Действие некоторых угнетающих и возбуждающих нервную систему веществ на диурез (91114)

Посмотреть архив целиком

Министерство образования Российской Федерации

Пензенский Государственный Университет

Медицинский Институт


Кафедра Терапии




Зав. кафедрой д.м.н., -------------------




Реферат

на тему:

«Действие некоторых угнетающих и возбуждающих нервную систему веществ на диурез»






Выполнила: студентка V курса ----------

----------------

Проверил: к.м.н., доцент -------------





Пенза

2010


План


  1. Вещества, угнетающие нервную систему

    1. Алкалоиды опия

1.2 Противосудорожные средства

  1. Вещества, возбуждающие нервную систему

    1. Аналептики и психостимуляторы

2.2 Антидепрессанты

Литература


1. Вещества, угнетающие нервную систему


1.1 Алкалоиды опия


Способность морфина резко тормозить диурез после водной нагрузки известна давно и была предметом изучения ряда исследователей (Дерчинский Г. Д., Сперанская-Степанова Е. Н., 1932; Дзиковский В. А., 1937; Рее, 1929 и другие). При этом было показано, что антидиуретическое действие присуще не только морфину, но и другим алкалоидам опия, в частности героину и в несколько меньшей степени кодеину. Производные изохинолина (папаверин, наркотин) также тормозят диурез после водной нагрузки, но их пороговые дозы в несколько десятков раз превышают таковые морфина (Дзиковский В. А., 1937, 1939).

Поскольку морфин, как известно, оказывает выраженное действие на желудочно-кишечный тракт, необходимо было, прежде всего, исключить влияние на диурез изменения всасывания воды, а также часто наступающей у собак после введения морфина рвоты. Г. Д. Дерчинский и Е. Н. Сперанская-Степанова (1932) наблюдали прекращение диуреза под влиянием морфина, как в обычных условиях, так и на фоне внутривенного введения изотонического раствора хлорида натрия. Чтобы исключить задержку эвакуации воды из желудка, В. А. Дзиковский (1937) давал водную нагрузку через фистулу тонкой кишки или вводил изотонический раствор внутривенно. В обоих случаях наблюдалось угнетение диуреза после водной нагрузки под влиянием морфина и других алкалоидов опия. С той же целью Вос1о (1944) вводил морфин через 40 минут после водной нагрузки, когда, согласно предварительным опытам, заканчивалось всасывание воды. Диурез оказался сниженным с 90% (по отношению к введенному объему воды) до 12%. Наконец, В. А. Дзиковский (1939) показал, что сам по себе акт рвоты, нередко сопровождающий действие морфина, не влияет на диурез. Таким образом, антидиуретическое действие морфина не связано с его влиянием на пищеварительный аппарат.

Исследуя механизм действия морфина на диурез, Восlо (1944) обнаружил, что на фоне удаления нейрогипофиза с явлениями несахарного диабета у собак (суточный диурез 3,5—6,8 л) морфин не оказывал антидиуретического действия. Следовательно, эффект морфина связан с влиянием на гипоталамо-гипофизарную систему. В пользу этого говорило и то, что морфин, как и АДГ, не уменьшал, а даже повышал выведение с мочой хлоридов. Интересно, что удаление аденогипофиза в этих опытах приводило к некоторому снижению диуреза, но антидиуретический эффект морфина сохранялся. Возможную роль гипоталамо-нейрогипофизарной системы в механизме действия морфина на диурез отмечали и другие авторы. Впоследствии было показано, что содержание АДГ в крови собак после введения морфина резко возрастает, но после перерезки надзрительно-гипофизарного пути морфин переставал оказывать антидиуретическое действие и влиять на содержание в плазме АДГ. В пользу центрального механизма действия морфина на диурез говорит и снятие его антидиуретического действия налорфином, который является центральным антагонистом морфина, а также интересные данные П. Г. Менынакова (1957), согласно которым у животных, реагирующих на морфин возбуждением (овцы, лошади), наблюдается не угнетение, а повышение диуреза.

Вместе с тем имеются данные, говорящие о том, что влияние морфина на диурез не обязательно связано со стимуляцией секреции АДГ. Е. Н. Сперанская-Степанова (1936) и В. А. Дзиковский (1937) наблюдали антидиуретическое действие морфина и после гипофизэктомии (а также после децеребрации). Отмечено, что в отличие от питуитрина морфин тормозит также осмотический диурез. Кроме того, у крыс в отличие от собак морфин не влиял на денервированную почку. Авторы полагают, что в механизме действия морфина, помимо АДГ, участвуют дополнительный гормональный фактор у собак и прямые нервные влияния у крыс. Следует отметить, что, по данным А. М. Елисеевой (1955) и других авторов, антидиуретическое действие морфина связано не только с усилением реабсорбции, но и с выраженным уменьшением фильтрации. Некоторые допускают двойной механизм влияния морфина: стимуляцию АДГ у собак и снижение фильтрации у людей.

