Курс лекций по международному праву (MPPLEK2)

Посмотреть архив целиком

12



Лекция N2. ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА И ЕГО НАУКИ.


1. Периодизация и предыстория международного права.

2. Возникновение международного права на рубеже средневековья и Нового времени.

3. Классическое международное право.

4. Переход к современному международному праву.

1. Одной из важнейших проблем истории международного права является проблема его возникновения и периодизации. Долгое время доминирующим было утверждение,1 что международное право возникло вместе с возникновением госу­дарств, т.е. еще в Древнем мире. Другой точкой зрения является убеждение в том, что “международное право может возникнуть лишь тогда, когда в обслуживаемых им межгосударственных отношениях созревают соответствующие условия. Необхо­димо, чтобы международные отношения достигли весьма высокого уровня разви­тия, при котором суверенные государства осознали необходимость во имя своих национальных интересов подчиниться нормам, обладающим юридической силой”.2 С этой точки зрения время возникновения международного права следует от­нести к концу средневековья. Вероятно, эта позиция выглядит более убедитель­ной. На протяжении веков человечество совершенствовало и накапливало опыт международного общения (в том числе и эпоху господства родо-племенных от­ношений), международные обычаи и мораль с тем, чтобы перевести его на но­вый качественный уровень - уровень сознательного правового регулирования путем соглашения об ограничении свободы действий государств на внешней арене для поддержания в мире стабильности и должного порядка.

Представляется в целом наиболее предпочтительной периодизацией ис­тории международного права периодизация, предложенная И.И.Лукашуком:

* предыстория международного права (с древних веков до конца средне­вековья) - эпоха совершенствования международных отношений и понимания роли государства на международной арене;

* классическое международное право (с конца средних веков до Статута Лиги Наций) - возникновение и развитие права Нового времени;

* переход от классического к современному международному праву (от Статута Лиги Наций до Устава ООН) - понимание государствами необходимости создания новых механизмов регулирования международных отношений после первой мировой войны;

* современное международное право - право Устава ООН и его противо­речия.

Международные отношения в Древнем мире выработали целый комплекс традиций, которые впоследствии были либо отвергнуты в межгосударственных контактах как противоречащие задачам самосохранения человеческого рода (война), либо возведены в ранг норм международного права (добрососедство).

В древних международных отношениях не могло идти речи о равенстве парт­неров. На первом месте стояли военные цели, “свое” постоянно противопостав­лялось “чужому”. Так, например, в древнеиндийских Законах Ману говорилось: “враг - это ваш сосед”, а грек Демосфен доказывал, что варвары (чужеземцы) предназначены природой быть рабами греков. В древних обществах процветала ненависть к иностранцам (в греческом языке - ксенофобия), а между госу­дарствами отношения строились исключительно с позиции силы. Великие госу­дарства стремились подчинить мелкие и слабые путем военных действий. Более того у войны появились различного рода первые морально-этические и даже фи­лософские обоснования. Так, например, римляне были уверены, что римский на­род (государство) не может вести несправедливые войны. Им казалось, что все войны, которые они ведут справедливы по причине господствовавшей доктрине, согласно которой все полезное для Рима угодно богам. Существовало два основ­ных варианта определения субъекта международных отношений. В древневосточ­ных деспотиях субъектом выступал правитель (царь, фараон, раджа, ван и т.д.). В греческом и особенно в римском мире понимание субъекта было более форма­лизовано: полис (свободные граждане государства) или populus romanus (римский народ).

В такой системе международных отношений договор выступал как второ­степенное средство решения споров и нормализации контактов между двумя при­мерно равными государствами, поскольку война может ослабить друг друга при­вести к потере завоеванных внешних позиций. Обычно договор заключался после войны. Древнейшим из известных международных договоров является до­говор между правителями месопотамских городов Лагаш и Умма, заключенный около 3100 г. до н.э. Особенно показательным был договор около 1300 г. до н.э. между фараоном Египта и царем хеттов, который по существу стал договором о разделе сфер влияния между двумя великими державами того времени. В нем, в частности, говорилось: “Впредь и до конца вечности, в соответствии с замыс­лами великого правителя Египта, равно как великого князя страны хеттов, бог не даст благодаря договору случиться вражде между ними... И вовек не вступит ве­ликий князь страны хеттов на землю египетскую, чтобы захватить имущество ее, и вовек не вступит Рамсес II, великий правитель Египта на землю (хеттскую, чтобы захватить имущество) ее.”1 У римлян, если война не оканчивалась дебел­ляцией (покорением) народа, который считался римлянами варварским но все же римской победой, ее результатом мог стать мирный договор, облеченный форму договора о союзе, а на деле - неравноправный договор о “покровительстве” (побежденная сторона выдавала на безраздельное усмотрение Рима террито­рию, подданных и богов, но оставался субъектом международных отношений).

