Сибирская язва (93770)

Посмотреть архив целиком















Реферат на тему: Сибирская язва


Оглавление


Сибирская язва 3

Генерализация сибиреязвенной инфекции. Сибиреязвенный сепсис 12

Диагностика и дифференциальная диагностика 15

Литература 19



Сибирская язва


Сибирская язва - острая инфекционная болезнь из группы зоонозов, характеризующаяся лихорадкой, поражением лимфатического аппарата, интоксикацией.

Этиология

Возбудителем сибирской язвы является грамположительная бактерия (Вас. anthracis) довольно крупных размеров (5 - 8 мкм в длину и 1,5-2 мкм в ширину), с характерными «обрубленными» концами. Аэроб легко образует во внешней среде споры, отличающиеся большой устойчивостью к физико-химическим воздействиям. Сибиреязвенные споры погибают при температуре 120°С лишь через 2ч.

Эпидемиология.

Источником сибирской язвы для человека являются больные или павшие от нее животные. Передача возбудителя от животного человеку чаще всего осуществляется контактным путем при непосредственном соприкосновении с больным животным, с зараженным сырьем животного происхождения, с готовой продукцией, почвой. Заражение может осуществляться также алиментарным, трансмиссивным и воздушным путями.

Болезнь обычно регистрируется в летне-осенние месяцы, что связано с сезонным подъемом заболеваемости сельскохозяйственных животных. Болеют в основном мужчины активного рабочего возраста (20-50 лет), которым чаще, чем женщинам, приходится участвовать в уходе за заболевшими домашними животными, в их убое, разделке туш и т.д.

Патогенез.

Отражением прежних представлений о патогенезе сибирской язвы человека является разделение клинических форм сибирской язвы на кожную, кишечную, легочную и септическую. В настоящее время выделяют лишь 2 клинических варианта болезни: локализованный и генерализованный. К локализованной сибирской язве относят кожную форму. При кожной форме обязательно наличие кожных изменений в месте входных ворот. Генерализованная сибирская язва является следствием поступления возбудителя из лимфатического аппарата в кровь.

Входными воротами инфекции является кожа, слизистая оболочка дыхательных путей и изредка - слизистая оболочка желудочно-кишечного тракта. Патогенез сибирской язвы представляется как двустадийный процесс. Вне зависимости от входных ворот инфекции первая стадия представляет собой локализованное поражение регионарных лимфатических узлов, вторая стадия - генерализацию процесса.

В основе патогенеза лежит действие экзотоксина возбудителя, который состоит по крайней мере из трех компонентов или факторов: первого(I) эдематозного (воспалительного) фактора, второго (П) протективного (защитного) антигена (РА) и третьего(Ш) - летального фактора. Добавление ко II фактору I фактора увеличивает иммуногенные свойства, а добавление III фактора - снижает их. Смесь I и II факторов вызывает увеличение воспалительной реакции и отека за счет увеличения проницаемости капилляров. Смесь II и III факторов усиливает действие летального фактора и приводит к гибели морских свинок, крыс и мышей. Смесь трех факторов сибиреязвенного токсина (I, II, III) оказывает воспалительное и летальное действие.

Человек чаще всего заражается через поврежденную кожу и аэрогенным (ингаляционным) путем. Другие способы заражения редко приводят к заболеванию. В одних случаях болезнь протекает в виде локализованной сибирской язвы и образования кожного карбункула, в других - к развитию общей инфекции, завершающейся генерализацией процесса.

При заражении через дыхательные пути, а в отдельных случаях через поврежденную кожу и слизистую оболочку желудочно-кишечного тракта, процесс может сразу развиваться по типу генерализации и протекать весьма остро.

Входными воротами при кожной форме сибирской язвы может явиться любой участок кожи и слизистых оболочек. Можно считать, что кожная форма обусловлена, прежде всего, малой дозой заражающего материала, попадающего на кожу, и поверхностным его внедрением.

В месте внедрения возбудителя в кожу развивается сибиреязвенный карбункул - своеобразное поражение кожи, присущее человеку и представляющее собой очаг серозно-геморрагического воспаления с некрозом, отеком окружающих тканей и регионарным лимфаденитом.

