Развитие советской психиатрии (93526)

Посмотреть архив целиком













Реферат

на тему: "Развитие советской психиатрии"


На отдельных этапах развития советской психиатрии в силу недостаточного овладения теорией не всегда глубокого понимания принципов нозологии или запросов практики допускались односторонние увлечения, возникали умозрительные, ошибочные, порой идеалистические или механистические концепции, принимавшиеся их сторонниками за подлинно материалистические.

Некоторые советские психиатры прошли через этап увлечения психоанализом (В.А. Внуков, Б.Д. Фридман).

Некоторые психиатры некритически восприняли американские психогигиенические концепции, пытавшиеся возложить на психиатрию разрешение "циологических задач" (Л.М. Розенштейн). В.II. Бехтерев содержание разрабатывавшейся им "рефлексологии" выводил за естествознания и пытался обосновать всеобъемлющую концепцию.

Учение И.П. Павлова о высшей нервной деятельности еще до объединенной сессии Академии наук СССР и Академии медицинских наук СССР (1950) оказывало сильное влияние на теоретические взгляды психиатров.

После сессии оно стало определяющим теоретические основы советской психиатрии.

Исследования многих авторов были посвящены выяснению роли защитных механизмов в патогенезе заболеваний и вытекающему отсюда принципу охранительной терапии (исследования А.Г. Иванова-Смоленского, В.П. Протопопова и их сотрудники).

Много внимания уделялось разработке специальных методик для исследования высшей нервной деятельности у человека. Более широкое распространение, чем другие методики, получила двигательная методика с речевым подкреплением, с помощью к-рой были осуществлены многочисленные исследования (А.Г. Иванов-Смоленский, его ученики и сотрудники). Проводились также работы с применением методик исследования вегетативной нервной системы, кожно-гальванического рефлекса, исследования условных рефлексов на фоне действия медикаментов, исследования мигательного рефлекса и др. (В.Н. Мясищев, И.Ф. Случевский, Е.А. Попов, Н.П. Татаренко).

Большой вклад внесли советские психиатры в общую симптоматологию психических заболеваний. Были проведены исследования галлюцинаций, псевдогаллюцинаций, сенестопатий, нарушений сенсорного синтеза (В.А. Гиляровский, Е.А. Попов, М.О. Гуревич, С.П. Рончевский, В.В. Шостакович, Н.Н. Тимофеев). Бредовые синдромы - их семиология и патогенетические механизмы - изучались В.А. Гиляровским, П.А. Останковым, А.С. Чистовичем, Е.А. Шевалевым, В.А. Аккерманом, Е.Н. Каменевой. В результате эти разделы общей психопатологии были освобождены от влияния идеалистического феноменологизма.

Это же относится и к результатам исследования навязчивых состояний (Д.С. Озерецковский, Л.Б. Гаккель). Многочисленные исследования были посвящены мнестическим нарушениям и особенно корсаковскому синдрому (Т.А. Гейер, Р.Я. Голант, А.А. Перельман, П.М. Зиновьев, С.Н. Андрейчиков, Н.А. Хромов); интересные результаты исследований нарушения невродинамики при корсаковском синдроме были сообщены в 1954 г. на Всесоюзной конференции, посвященной столетию со дня рождения С.С. Корсакова.

Проблема патологии сознания разрабатывалась в различных аспектах - психопатологическом, невродинамическом, общетеоретическом (Т.И. Юдин, А.А. Меграбян, О.В. Кербиков, И.Ф. Случевский, М.О. Герцберг, А.Л. Абашев-Константиновский).

В.Н. Мясищев занимался сложной проблемой патологии личности. Пройдя через этап конституционализма в трактовке Кречмера и через структурный анализ Бирнбаума, убедившись в спекулятивности обеих концепций, советские психиатры обратились к павловскому учению о типах высшей нервной деятельности. Однако здесь возникли свои трудности: отсутствие адекватных методик определения типа высшей нервной деятельности у человека таило опасность чисто словесного приложения этого учения к задачам клиники; кроме того, остаются во многом неясными вопросы соотношения унаследованного и приобретенного в типовых особенностях, пределы изменчивости типа в онтогенезе, соотношение понятий типа высшей нервной деятельности и конституции. После отхода от позиций формальной генетики (40-е годы) образовался известный пробел в этой области исследований; только после 1956 г. были опубликованы работы С.Н. Давиденкова.

