимость признания всем мировым сообществом (что вытекает из общей особенности системы МПП);

* наличие принципов-идеалов или опережающий характер содержания не­которых из принципов (например, пока остающиеся не реализованными прин­ципы мира и сотрудничества);

* взаимосвязанность, что означает выполнимость ими своих функций только в том случае, когда они будут рассматриваться как система взаимодей­ствующих элементов;

* авангардность регулирования при появлении новых субъектов МПП или новой сферы сотрудничества (задают “правила игры” или восполняют “пробелы” в международном праве);

* иерархичность (так, например, центральное место занимает принцип не­применения силы).

Комплексу международно-правовых принципов присущи две основные функции: стабилизирующая, которая заключается в определении основ взаимо­действия субъектов МПП путем создания нормативных рамок; и развивающая, суть которой состоит в закреплении всего нового, что появляется в практике международных отношений.

Рассмотрим содержание основных принципов международного публичного права.

Принцип неприменения силы и угрозы силой. В международной жизни ввиду отсутствия надгосударственной власти сила находится в распоряжении самих субъектов. В таких условиях - единственных выход - установление право­вых рамок применения силы. В качестве главной цели Устав ООН установил: из­бавить грядущие поколения от бедствий войны, принять практику, в соот­ветствии с которой вооруженные силы применяются не иначе как в общих инте­ресах. Устав ООН предусматривает возможность применения силы или угрозы силой только в двух случаях. Во-первых, по решению Совета Безопасности ООН в случае угрозы мира, любого нарушения мира или акта агрессии (гл. VII). Во-вторых, в порядке осуществления права на самооборону в случае вооруженного нападения до тех пор, пока СБ не примет необходимых мер для поддержания международного мира и безопасности (ст.51). В рамках ООН неоднократно при­нимались документы, которые раскрывали содержание данного принципа. Осо­бого внимания заслуживает Декларация об усилении эффективности принципа отказа от угрозы силой или ее применения в международных отношениях 1987 г.

Раскрытие содержания принципа неприменения силы происходит попутно с определением сущности понятия агрессии. Согласно принятому ГА ООН в 1974 г. Определению агрессии, она представляет собой применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства. Использование иных, кроме вооруженных средств (экономических, политических) может быть квалифициро­вано как применение силы, если по своему влиянию и результатам они подобны военным мерам.

В нормативное содержание принципа неприменения силы таким образом согласно Определению включается запрещение: вторжения или нападения ВС государства на территорию другого государства; военной оккупация; полной или частичной аннексии территории; применения любого оружия одним государ­ством против другого даже без вторжения; актов нападения ВС одного госу­дарства на ВС другого; применения ВС одного государства, находящихся по со­глашению со страной пребывания на ее территории, в нарушение условий, пред­усмотренных соглашением; продолжения пребывания ВС на территории ино­странного государства после прекращения действия соглашения о их пребыва­нии; действий государств, позволяющих, чтобы предоставленная им в распоря­жение другого государства территория использовалась последним для соверше­ния актов агрессии против третьего государства; засылки вооруженных банд, групп, а также регулярных сил или наемников на территорию другого госу­дарства в целях применения против него вооруженной силы. Нарушением прин­ципа неприменения силы следует также считать насильственные действия в от­ношении международных демаркационных линий, линий перемирия, блокаду портов или берегов государства, любые насильственные действия, препятствую­щие народам осуществлять законное право на самоопределение.

В Определении агрессии подчеркивается, что никакие соображения лю­бого характера не могут служить оправданием агрессии в том числе и т.н. “превентивная оборона”).

На основании этого принципа ГА ООН осудила ввод советских войск в Афганистан в 1979 г., американское вторжение в Камбоджу в 1970 г., в Гренаду и Ливию в 1983 г., в Панаму в 1989 г.

Принцип мирного разрешения споров. В соответствии с Уставом ООН (п.3, ст.2) Декларация о принципах международного права 1970 г. сформулировала этот принцип следующим образом: “Каждое государство разрешает свои между­народные споры с другими государствами мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедли­вость”. Из этого следует, что главными рамками этого принципа являются при­менение только мирных средств разрешения споров и сохранение при этом со­стояния мира в мировом сообществе. Что касается конкретных средств, то здесь за государствами остается широкий выбор.