В зоне отека проходимость лимфатических сосудов сохраняется полностью как в ранние, так и в поздние сроки развития отека. Это дает возможность заноса возбудителя сибирской язвы из места внедрения подвижными макрофагами по лимфатическим путям в лимфатические узлы, в которых развивается серозное, серозно-геморрагическое или некротически-геморрагическое воспаление. Возбудитель сибирской язвы на некоторое время задерживается в лимфатических узлах, часть его гибнет, а часть, сохранившая жизнеспособность, поступает в общий кровоток.

Аэрогенный путь заражения возможен только спорами Вас. аnthracis при переводе их вместе с пылью в воздух (в состоянии аэрозоля). Споры легко могут переводиться в аэрозольное состояние при различных технологических операциях при обработке сухого инфицированного животного сырья: кож, шерсти, волоса, щетины и т.д. Чем выше концентрация частиц аэрозоля, загруженного спорами, тем большая опасность заражения. Инфицированные частицы аэрозоля осаждаются обычно на слизистой оболочке трахеи и бронхов, не достигая альвеол.

Споры сибиреязвенной палочки на эпителии трахеи и бронхов не прорастают. Значительная часть возбудителя из легких с секреторными выделениями удаляется. Некоторая часть возбудителя захватывается подвижными макрофагами и заносится по лимфатическим путям в регионарные (медиастинальные, трахеальные, бронхиальные) лимфатические узлы, в которых они прорастают и размножаются, что сопровождается воспалительной реакцией лимфатических узлов и их деструкцией. Отсюда развитые лимфатическая и кровеносная системы позволяют возбудителю быстро и в массивных дозах прорываться в кровяное русло. Этому способствует частично замкнутая лимфатическая система легких, где возбудитель получает неограниченные возможности размножения и поступления в кровь.

В начальном периоде генерализации основная масса возбудителя находится главным образом в органах, богатых лимфоидной тканью.

В последующие часы количество возбудителя резко увеличивается и в других органах. Раньше всего палочки сибирской язвы появляются в легких, поскольку они являются первым тканевым фильтром на пути миграции бактерий из лимфатической системы в кровь.

Вторая завершающая стадия патогенеза сопровождается прогрессивно нарастающей токсемией, которая является причиной развития токсикоинфекционного шока, приводящего в конечном итоге к смерти.

Клиника.

В соответствии с современными представлениями о патогенезе сибирской язвы выделяют два клинических варианта сибирской язвы: локализованный и генерализованный.

К локализованной сибирской язве относят кожную и висцеральную формы.

Наиболее распространенной формой болезни человека является карбункулезная разновидность кожной формы. Эдематозная, буллезная и эризипелоидная разновидности встречаются относительно редко. Место поражения кожи зависит от профессиональных факторов и бытовых особенностей жизни населения. Наиболее часто поражаются открытые части тела, встречаются поражения видимых слизистых оболочек рта, глотки, глаз. Тяжело протекает болезнь при локализации карбункулов в области головы, шеи, слизистых оболочек рта и носа. Не представляют большой редкости множественные карбункулы.

Лихорадка при этом не имеет типичной кривой, нередко она отсутствует. Однако, как и при других инфекционных болезнях, высота лихорадки в определенной степени отражает тяжесть болезни. Не отмечается особых изменений в крови. В равной степени встречается лейкопения, нормоцитоз, лейкоцитоз. Лейкоцитоз как более постоянное явление наблюдается лишь у детей.

Инкубационный период при кожных разновидностях сибирской язвы длится 2-14 дней. Болезнь начинается с появления на коже плотного красного зудящего пятнышка, похожего на укус насекомого. В течение суток уплотнение кожи заметно увеличивается в размерах. Зуд усиливается, часто переходит в жжение, иногда появляется боль, а на месте пятнышка развивается пузырек величиной с горошину, наполненный желтой или темной жидкостью. Больные при расчесывании срывают пузырек и образуется язва с черным дном. С этого времени отмечаются повышение температуры, головная боль, расстройство сна, снижение аппетита. Края язвы с момента вскрытия пузырька начинают припухать, образуя воспалительный валик. С этого момента начинает появляться мягкая припухлость тканей - отек, быстро распространяющийся в окружности. Дно язвы все более и более западает, вдавливается, начинается обильное выделение серозной или серозно-геморрагической жидкости со всей поверхности язвы, а по краям развиваются «дочерние» везикулы с прозрачным содержимым.