В тематике исследований клиники психических заболеваний большое место в довоенные и военные годы отводилось психическим нарушениям при общих инфекционных заболеваниях, мозговых инфекциях, при эндокринных и соматических заболеваниях и интоксикациях. В послевоенные годы в связи с ликвидацией или резким сокращением инфекционных болезней эта тематика начинает занимать меньшее место в работах советских психиатров.

Уже в первые годы советской власти в соответствии с требованиями жизни того тяжелого времени были опубликованы работы о психозах при сыпном тифе (В.А. Гиляровский) и голодании (Т.И. Юдин, Д.Б. Франк). Вскоре были описаны психические расстройства при энцефалите (М.О. Гуревич, Р.Я. Голант, Д.С. Озерецковский, М.П. Андреев). В последующие годы общим вопросам клиники и патогенеза экзогенных психозов были посвящены исследования Э.М. Залкинда, М.А. Гольденберга, И.Г. Равкина, И.Ф. Слу-чевского, А.С. Чистовича, П.Ф. Малкина.

Очень большое число работ посвящено психическим нарушениям при отдельных заболеваниях (А.А. Перельман, А.Н. Молохов, А.В. Выясновский, А.В. Триумфов, Е.Г. Гобронидзе, И.В. Лысаковский, К.А. Вангенгейм, А.3. Розенберг, А.В. Снежневский, В.Н. Серафимов). Большое внимание исследователей было направлено на выяснение специфики психических нарушений при каждом отдельном заболевании. При этом описывались многие тонкие психопатологические нюансы и особенности динамики. Клинические описания наиболее ценны в большинстве этих работ, проблема же соотношения общего и специфического в симптоматике и динамике изучавшихся заболеваний, так же как и исследование их патогенеза, нередко обнаруживала чрезмерную зависимость от заранее сложившейся у исследователя общей концепции, к-рая у одних отличалась полным принятием взглядов Бонгёффера, у других - их тотальным отрицанием.

Интоксикационные психические нарушения были освещены в работах И.Г. Равкина, И.В. Лысаковского, А.Б. Александровского (аутоэксперимент с мескалином), А.А. Портнова.

Нарушения невродинамики при интоксикациях изучались в эксперименте на животных в лабораториях А.Г. Иванова-Смоленского (Л.И. Котляревский). Интересные опыты по вызыванию интоксикационных "психозов" у животных (атропин, акрихин) осуществляет М.А. Гольденберг. Клиникой алкоголизма и алкогольных психозов занимались И.Г. Жислин, И.В. Стрельчук, А.М. Рапопорт, И.И. Лукомский, И.Ф. Случевский, В.Е. Рожнов, Н.В. Канторович, И.К. Янушевский.

Психическим изменениям при травме черепа, раневым психозам, психозам при воздушной контузии в годы войны было посвящено очень много исследований (Е.К. Краснушкин, М.О. Гуревич, Н.Н. Тимофеев, Т.И. Юдин, В.А. Гиляровский, В.А. Горовой-Шалтан, Е.А. Попов, А.С. Шмарьян, Р.С. Повицкая, Л.Л. Рохлин, Л.П. Лобова). А.Г. Иванов-Смоленский исследовал нарушения высшей нервной деятельности при травмах воздушной волной. Л.О. Смирнов и П.Е. Снесарев опубликовали монографии, посвященные гистопатологии травматических поражений.

А.В. Снежневским было отмечено, что оригинальным в этих работах было описание динамики травматических расстройств по типу течения болезни, что и дало основание говорить о "травматической болезни" (Л.О. Смирнов, Т.И. Юдин).

Еще в конце 20-х годов 20 в. выявился интерес к психическим нарушениям при сосудистых заболеваниях головного мозга (П.Б. Ганнушкин, В.А. Гиляровский, М.О. Гуревич). В послевоенные годы эта тематика продуктивно разрабатывалась Н.И. Озерецким, Е.С. Авербухом, В.М. Банщиковым.

В настоящее время в связи с удлинением жизни населения усиливается внимание исследователей к психозам возраста обратного развития; в довоенный период клинике пресенильных и старческих психозов были посвящены работы Т.А. Гейера, М.П. Андреева, В.В. Срезневского, в послевоенный период - А.В. Снежневского, В.Н. Фавориной, Э.Я. Штернберга, В.И. Предеску.

Исследования, посвященные психическим нарушениям при опухолях головного мозга, проводились А.С. Шмарьяном, Н.М. Вяземским, Ю.Б. Розинским, А.Л. Абашевым-Константиновским.

