Действие ренина, ангиотензина и кининов на почки (91117)

Посмотреть архив целиком

Министерство образования Российской Федерации

Пензенский Государственный Университет

Медицинский Институт


Кафедра Терапии










РЕФЕРАТ

на тему:

«Действие ренина, ангиотензина и кининов на почки»











Пенза

2010


План


  1. Действие ренина и ангиотензина

  2. Действие кининов

Литература



1. Действие ренина и ангиотензина


Известно, что в гранулированных клетках юкстагломерулярного аппарата (ЮГА) главным образом корковых нефронов вырабатывается ренин — протеолитический фермент, расщепляющий один из а2-глобулинов (ангиотензиноген) с образованием декапептида ангиотензина I. Последний мало активен, но под влиянием так называемого превращающего фермента он переходит (главным образом в легких, но отчасти в почках) в гораздо более активный октапептид ангиотензин П. Этим объясняется слабый эффект ангиотензина I при введении его в почечную артерию по сравнению с ангиотензином II в отношении почечного кровотока, но одинаковый эффект при внутривенном введении, когда ангиотензин I до попадания в почку проходит через малый круг кровообращения.

Интересно, что в различных тканях животных и человека (матка, плацента, надпочечники, подчелюстная железа) вырабатываются изоферменты (изозимы) ренина, имеющие тот же субстрат. Под влиянием изоферментов ренина, полученных из почки и матки собаки, почки крысы и подчелюстной железы мыши, в крови образуется один и тот же ангиотензин I, что подтверждено иммунологически.

Мы не будем анализировать огромную литературу о ЮГА и факторах, регулирующих секрецию ренина и образование ангиотензина. Этим вопросам посвящен ряд обзоров (Серебровская Ю. А., 1972, 1974; УшкаловА. Ф., 1972; Ратнер М. Я. и др., 1973). Главными факторами, влияющими на секрецию ренина, являются нарушения гемодинамики с изменением почечного кровотока, содержание натрия в крови и моче дистального отдела канальцев, уровень секреции минералокортикоидов (обратная связь). Ведущую роль при этом играют клетки плотного пятна (macula densa), обладающие баро- и хемоцептивной функцией. Что касается значения нервных (симпатических) влияний на секрецию ренина, то по этому вопросу нет единого мнения. Изучая роль почек в развитии экспериментальной гипертонии, В. Н. Черниговский и его сотрудники установили, что нервные влияния стимулируют образование ренина, а денервация почек снижает его образование независимо от состояния почечного кровообращения (Черниговский В. Н., 1955; Ратнер М. Я., и др., 1957). Это нашло подтверждение в ряде недавних работ, показавших, что у собак с денервированной почкой содержание ренина оказывается сниженным. Однако усиленная секреция ренина в ответ на ограничение соли в диете наблюдалась на фоне введения ганглиоблокаторов и адренолитиков, а также после денервации почки.

Повышенный уровень ангиотензина в крови по механизму обратной связи снижает секрецию ренина. Это было показано на собаках, а также на овцах, которым ангиотензин вводили как внутривенно, так и в почечную артерию. Значение торможения секреции ренина ангиотензином для поддержания постоянства концентрации последнего в крови продемонстрировано недавно на математической модели ренин-ангиотензиновой системы (Колчанов Н. А., Поляк М. Г., 1974). Секреция ренина у собак снижается также при введении АДГ в дозах, не влияющих на гемодинамику. В связи с этим представляют интерес сообщения о влиянии ангиотензина на секрецию АДГ. Согласно наблюдениям некоторых авторов, введение собакам ренина или ангиотензина повышало содержание АДГ в крови. Этот эффект имел место при внутривенном введении ангиотензина, но был особенно выражен при его введении в сонную артерию. Найдено повышение концентрации АДГ в крови при инфузии ангиотензина в латеральный желудочек мозга у крыс. На основании подобных наблюдений высказывалось предположение об участии АДГ в проявлении действия ангиотензина. Однако другие исследователи, сравнивая концентрирующую функцию почек или введении ангйотензина внутривенно и в сонную артерию, пришли к выводу об отсутствии прямого влияния ангиотензина на секрецию АДГ или на его периферическое действие. Не было подтверждено повышение содержания АДГ в плазме при внутривенном введении ангиотензина собакам. В связи с этим вопрос о взаимоотношениях между ангиотензином и АДГ остается дискуссионным.

Из трех основных направлений, по которым действует ангиотензин: сосудистая система, надпочечники, почки,— остановимся только на последнем. Правда, как правильно отметили в своем обстоятельном обзоре А. М. Вихерт и А. Ф. Ушкалов (1971), влияние ангиотензина на функцию почек является наиболее трудным для понимания. Экспериментальные данные по этому вопросу и выводы весьма разнообразны, что связано с неодинаковым действием ангиотензина в зависимости от дозы, исходного состояния и вида животного на различные сосудистые участки в почках и канальцевые процессы (Бранчевский Л. Л., 1972).