Нормативное содержание данного принципа стало в последние годы предметом пристального внимания экспертов СБСЕ. Совещание в Валлетте (Мальта,1991 г.) рекомендовало параметры общеевропейской системы мирного урегулирования международных споров. Итоговым документом, в частности предусмотрено создание специального органа - “Механизма СБСЕ по урегули­рованию споров”, который может быть использован по требованию любой из сторон в споре и действует в качестве примирительного органа.

Принцип уважения прав человека. В отношении развития данного прин­ципа принято большое количество международных документов, среди которых выделяются Устав ООН; Всеобщая декларация прав человека 1948 г.; два пакта о правах человека 1966 г. (о гражданских и политических правах, и об экономиче­ских, социальных и культурных правах); конвенции о предупреждении преступ­ления геноцида и наказании за него (1948 г.), о ликвидации всех форм расовой дискриминации (1966 г.), о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (1979 г.), о правах ребенка (1989 г.) и т.д.

Анализ международных актов позволяет выбелить основные положения принципа уважения прав человека:

* признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, а также их равных и неотъемлемых прав является основой свободы, справедли­вости и всеобщего мира;

* каждое государство обязано содействовать путем совместных и само­стоятельных действий всеобщему уважению прав человека и основных свобод в соответствии с Уставом ООН;

* право человека должны охраняться властью закона, что обеспечит мир и правопорядок, человек не будет вынужден прибегать в качестве последнего средства к восстанию против тирании и угнетения;

* Государство обязано уважать и обеспечивать всем находящимся в пре­делах его юрисдикции лицам права и свободы без какого-либо различия по ка­кому-либо признаку;

* каждый человек несет обязанности в отношении других людей и того общества и государства, к которым он принадлежит;

* государство обязано принять законодательные и иные меры, необходи­мые для обеспечения международно признанных прав человека;

* государство обязано гарантировать любому лицу, права которого нару­шены, эффективные средства правовой защиты;

* государство обязано обеспечить право человека знать свои права и по­ступать в соответствии с ними.

Принцип суверенного равенства. Этот принцип означает, что каждое го­сударство обязано уважать суверенитет других участников системы, то есть их право осуществлять в пределах собственной территории законодательную, ис­полнительную, административную и судебную власть без какого-либо вмеша­тельства со стороны других государств, а также самостоятельно проводить свою внешнюю политику. Суверенное равенство, вытекающее из определения par in parem non habet potestatem (равный над равным власти не имеет), в настоящее время является основой межгосударственных отношений, что нашло отражение в п.1 ст.2 Устава ООН: “Организация основана на принципе суверенного ра­венства всех ее членов”. Прежде всего это означает, что все нормы международ­ного права применяются ко всем государствам одинаково, не взирая на разные политические, экономические и их другие особенности.

Согласно Декларации 1970 г. понятие суверенного равенства включает в себя следующие элементы:

* государства юридически равны;

* каждое государство пользуется правами, присущими полному суверени­тету;

* каждое государство обязано уважать правосубъектность других госу­дарств;

* Территориальная целостность и политическая независимость госу­дарства неприкосновенны;

* каждое государство имеет право свободно выбирать и развивать свои политические, социальные, экономически и культурные системы;

* каждое государство обязано полностью и добросовестно выполнять свои международные обязательства и жить в мире с другими государствами.

В Заключительном акте 1975 г. государства помимо этого приняли на себя обязательства соблюдать права, присущие суверенитету, т.е. уважать различия в развитии, разнообразие позиций, внутренние законы и правила и т.п.

Несмотря на то, что формально правовой статус всех государств одинаков, по прежнему сохраняется фактическое неравенство, в результате которого вели­кие государства имеют больше механизмов влияния на процесс международного нормотворчества.

Принцип невмешательства во внутренние дела. Для понимания сущности этого принципа важно раскрытие определения “внутренняя компетенция госу­дарства”, как это зафиксировано в п.7 ст.2 Устава ООН. Эта дефиниция является относительной и четкого определения и границ не имеет. Между тем, вмеша­тельством считаются любые меры государств или международных организаций, с помощью которых последние пытаются препятствовать субъекту международ­ного права решать дела, по существу входящие в его внутреннюю компетенцию, за исключением применения принудительных мер в случаях угрозы миру, нару­шения мира, акта агрессии. Государство не может произвольно относить к своей компетенции любые вопросы.