Эпилепсия изучалась Я.П. Фрумкиным и его сотрудниками, а также И.Ф. Случевским, Л.Л. Рохлиным. В последнее время публикуются сообщения о лечении эпилепсии майсолином (гексамидином) и другими новыми препаратами (А.С. Ремизова и др.).

В разработке проблемы шизофрении основное внимание было уделено клинике.

Работы советских авторов, выполненные до Великой Отечественной войны, были обобщены в монографии А.А. Перельмана "Шизофрения", изданной в Томске в 1944 г.

Острой начальной схизофрении посвящены исследования Г.Е. Сухаревой, О.В. Кербикова и др. Различным формам схизофрении (особенности синдромологические, течения, прогноза, терапевтических показаний и пр.) посвящены многочисленные работы (В.А. Гиляровский, А.Н. Молохов, П.М. Зиновьев, И.Ф. Случевский, К.А. Скворцов, Е.Н. Каменева, Д.С. Озерецковский, Л.Л. Рохлин, И.Т. Ментешашвили, Г.А. Ротштейн и др.). Конечные состояния изучались А.О. Эделынтейном и А.И. Молочеком. После Корсаковской сессии (1954) в центре внимания советских психиатров оказалась проблема профилактики рецидивов схизофрении. Началось интенсивное изучение клиники ремиссий. Изучаются так наз. переходные состояния при начале ремиссии; клиника ремиссий и их типология освещены в работах В.М. Морозова и Ю.К. Тарасова, Н.М. Жарикова, А.И. Плотичера, Г.В. Зеневича; "пререцидивные состояния" изучались А.Б. Александровским и Х.А. Алимовым; трудоспособность в состояниях ремиссии и проблемы реадаптации освещены в исследовании Д.Е. Мелехова; в последние годы изучаются особенности поддерживающей и купирующей терапии (В.Е. Галенко, Т.А. Невзорова).

В довоенные годы в советской психиатрии, как и во всем мире, возрос интерес к исследованиям метаболизма при схизофрении (В.П. Протопопов, М.Я. Серейский, М.А. Чалисов, И.А. Полищук). Нарушения высшей нервной деятельности у больных схизофренией изучались А.Г. Ивановым-Смоленским, В.П. Протопоповым, Е.А. Поповым, Н.П. Татаренко, Ю.А. По-воржвккжн. Вопросы лечения разрабатывались М.Я. Серейсм, В.А. Гиляровским, Б.К. Краснушкиным.

Начиная с середины 50-х годов 20 в. много работ посвящается фармакотерапии схизофрении.

Общие закономерности течения схизофрении изучаются А.В. Снежневскими его сотрудниками. На основании первых итого этого изучения предложена новая группировка схизофрении, учитывающая же только синдромологические особенности, же и динамику заболевания, стадийность ж развитии "стереотипа болезни".

За годы советской власти заново разработана клиника схизофрении у детей и подростков (Т.П. Симеон, С.С. Мнухин, Г.Е. Сухарева). Психологи осуществили " исследования нарушений при схизофрении (А.С. Выготский, С. Лебединский, Б.В. Зейгар общей реактивности больных схизофренией Г.И. Плессо, А.С. Чистовичем р., П.Ф. Малкиным. Иммунологическая реактивность изучалась О.В. Кер, Ю.А. Ильинским, А.С. В последние годы аллергическая реактивность при схизофрении исследовалась Ю.А. Ильинским. С.Ф. Семенов и Н.И. Кузнецова проводят оригинальные исследования аутоантигенов у больных схизофренией. М.А. Морозов, В.М. Морозов, Г.Ю. Малпс осуществляли вирусологические исследования. Фундаментальные гистопатологические исследования были выполнены Л.О. Смирновым, П.Е. Снесаревым, В.К. Белецким. В последующие годы наряду с гистопатологическими исследованиями (А.П. Авцын, М.М. Александровская, В.А. Ромасенко, В.С. Цивильно) развернулось изучение патоархитектоники и специально синапсоархитектоники при схизофрении (А.Д. Зурабашвили, Б.Р. Нанейшвили).

Исследования патогенеза и клиники маниакально-депрессивного психоза были выполнены В.П. Осиновым, В.П. Протопоповым, Н.И. Бондаревым, Н.Н. Тимофеевым, В.К. Фадеевой, В.К. Федоровым, И.А. Полищуком.