У интактных животных и человека физиологические дозы ангиотензина снижают, как правило, диурез и натрийурез (Колпаков М. Г. и др., 1974), что является результатом уменьшения почечного кровотока и клубочковой фильтрации в связи с повышением тонуса афферентных артериол, а впоследствии и усиления реабсорбции натрия из-за стимуляции альдостерона. Сходный эффект наблюдался в опытах с изолированной почкой кролика, когда добавление ангиотензина к перфузируемой жидкости оказывало тонизирующее влияние на эфферентные артериолы. Не исключается и прямое стимулирующее действие ангиотензина на канальцевый транспорт натрия, показанное на срезах коркового вещества почек крыс, причем это влияние сохранялось на фоне угнетения Nа, К-АТФазы строфантином, а потому оно, возможно, связано с иным натриевым насосом.

В лаборатории, руководимой М. Г. Колпаковым, было получено резкое снижение натрийуреза после внутривенного введения собакам ангиотензина в условиях хронического опыта. При этом снижались почечный кровоток и клубочковая фильтрация, но в большей степени усилилась реабсорбция натрия. Концентраций альдостерона в плазме не изменилась (Колпаков М. Г. и др., 1975). Авторы считают, что имеется прямое влияние ангиотензина на почки, которое может реализоваться с участием физических факторов, например изменения гидростатического давления в перитубулярных капиллярах, либо путем усиления активного транспорта натрия, или же благодаря перераспределению почечного кровотока к юкстамедуллярной зоне, нефроны которой в большей степени реабсорбируют натрий.

С другой стороны, если исходная фильтрация снижена вследствие падения системного давления или сужения почечной артерии, ангиотензин ведет к сужению эфферентных артериол, в результате чего повышается фильтрационная фракция и создаются условия для усиления фильтрации. Не исключено, что такое регулирующее влияние ангиотензина на фильтрацию, а следовательно, и выделение натрия, оказывается возможным благодаря тому, что образуемый в ЮГА ренин может транспортироваться с помощью специального переносчика в цитоплазму клеток афферентных артериол, где и образуется небольшое количество ангиотензина. Если фильтрация усилена, загрузка дистального отдела повышена, и натрий не успевает реабсорбироваться в достаточном количестве в восходящем отделе петли Генле. Тогда увеличение его концентрации в начальной части дистального канальца активирует образование переносчика и транспорт ренина в афферентные артериолы, что ведет к повышению их тонуса и ограничению фильтрации. При снижении экскреции натрия его концентрация в дистальном канальце падает, ренин в меньшей степени транспортируется в цитоплазму афферентных артериол, их тонус снижается, и усиливается фильтрация. В то же время накапливаемый в ЮГА ренин реализуется через клубочковый кровоток и действует на эфферентные сосуды. Участие ангиотензина в поддержании клубочково-канальцевого баланса заключается, по мнению Leyssac (1967), не только в изменении фильтрации, но и в уменьшении скорости проксимальной реабсорбции натрия. Однако последнее впоследствии не подтвердилось.

Помимо влияния на клубочковый кровоток, ангиотензин, по-видимому, принимает участие в распределении внутрипочечного кровотока и, возможно, является его физиологическим регулятором. При перфузии изолированной почки собаки было найдено, что вначале кровоток наружного коркового слоя составлял 79%, а внутреннего—21% от общего эффективного кровотока. Постепенно кровоток смещался в сторону внутреннего, который на 150-й минуте инфузии составил уже 34%. Оказалось, что к этому времени в почке исчезал субстрат ренина — ангиотензиноген. При его добавлении в питающую жидкость восстанавливалось прежнее распределение кровотока. Интересно, что ангиотензин II, введенный извне, не дает такого эффекта. Это говорит в пользу того, что эндогенный ангиотензин является внутрипочечным гормоном, участвующим в распределении почечного кровотока. Циркулирующий в крови ангиотензин такой функцией не обладает. Изложенные данные были подтверждены в более физиологических условиях на собаках, у которых внутрипочечное распределение кровотока между корковым и мозговым веществом изучали методом вымывания радиоактивного ксенона. При сужении почечной артерии у интактных собак кровоток перераспределялся так, что меньше всего страдал корковый кровоток. Если же предварительно снижали образование ренина (введение внутрь больших количеств соли и ДОКСА), то в ответ на сужение почечной артерии корковый кровоток уменьшался пропорционально общему и даже, наоборот, имелась тенденция к перераспределению крови в пользу мозгового кровотока. Авторы признают существование двух механизмов ауторегуляции внутрипочечного кровотока: один, ренин-ангиотензиновый, стоит на страже наружного кортикального кровотока, другой, не связанный с ренином, обеспечивает юкстамедуллярный кровоток. По мнению некоторых авторов, ренин-ангиотензиновая система не играет существенной роли в ауторегуляции почечной гемодинамики.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.