В течение суток они вскрываются или подсыхают. Содержимое их становится мутным и все более темным. Новые везикулы, отодвигаются к периферии, обусловливают эксцентрический рост язвы, продолжающийся в среднем 5-6 дней.

Через сутки язва достигает 8-15 мм в диаметре. С этого времени она приобретает название сибиреязвенного карбункула. Размеры карбункулов колеблются от нескольких миллиметров до десятка сантиметров в поперечнике.

Своеобразие сибиреязвенного карбункула состоит в отсутствии болевого синдрома в зоне некроза. Вне этой зоны кожа сохраняет все виды чувствительности.

При наличии у больных нескольких карбункулов какой-либо определенной зависимости их развития друг от друга не отмечается. Расхождение в сроках развития карбункулов может наблюдаться во всех фазах. В ряде случаев при наличии сформированного карбункула развиваются «поздние», вторичные карбункулы. Их появление в другой области тела, сопровождается развертыванием всех клинических признаков, наблюдаемых при первичных карбункулах: отек, лимфаденит, а карбункул проходит все фазы развития от пузырька до струпа. При развитии «поздних» карбункулов в непосредственной близости от первичного карбункула увеличения имеющегося отека не наблюдается, хотя новый карбункул проходит все стадии развития.

Вторым по частоте после карбункула признаком является отек, который ограничивается обычно одной областью тела и развивается в период увеличения размеров карбункула. В течение 3-5 дней отек остается без изменения, после чего наблюдается обратное развитие. Болезнь протекает тем тяжелее, чем сильнее выражен отек и чем длительнее он сохраняется.

К числу наиболее часто встречающихся симптомов в период выраженных клинических проявлений болезни, помимо карбункула и отека, относится лимфаденит. Увеличение лимфатических узлов не сопровождается болью, ограничиваясь припухлостью и изредка чувствительностью, и отмечается уже в период образования пузырька. Сначала увеличиваются лимфатические узлы, расположенные ближе к карбункулу, а затем и отдаленные. Степень их увеличения не зависит ни от тяжести течения болезни, ни от величины и локализации карбункула, ни от величины отека. Особенностью сибиреязвенного лимфаденита является его медленное обратное развитие.

Нормализация размеров лимфатических узлов наблюдается обычно через 2-4 нед от момента выписки. Однако какого-либо усиления явлений лимфаденита или ухудшения общего состояния при возвращении к профессиональной деятельности у переболевших не наблюдается.

В период наиболее выраженных клинических проявлений в местах с развитой подкожной клетчаткой (веки, передняя и боковые поверхности шеи, передняя поверхность грудной клетки, мошонка) нередко развивается некроз тканей, расположенных на некотором удалении от карбункула, - вторичный некроз. Вначале появляются различной величины пузыри, наполненные прозрачным или кровянистым содержимым. Некротический процесс сопровождается обильным отделением серозной жидкости. Спустя 5-7 дней от момента начала образования пузырей некротические участки сливаются, омертвевшая зона принимает все более темный цвет, отделяясь постепенно от окружающих тканей четкой границей. Иногда в зону вторичного некроза попадает и сам карбункул, которого в дальнейшем в единой некротической массе определить уже невозможно.

Величина карбункула не предопределяет размеров развивающегося вторичного некроза. Чаще всего обширные вторичные некрозы развиваются при небольших по размеру карбункулах, но всегда при тяжело протекающих формах болезни.