В области малой психиатрии много было сделано отечественными психиатрами еще до революции. Профилактическая направленность советской психиатрии определила живой интерес советских психиатров к малой психиатрии. Этот интерес возрастал по мере того как, начиная с 20-х годов 20 в., публиковались результаты исследования экспериментальных неврозов в павловских лабораториях. Организация психоневрологических диспансеров имела следствием обращение так наз. невротиков не к особым врачам психотерапевтам, а к обычным психиатрам-клиницистам. Таким образом, повседневная практическая деятельность врачей диспансеров и стационаров для "малых форм" психических заболеваний вызывала потребность в изучении этой области психиатрии. Профиль некоторых научно-исследовательских институтов как учреждений, имеющих дело с заболеваниями из области пограничных форм (быв. Институт невро-психиатрической профилактики в Москве, Институт им. Бехтерева в Ленинграде, Институт им. Сербского в Москве), и тот факт, что малой психиатрией занимался такой корифей советской психиатрии, как П.Б. Ганнушкин, - все это имело следствием интенсивную разработку проблем малой психиатрии.

Единая материалистическая направленность при различном исследовательском подходе - от патофизиологической лаборатории (А.Г. Иванов-Смоленский), от большой психиатрии к малой (П.Б. Ганнушкин), от материалистической психологии (В.Н. Мясищев), от психотерапии (Ю.В. Кан-набих) - создала чрезвычайно благоприятные условия для всесторонней разработки проблем малой психиатрии. Можно сказать, что советской психиатрии разработана своя, отличная от психиатрии капиталистических стран малая психиатрия. В области неврозов и реактивных состояний работали: П.Б. Ганнушкин, Е.К. Краснушкин, В.А. Гиляровский, В.П. Осипов, М.М. Асатиани, М.П. Кутании, А.Г. Иванов-Смоленский, Е.А. Попов, Б.Н. Бирман, Ю.В. Каннабих, И.Н. Введенский, В.Н. Мясищев, Д.С. Озерецковский,

А.Н. Бунеев, И.И. Фелинская, С.Г. Жис-лин, Г.Е. Сухарева, Н.П. Татаренко, С.П. Рончевский, Е.К. Яковлева, Л.Б. Гаккель, А.М. Свядощ, Н.В. Иванов, М.М. Георгиевский. Проблема психопатий со времени выхода классической монографии П.Б. Ганнушкина (1933) разрабатывалась с позиции идеи развития, принципа динамики. Во втором томе клинических лекций Г.Е. Сухаревой, в работах О.В. Кербикова и его сотрудников, а также Н.И. Фелипской развивается обоснованный Ганнушкиным принцип динамики психопатий.

Успешно развивались и специализированные разделы психиатрии - психотерапия, детская психиатрия, судебная психиатрия.

Из работ по истории психиатрии непревзойденным остается труд Ю.В. Каннабиха "История психиатрии" (Госмедиздат, 1929), ставший уже библиографической редкостью. В 1951 г. издан капитальный труд Т.И. Юдина "Очерки истории отечественной психиатрии". В 1957 г. вышли "Очерки по истории отечественной психиатрии" Д.Д. Федотова, посвященные истории отечественной психиатрии конца 18 - начала 19 в. Опубликован ряд работ типа журнальных статей, освещающих различные периоды отечественной и мировой психиатрии: А.О. Эделыптенна, О.В. Кербикова, А.В. Снежневского, Д.Д. Федотова, В.М. Банщикова, Л.Л. Рохлина, Н.В. Иванова, А.В. Пруссак, М.Ф. Цоцория, Г.О. Язмаджяна, И.И. Шуркуса и др. В 1961 г. вышло капитальное исследование В.М. Морозова о современных направлениях в психиатрии.

За годы советской власти вышло несколько руководств, учебников и учебных пособий: двухтомное руководство В.П. Осипова, руководство В.А. Гиляровского (четыре издания), лекции по психиатрии В.А. Гиляровского, учебник М.О. Гуревича и М.Я. Серейского (три издания), учебник М.О. Гуревича, учебное пособие А.С. Чистовича, лекции по психиатрии О.В. Кербикова, клинические лекции по психиатрии детского возраста Г.Е. Сухаревой, учебник психиатрии И.Ф. Случевского, учебник психиатрии О.В. Кербикова, Н.И. Озерецкого, Е.А. Попова, А.В. Снежневского, учебник психиатрии А.А. Портнова и Д.Д. Федотова.