Несмотря на то, что древние договоры мало чем отличались внешне от со­временных договоров, реально они представляли собой не более, чем религиозные предписания или взаимные моральные обязательства. Не случайно, что текст древ­них договоров содержал высокопарные религиозные клятвы: “...Что же касается слов, которые на этой серебряной таблетке, для земли хеттов и для земли египет­ской, и кто-нибудь не остережется их - тысяча богов из земли хеттов, равно как тысяча богов земли египетской - уничтожат его дом, его землю, его слуг”.2

В качестве последствий мирных договоров могли наступить посольские от­ношения. Как правило они не носили постоянного характера, часто организовы­вались для выполнения единовременных межгосударственных поручений. В Гре­ции послу вручались две сложенных и покрытых воском дощечки с текстом, кото­рые назывались “дипломами”, от чего, собственно, и произошел термин “дипломатия”. Послы в Древнем мире пользовались неприкосновенностью, что являлось вынужденным исключением из общего правила для иностранцев (посол должен донести важные сведения, касавшиеся интересов и принимающей сто­роны). Так, например, в древнеиндийской “Панчатантре” сказано: “Пускай мечи обнажены, пусть родичи лежат в крови, пусть речи бранные звучат - нельзя по­сланца убивать”.1 В Риме к III в. до н.э. скрупулезно были разработаны проце­дуры приема послов и ведения переговоров.

Право силы в международных отношениях, преобладание них региона­лизма усилилось в период раннего и развитого средневековья (VI-XV вв.). С утверждением монархии как преобладающей формы государственной власти усилилось значение личности в международных отношениях. Самые логические черты это приняло в период феодальной раздробленности, когда практически стерлись различия между публичными и частными отношениями во внешнем мире. Крупные феодалы имели практически неограниченные полномочия в веде­нии и заключении внешних сношений, вели частные территориальные войны, заключали мир на собственных условиях и т.д. Источником такого положения вещей было территориальное верховенство на основе иммунитетных привилегий. Так, например, в Золотой булле германского императора Карла Люксембурга 1326 г. содержались положения, которые узаконили внешнеполитическую незави­симость немецких князей - подданных Священной империи германского народа.

С IX в. в международные отношения включилось Древнерусское государ­ство, свидетельством чего стали заключенные с Византией после военных похо­дов договоры, международные браки киевских князей и княжон и т.д.

В эпоху средневековья мир начал делиться на три части - христианский мир (Европа), мир ислама (Западная и Центральная Азия, Северная Африка) и неизвестные земли (“закрытые” для европейцев и мусульман Китай, Япония, Америка, Австралия и большая часть Африки). Поскольку на формирование меж­дународного права современности бесспорно оказали главное влияние европейские традиции, наибольший интерес представляет именно Европа. Здесь продолжали существовать видоизмененные античные традиции международных отношений (Византия), а также сформировались новые традиции, на которые большое влия­ние оказывали во-первых, феодальные отношения (иммунитет и понимание суве­ренности собственника в политических вопросах), во-вторых, католическая цер­ковь, которая являлась связующим институтом в международных делах благо­даря общей для всех европейских государств идеологической доктрине католи­цизма (существовали общие, понятные для всех символы, на основе которых можно было строить первоначальные отношения) и постоянному стремлению папства поставить под свой политический контроль европейских правителей (так, например, декрет папы Грациана (1139-1142 гг.) “Согласование несогласо­ванных канонов” затрагивал вопросы международных отношений именно в этом ключе).

В период средневековья накопились значительные традиции в сфере ди­пломатических отношений, переговорной практики, международной торговли (особенно морской), ведения и прекращения войны и т.д., что подготовило в ко­нечном счете возникновение международного права как такового.


2. На рубеже средневековья и Нового времени происходит возникновение практики и доктрины международного права. Этому способствовали изменившиеся исторические условия: реформация церкви и некоторая утрата ею былых позиций на внешней арене; централизация власти, ликвидация иммунитетного сепара­тизма и возникновение национальных государств; развитие философии, полити­ческих учений, обращение к античному интеллектуальному наследию, в том числе к системе римского права.

Упрочение национальной независимости европейских государств привело к первой общеевропейской войны между крупными группировками государств - Тридцатилетней войне (1618-1648 гг.), завершившейся подписанием Вестфаль­ского трактата о мире 24 октября 1648 г. Он состоял из двух мирных договоров Оснабрюкский (между императором Священной Римской империи и его союзни­ками, с одной стороны, и Швецией с союзниками - с другой) и Мюнстерский (между императором и Францией с союзниками). Формально постановления трактатов касались трех основных вопросов: территориальных изменений в Ев­ропе; вероисповедных отношений в Священной Римской империи; политического устройства. Однако на деле Вестфальский мир сформулировал ряд принципов и институтов международного права:

* принцип политического равновесия и стабильности границ;

* институт международно-правового признания (была признана независи­мость Швейцарии и Нидерландов);

* институт равноправия государств на внешней арене независимо от пре­обладающего в нем вероисповедания;

* институт международно-правовых гарантий (в трактате говорилось, “что заключенный мир должен оставаться в силе и что обе стороны обязаны от­стаивать и защищать каждую статью мирного договора против каждого, незави­симо от религии”1 ).