Тем не менее, вмешательство может быть прямым или косвенным. Прямое вмешательство означает неприкрытое принуждение (военное, экономическое, политическое и др.) одного государства другого к подчинению его воли решение некоторых или всех вопросов, связанных с внутренней компетенцией. Косвенное вмешательство - это подобного рода военные, экономические и другие меры, ко­торое осуществляются не самим государством, а лицами или организациями, на­ходящимися под их контролем.

Принцип территориальной целостности и неприкосновенности. Этот принцип был выделен в качестве самостоятельного Заключительным актом СБСЕ 1975 г. Первая часть принципа (территориальная целостность) означает недопустимость незаконного расчленения государства. отделения от него частей, оккупация и т.п. Вторая его часть (территориальная неприкосновен­ность) означает более широкое понятие, охватывая не только случаи отторже­ния, но и иные виды посягательств, например, вооруженное нападение, которое не ставит целей захвата территории, транзит любых транспортных средств без разрешения территориального суверена, разработка иностранными лицами или государствами природных ресурсов без разрешения суверена и т.д. Приобрете­ние территории в следствие нарушение этого принципа признается незаконным.

Принцип нерушимости границ. Этот принцип впервые был четко сформу­лирован в Заключительном акте СБСЕ 1975 г. и в настоящее время может рас­сматриваться в качестве дополнительно принципа к принципу уважения терри­ториальной целостности. Он означает:

* признание существующих границ в качестве юридически установленных в соответствии с международным правом;

* отказ от каких-либо территориальных претензий на данный момент или в будущем;

* отказ от каких-либо посягательств на эти границы, включая угрозу силой или ее применение.

Посягательство на государственные границы означает односторонние действия или требования, направленные на их изменение положения линии гра­ницы, ее юридического оформления или фактического положения линии границы на местности.

Принцип нерушимости границ имеет точки соприкосновения с принципом неприкосновенности государственных границ. Из последнего вытекает обязан­ность государства не допускать незаконного пересечения границы с другим го­сударством, а также право контролировать движение через границу. Можно также утверждать, что принцип нерушимости границ имеет больше региональ­ный характер, поскольку зафиксирован в региональном документе - Заключи­тельном акте СБСЕ.

Принцип равноправия и самоопределения народов. Содержание данного принципа впервые раскрыто в Декларации 1970 г.: “Создание независимого го­сударства, свободное присоединение к независимому государству или объедине­ние с ним, или установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом, являются формами осуществления этим народом права на самоопределение”. Первоначально этот принцип мыслился в неразрывной связи с широкими процессами деколонизации во второй половине текущего сто­летия. Теперь же учитывается и фактор территориальной целостности. Таким образом данный принцип должен пониматься как очень тонкое соотношение требований самоопределения и целостности государства, что достигается только в стабильном обществе. Однако в качестве императива остаются два требования в отношении уже созданных государств:

* каждое государство обязано воздерживаться от любых насильственных действий, лишающих народы их права на самоопределение;

* каждое государство обязано воздерживаться от любых действий, на­правленных на частичное или полное нарушение территориальной целостности и единства любого государства.

Принцип сотрудничества. Был сформулирован впервые в Декларации 1970 г. Он обязывает государства сотрудничать друг с другом независимо от разли­чий их политических, экономических и социальных систем в следующих направ­лениях: поддержание мира и безопасности; всеобщее уважение прав человека; осуществление международных отношений в экономической, социальной, куль­турной, технической и торговой областях в соответствии с принципами суверен­ного равенства и невмешательства; сотрудничество с ООН и принятие мер, пред­усмотренных ее Уставом; содействие экономическому развитию во всем мире, особенно в развивающихся странах. Принцип имеет характер идеи, так как не­возможно обязать государства сотрудничать.

Принцип добросовестного выполнения обязательств по международному праву. Данный принцип утверждался вместе с международным правом и именно в нем заключен источник юридической силы МПП, поскольку единственным спо­собами создания юридически обязательных норм для суверенных государств яв­ляется их соглашение. В Декларации 1970 г. содержится иерархия обязательств: обязательства по Уставу ООН; обязательства, вытекающие из общепризнанных принципов и норм МПП; обязательства по договорам, действительным согласно эти принципам и нормам. Заключительный акт 1975 г. добавил к такому понима­нию принципа положение о том, что при осуществлении своих суверенных прав, включая право устанавливать свои законы и административные правила, госу­дарства должны сообразовываться со своими обязательствами по международ­ному праву. В соответствии с этим в Законе о международных договорах РФ 1995 г. говориться: “Российская Федерация выступает за неукоснительное соблюде­ние договорных и обычных норм, подтверждает свою приверженность основопо­лагающему принципу международного права - принципу добросовестного вы­полнения обязательств по международному праву”.