Преподавание. В Советском Союзе психиатрию преподают на старших курсах мединститутов. Она входит в цикл дисциплин, завершающих медицинское образование. На прохождение психиатрии учебным планом лечебных факультетов отведено 90 час. (36 час. лекционных и 54 час. практических занятий), учебным планом педиатрических факультетов - 95 час. (38 час. лекционных и 57 час. практических занятий).

Обеспеченность студентов учебниками (за последние годы их выпущено несколько) позволяет лекции вести по типу не факультетских или даже пропедевтических лекций, как это приходилось делать несколько лет назад, а по госпитальному типу.

Кафедрами психиатрии проводится большая методическая работа, имеющая целью такое построение практических занятий, при котором студенты были бы самостоятельны и активны, преподаватели же выступали в роли консультантов. Многое в этом направлении достигнуто.

Съезды, научные общества и печать. В отечественной психиатрии начало систематической организационно-практической работы на научных основах относится к 60-м годам прошлого столетия.

Этот период был ознаменован заметным подъемом общественной жизни России и нарастанием революционного движения. Формировалась общественная земская медицина.

Большое оживление в психиатрии было внесено плеядой вдохновляемых народническими идеями блестящих молодых врачей, посвятивших себя служению психически больным: улучшению их невыносимого положения в "домах умалишенных" и среди населения.

Изучив лучшие образцы организации психиатрической помощи ряда западных стран, они разработали научные основы реорганизации старых и создания новых лечебных учреждений для психически больных на родине. Им понадобилось объединение своих усилий, чтобы преодолеть сопротивление всех ретроградов и добиться скорейшего проведения реформы психиатрического дела в стране. Так назрела потребность в съездах психиатров.

I съезд психиатров в России (1887) почти целиком был посвящен изучению истории развития и современного состояния психиатрической помощи в нашей стране и за рубежом. Обсуждалось тяжелое положение больных, остававшихся среди населения.

Были подняты вопросы охраны прав психически больных и общественной помощи им в общегосударственном масштабе. Съезд потребовал скорейшей реорганизации дореформенных "домов для умалишенных".

В работе II съезда отечественных психиатров (1905), посвященного тем же вопросам, в речи В.М. Бехтерева о личности и об условиях ее развития, в докладах юристов и судебных психиатров [Н.Н. Баженов, В.П. Сербский, П.П. Тутышкин, Б.И. Воротынский] получили отражение революционные события 1905 года. Ораторы с гневом говорили о жестоких репрессиях царского самодержавия против восставших. III съезд психиатров (1909) был в основном посвящен организационным, а не клиническим и теоретическим проблемам.

Ярким событием I съезда Русского союза психиатров и невропатологов им. Корсакова, который состоялся в период столыпинской реакции в 1911 г. в Москве, была прогрессивная речь В.П. Сербского. Она повлекла за собой закрытие заседания съезда и конфискацию газет, опубликовавших ее.

Организационные и правовые вопросы рассматривались и на секциях по нервным и душевным заболеваниям на IV-IX въездах Пироговского общества (1891-1904). В 1909 г. состоялся I съезд по борьбе с алкоголизмом. И на упомянутом I съезде Русского союза психиатров и невропатологов им. Корсакова, и на Всероссийском съезде психиатров в 1916 г. клинические и теоретические вопросы занимали сравнительно мало места, уступая организационным.

Надо отметить, что такова характерная черта не только многих дореволюционных съездов и совещаний психиатров, но и тех, которые происходили в первые годы после Великой Октябрьской социалистической революции. Остались без внимания историков психиатрии два совещания психиатров в 1917 г., представляющих большой интерес. Они являются как бы связующим звеном между дореволюционной земской и советской психиатрии.

На первом совещании (в апреле 1917 г), созванном Правлением союза русских психиатров и невропатологов, были отмечены некоторые организационные мероприятия по улучшению психиатрической помощи в России, причем был использован ценный опыт земской психиатрии.

Второе совещание (перед самой Великой Октябрьской социалистической революцией) показало бесперспективность расчетов на содействие Временного правительства и констатировало, что все намеченные в апреле планы провести в жизнь не удалось.

Ведущую роль на этих совещаниях играли П.П. Кащенко, И.И. Захаров и Л.А. Прозоров, которые в дальнейшем совместно с П.Б. Ганнушкиным и С.И. Мицкевичем заложили основы советской психиатрии.




Случайные файлы

Файл
102364.rtf
129171.rtf
22351.rtf
168227.rtf
142824.rtf