Важную роль имел Вестфальский мир и для России, поскольку именно в нем Московская Русь впервые фигурировала “в качестве общепризнанного участ­ника международного общения”.2

Вестфальский мир стал юридической основой для всех международных до­говоров на полтораста лет, вплоть до Великой Французской революции.

XVIII в. принес существенные черты в становление дипломатического права (в частности, более четко был оформлен и более последовательно выпол­нялся принцип дипломатического иммунитета), морского права (к середине сто­летия утвердился принцип свободы судоходства, была признана большинством государств 3-мильная ширина территориального моря (прибрежных вод), разра­батывался принцип свободы судоходства по рекам и т.д.). Вместе с тем несмотря на некоторые изменения в правилах ведения войны, они по-прежнему оставались достаточно жесткими. В отношении территорий продолжали действовать старые традиции перехода земель от одного государства к другому (например, обмен территориями по Утрехтскому 1713 г. и Раштадскому (1714) г. мирным догово­рам). В целом в период XVII-XVIII вв. произошло становление норм обычного международного права.

Доктринальная конструкция международного права была впервые выдви­нута более чем за двадцать лет до Вестфальского трактата голландцем Гуго Гро­цием (1583-1645 гг.), которого справедливо называют “отцом” науки междуна­родного права. В своем сочинении “О праве войны и мира” (1625 г.) на основе сочетания идей естественного права и изучения действующего позитивного права сформулированы три основных принципа: суверенности, международного сотрудничества и гуманизма. Гроций считал, что источниками естественного права являются соглашения государств посредством договоров или молчаливо выраженные (обычаи), а также природа и Бог. Он подчеркивал существование особого рода “права народов”, происхождение которых имеет согласительный характер: “...Известные права могут возникать в силу взаимного соглашения как между всеми государствами, так и между большинством их. И оказывается даже, что подобного рода права возникли в интересах не каждого сообщества людей в отдельности, а в интересах обширной совокупности всех таких сообществ. Это и есть право, которое называется правом народов, поскольку это название мы от­личаем от естественного права”1

На протяжении почти двух последующих веков в доктрине международ­ного права господствовало естественное направление, которое использовало практический материал только для обоснования уже существующих концепций. Самыми значительными представителями этого направления были Христиан Вольф (1679-1754 гг.), считавший, что основу международного общения состав­ляет обязанность всех людей стремиться к совместному совершенствованию, что влечет за собой образование “союза” народов, который регулируется междуна­родным правом; Э.Ваттель (1714-1767 гг.), убежденный в том, что существует три общих закона международного отношений, основанных на естественном праве - каждая нация должна содействовать счастью и совершенству остальных, каждая нация должна иметь возможность мирно пользоваться той свободой, ко­торую имеет от природы и то, что дозволено одной нации (государству), дозво­лено и другой. Среди других представителей естественно-правового учения вы­делялись П.Бурламаки, Х. Томазий, Ж.Барбейрак.

Второй направление в науке международного права - позитивное - склоня­лось к идее, что предмет и задача правовой науки заключается не в критике дей­ствующего права, а в собирании, анализе и комментировании его действующих норм. Именно в среде позитивистов и родился термин международное право. Наи­более видными представителями данного направления были Рихард Зеч (1590-1660 гг.), Вольфганг Текстор (1638-1701 гг.), Иоганн Якоб Мозер (1701-1785 гг.) и Г.Ф.Мартенс (1756-1821 гг.) - создатель знаменитого собрания трактатов, выхо­дившего в свет на протяжении почти полутора веков, пока ему на смену не пришло собрание Лиги Наций.