Процесс формирования струпа на месте карбункула начинается с прекращения отделения жидкости и подсыхания некротизированных центральных участков и выпавшего фибрина, совпадая по времени с моментом снижения температуры. Центральная поверхность карбункула при этом становится все более темной и бугристой. По мере исчезновения отека струп постепенно начинает приподниматься над окружающей поверхностью кожи. К концу 2-й недели образуется демаркационная зона, края струпа отделяются от кожи и начинают значительно выступать над ее поверхностью, а спустя неделю струп отторгается с образованием гранулирующей язвы с гнойным отделяемым. Ее края несколько возвышаются над поверхностью кожи, воспалены и плотны на ощупь за счет остаточных явлений отека. Постепенно поверхность язвы покрывается гнойной корочкой, толщина которой может постепенно стать такой же, как и у отторгнувшегося струпа. Под гнойной корочкой идут процессы рубцевания и эпителизации. Воспалительные изменения по краям язвы постепенно исчезают, кожа приобретает нормальную окраску, а по мере этих изменений вторичный струп начинает приподниматься над поверхностью кожи.

Отторжение гнойного струпа почти никогда не происходит полностью. Состоящий из относительно рыхлых масс, гнойный струп отторгается небольшими участками по периферии по мере эпителизации поверхности язвы, которая заканчивается в среднем к концу 2-й недели от начала образования гнойного струпа. Вслед за отторжением гнойного струпа и образованием рубца на месте карбункула начинается процесс сокращения рубцовой ткани, клиническое значение которого определяется во многом локализацией карбункула.

У небольшой части больных (2%) в период формирования струпа и обратного развития всех клинических явлений болезни на месте наиболее выраженного отека в области щек и шеи может возникнуть инфильтрат. Кожа над ним имеет характер «лимонной корочки». Вторичный инфильтрат совершенно безболезнен, связан с подлежащими тканями. Особенностью его является весьма длительное обратное развитие и отсутствие наклонности к нагноению.

Эдематозная разновидность кожной формы сибирской язвы встречается очень редко. Клинической особенностью является развитие отека без наличия видимого карбункула. Течение тяжелое. В начале болезни в области щек или шеи появляется зуд. В первое время каких-либо изменений кожи отметить не удается, лишь спустя сутки появляется быстро увеличивающийся отек и повышается температура. На 2-е сутки в области век отек принимает яйцевидную или шаровидную форму. Кожа век становится блестящей, напряженной, на поверхности появляются различной величины пузыри, наполненные прозрачной жидкостью, которая свободно просачивается сквозь стенку пузыря. Несколько позднее начинается выделение серозной жидкости и со всей остальной поверхности кожи, на которой появляются различной величины зоны некроза. Спустя 8-10 дней формируются струпы, которые постепенно увеличиваются в размерах, сливаются друг с другом и захватывают всю поверхность верхнего и нижнего века.

Отек при этой форме очень быстро распространяется: захватывает голову, спускается на шею, грудь, спину, верхние конечности, живот вплоть до паховых складок. В области век и на соответствующей стороне лица отек по мере развития принимает все более твердую консистенцию. Кожа становится напряженной, блестящей, часто принимает красноватый или синюшный оттенок. По мере удаления от лица отек становится все более мягким. На шее, передней поверхности груди, животе он имеет студнеобразный характер.

С момента вскрытия пузырьков, с начала некротизации отдельных участков кожи, пораженная область по своему виду уже ничем не отличается от обычного сибиреязвенного карбункула большого размера. Исчезают и клинические особенности эдематозной формы, и в дальнейшем болезнь протекает как типичная карбункулезная разновидность сибирской язвы. Буллезная разновидность встречается так же редко, как и эдематозная. У больных вместо типичного карбункула в месте входных ворот образуются пузыри, наполненные геморрагической жидкостью. Пузыри быстро увеличиваются в размерах. К 5-10-му дню болезни они вскрываются или некротизируются, образуются обширные язвенные поверхности, быстро принимающие характерный для сибиреязвенного карбункула вид. В дальнейшем болезнь протекает так же, как и при карбункулезной разновидности сибирской язвы. Рожистоподобная разновидность встречается наиболее редко. Особенностью ее является развитие большого количества беловатых пузырей различной величины, наполненных прозрачной жидкостью, расположенных на припухшей, покрасневшей но безболезненной коже, которые обычно через 3-4 дня вскрываются после чего остаются множественные язвы различных размеров с синюшным дном и обильным серозным отделяемым. Язвы, как правило не бывают глубокими и быстро подсыхают. С момента формирования струпа болезнь по своему дальнейшему течению ничем не отличается от типичной карбункулезной разновидности.


