Учение И.П. Павлова в психиатрии (94133)

Посмотреть архив целиком















Реферат

на тему: «Учение И.П. Павлова в психиатрии»



До создания трудами И. П. Павлова и его учеников учения о высшей нервной деятельности на развитие отечественной психиатрии оказало большое влияние научное творчество И. М. Сеченова. И. П. Павлов подчеркнул, что Сеченов первым начал научное изучение психических явлений. Влияние воззрений И. М. Сеченова видно также в утверждении С. С. Корсакова, что он как натуралист смотрит на психические акты как на очень сложный рефлекс. И. М. Сеченов впервые дал патофизиологический анализ целого ряда психопатологических расстройств. Он выдвинул положение, что все движения во время обыкновенного сна и в горячечном бреду, хотя бы они, как обыкновенно говорится, и вытекали из грез, т. е. обыкновенных психических актов, суть движения в строгом смысле невольные, т. е. отраженные. Во сне и в горячечном бреду может в уродливой форме воспроизводиться вся психическая жизнь человека, и тогда все изученные под влиянием рассуждающей способности и все привычные движения могут делаться по механизму своего происхождения невольными.

Этим И. М. Сеченов дал патофизиологический анализ профессионального делирия, заключающегося в преобладании двигательного возбуждения в форме выполнения привычных профессиональных действий. И. М. Сеченов показал это на примере повара, впавшего в бессознательное состояние после травмы головы, которого во время обхода больных почти всегда можно было видеть как бы рубящим котлеты двумя ножами.

По И. М. Сеченову, при опьянении от вина, опия, хлороформа, во время обыкновенного сна, в лунатизме, в горячечном бреду и у маньяков во время болезненных приступов нормальная способность ощущать, по крайней мере, сильно притуплена. Притупление ощущающей способности приводит к ослаблению чувственного возбуждения, которое (даже будучи неосознаваемым) может вызвать ряд движений в теле. Факт притупления ощущающей способности оказывается очень важным в своих приложениях к явлениям мозговой деятельности сонного, пьяного, лунатика и т. д. Очень важны для психиатрии положения И. М. Сеченова о роли «темных ощущений» в явлениях сознания и самосознания. По Сеченову, наряду с восприятиями из внешнего мира человек непрерывно получает впечатления от собственного тела, часть которых идет изнутри тела и является в сознании в виде очень неопределенных «темных» чувствований. Эти ощущения — спутники процессов, совершающихся во всех главных анатомических системах тела (голод, жажда, чувство благосостояния, усталость и т. д.), и называются системными чувствами. В случаях остро возникающей схизофрении значение системных, «темных» ощущений может быть отмечено в ряде случаев на основании клинического наблюдения больных (О. В. Кербиков). Концепция катестетического бредообразования В. А. Гиляровского показывает значение патологии интерорецепции в возникновении и развитии бреда

Уже во второй половине 19 в. прогрессивные психиатры, отечественные и зарубежные, осознали, что развитие психиатрии как медицинской дисциплины тесно связано с накоплением знаний о морфологии головного мозга и основных физиологических закономерностях его работы. Однако успехи морфологических исследований не приносили желаемого результата, т. к. анализ и систематика психотических явлений с давних пор базировались на понятиях субъективной психологии, т. е. на понятиях, искусственно разделяющих психическую деятельность на отдельные функции. Попытки проанализировать диффузные или локальные, органические или функциональные поражения головного мозга с указанных позиций неминуемо терпели неудачу. Положение радикально изменилось, когда трудами И. П. Павлова и его последователей было создано учение о высшей нервной деятельности и тем самым положено начало строго объективному естественнонаучному изучению законов работы головного мозга в норме и патологии. Психиатрия получила в этом учении необходимую ей физиологическую базу.

Путь И. П. Павлова к психиатрии был сложным и многоэтапным. В своем первом сообщении о результатах и перспективах изучения условных рефлексов И. П. Павлов предвидел возможность объективного анализа механизмов человеческого сознания, однако он относил это к далеким перспективам развития науки.

В период, когда учение о высшей нервной деятельности сложилось в стройную систему, И. П. Павлов начал наблюдать психически больных. Из своего богатого опыта по изучению кровообращения и пищеварения Павлов вынес убеждение, что анализ патологических фактов помогает уяснить закономерности, действующие в норме, и решил воспользоваться психиатрическим материалом для дальнейшей работы по изучению физиологии мозга. Свою статью, обобщающую сделанные в клинике наблюдения, И. П. Павлов так и назвал: Психиатрия как пособница физиологии больших полушарий». В этой статье содержатся интереснейшие мысли о патогенезе и структуре кататонического ступора, получившие позднее дальнейшее развитие.