К XVIII в. относится возникновение первых отечественных концепций меж­дународного права, которые либо принимают и перерабатывают постулаты за­падной естественно-правовой теории (Золотницкий В.Т. (1711-?), Козельский Я.П. (1735-?), либо критикуют их с точки зрения “историзма” позитивного направления (Десницкий С.Я. (?-1789 гг.). Значительным мыслителем в области международ­ного права был В.Ф.Малиновский (1765-1814 гг.), автор знаменитого трактата “Рассуждения о войне и мире” (1803 г.), который в качестве гарантии мира про­возглашал такое положение дел, “когда бы все правительства имели единый предмет - благоденствие повинующихся” ибо “права народные нераздельны с правами гражданскими...”.1


3. Большое влияние на развитие международного права оказала Великая Французская революция, которая не только документально закрепила либе­рально-демократические принципы, но и провозгласила их всеобщий характер. Среди многочисленных актов революции выделялись “Предложение”, внесенное депу­татом Вольнеем на заседании Национального собрания 18 мая 1790 г. (оно стало за­тем декретом от 22-27 мая 1790 г. и частично гл.VI Конституции от 3 сентября 1791 г.) и, особенно, непринятый проект Декларации международного права, пред­ставленный Конвенту аббатом Грегуаром 23 апреля 1795 г. В Декларации Гре­гуара, в частности, содержались положения о том, что

- “народы находятся между собой в естественном состоянии, связывает их всеобщая мораль” (ст. 1);

- “народы взаимно независимы и суверенны...” (ст.6);

- “народ должен действовать в отношении других так, как он хочет, чтобы другие действовали в отношении него...” (ст.3);

- “народы должны в состоянии мира делать друг другу как можно больше добра, а в состоянии войны - как можно меньше зла” (ст.4 - цитата из Монте­скье);

- “народ не имеет права вмешиваться в дела других (народов)” (ст.7) и др.2

Документы ВФР (вышеупомянутые декларации, Декларация прав чело­века и гражданина 1789 г., Конституция 1791 г.) закрепили принцип народного суверенитета. Французская революция провозглашала “неотъемлемое право каждой нации - жить изолированно, если ей это нравится, или соединиться с дру­гими нациями, если они того желают для общего блага. Мы французы, не знаем иных суверенитетов, кроме своих народов”.3

Неоспоримым был вклад ВФР в обоснование таких институтов междуна­родного права, как права человека (через 150 лет ряд положений французской Декларации прав человека и гражданина был включен во Всеобщую декларацию прав человека, утвержденную ГА ООН 10 декабря 1948 г.), принципа ведения войны исключительно в оборонительных целях и т.д. Кроме того, в Конституции 1795 г. содержалась формула “Договоры должны соблюдаться”, что являлось свидетельством рассмотрения международных договоров как актов юридиче­ских. Несмотря на то, что наполеоновский период во многом свела нет благород­ные принципы революции, они оказали большое идейное влияние на последую­щее развитие общего международного права.

XIX в. принес новые формы юридической практики в международных от­ношениях, которые осуществлялись прежде всего на Венском (1814-1815 гг.), Па­рижском (1856 г.), Берлинском (1878 г.), а также Гаагских мирных конференциях.

Венский конгресс, отбросив принципы самоопределения, равноправия, не­вмешательства, во главу угла поставил принцип легитимизма, согласно которому лишь законная династия была вправе занимать престол. Победившие Напо­леона державы (Россия, Австрия и Пруссия) провозгласили свое право во имя со­блюдения этого принципа на вмешательство во внутренние дела других европей­ских государств, образовав Священный союз. Тем не менее на Венском конгрессе возникли некоторые институту международного права, которые затем просуще­ствовали многие годы: значительное внимание было уделено вопросам образования новых государств, “вольных городов” (Краков), статусу постоянного нейтрали­тета; 8 февраля 1815 г. была принята Декларация о прекращении торговли неграми; было принято постановление о свободном судоходстве по международным рекам; было одобрено положение относительно дипломатических агентов, которое более-менее четко определяло их полномочия и ранги.

Парижский конгресс 1856 г. в заключительной декларации сформулировал важные положения относительно начал морского международного права (отмену каперства, запрещение захвата нейтрального груза под неприятельским флагом и т.д.). Кроме того был конкретизирован режим свободного судоходства по меж­дународным рекам: Рейн, Дунай, Эльба - в Европе; Миссисипи и Св.Лаврентия - в Америке, Конго и Нигер - в Африке.

Берлинский конгресс 1878 г., который сыграл более важное значение во внешнеполитической и дипломатической области, чем в области международ­ного права, тем не менее принес новое подтверждение практики коллективного признания независимости (Сербии, Черногории, Румынии).

Во второй половине XIX в. появляются первые международные организации в нынешнем понимании - Всемирный почтовый союз (1874 г.), Телеграфный союз (1875 г.), многосторонняя железнодорожная конвенция (1890 г.).