Общие принципы, являясь фундаментом всей системы МПП, пронизывают остальные ее струкутрообразующие элементы. Система МПП делится на от­расли - крупные блоки международно-правовых институтов и норм, регламенти­рующих более или менее обособленные международные отношения, отли­чающиеся качественным своеобразием. Каждая отрасль помимо того, что руко­водствуется общими принципами МПП, имеет и свои “собственные” принципы. Например, в космическом праве действует принцип запрещения национального присвоения космического пространства и т.п. Деление на отрасли МПП до сих пор является предметом научных споров и поэтому выглядит весьма приблизи­тельным: право международных договоров, регулирующее порядок заключения, исполнения и прекращения международных договоров; право международных организаций, регулирующее учреждение и деятельность межгосударственных организаций. Помимо этих отраслей существуют право международной безопас­ности; международное гуманитарное право; дипломатическое и консульское право; международное морское право; международное воздушное право; между­народное космическое право; международное уголовное право; международное экономическое право; международное атомное право; международное экологи­ческое право; международное право в период вооруженных конфликтов.

Отрасли МПП, в свою очередь, состоят из более простых образований - подотраслей и институтов. Подотрасль регулирует обычно либо конкретные от­ношения в специфической ситуации, либо отношения на стыке двух или несколь­ких отраслей МПП. Примером могут служить две подотрасли международного гуманитарного права - гуманитарное право в мирный период и гуманитарное право в период вооруженных конфликтов. В данном случае предмет регулирова­ния остается неизменным - обеспечение и защита прав человека, но меняются условия предмета регулирования.

Международно-правовой институт - группа международных норм, регла­ментирующих более или менее однородные отношения. При этом, однако, отно­шения, составляющие предмет регулирования института, хотя и отличаются ка­чественным своеобразием, позволяющим их вычленить из массы других, “не до­тягивают” до статуса отраслевых. В качестве примера можно привести институт гражданства в гуманитарном праве, институт признания или правопреемства и т.д.

Первичными ячейками МПП являются его нормы. Взяв за основу некото­рые важные критерии, можно осуществить следующую классификацию. Между­народно-правовые нормы делятся:

* по содержанию и месту в системе - на цели, принципы и нормы;

* по сфере действия - на универсальные (глобально действующие, имеющие всеобщую обязательную силу и являющиеся основой общего права), региональ­ные (обладающие региональной спецификой и служащих источником для выра­ботки глобальных норм) и партикулярные (местные, распространяющие свое действие на ограниченный круг участников, в большинстве своем - на двусто­ронние отношения);

* по юридической силе - на императивные ( недопускающих отклонения от универсальных норм даже путем соглашения между государствами и не признающие действительными противоречащие им обычаи и договора) и диспо­зитивные (допускающие отступления от них по соглашению во взаимоотноше­ниях сторон);

* по функциям в системе - на материальные (содержащие конкретные пра­вила обязательного поведения субъектов МПП) и процессуальные (регулирующие процессы создания и осуществления международного права);

* по способу создания и форме существования, т.е. по источнику - на обыч­ные (нормы, создаваемые на основе молчаливого согласия), договорные (создаваемые на основе межгосударственного письменного соглашения), нормы решений международных организаций (вспомогательные).

Различаются кроме того “жесткие” и “мягкие” нормы МПП. Вторые, в отличие от первых, не порождают четких прав и обязанностей, а лишь дают об­щую установку, которой тем не менее субъекты обязаны следовать. Для подоб­ных норм характерны формулировки типа “добиваться”, “стремиться”, “принимать необходимые меры” и т.п.









1 Шишкин А.Ф., Шварцман К.А. XX век и моральные ценности человечества.- М.,1968.- С.231-232.


Случайные файлы

Файл
CURSOV.DOC
150693.rtf
169024.rtf
161934.rtf
60412.rtf