На протяжении последующих 10 лет в лабораториях Павлова все большее внимание уделялось изучению патофизиологии головного мозга. К этому времени некоторые психиатры и невропатологи оценили значение павловского учения для клинической медицины, начались экспериментальные исследования высшей нервной деятельности больных, были предпринят первые попытки патофизиологического объяснения клинических фактов (А. Г. Нванов-Смолейский, А. К. Ленц, М. И. Аствадатуров, М. М. Асатиани).

В 30-х годах И. П. Павлов начал систематически заниматься анализом психотических состояний. При его лабораториях были созданы клиники (клиника неврозов, руководимая С. Н. Давиденковым, и психиатрическая, руководимая А. Г. Ивановым-Смоленским), в которых с участием И. П. Павлова осуществлялись разборы больных, разрабатывались приемы лечения и проводились экспериментальные исследования высшей нервной деятельности.

К работе этих клиник И. П. Павлов проявлял живейший интерес до последних дней своей жизни.

Анализируя нервные механизмы, лежащие в основе различных психотических явлений, И. П. Павлов использовал свой богатейший опыт экспериментально-патофизиологических исследований, проведенных на животных. В то же время он пытался вскрыть качественные особенности высшей нервной деятельности человека, выявить, принципиально новые закономерности, определяющие специфику патологических состояний. Так, на основе клинического материала было создано учение о двух сигнальных системах.

Вопросам, относящимся к психиатрии, посвящено несколько печатных работ, из которых можно составить представление о том, как подходил Павлов к анализу психических заболеваний. Высказывания Павлова касаются лишь некоторых психотических симптомов состояний и психических заболеваний в целом. Однако в этих высказываниях ярко вырисовывается принципиально новое понимание психозов, намечается путь патофизиологического их изучения, привлекающий в настоящее время не только отечественных, но и зарубежных патофизиологов и психиатров.

Изучение экспериментальных неврозов животных показало, что длительные нарушения высшей нервной деятельности возникают вследствие перенапряжения силы, уравновешенности или подвижности нервных процессов, причем большое значение имеют длительность и повторность предъявлений, трудных для нервной системы заданий. Эти хорошо изученные факты были использованы И. П. Павловым для анализа причин возникновения и развития неврозов и психозов человека. И. П. Павлов требовал глубокого анализа истории жизни больного для выявления тех жизненных трудностей, которые исподволь или остро обусловили срыв нервной деятельности. Значение тех или иных конфликтов может быть оценено только при условии возможно более полного учета индивидуальных особенностей личности больного, его жизненных установок, уровня культуры, самооценки, общественных и семейных взаимоотношений.

Болезнетворная роль экзогенных вредностей в большой мере определяется и той почвой, на которую они падают. Прирожденно слабая или рано, в силу жизненных условий, ослабленная нервная система может оказаться более ломкой, особенно в известные возрастные периоды, напр. в юношеском возрасте, когда жизненные трудности падают на «молодой еще насладившийся, неокрепший организм». Таким образом, Павлов не отрицал значения наследственного отягощения, но отказывался от фатальной неизбежности заболевания.

Характерным для взглядов И. П. Павлова на этиологию и патогенез нервно-психических заболеваний является то, что, по его мнению, одни и те же причины могут обусловить возникновение невроза или психоза. Тяжесть заболевания, особенности его течения, определяются взаимоотношением между почвой и экзогенными вредностями, а также, и это следует особенно подчеркнуть, ситуацией, складывающейся в период развивающегося нервного срыва. Павлов не проводил резкой грани между функциональным и органическим поражением нервной системы и считал, что длительно существующие и интенсивные нарушения жизнедеятельности нервных клеток могут привести к полному их разрушению, особенно в наиболее реактивной части нервной системы — в коре больших полушарий. Поэтому он допускал, что некоторые психотические симптомы, возникающие как проявление функциональных нарушений, в дальнейшем оказываются необратимыми, обусловленными деструкцией. Однако, высказывая суждения по поводу демонстрируемых им больных, он проявлял величайшую осторожность в оценке симптомов как необратимых даже в случаях, трактуемых как хронические. Успехи современной терапии психозов показывают, насколько оправдана эта сдержанность.


Случайные файлы

Файл
58824.rtf
20604.rtf
ref-19901.doc
178177.rtf
126152.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.