Важное значение для становления принципа мирного разрешения споров и международного гуманитарного права имели две Гаагские мирные конференции 1899 г. и 1906-1907 гг. На них были приняты 13 конвенций, которые касались сле­дующих групп вопросов - правового регулирования мирного разрешения споров, порядка открытия военных действий, правового регулирования сухопутной войны и правила ведения войны на море. В конвенциях учреждалась Постоянная палата третейского суда; утверждалось, что вооруженная сила не может исполь­зоваться для истребования договорных долгов, военные действия не должны на­чинаться без предварительного и недвусмысленного предупреждения; проводи­лось разграничение комбатантов и некомбатантов; определялось право населе­ние на вооруженное сопротивление во время войны; запрещалось использование ядов, оружия и веществ, способных причинить излишние страдания; запрещение во время оккупации конфисковывать частную собственность. Существенным был вклад Гаагских конференций в развитие международного морского права (8 кон­венций). Впоследствии их решения были развиты в заключениях Лондонской морской конференции 1908-1909 гг.

Классический период в развитии международного права стал периодом накопления нормативного материала, закладыванием основ международно-пра­вового сознания, однако правовое регулирование медленно выделялось в само­стоятельный вид регулирования международных отношений, по-прежнему усту­пая пальму первенства политическим, религиозным, моральным средствам. Ме­ханизм действия международного права находился в зачаточном состоянии. Бо­лее того, тогдашнее международное право трудно назвать общим, поскольку оно регулировало в основном отношения между развитыми колониальными держа­вами. В начале XX в. британский юрист Г.Дженкинс писал: “Общепризнанно, что нормы международного права применяются только к христианским странам в Европе и Америке”. Если же некоторые из них “вообще применимы к нехристи­анским государствам, то применяются со значительной модификацией”.1

В классический период международное право переживает значительное развитие. Идеи естественного права отходят на второй план и к 30-м годам XIX в. практически полностью утрачивают свои былые позиции. В период “междуцарствия”, когда позитивизм не победил еще окончательно, а естествен­ное право еще окончательно не сошло на нет наука международного права под­верглось сильному влиянию философии Гегеля, для которого международное право представляло лишь внешнее государственное право. Одним из первых юристов-последователей гегельянства был немецкий ученый А.-В.Гефтер, труд которого “Европейское международное право” выдержал на протяжении полувека восемь изданий. Гефтер согласился с Гегелем в том, что международное право имеет своим источником человеческую волю и свободу “которая сама устанавли­вает право или индивидуально, или в социальном общении”.2 По его убеждению общественное мнение есть “единственный регулятор” международного права, а его высший судья - “история, которая своим безапелляционным приговором утверждает право и, подобно Немезиде, карает его нарушение”.3

Несмотря на эклектизм позитивистского направления, вытекающий из от­сутствия у него серьезной философской основы, именно в его рамках реальная юридическая действительность была подвергнута всестороннему анализу и по международному праву были изданы множество учебников и курсов, монографий по отдельным проблемам, многотомные сборники документов.

В позитивизме выделялось два направления - англо-американское и конти­нентальное западноевропейское. Классическим представителем первого и его основателем был Д.Кент, труд которого “Комментарии на американское право” увидел свет в 1836 г. Он и его американские последователи (Ч.Хайд, Г.Уитон, Т.Д.Вулси, Г.В.Халлек, Г.Г.Вильсон) рассматривали международное право как процесс его практического применения одним или рядом государств.

В Англии это направление возглавил в середине века Р.Филимор подгото­вивший четыре тома “Комментариев по международному праву” (1854-1861 гг.), а развивали его В.Э.Холл, Т.Д.Лауренс, Л.Оппенгейм.

Большинство англо-американских юристов-международников оказались под прямым или косвенным влиянием аналитической юриспруденции Джона Ос­тина, для которого характерным было рассмотрение права как данного реаль­ного факта, не нуждающегося ни в оправдании и даже обосновании, ни в оценке. Право, по Остину, - это только то, что признано или издано государством.

Европейски позитивизм был представлен преимущественно учеными-нем­цами. Его исходные теоретические положения были обоснованы в трудах К.Бергбома, П.Лабанда и А.Эсмена. У них на первый план выступали влияние ре­цепции римского права и свойственное ему деление юридических институтов на “лица”, “вещи” и “действия”. Одним из самых ортодоксальных позитивистов в Германии был Э. фон Ульман, утверждавший: “право в собственном смысле мо­жет быть только позитивным правом”,1 а естественное право есть не что иное как “умственная спекуляция”. Иногда позитивизм дополнялся некоторыми поли­тическими или моральными соображениями. Примером этого могут служить труды И.К.Блюнчли “Современное международное право цивилизованных госу­дарств, изложенное в виде кодекса” (1868 г.) и Ф. фон Листа “Международное право в систематическом изложении”. Первый исходил из того, что “международное право есть признанный порядок, связывающий различные го­сударства в одно общечеловеческое юридическое существо и обеспечивающий за подданными этих государств равную защиту их прав - общечеловеческих и част­ных”.2 Второй полагал, что пределы международного права “ограничиваются общим правовым убеждением, которое покоится на общности культуры и инте­ресов”, так как межгосударственное общение есть прежде всего “общение куль­турное”.3

Своеобразным завершением европейского позитивизма стал четырехтом­ный курс международного права, написанный коллективом под руководством Ф. фон Гольцендорфа - “Руководство по международному праву”.