Генерализация сибиреязвенной инфекции. Сибиреязвенный сепсис


Клиника генерализации сибиреязвенной инфекции вне зависимости от формы - кожной или висцеральной, а также вне зависимости от места проникновения возбудителя и преимущественного поражения тех или иных органов, систем, при крайнем многообразии проявлении в начальном периоде болезни, в терминальной стадии однотипна она сопровождается выходом в периферическую кровь сибиреязвенных микробов, концентрация которых достигает сотен тысяч и миллионов бактериальных клеток в 1 мм3 крови, что может рассматриваться как сибиреязвенный сепсис, и представляет собой клинику токсико-инфекционного шока: тяжелые нарушения свертывающей и антисвертывающей систем крови, ацидоз, острая почечная недостаточность, падение температуры тела ниже нормы, сильнейшая интоксикация.

Кожная форма сибирской язвы редко - в пределах 2% - осложняется генерализацией процесса с исходом в острейший сибиреязвенный сепсис. Наблюдается это обычно в период увеличения размеров отека и карбункула. Своевременная и ранняя терапия антибиотиками больных кожной формой сибирской язвы практически исключает возможность генерализации. Однако в отдельных случаях острейший сибиреязвенный сепсис может развиваться и на фоне массивного медикаментозного лечения.

На клиническую картину острейшего сибиреязвенного сепсиса накладывает отпечаток преимущественное поражение тех или иных органов и систем - легких, кишечника, головного мозга и мозговых оболочек.

Исходным пунктом генерализации процесса является лимфаденит, развивающийся практически всегда в регионе места внедрения возбудителя. Лимфатические узлы оказываются первым существенным барьером на пути распространения возбудителя, реагируя на его внедрение воспалительной реакцией и макрофагальным фагоцитозом. Вместе с тем в лимфатических узлах при определенных условиях (незавершенном фагоцитозе) происходит усиленное размножение и накопление сибиреязвенных бацилл, продуктов их жизнедеятельности, распада. Нередко возникает тотальный некроз лимфоузлов и прорыв бактериального барьера, при этом лимфаденит формируется в первичный септический очаг.

Генерализация инфекционного процесса из первичного септического очага осуществляется тремя путями: диффузным по продолжению, лимфогенным и гематогенным. Обычно в процесс вовлекается клетчатка средостения, плевра, перикард, пищеварительный тракт, оболочки мозга, в которых развивается воспалительная реакция. В других органах, несмотря на бактериемию, воспалительный процесс наблюдается редко.

Морфологической сущностью процесса при сибиреязвенном сепсисе является деструкция стенок сосудов под действием токсина. Лейкоцитарная реакция в очагах воспаления выражена слабо или отсутствует. Поражение органов дыхания при сепсисе клинически выявляется наиболее часто, несмотря на относительно равномерную обсемененность возбудителем органов и тканей. Это связано, по-видимому, с тем, что легкие являются первым тканевым фильтратом по пути оттока лимфы в кровь, а также большими возможностями клинического обследования органов грудной клетки по сравнению с другими органами и системами и, в частности, с органами брюшной полости.

В случае генерализации процесса при кожной форме сибирской язвы, несмотря на проводимую терапию, состояние больного катастрофически ухудшается, размеры карбункула продолжают увеличиваться, сохраняется или увеличивается отделение серозно-геморрагической жидкости со всей зоны некроза, образуются новые «дочерние» пузырьки по периферии карбункула. Одновременно с этим увеличивается отек, явления лимфаденита и отмечается явное утяжеление состояния больного. В начале болезни появляются давящие боли за грудиной, сухой кашель, боль при дыхании, нехватка воздуха, умеренная одышка, головная боль. Температура тела повышается до 39-40° С, кожа приобретает серый или багровый оттенок, становится влажной. Пульс частый - 120-130 в мин, тоны сердца глухие, артериальное давление в пределах 100/60-90/50 мм рт. ст.