При анализе работ, посвященных действию морфина на мочеотделение, обращает внимание, что они проведены, как правило, в условиях диуреза, развивающегося после водной нагрузки. В связи с этим исследовано действие морфина и его синтетического заменителя промедола на обычное мочеотделение (Берхин Е. Б., 1962). Прежде всего, было установлено, что промедол (1 мг/кг собакам и 5 мг/кг крысам подкожно) резко угнетает водный диурез, т. е. принципиально не отличается от морфина. Это действие промедола было подтверждено в дальнейшем (Ониско О. Г., 1964). Иная картина наблюдалась при введении морфина и промедола собакам с выведенными мочеточниками на фоне спонтанного диуреза. В большинстве случаев при этом не наблюдалось заметных изменений со стороны диуреза, в остальных случаях он снижался, иногда довольно резко. Вместе с тем во многих опытах (примерно в половине с применением промедола и несколько меньше морфина) спустя 30—120 минут и более после инъекции препаратов наступала фаза заметного повышения диуреза, иногда довольно длительная (в течение 45— 90 минут). При действии промедола на обычный диурез и после водной нагрузки, полиурическая фаза связана в основном с ослаблением канальцевой реабсорбции воды.

У крыс однократные инъекции морфина или промедола (7—15 мг/кг) существенно увеличивают суточный диурез. Потребление животными воды также увеличивалось, но в меньшей степени, поэтому относительный диурез (отношение диуреза к суточному потреблению воды) тоже возрастал, хотя и не так резко по сравнению с абсолютным мочеотделением. Так, суточный диурез в дни введения морфина или промедола увеличивался в среднем на 97%, а относительный — на 52,5%. Судя по суточной экскреции креатинина, повышение диуреза происходило главным образом за счет ослабления канальцевой реабсорбции.

Полученные данные заставили нас пересмотреть имевшееся представление об антидиуретическом действии морфина, которое оказалось справедливым только по отношению к диурезу, развившемуся после водной нагрузки. В этой связи следует напомнить о данных Ф. Д. Кузнецова (1952), говорящих об отсутствии выраженного влияния морфина на диурез у собак и людей. Наши данные о полиурическом действии морфина нашли подтверждение в работах других авторов.

Дальнейшей задачей было выяснить механизм диуретического действия морфина. Предположение о том, что, помимо АДГ, в механизме действия промедола и морфина на диурез принимают участие и другие факторы (например, гормоны коры надпочечника) (Берхин Е. Б., 1962), может относиться и к действию других веществ (например, производные фенотиазина), которые, угнетая диурез после водной нагрузки, усиливают обычное мочеотделение, в частности суточный диурез у крыс. Проверка этого предположения представляла интерес, поскольку, как будет показано в следующей главе, глюкокортикоиды обладают диуретическим и натрийуретическим действием, а в стимуляции их секреции могут участвовать гормоны нейрогипофиза. Действительно, почему бы не представить себе, что стимуляция секреции АДГ может благодаря прямому влиянию на почки затормозить диурез после водной нагрузки, но при обычном мочеотделении, когда уровень АДГ в плазме не снижен, оказать косвенное влияние, в частности через систему аденогипофиз - надпочечники. Далее будут представлены данные о диуретическом действии экзогенного АДГ на фоне обычного мочеотделения. Здесь же приведем экспериментальные данные относительно морфина.

Диуретический и салурический эффекты морфина не проявляются у адреналэктомированных крыс, что говорит в пользу участия глюкокортикоидов в эффектах морфина. Косвенным подтверждением этому служит снижение содержания аскорбиновой кислоты в надпочечниках крыс после введения им морфина. Действие морфина не проявляется у гипофизэктомированных крыс с интактными надпочечниками. Следовательно, влияние морфина опосредуется через гипофиз. Это согласуется с тем, что активацию гипофизадреналовой системы удалось получить микроинъекцией морфина в гипоталамическую область. Кроме того, введение собакам морфина уже через 10 минут повышает в несколько раз секрецию 17-оксикортикостероидов.

Нам представляется, что морфин стимулирует освобождение АДГ, который в свою очередь усиливает секрецию АКТГ, а вместе с тем и глюкокортикоидов.


1.2 Противосудорожные средства


Поскольку дифенин отличается от фенобарбитала отсутствием снотворного действия, он был изучен в отношении его влияния на каломельную гиперсекрецию тонкой кишки и диурез после водной нагрузки (Заводская И. С., 1951). Полученное при этом торможение диуреза у собак автор объяснила угнетением стволовой части мозга. Позже Г. М. Шпуга (1958) подтвердил этот эффект и показал, что пересаженная реиннервированная почка реагирует на дифенин так же, как интактная,


Случайные файлы

Файл
179283.rtf
76059.rtf
46925.rtf
64290.rtf
185668.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.