В середине XIX в. в Италии возникла “национальная школа”, наиболее ярким представителем которой был П.С.Манчини, считавший, что каждая нация имеет право на самостоятельное государственное существование. Для него был харак­терен повышенный интерес к правам отдельной личности, вскоре приведший его к мысли о том, что человек непосредственно является субъектом международного права.

В конце века возникло негативистское направление, которое по существу отрицало международное право как таковое на основе произвольно толкуемого учения Гегеля о внешнем государственном праве. Видными представителями его были А.Лассон, братья Филипп и Альберт Цорн. В своей книге “Принципы и бу­дущее международного права” (1872 г.)Лассон пишет, что государства не могут быть подчинены единому “правовому закону”, так как это противоречит их жиз­ненному принципу и свободе. Как суверенные личности государства существуют только для самих себя и ради себя, “что государство может делать или должно делать, знает только оно само”.1 В соответствии с этим, война - высший судья, “она приходит, как гроза, которая успокаивает напряжение стихии, очищает воздух, оплодотворяет землю”(“Система философии права”).2

Братья Цорн были уверены в том, что международное право - вообще не право, а мораль.

В XIX в. международное право достаточно плодотворно развивалось и в России. Среди представителей теории естественного прав следует отметить Л.А Камаровского, перу которого принадлежит обоснование утопичности идеи “вечного мира”: “Не вечный мир, о кортом мечтают идеалисты, но мир юридиче­ски организованный и охраняемый есть реальная и вместе с тем совершенно не­обходимая задача человечества”.3

Другим видным представителем естественно-правового направления был М.Н.Капустин. По его мнению, “международные отношения во всех своих видах могут получить характер определенности и, следовательно, творческое значение лишь под условием права и нравственности. Юридическая стороны этих отно­шений составляет предмет естественного права.”4

Среди русских позитивистом следует назвать прежде всего Т.Ф.Степанова, Д.И.Каченовского, В.А.Незабитовского, однако наибольшей глу­биной и многогранностью отличались идеи Ф.Ф.Мартенса, написавшего двух­томный курс международного права и издавшего 15-томное “Собрание тракта­тов, заключенных Россией с иностранными государствами”. Основу его позити­визма составляла мысль о том, что “...в основании международного права лежат фактические, реальные жизненные отношения, в которых народы в данное время состоят между собой, и с этой точки зрения каждый международный закон имеет настолько разумное основание и право на существование, насколько соответ­ствует действительным, разумным жизненным отношениям между народами”.5 Вывод Мартенса о сущности международного права был таков: “Международное общение есть свободный союз государств для достижения об­щими действиями полного развития своих сил и удовлетворения разумных по­требностей. Совокупность юридических норм, определяющих осуществление идеи международного общения, составляет право международного общения; это и есть международное право”.6

Доктринальная разработка международного права сыграла большую роль в подготовке к его переходу на качественно новый уровень - к современ­ному международному праву.


4. Бурное второе десятилетие XX века принесло колоссальные изменения в практику международного общения, а вместе с ними - и совершенствование международного права. Изменилось соотношение сил в мире, рухнули крупней­шие империи, а первая в истории человечества мировая война унесла 10 млн. че­ловек. Необходим был новый мировой правопорядок, котором присутствовали бы новые механизмы недопущения общечеловеческих катастроф.

В российском послеоктябрьском Декрете о мире 1917 г. были сформулиро­ваны общедемократические справедливые принципы международных отноше­ний и международного права. Грабительские войны были объявлены величай­шим преступлением против человечества, выдвигалось требование ликвидации колониальных отношений, провозглашалось право наций на самоопределение, как противоправное деяние рассматривалась аннексия, или захват чужих земель, отвергались основные аргументы, при помощи которых обосновывалась закон­ность колониальных захватов (давность владения, уровень развития страны и т.д.), объявлялись безусловно и немедленно отмененным содержание ранее за­ключенных международных договоров в той мере, в какой они нарушали права и законные интересы других государств. Декрет о мире был революцией в понима­нии международного правопорядка в той мере в какой были ею события поро­дившие этот документ. Декларативно отвергая старый мир, он тем не менее умалчивал о том видении мира нового, которое сформулировали большевики еще до прихода к власти. Он ничего не говорил идее мировой революции, экспорте революции, который по существу был бы ничем иным как ликвидацией тех меж­дународно-правовых принципов, которые постепенно формировались в между­народных отношениях столетиями.