Живот обычно вздут, пальпация его болезненна, могут быть явления раздражения брюшины. Перистальтика кишечника резко снижена или отсутствует. При перкуссии живота можно обнаружить наличие свободной жидкости. Печень и селезенка не увеличиваются. Обычно имеет место многократная рвота «кофейной гущей» или темной кровью, частый жидкий стул с примесью крови. Мочевой пузырь нередко растянут из-за задержки мочеиспускания. Сознание часто спутанное или отсутствует, могут быть судороги, возбуждение.

Рентгенографически легко определяется расширение тени средостения за счет лимфатического аппарата, который практически во всех случаях генерализации вовлекается в воспалительный процесс. Изменения конфигурации тени средостения, наличие в ряде случаев смещения увеличенными лимфоузлами трахеи, бронхов и пищевода является одним из самых ранних и объективных симптомов генерализации процесса с исходом в сибиреязвенный сепсис.

В считанные часы состояние больного резко ухудшается, меняются и физикальные явления в легких из-за необыкновенно быстрого появления и последующего нарастания плеврального выпота геморрагического характера.

По мере развития процесса температура тела поднимается до 40 - 41° С, пульс становится нитевидным, частым, не поддающимся подсчету, тоны сердца глухими, из-за большого количества влажных хрипов плохо выслушиваются; сознание спутанное, появляется двигательное и психическое возбуждение. Цианоз кожи усиливается, неуклонно падает артериальное давление. Как правило, отмечаются менингеальные явления - ригидность затылочных мышц, симптом Кернига.

В дальнейшем наступает падение температуры тела до 35-34 и даже до 33°С, появляются носовые кровотечения, из десен, мочевыводящих путей, маточные и желудочно-кишечные кровотечения, кровотечения из мест инъекций, кровоизлияния в кожу, слизистые. Цианоз кожи и видимых слизистых становится еще более выраженным, тело покрывается липким холодным потом, а сама кожа холодна на ощупь, в значительной мере теряет тургор и легко собирается в складки, которые плохо расправляются.

В этот период у многих больных появляется чувство субъективного улучшения состояния, которое, однако, сопровождается неуклонным падением артериального давления, не поддающегося стабилизации, ухудшением качества пульса с последующим его исчезновением, развитием острой почечной недостаточности.

Через 4-5 ч от момента снижения температуры или несколько позже наступает смерть при развернутой картине токсико-инфекционного шока.


Диагностика и дифференциальная диагностика


Диагноз сибирской язвы устанавливают на основании клинических, эпидемиологических и лабораторных данных. Материал для бактериологического исследования берут в соответствии с формой сибирской язвы - из карбункула, крови, мокроты, рвотных масс, испражнений.

В последние годы с успехом используется для текущей и ретроспективной диагностики кожная аллергическая проба с антраксином, который вводят в количестве 0,1 мл строго внутрикожно. Результат читается через 24 ч и считается положительным при развитии участка гиперемии с инфильтрацией размером не менее 3,5 х 3 см.

Дифференциальную диагностику проводят прежде всего с банальными карбункулами и фурункулами стафилококковой этиологии, рожей, кожной формой чумы, пневмонией.

При карбункулах и фурункулах стафилококковой этиологии отмечается резкая болезненность, гиперемия пораженной области, наличие гноя, выраженный лейкоцитоз. Для рожи характерны резкая болезненность кожи, четкие контуры воспалительной зоны, выраженный лейкоцитоз. Отличительной чертой кожной формы чумы является выраженная болезненность пораженных участков кожи.

Дифференциация с пневмониями различной этиологии весьма затруднительна, решающим является бактериологическое исследование мокроты.

Лечение.

В основе лечения сибирской язвы вне зависимости от клинических форм лежит патогенетическая терапия в сочетании с этиотропной (использование специфического противосибиреязвенного глобулина и антибиотиков). При легком течении болезни суточная доза специфического сибиреязвенного глобулина составляет 20 мл, при среднетяжелой форме - 30-40 мл, при тяжелой - 60 мл, при очень тяжелой - 80 мл. Курсовая доза при очень тяжелой форме в ряде случаев может достигать 450 мл. Однако четкого увеличения эффективности лечения от применения глобулина по сравнению с противосибиреязвенной сывороткой нет. Нет также данных, говорящих о каких-либо других преимуществах специфического глобулина по сравнению с противосибиреязвенной сывороткой.