Другой реакцией на изменившиеся условия в мире были 14 пунктов Прези­дента США В.Вильсона 1919 г. Их содержание сводилось к следующему: свобода международной торговли, сокращение вооружений, передел колоний и террито­риальные проблемы Европы, создание союза наций в целях взаимной гарантии независимости государств.

Послевоенный мировой порядок нашел свое отражение в Версальской си­стеме договоров 1919 г. Антанты с побежденной Германией и ее союзниками и дополненный впоследствии Вашингтонской системой договоров по морскому праву. В целом возобладал старый подход к регулированию международных во­просов: приоритетным стал принцип удовлетворения внешнеполитических амби­ций победителей, максимального ослабления Германии, передел колониальных владений и попытка перелицовки отношений метрополии с колонии под прикры­тием санкционированной Лигой Наций мандатной системы. Это означало, что право войны, право сильного оставалось по-прежнему не изжитым, а сама Вер­сальско-Вашингтонская система таила в себе зерна нового мирового военного конфликта. Тем более, что из этой системы было исключено первое социалисти­ческое государство, изоляция которого в условиях существовавших теорий миро­вой революции, только провоцировало его, как и униженную Германию, либо на эфемерные декларации, либо на активную деструктивную внешнюю политику.

Реализацией послевоенных стремлений народов к созданию справедли­вого, основанного на праве мирового порядка стало учреждение первой всеоб­щей политической организации - Лиги Наций. В преамбуле ее Статута говори­лось: “...для развития сотрудничества между народами и для гарантии их мира и безопасности важно принять некоторые обязательства не прибегать к войне, поддерживать в полной гласности международные отношения, основанные на справедливости и чести, строго соблюдать предписания международного права, признаваемые отныне действительным правилом поведения правительств, уста­новить господство справедливости и добросовестно соблюдать все налагаемые Договорами обязательства во взаимных отношениях организованных наро­дов...”1 В соответствии со Статутом в 1922 г. была учреждена Постоянная палата международного правосудия - первый постоянный международный суд. Статут Лиги Наций предусматривал также несколько гарантии соблюдения установлен­ных международных правил: “Если Член Лиги прибегает к войне в противность обязательствам, принятым в ст. 12, 13 или 15, то он ipso facto рассматривается как совершивший акт войны против всех других Членов. Последние обязуются не­медленно порвать с ним все торговые или финансовые отношения... В этом слу­чае Совет обязан предложить различным заинтересованным Правительствам тот численный состав военной, морской или воздушной силы, посредством кото­рого Члены Лиги будут, по принадлежности, участвовать в вооруженных силах, предназначенных для поддержания уважения к обязательствам Лиги” (ст.16 Ста­тута). 2

Период между двумя мировыми войнами изобиловал интенсивными междуна­родными официальными контактами как в двусторонней, так и в многосторонней формах. Многочисленные конференции, переговоры, конвенции, пакты и т.п., заключавшиеся в изобилии в то время, несмотря на преобладавший пацифизм и выработку основных принципов-идей международного права современности, так и не привели к созданию четкого обязательного характера международно-пра­вовых норм. Продолжала вестись политика двойных стандартов. Западные дер­жавы, провозгласившие приверженность принципам международного права, на деле проводили курс на умиротворение возродившегося агрессора - нацистской Германии, надеясь на то, что он повернет штыки против казавшегося более опасным “коммунистического” Советского Союза. СССР, выступавший за все­общее и полное разоружение, за четкое определение агрессии, сам вскоре после нападения на Польшу и Финляндию стал агрессором, а его призывы к открытой справедливой политике на международной арене были дезавуированы подписа­нием секретного протокола к советско-германскому пакту о ненападении и Дого­вора о дружбе и границах с гитлеровским рейхом.

Важное значение имел Парижский пакт об отказе от войны как орудия на­циональной политики 1928 г. (пакт Бриана - Келлога), в котором война допустима лишь в качестве инструмента реализации общей цели государств, запрещалась агрессия и т.д. Однако в тогдашних условиях его правовые последствия были не­значительны и он остался декларацией. Характерной чертой тридцатых годов стало нарушение международно-правового принципа “Договоры должны вы­полняться”. Причем в этом смысле последователен был не только агрессор Гер­мания, но и другие государства.

Как результат - потребовалась еще одна мировая война, унесшая уже 50 млн. человеческих жизней, чтобы мировое сообщество смогло понять, что в его интересах является не только декларация международно-правовых принципов и правил поведения, но и их неуклонное и обязательное исполнение. Тенденция к осознанию ошибок началось с началом войны, о чем свидетельствовали союзни­ческие конференции 1942-1945 гг. Итогом поисков выхода из создавшегося поло­жения стало решение о создании Организации Объединенных Наций, Устав которой был принят в июне 1945 г. на конференции в Сан-Франциско. С этого момента берет начало современное международное право.