Наиболее часто для лечения больных сибирской язвой применяют пенициллин в дозе 300 000-500 000 ЕД 6-8 раз в сутки до получения выраженного клинического эффекта, но не менее 7-8 дней или полусинтетические пенициллины. При крайне тяжелых формах с септическим компонентом разовую дозу пенициллина увеличивают до 1 500 000-2 000 000 ЕД 6-8 раз в сут. Хороший эффект дают препараты тетрациклинового ряда, стрептомицин, левомицетин, а также препараты группы цефалоспоринов, аминогликозидов, макролидов. Препараты тетрациклинового ряда назначают внутрь по 0,3 г 4 раза в сутки внутримышечно или внутривенно 3 раза в сутки.

Стрептомицин назначается по 0,5 г 2 раза в сутки внутримышечно. Левомицетин дают внутрь по 0,5 г 4 раза в сутки.

При применении пенициллина и других антибиотиков клинический эффект в легких случаях наступает спустя 24-48 ч. В первые дни болезни антибиотики не всегда предотвращают увеличение размеров карбункулов, отека и не приводят к быстрому снижению температуры. Отсутствие купирующего действия антибиотиков ограничивает показания к их применению при сибирской язве. Их можно рекомендовать лишь при легком течении болезни, при отсутствии наклонности карбункула к увеличению, незначительном отеке и умеренном повышении температуры.

Лучшие результаты дает лечение антибиотиками в сочетании со специфическим глобулином. Однако сочетание специфического противосибиреязвенного глобулина с антибиотиками не оказывает купирующего действия.

Тяжелые формы сибирской язвы характеризуются развитием инфекционно-токсического шока, что требует, кроме этиотропной и специфической терапии, проведения интенсивной патогенетической терапии, принятой в настоящее время при выведении больных из токсино-инфекционного шока.

Прогноз

При кожных формах сибирской язвы в настоящее время благоприятен. Современные методы лечения снизили летальность до десятых долей процента. При септической форме прогноз во всех случаях сомнителен, даже при рано начатом и интенсивном лечении.

Профилактика.

Наиболее эффективными мерами профилактики сибирской язвы человека являются снижение и ликвидация заболеваемости домашних животных. Профилактические мероприятия предусматривают правильную организацию ветеринарного надзора как за здоровыми, так и больными животными, проведение профилактической вакцинации домашних животных против сибирской язвы. В случае гибели животных от сибирской язвы их сжигают или зарывают в могилы в строго отведенных местах. На дно могилы и поверх трупа насыпают негашенную известь слоем 10-15 см.

Продукты питания, полученные от больных сибирской язвой животных, уничтожают, а сырье, например кожу, шерсть, обезвреживают. Только после этого допускается дальнейшая обработка сырья. Для профилактики сибирской язвы человека в последние годы применяют вакцину СТИ. Вакцинацию людей проводят строго по эпидемиологическим показаниям. Превентивная терапия лиц, контактировавших с больным сибирской язвы животным или заразным материалом, антибиотиками и специфическим глобулином не оправдана, так как дает осложнения. Лица, находившиеся в контакте с больным животным, подлежат активному врачебному наблюдению в течение 2 нед. При подозрении на заболевание сибирской язвой или при первых ее признаках им проводится соответствующая терапия.



Литература


  1. Сибирская Язва. / под ред. Гинсибурга Н.Н. -М.: Медицина, 1975

  2. Шувалова Е.П. Инфекционные болезни. -М.: Медицина, 2001

  3. Руководство по инфекционным болезням. / под ред. Лобзин Ю.В., Казанцев А.П. -Санкт-Петербург. Ростов-на-Дону. 1997




Случайные файлы

Файл
21574-1.rtf
103669.rtf
101641.rtf
19190.rtf
101844.rtf