В XX в. на позиции позитивизма в доктрине международного права стали наступать новые или обновленные теории. Позитивизм продолжали развивать сторонники так называемой теории “слияния воль” - Ч.Ч.Хайд, К.Штрупп,Ш.Руссо и,особенно, С.Сефериадес, заявивший: “По нашему мнения, международное право целиком имеет своим основанием не индивидуальную суверенную волю госу­дарств...а воли государств как совпадающие воли, которые, будучи объединены, не могут быть разъединены... Это объединение воль создает высшую волю...”1

В первой половине века на международное право начал оказывать се­рьезное влияние нормативизм, основателем которого в данной правовой дисци­плине справедливо считают Г.Кельзена. Он пришел к выводу, что “основой обя­зательности норм может быть только норма”2 , а не “слияние воль”. Такой нор­мой для него применительно к международному праву как и для других сторон­ников данного направления (Д.Анцилотти, П.Гуггенгейм) стал принцип обяза­тельности соблюдения договоров.

В середине века произошло возрождение естественно-правовой доктрины в его религиозной интерпретации (Л.Лефюр, Р.Лаун, Г.Коинг, А.Фердросс).

Советская наука международного права в рассматриваемый период отлича­лась, подобно другим наукам в СССР, крайней или умеренной революцион­ностью и довольно жестким следованием идеологическим требованиям марк­сизма-ленинизма (а впоследствии - и сталинизма). Достаточно привести цитату из наиболее популярных книг по этой правовой отрасли, написанной Е.А.Коровиным: “...относительная ценность международного права переходной эпохи двояка: мост между буржуазной и социалистической половинами челове­чества не может не рухнуть в тот самый час, когда распадуться последние устои первой. Разросшееся до размеров всемирного “междусоветское право” - таково имя его прижизненного преемника”3

Советскую доктрину международного права в противопоставлении с “буржуазным” правом разрабатывали в 20-30-е гг. В.Э.Грабарь, Ю.В.Ключников, С.Б.Крылов, А.М.Ладыженский, А.В.Сабанин. Общим для всех них являлась при­верженность к теоретическому монизму.

Определенным итогом развития науки международного права в СССР к середине 30-х гг. стали “Очерки по международному праву” (1935 г.), принадле­жавшие перу Е.Пашуканиса, одной из основополагающих мыслей которой было: “...Международное право в эпоху общего кризиса капитализма становится одной из форм, в которой протекает борьба двух систем.”4

Такова история международного права. Развитие современного права - проблема, которая раскрывается при анализе отдельных институтов данной правовой системы.






1 См. напр. Международное право /Под ред. Г.И.Тункина.- М.,1994.- С.23.

2 Лукашук И.И. Международное право. Общая часть.- М.,1996.- С.40-41.

1 Баскин Ю.Я., Фельдман Д.И. История международного права.- М.,1990.- С.15-16.

2 Та же, С.16

1 Баскин, Фельдман. Указ.соч., С.41.

1 Баскин, Фельдман. Указ. соч., С.96-97.

2 Коровин Е.А. История международного права.- С.69.

1 Гроций Г. О праве войны и мира. В трех книгах. - М.,1956.- С.44.

1 Малиновский В.Ф. Избранные общественно-политические сочинения.- М.,1958.- 83.

2 Цит. по Баскин, Фельдман. Указ. соч., С.110-111.

3 Цит. по Ключников Ю.В., Сабанин А. Международная политика новейшего времени в договорах, нотах и декларациях.- Ч.I.- М.,1925.- С.21.

1 Цит. по: Лукашук. Указ. соч., С.52.

2 Гефтер А.-В. Европейское международное право.- Спб.,1880.- С.29.

3 Там же. - С.3.

1 Цит. по:Баскин, Фельдман. Указ.соч., С.131.

2 Блюнчли И.К. Современное международное право.- М.,1876.- С.73.

3 Лист Ф. Международное право в систематическом изложении.- Юрьев,1909.- С.3


1 Цт. по Баски, Фельдман. Указ.соч.,С.134.

2 Там же.

3 Камаровский Л.А. Основные вопросы науки международного права.- М.,1892.- С.66.

4 Капустин М.Н. Международное право. Конспект лекций.- Ярославль,1873.- С.1.

5 Мартенс Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов.- Т.1.- Спб,.1887.-С.16.

6 Там же, С.202.

1 Версальский мирный договор.- М.,1925.- С.7

2 Там же, С.11-12.

1 Цит.по: Баскин, Фельдман.Указ.соч.,С.167-168.

2 Там же.

3 Коровин Е.А. Международное право переходного периода.- М.,1924.- С.13.

4 Пашуканис Е. Очерки по международному праву.- М.,1935.- С.17-18.


Случайные файлы

Файл
34633.rtf
187067.rtf
158459.rtf
151177.rtf
131649.rtf